Найти свой дом

Ирина Калитина
Найти свой дом

– Ты ещё и поработать успела?

– Два месяца в яслях. Отлепила от горшка малыша Кузьму, он в лицо мне из своей "вазы" плеснул, а я его – ногой под зад. Получилось машинально, автоматически… Начальница увидела. Уволили.

– Понятно, тебя как зовут? Я – Денис.

– Геля.

– Галя?

– Нет, Геля, Ангелина.

– Ангел?

– Наверное.

– Спи, поедешь ко мне, посмотрим, куда тебя пристроить, – не смог бросить заморыша, оставшегося, как и он, без родины и дома.

В квартире, перед тем, как идти на работу, приказал:

– Дождись меня. Если захочешь уйти, захлопни дверь, красть тут нечего, деньги с собой взял, поняла?

– Да, – она проверила, как работает замок.

– В рюкзаке мясо тушёное консервированное и булка, на кухне крупы, чай, сахар и варенье.

Плохо соображалось после бессонной ночи, забыл зайти в отдел кадров, спросить, не требуется ли предприятию уборщица или курьер, чтобы определить Гавроша. Вернулся домой, бельё постирано, высушено и поглажено, на столе макароны по-флотски с салатом из маринованного лука.

Двигается по квартире не слышно, как ветерок. На ней его старая рубаха, плечи заканчиваются на локтях девочки, лопатки торчат, как будто прорезаются крылышки, шейка тоньше его руки в области запястья, линия лба переходит во вздёрнутый носик. Нежный профиль. Хрупкость в девушках всегда трогала Дениса, он подошёл сзади, обнял тоненькие косточки, она не возражала. Он и сам не понял, как произошло то, что раньше планировал на субботы, а это был понедельник.

Проснулся, голова не болела. Постирал носки, знал, что дальше Геля всё правильно сделает. В тот день на службе у него получалось всё, как никогда раньше.

Вернулся домой, положил на стол деньги:

– Купи тёплые колготки и зимние ботинки. Здесь не Ташкент, в кедах по снегу не ходят.

Приобретение большого винчестера для домашнего компьютера отодвинулось на следующий месяц.

Недели через две Матвей спрашивает, что передать бело-розовой, она на занятиях интересовалась, куда он пропал, тут Денис вспомнил о своей, почти, невесте.

– Чёрт! Слушай, я про неё забыл!

– Понял, не надо объяснений, я найду, что сказать.

– Спасибо, друг.

Расслабление

С тех пор, как случились переезды Дениса, сначала, в интернат, а, потом, к любителям материться на выселке, жизнь для него состояла из комплекса задач, которые постоянно требовалось решать, или из совокупности трудностей, которые нужно преодолевать.

В последний раз ему нравилось жить, когда, развалившись в дюнах, обложив себя учебниками, без тревоги об экзаменах, стирке белья, болезни отца и проблемах с бюджетом, он принимал мудрость других людей, а, иногда, хотел с ними поспорить.

Денис очень устал, смирился с тем, что работает за гроши и имеет бесплатное жильё. Его устраивала подруга, которая не «напрягалась» насчёт «будущего», не «доставала» вопросами замужества или проблемами покупки жилья, отсутствовали родители, к которым нужно испытывать чувство благодарности.

По утрам Геля ни во что не вмешивалась, не предлагала помощи, а по вечерам не спрашивала, почему поздно пришёл, как это делала бело-розовая. С «Зефиром» не мог сосредоточиться на работе, её нетерпение чувствовалось на расстоянии.

Оба были неразговорчивы, скромная пища перемежалась кулинарными изысками девочки вроде плова с курицей по-ташкентски или мантов. Деньги быстро заканчивались, тогда пара ограничивалась молоком и хлебом.

С трудом принимал Денис лишь увлечение подруги бандой «волков», ненормальными, по его мнению, рокерами. Музыка их была чудовищной, тяга к дурману – сумасшедшей. Раньше он о наркотиках только слышал, никогда не приходило в голову употреблять или бороться, нужно быть подальше от них.

Пока парень трудился, Геля приглашала домой фанатов, в их присутствии она «светилась», наверное, считала, что «приобщается к высокому искусству». Денису ни разу не достался восторг, который вызывал у неё певец группы, то ли пьяный, то ли обколотый. Тогда в голове мелькала мысль:

«Она похожа на котёнка, случайно прибившегося к дому, и может сбежать в любую минуту».

Несколько раз Геля уезжала вслед за «волками», он не останавливал, боялся потерять, и девочка возвращалась.

Вскоре Матвей отправился домой, на его место приняли Сергея, окончившего технический ВУЗ. Новый сотрудник умел думать, работать и добиваться цели.

Года не прошло, Сергей говорит Денису, что работа их требует высокой квалификации, а платят мало, он нашёл солидную фирму, но без Дениса идти боится, как Матвей когда-то.

Так оказался Денис в стеклянном здании, где сидел напротив, внимательно слушающей его, женщины, про которую думал, что может ей доверять.

Она об этом не догадывалась, но к основной её цели: понять, что он за человек, добавилось почему-то беспокойство, «бело-розовая» подруга казалась Римме Оттовне более подходящей «партией», чем «ангел».

Пополнение семьи

Денис расстался с государственным предприятием, бесплатной квартирой, свободным режимом работы.

Они с Серёжей разобрались в проблемах новой «конторы» и наладили всё, за что брались. Сначала Денис появлялся на работе утром, делал это с трудом, переступая через себя, потом понял, что и на этом предприятии подождут, пока он выспится, вымоется и постирает, а прыткий приятель перескочил на высокооплачиваемую должность в столице, но Дениса за собой не позвал, чувствовал, что справится сам.

Стало больше денег и еды. Геля округлилась, на пополневших щёчках проступили следы румянца, увеличился живот. Он сам отвёл её к врачу, сказали, что беременность – пять месяцев. Мужчина удивился, как она этого не поняла, но «игрушка» ответила, что её женский организм работал не каждый месяц, специальных чисел она не запоминала, думала, что беременных должно тошнить.

На письменном столе Дениса взгромоздились книги, по названиям которых, сторонний человек мог бы принять его за студента медицинского ВУЗа по специальности «акушерство и гинекология».

Во второй раз (первый – болезнь печени), ему пришлось заняться медициной. Ознакомился с подробностями оплодотворения и синдромом возможной задержки роста плода, на всякий случай. Обнаружил и причину, по которой организм Гели работал «со сбоями», название причины – дистрофия.

Ежедневно Денис заставлял подругу гулять и хорошо питаться. Она вела себя, как послушная девочка, не спорила, до родов не встречалась с фанатами.

Проштудировав интернет, побывав на соответствующих форумах, Денис принял решение проводить роды в воде, снял двухкомнатную квартиру вместо однокомнатной. Появился врач и надувная ванна. Геля и сын, неожиданно, просто пережили процедуру, а Денис не рассчитал свои возможности, до сих пор снится вода с кровью и отходами процесса родов, читать оказалось проще, чем участвовать.

Девушка из хорошей семьи

Помочь Геле после родов приехала Кристина, её приятельница, не из фанаток. Она держалась, как девушка из хорошей семьи, замечания и рассказы говорили о начитанности, манеры – о достойном воспитании. Кристина и Геля познакомились на празднике «зелёных». Геля там оказалась потому, что выступали «волки», а Кристина была «зелёной» насквозь, категорически не принимала пищу, приготовленную из мяса животных, птиц или рыб, никакого убийства.

Несколько лет назад папа и мама Кристины развелись и разъехались, поменяв жилплощадь. Верный друг детства и юности девочки, старый пёс, не понял размолвки хозяев и пошёл из новой квартиры в старую, по дороге его сбила машина. Кристина лечилась в больнице после трагедии, с тех пор не общается с родителями, живёт у тёти с двоюродным или троюродным братом, за которого должна выйти замуж, но пока ей не хватает времени, чтобы организовать бракосочетание, постоянно уезжает кого-то защищать или кому-то помогать.

– Как же можно иметь интимные отношения с братом? – удивился Денис, когда Геля рассказала эту историю.

– А, что? – удивление на лице.

– Это кровосмешение, не слышала о таком?

– Нет…

О многих вещах Геля не имела понятия, но чувствовала, что нужно сказать и когда промолчать. С ней мог Денис поделится воспоминанием о прибалтийском городке, дюнах, учебниках в песке, болезни папы. У девочки был свой городок в Узбекистане.

Кристина, красивая, хорошо одетая, с копной пушистых рыжеватых волос, готовилась к сессии, пока помогала друзьям или гуляла с ребёнком.

У неё не было понятия завтрака обеда и ужина. По всей квартире валялась скорлупа от орехов, которые девушка грызла, называя друзей «блюдоманами». На предметы мебели и обихода она нацепила наклейки с названием на английском языке. Наклейки отрывались лежали, перемешанные со скорлупой. Молодые родители были благодарны за помощь. Геля подмела полы после того, как уехала учёная подруга.

Никто никому не должен

Снова в квартире появились фанаты или Геля уходила к ним вместе с сыном. Денису это не нравилось. Мальчик выглядел худеньким, бледным, как мама.

Однажды, Геля встретилась на улице со знакомым брата, привела его домой. Гость сообщил, что брат разыскивает сестру. Девочка ответила, что не вернётся.

– Передать, что у тебя всё хорошо?

– Скажи, что не видел меня, – тихий ответ.

Потом Денис получил телеграмму от мамы: состояние отца ухудшилось. Он попросил отпуск на работе и собирался на вокзал, когда на пороге возник Матвей. Как обычно, у него не было работы, учёбу бросил, уехал из соседнего города, потому что его преследовала девица, а он к ней остыл.

Денис обрадовался, оставил жить у себя, чтобы Геле не было скучно.

Он задержался, почти, на месяц после смерти папы. В квартире, кроме Матвея, некоторое время тусовалась группа фанатов.

Когда вернулся, его друг сказал, что уезжает, собрал вещи и отправился на вокзал.

Денис достал из сумки подарки от мамы: жилетку из собачьей шерсти для Гели, тёплый свитер и две вязаные шапочки для сына.

 

«Что нужно сказать?» – обратилась Геля к сыну.

«Паси, па» – услышал «ПА» от малыша и был растроган.

– Мы с сыном уезжаем сегодня, – сказала Геля.

– Надолго?

– Навсегда.

Он знал, что когда-нибудь услышит эти слова.

В своей жизни Денис имел опыт длительного общения с двумя женщинами. Для бело-розовой слово «семья» означало нерасторжимую связь с родителями, заботу о сестре и братьях, постоянные контакты с родственниками, обсуждение племянников, закупка множества подарков к праздникам, посещение бабушек и дедушек. Денис тяготился этим.

Рейтинг@Mail.ru