Найти свой дом

Ирина Калитина
Найти свой дом

– Вам, правда, интересно? – дружелюбие в глазах.

– Очень, – ответила Римма Оттовна обречённо, но мужчина этого не заметил.

– С какого места начинать? – спросил он, обрадованный.

– С какого, хотите.

Было ясно, что вечер потерян для работы, но шеф велел, она приготовилась слушать и услышала.

Потерять и дом, и родину

Денис, так зовут компьютерщика, родился в прибалтийском городке, стены домов там были вымыты, улицы подметены и к человеку, топтавшему газоны, относились, как к преступнику. Мама служила уборщицей в книжном магазине, папа разделывал рыбу на комбинате. Время не имело ни конца, ни начала, и наполнено было тишиной.

В конце лета мальчик шёл к морю с ранцем учебников для следующего класса. Скрываясь от ветра в дюнах, где сквозь нежный песок прорастала голубоватая осока, он листал страницу за страницей и к первому сентября хорошо представлял, чему будут учить. На уроках скучал, из книг на парту высыпались песчинки.

Денис стал победителем всесоюзной олимпиады по математике. Учителя предложили родителям отдать сына в интернат для одарённых детей при университете в большом российском городе. Мама и папа, неискушённые в науках, согласились, и мальчик переехал в особую школу, сменив домашнюю обстановку на коллектив сверстников, похожих на него.

Он очень скучал, ждал каникул, но пришла новость: место, где он родился, больше не его родина и дом, в котором жил, принадлежит другим людям.

На каникулы мальчика привезли в бревенчатую избу, наследство отца, в ста километрах от большого города. Перед их жилищем в громадной луже лежала свинья, хозяева животного жили по соседству в строении для совхозных рабочих, ходили с отрешёнными лицами, пахли алкоголем, речь их состояла из сквернословия, этих людей выселили из большого города за различные нарушения. В семье Дениса и в интернате употреблять такие слова считалось неприличным. Жилище родителей подрастающий человек не признал своим, не мог произнести: «Еду домой», говорил: «К родителям».

Окончив школу, поступил в университет, из интерната переехал в «общагу». Утром, когда она пустела, парень мылся в душе, брился и стирал бельё, развешивая его около батареи парового отопления. Вечером гладил высохшую рубашку, майку и трусы, так научила мама, когда уезжал в особенную школу.

Эта же любовь к тишине, порядку и размеренной жизни распространялась на отношения с приятелями и с противоположным полом. После тусовки с вином или ночи с девушкой болела голова, терялась способность думать, анализировать то, что хотели сказать языком формул известные учёные, языком, который большинству людей неинтересен и недоступен.

После окончания «универа» Денису предложили аспирантуру.

Изменения в стране не сильно сказывались на скромной жизни молодого человека, увлечённого наукой, но заболел отец, родители не могли больше помогать. Парень попал в круговерть проблем, главная из которых: перестал сходиться бюджет, он вёл его много лет, аккуратно рассчитывая полученное и потраченное.

Вместе с Денисом в узкой комнате общежития жил Матвей. Поступали в университет они одновременно, но товарищ его пропускал целые семестры, и до диплома ему было далеко. Стройный, лёгкий, с синими громадными глазами, приятель пользовался успехом у девушек и много времени, по мнению Дениса, уделял им.

Однажды, Матвей, потративший время и деньги на подруг, говорит Денису, что в одну «контору» требуются программисты, причём не на полный рабочий день, задания разрешают выполнять дома. Оклад небольшой, но можно одновременно учиться и работать.

– Пошли, – просит приятель, – без тебя мне боязно.

Они устроились на бедное полугосударственное предприятие. Начальница оценила Дениса: зарплату ему повысила и жильё «выбила» у директора, в собственности завода было несколько квартир.

Теперь в бюджете, который молодой человек вёл в табличном редакторе Excel, появились статьи: «расходы на родителей» с минусом, «заработная плата» с плюсом, в статье «оплата жилья» – ноль. Защиту диссертации пришлось отложить. Деньги, хоть и небольшие, родителям посылал, а в новогодние праздники навещал их.

На работе появлялся после того, как утром дела закончит: туалет, бритьё, душ, стирка, а работал до ночи. Матвей к нему в квартиру начал приводить подруг, но Денис сказал:

– По субботам, согласен, черт с ним, с воскресением, как-нибудь переживу, что голова тяжёлая, а в другой день – нет.

Та, у которой есть ответ на любой вопрос

В одну из суббот приятель появился с двумя однокурсницами. Одна из них – пассия Матвея, вторая предназначалась для Дениса. Девушка оказалась не глупой, с ней можно было поговорить про математику, не то что бухгалтерши на заводе, а внешность её Денису не нравилась: высокая, статная, грудь большая, кожа бело-розовая, покрыта пушком, сильный румянец, волосы светлые, слишком яркая и крупная. Начали встречаться. Матвей, да и все кругом говорят: «Хорошая девка, женись». Она в общежитии жила, до родительского дома – километров двести, у них хозяйство типа фермы и наёмные рабочие.

Девушка привозила из дома продукты. Готовила куру с орехами, свинину с апельсинами, говядину с грибами, а, однажды, даже – рыбу с ветчиной и сыром. Денису, привыкшему к студенческим столовкам и скромной маминой пище, это казалось извращением.

Появился сбой в организме. Обратился к врачу, сказали, что печень возражает против жирного, жареного, острого. Таблетки, прописанные доктором, Денис принимать не стал, почитал в интернете, подумал, голодал несколько дней, стал заваривать травы, пить отвары. Вернулся к прежнему меню: гречневая каша с молоком, овсянка, говяжье мясо отварное или запечённое с салатом. Обед в заводской столовке жирным не бывает: суп без названия, просто суп, котлеты на второе из булки, компот – как вода. Вылечился. Смотрит исподлобья, как подруга ест замысловатую пищу, и думает:

«До чего же здоровая, ничего ей не делается, громкая, активная, голова работает прекрасно. Достойна уважения. С ней можно построить собственный дом, но хочу ли я этого?».

Планов у девушки – «громадьё»: заработают вместе на квартиру, родственники помогут, родят двух или трёх детей, купят хорошую машину, построят дачу. Всё ей в жизни ясно, а ему – нет. У него с двенадцати лет собственный бюджет, не готов «вписаться» в чужую семью, чувствовать себя родственником её мамы, папы, двух братьев, бабушек, дедушек, бесконечного количества племянников. Он устаёт от общения, а бело-розовой так много, будто троится в глазах, большая и громкая, спотыкающаяся о ножки стульев, роняющая ложки на пол, хотя в её голове есть ответ на любой вопрос по математике, истории, литературе и по жизни. Если бы она была немножечко другой, всё бы, возможно, сложилось иначе.

В конце года, поехал к родителям, но девушку с собой не позвал.

«Ангел» в грязном вагоне

Денис возвращался ночным поездом в полумраке плацкартного вагона с запахом «бормотухи» и нестиранных носков. Тратить деньги на комфортную поездку не мог себе позволить, лучше отдать их старикам. Не спал, думал:

«Специальность есть, временное жильё тоже. Готов ли он обзаводиться семьёй?».

Напротив – субтильное существо в рваных джинсах. Сквозь прореху коленка торчит, свитер большой, с чужого плеча, на нём аппликация в виде морды волка, внизу фраза на английском языке написана с ошибкой. Нос курносый, волосы светлые, короткие. Лицо зеленоватое, вокруг глаз тёмные круги.

Рядом с существом храпит мужик, привалившись на рюкзак. Денис – один на скамейке. У ребёнка, глаза закрыты, голова болтается на худенькой шейке, потом резко падает в сторону, и он просыпается.

– Садись на эту скамейку, положи свою куртку под голову, моей накройся, а я на твоё место перемещусь, – шепчет Денис, чтобы второго соседа не разбудить.

– А, ты?

– Мне надо подумать.

– Спасибо, я бы легла.

– Девочка, – удивился Денис, – одежда – unisex, грудь под свитером не видна.

Поменялись местами.

– Ты домой едешь или в гости? – тихо спрашивает соседка.

Вопрос стал толчком к последующему разговору.

– Работать. У меня дома нет, – констатировал Денис печальный факт, вспоминая соседей-ублюдков.

– И у меня нет, – обрадовалась она, – ты откуда родом?

– Из Прибалтики, – определил Денис свою настоящую родину.

– А я около Ташкента жила…

– Почему ты без родителей?

– Их нет … Я езжу туда, где выступает музыкальная группа, – она пальцем показала морду волка на свитере, – фанатка, понимаешь?

– Понимаю, – посмотрел сочувственно, – давно предков не стало?

– Папа задыхаться стал после того, как начали жить на Волге, квартира, наверное, маленькая, воздуха не хватало, у нас под Ташкентом был дом и сад. Потом он умер. А про маму брат не велел спрашивать, я и не спрашивала.

– Мой отец тоже заболел после переезда. Брат в курсе твоих путешествий?

– Не успела сообщить, торопилась на поезд.

– Он ищет тебя?

– Не знаю…. Уже год прошёл.

– На что же ты живёшь?

– Подрабатываю уборщицей или курьером. Я с детства в доме была за хозяйку. Люблю убирать, мыть посуду, стирать. Брат утром уйдёт на работу, я всё сделаю, и – в школу.

– На уроки опаздывала?

– Весь дневник исписан замечаниями.

– Мне тоже попадало за опоздания, но я учился лучше других.

– А я хуже всех, – честно призналась незнакомка, – память плохая, зато шить могу, смотри.

Она подняла ногу, сунула руку в прореху на джинсах и ловко закрыла дыру. Со стороны ноги была вшита молния, и замочек от неё остался внутри.

– Джинсы мне, почти, новые подарили, я их берегу.

– Где же ты в городе остановишься?

– Не знаю, ребята из музыкальной группы помогут, я им тоже помогаю.

– Чем ты можешь помочь?

– Борюсь с наркотиками, главный «волк» умер от передозировки. Слышал?

– Не слышал, ни про группу твою, ни про солистов, волки наркоту не употребляют. Спи, тебе к брату нужно вернуться.

 

– Нет. Я на кухне жила. Убирала за ним и его девушками, нам неплохо было вместе, даст щелчок в лоб за двойку, и всё. Зачем он женился? Теперь в комнате и на кухне она хозяйка, негде мне жить. Да и с работы выгнали…

Рейтинг@Mail.ru