Двойник

Георгий Лопатин
Двойник

9

Экскарт очнулся от лязга дверного замка, но открылась даже не дверь, а окошко-подставка, на которую с той стороны поставили поднос с едой. Но не успел парень как-то среагировать, тело все еще ощущалось слабо, чувствовалась легкая дезориентация, как к двери подскочила Сицилия и забрала еду, после чего поставила выданное на небольшой столик у стены.

– Дорогая?.. – удивился он.

Пленник никак не ожидал увидеть жену рядом с собой в одной камере.

Она поняла причину его изумления и ответила:

– Этот вредный, свихнувшийся на магии и власти старик сказал, что у него нет лишних слуг, так что я сама должна присматривать за мужем.

– Могли бы для этого поселить наших слуг…

– Я тоже высказала данное предложение, но этот гад с мерзкой ухмылочкой добавил, что это его добрая воля, в знак своего уважения к тебе, дескать дает нам возможность побыть наедине как можно дольше, перед тем как мне вправят мозги и подложат под гомункула…

– То есть с тобой еще ничего не делали?

– Нет. Только взяли кровь для создания эликсира… Как ты себя чувствуешь?

– Да вроде в норме… хоть и не в лучшей форме.

– Попей воды.

Благодарно кивнув, Экскарт сделал несколько глотков из стакана поднесенного женой.

– Долго я провалялся?

– Точно не скажу, часов нет, но по ощущениям около суток. Тебе надо поесть…

– Хорошо…

В животе и вправду было пусто, аж саднило.

Экскарт осторожно приподнялся на локтях, после чего сел, свесив ноги с нар на которых лежал, и осмотрел себя. Он оказался облачен в светло-серую устаревшего дизайна матросскую робу из парусины, а значит Сицилии пришлось с ним изрядно повозиться, чтобы переодеть, а перед этим еще и отмыть от кровавого пота. Это в лучшем случае от пота…

– Спасибо…

– Пустяки… Главное, что не обделался, – все же улыбнулась она. – Вот тогда действительно было бы паршиво.

– Кстати насчет последнего… – заметил Экскарт почувствовав позыв.

– Туалетная комнатка вон там, за ширмой…

Парень поспешил по указанному направлению. К счастью, помощь, чтобы добраться до унитаза не потребовалась, хоть его и пошатывало.

Но чтобы сделать дело, пришлось изрядно поднатужиться, аж голова закружилась.

«По крайней мере теперь понятно, почему не обделался, – с горькой самоиронией подумал он, краснея от натуги, так что аж глазам больно стало. – Натуральная пробка… Это все благодаря тем бутербродам, что меня кормил Циклоп».

Видимо из-за прилива крови к голове Экскарт вдруг довольно отчетливо несмотря на тогдашнее свое состояние, когда ему было не до речей кронпринца, вспомнил слова Марриора Каска сказанные им сразу после того как все закончилось, а именно о его потенциале в ментальном плане.

Таких магов называли еще разумниками. Считалось, что сильнейшие из них могут читать мысли и даже их внушать своей жертве. Где правда, а где ложь неясно, то но, что такие люди хорошие эмпаты и уверенно распознают, когда им говорят неправду или наоборот искренни, сомневаться не приходилось.

«Ну и дыма без огня не бывает и такие менталисты действительно могут как-то влиять на других людей, особенно если усилить способность новыми технологиями… – подумал парень. – Вот и кронпринц про что-то такое говорил…»

А еще он вспомнил как видел глазами гомункула Трексара.

«А только ли зрение нас связывало?..» – с охватившей его лихорадочным возбуждением подумал Экскарт.

Он попытался вспомнить все до мельчайших деталей и у него сложилось впечатление, что да, не только зрение, но еще и головами двигали синхронно. А это уже совсем другой потенциал.

«Или же я выдаю желаемое за действительное и это было просто совпадение? – усомнился парень. – Кстати, как он там, гомункул этот, еще не пошел в разнос? Все-таки он выращен из биоматериала Трексара, а он хоть и мой брат, как выяснилось, но матери к нас все же разные, так что о сколько-нибудь близкой идентичности даже мечтать не приходится».

– Трек, ты как там? – обеспокоилась Сицилия, слыша натужное мычание мужа.

– Уф-ф… в порядке…

Экскарт действительно слез с унитаза сделав свои естественные дела, после чего помыл руки, невольно взглянув на свое отражение, вспомнив, что «маска» с него слетела.

Глаза все еще были красными.

«Или это сейчас они снова кровью наполнились?! – криво усмехнулся он. – Надо с этим делом поосторожнее».

Что до лица, то оно оказалось каким-то опухшим, словно после длительного запоя. Так что стало ясно почему Сицилия не задала вопросы о его изменившейся внешности.

«А потом обтерхаюсь тем, что новое лицо это побочный результат опытов кронпринца, – подумал парень. – Хотя о чем это я? Еще день, много – два и ее от меня заберут и оправдываться будет не перед кем… И пусть гомункул пойдет вразнос, меня кронпринц возьмет в плотный оборот, а Сицилии промоет мозги так что ей станет не до моей изменившейся внешности…»

– Дорогая, во время копирования моей памяти гомункулу произошла явно нештатная ситуация…

– Какая?

– Да я сам не понимаю, вроде как у нас образовалась некая ментальная связь если я все правильно понял…

– Ты ментал?!

– Я сам об этом узнал от кронпринца, так что на тебя я точно воздействовать не мог, разве что неосознанно… так что можешь не беспокоиться.

– Я не беспокоюсь…

– В общем мне надо попробовать восстановить связь с гомункулом, возможно в этом наш единственный шанс на спасение. Мизерный, учитывая, что я в этой магии ничего не понимаю, но все же… вдруг по наития… на рефлексах…

– Я могу чем-то помочь?

– Чем? Я сам не понимаю, что и как нужно делать. Надеюсь, что как-то все само случится… на инстинктивном уровне.

С этими словами Экскарт лег на свои нары и попытался от всего отрешиться. В детдоме ему это помогало сконцентрироваться, а так же сбросить весь негатив скопившийся за день. До этой с позволения сказать техники он дошел сам на каком-то интуитивном уровне. Благодаря именно этой технике он отличался седи прочих выдержкой.

Войти в пограничное состояние удалось в общем-то без особых проблем и через какое-то время Экскарт на грани своего внутреннего восприятия почувствовал… чужое присутствие, словно какой-то зуд. По крайней мере раньше он ничего подобного не фиксировал.

Сначала парень подумал, что это фон от Сицилии, но быстро осознал, что жена ни при чем. Это именно то, что ему надо. Жена к слову сказать тоже ощущалась, но как совершенно посторонний объект.

Экскарт потянулся своим сознанием к этому источнику зуда, получилось на удивление легко и естественно, хотя раньше подобного опыта не имел. Более того, произошла своеобразная визуализация контакта, что от неожиданности чуть не выбросило его из состояния медитации, но как-то удержался.

Парень оказался словно в каком-то темном помещении, к тому же заполненном дымом, а потому не видел стен, но зато увидел какой-то колыхающийся конец… оформившийся в обычную на вид пеньковую веревку уходившая в некую трубу.

Себя он видел в виде полупрозрачной фигуры, словно призрака.

Экакрт коснулся этой веревки и полез внутрь. Но чем дальше лез, тем уже становилась труба и тем тоньше трос.

Вот труба превратилась в резиновый шланг, а трос в бельевую веревку.

Еще через какое-то время резиновый шланг стал брезентовым рукавом, а веревка истончилась до витой нити.

Брезентовый рукав вскоре преобразился в какую-то эластичную кишку ткни посильнее и проткнешь, а нить расплелась на отдельные волокна и стала расползаться. Казалось понятии ее чуть сильнее, чтобы протиснуться в этом проходе еще чуть-чуть и она сначала растянется, истончится до одной ниточки, а потом и вовсе оборвется…

Новизна ощущений, инстинктивные попытки анализа происходящего сильно мешали, но Экскарт как мог абстрагировался от всего лишнего. Но в какой-то момент он почувствовал, что дальше не пройти, а если попытаться, то возникнет риск окончательного обрыва связи. И что хуже всего, он был уверен, что в случае обрыва эту связь будет не восстановить.

Парень открыл глаза.

– Сколько я так пролежал?

– Минут пятнадцать… У тебя получилось?!

– Почти… Связь нащупал, но до конца пройти не смог…

– Почему?

– Не знаю… словно сил не хватило… энергии…

– А если я волью в тебя свою силу?

– А ты можешь?! – удивился Экскарт.

Свитские ничего не говорили о том, что Сицилия имеет какое-то отношение к магии. Впрочем, удивляться тут нечему, все древние рода имеют некий потенциал, просто его бесполезно пытаться раскрыть, как говорится, овчинка не стоит выделки.

– Кое-что могу, – кивнула она. – Я так некоторые свои амулеты подзаряжаю. Сил немного, но вдруг этого хватит?

– Попытаться стоит.

Сицилия забралась на нары к мужу и села крестообразно подогнув ноги под себя.

– Ложись…

Экскарт лег, Сицилия прикоснулась своими ладонями к его вискам.

– Поехали… – сказал парень, вновь проваливаясь в состояние измененного сознания.

На этот раз ощущения были совсем другими. Если раньше он себя в момент медитации практически никак не ощущал, словно парил, то сейчас будто обрел объем.

Новые впечатления мешали, но он постарался от них отрешиться.

Воздействие Сицилии помешало вновь ощутить связь с гомункулом, ее биополе словно засвечивало все вокруг, но если знать, что искать и где, то рано или поздно искомое найдется.

И вот Эскарт вновь залез в трубу.

На этот раз по ощущениям он пролез намного дальше и все повторилось. Вновь в руках начала расползаться нить связи. Оставалось только жалеть, что сразу не воспользовался внешней подпиткой.

«Тогда не факт, что смог бы вообще обнаружить эту связующую нить, – подумал он. – Разве что надо было сразу после обнаружения выходить, тем самым сэкономив свои силы… Но кто ж знал?»

Экскарт все же решил рискнуть, что-то подсказало ему, что все получится. А если не получится, то нового шанса не будет, либо гомункула распотрошат, либо за него самого возьмутся.

 

Прошел какой-то встречный импульс…

И вот, когда казалось, что нить оборвется, она сначала стабилизировалась, а потом стала крепнуть сплетаясь в веревочку. Кишка сменилась брезентовым рукавом, рукав сменился на резиновый шланг, а шланг на стальную трубу.

И вот он оказался в ином «помещении» в котором витало некое облако.

Эксакрт осторожно коснулся его, миг вспышки слияния и… теперь он видел глазами гомункула, ощущал его органами чувств и даже мог контролировать его тело. Повернул голову из стороны в сторону, сжал и разжал пальцы.

10

Как тут же выяснилось, гомункул лежал на каком-то столе стянутый по рукам и ногам кожаными ремнями.

На голове какая-то гудящая как трансформатор штуковина. Экскарт ощущал боль в висках, как от ожога, а нос уловил запах паленых волос.

Догадаться что проводили электростимуляцию мозга не составило труда.

«Над гомункулом явно проводят какие-то эксперименты, – подумал Экскарт ощущая неприятный зуд в мышцах. – Похоже стимулировали мозг током, плюс воздействовали магией. И, судя по всему, именно это укрепило канал связи с его стороны. Повезло…»

Поскольку ощущать электрические удары уже вроде как на себе в дальнейшем желания не испытывал, то дал о себе знать стоном, человеку в белом халате с массивными гогглами на голове, явно специальные для магов, что стоял за каким-то прибором от которого шли провода к конструкции на голове гомункула, но сейчас что-то писавшего в толстом журнале, не иначе как результаты проводимых опытов.

Эксперементатр отвлекся от писанины и с интересом, даже радостью взглянув на подопытного посмотрел на гомункула.

Человек оказался гомункулом кронпринца, тот самый маголекарь выглядевший старше оригинала.

– Что ты чувствуешь?

– Ничего…

– Твое имя?

– Трексар Сандор инс Маренонг…

– Замечательно!

Посыпались другие самые разнообразные вопросы начиная от каких-то семейных подробностей, до логических и математических, на которые Экскарт достаточно уверенно отвечал и с каждым ответом гомункул кронпринца выглядел все довольнее.

– Отлично! Похоже сработало!

Маголекарь светил в глаза фонариком, тыкал иглой в мышцы проверяя нервную реакцию тела, проводил прочие исследования.

– Теперь проверим координацию движений. Попробуй встать.

С этими словами маголекарь освободил подопытного от пут.

Экскарт приподнялся на локтях, а потом осторожно сел.

– Что-нибудь чувствуешь?

– Слегка кружится голова…

– Это скоро пройдет. Встань.

Маголекарь помог пошатнувшемуся гомункулу Трексара устоять.

– Закрой глаза и коснись поочередно указательными пальцами рук кончика носа…

Парень подчинился. С первого раза не получилось, залепил себе в глаз, но попытки шли одна за другой пока координация не стала практически идеальной.

– Превосходно!

Потом последовали другие упражнения и Экскарт их все проделал, тоже не с первого раза, но в последующих попытках довел до удовлетворительного состояния. На некоторые упражнения просто не хватало сил, такие как несколько раз присесть. Физически гомункул не отличался крепостью. Оно и понятно, это тело, по сути, новорожденное. Мышцы требуется укреплять регулярными нагрузками.

– Великолепно! Господин будет очень доволен! А то ведь он тебя фактически уже списал и отдал мне для опытных исследований. Нужно немедленно доложить ему об успехе!

– Не так быстро.

– Что?

Маголекарь обернулся с удивленным выражением лица и напоролся на мощный удар кулаком в горло, что с хрустом смяло адамово яблоко. Маголекарь упал на колени, глядя на гомункула Трексара с ошарашенным видом и что-то хрипел, держась за горло руками.

Пока маголекарь не восстановился, Экскарт нанес сокрушающий удар коленом в лицо, сминая нос и ломая лицевые кости. Противник был мертв, удар вышел на удивление идеальным, носовая кость пробила мозг и гомункул кронпринца рухнул безвольной куклой. Но на всякий случай парень сделал добивающий удар, пяткой в основание черепа, круша позвонки.

Экскарт осмотрелся. Всюду установлено какое-то оборудование, от пола до потолка, тянутся провода… Он искал что-то, что можно было использовать как оружие.

В одном из ящичков нашел медицинские инструменты: пинцеты, зажимы, скальпели, пилы и все прочее, но в качестве даже холодного оружия это все подходило слабо.

Взгляд упал на странную штуку в виде рукояти от которого шел медный стержень в локоть длиной заканчивающейся двумя зубчиками с шариками на конце.

Парень невольно взял это нечто в руки и нажал на кнопку.

Между шариками возникла электрическая дуга.

– Сойдет…

Экскарт поспешно переоделся, благо во время лихорадочного обыска, нашел дополнительный комплекты медицинской одежды, то есть халат и штаны с парусиновыми туфлями.

На голову напялил гогглы.

Несколько раз вдохнув, он потянул за ручку двери в надежде, что она не закрыта и для ее открытия снаружи не требуется какого-нибудь условного стука, а то и вовсе пароля.

Обошлось.

Экскарт уверенно дернул дверь в первый же миг замечая, что лабораторию все же контролирует пара бойцов. Первому увиденному парень сунул электрошокер в шею и активировал. Бойца несколько раз конвульсивно тряхнуло и он скрючившись, как подкошенный упал на пол.

Второй довольно резво потянулся к кобуре на поясе, одновременно разрывая дистанцию.

«Зря, – подумал Экскарт, и просто прыгнул на второго соперника сбивая его с ног и валя на пол, после чего нанес своим лбом удар в район переносицы. – Двинул бы меня кулаком, мне бы и хватило…»

Парень поспешно затащил тела охранников, предварительно окончательно оглушив ранее пораженного электроразрядом, в лабораторию, а то он все еще шевелился. Убивать не стал, так как ему требовался «язык».

– Так… что тут у вас за шмалялы такие странные? – пробормотал он, доставая из кобыры один из пистолетов.

Все тот же двуствольный агрегат с массивной батареей. Еще больше недоумение вызвали дополнительные боеприпасы, словно миниатюрный переходник от вилки старого типа к розетке нового стандарта, только вместо токосъемных штырьков какие-то минигарпуты. Если такие попадут в тело, да еще вопьются достаточно глубоко, то просто так их не вырвешь. Сами по крайней мере точно не выпадут.

После некоторой возни с незнакомой конструкцией, выяснилось, что эти пистолеты переломные как охотничьи ружья и эти «переходники» вставляются в стволы.

Экскарт начал догадываться что это за ерунда у него в руках, но решил удостовериться и выстрелил в оглушенного и связанного охранника чуть ниже спины, благо он валялся на животе (как раз перевернул, чтобы связать руки) и эта часть тела как оказывается была хуже всего защищена, ведь охранники носили какие-то легкие бронежилеты, а так же накладки на руки и ноги. Из стволов с легкими хлопками вылетели «гарпуны», вытянув за собой тончайшую стальную проволоку. Вышибным зарядом служил явно не порох, а какой-то газ.

– И чего?

Но на всякий случай парень еще раз нажал на спусковой крючок и вот тут тело подопытного затрясло в судороге.

– Ага, так я и думал…

Экскарт перестал давить на спусковой крючок и «пляска» прекратилась.

Перезарядка не представляла сложностей. Стоило только переломить стволы, как проволока выпала из каналов словно обрезанная. Выбросив использованный «переходник» парень вставил новый.

Выстрел привел к положительному результату в том плане, что «мишень» очнулась, видимо сработал принцип: клин клином вышибают, и значит можно было задать несколько вопросов.

– Отлично….

11

Увы, с допросом на который он возлагал большие надежды, дабы узнать кратчайший путь к месту содержания пленников, ничего не вышло. Охранник наотрез отказывался отвечать даже после применения физических мер воздействия. Собственно он вообще никак не реагировал на все попытки его разговорить.

– Да ты сука тупо не чувствуешь боли! – понял парень, отбрасывая окровавленный скальпель, который Экскарт воткнул пленнику в руку выше локтя точно в кость и повертел им в ране.

Боль от такого воздействия должна быть адской, но тот даже мордой не покривил.

Осознав, что все бесполезно, опять же в голове пленника наверняка стоит жесткая установка на верность хозяину, а значит даже ради спасения собственной жизни он не произнесет ни слова, Экскарт свернул эту голову. Спасибо учителю-егерю у которого парень учился драться, показал как правильно это делать. А то ведь свернуть башку одним движением на самом деле не так-то просто.

Поразмыслив немного над тем, стоит ли переодеваться в форму охранника ли же остаться в докторской одежке, у обоих вариантов были как свои достоинства, так и недостатки, Экскарт решил все же остаться в белом халате, посчитав, что в образе доктора у него больше свободы передвижения и более того, он может приказывать охранникам оказывать ему содействие.

Проблема только заключалась во внешней несхожести, не говоря уже о серьезном недоборе роста, а значит если не замаскироваться, то его вмиг раскроют и поднимут тревогу, это если сразу не удастся схватить.

– Разве что прикрыться чем-то?.. Да и оружие надо где-то разместить… не в карманах же халата все таскать…

Экскарт еще раз лихорадочно осмотрелся в лаборатории.

– Да, должно подойти… – пробормотал он, застыв взглядом на столике-каталке, на каких в иных больницах развозят лекарства или еду.

Осталось только завалить его всяким объёмным хламом среди которого можно спрятать оружие, а так же частично скрыть лицо. За этим делом не встало. Парень водрузил на столик какой-то измерительный прибор с большим количеством кнопок, тумблеров и поворотных переключателей, а так же стрелочных измерителей, еще какую-то штуку непонятного назначения достаточно высокую со стеклянными трубками на фоне шкалы, чтобы чуть пригнувшись и склонив голову, можно было спрятать за ней лицо и еще всякой мелочевки навалив это на пистолеты.

– Погнали…

Вышел без проблем, никто посторонний по коридору не шастал.

«Направо или налево?» – спросил он себя, встав перед непростым выбором.

– Ладно, пойдем путем верности, то бишь направо…

Пройдя метров тридцать, Экскарт остановился. Он стал ощущать какую-то слабость.

– Что это? Просто физическая усталость или же ослабление связи из-за удаления от «источника сигнала»? И если ослабление связи то из-за разрыва дистанции это происходит или из-за того, что моих сил и сил Сицилии уже не хватает на ее поддержание?

Стало тревожно. Обрыв ментальной связи когда полдела уже сделано было бы как минимум обидно. А то и того хуже, ведь такая реакция гомункула точно заинтересует кронпринца и он начнет разбираться в вопросе очень дотошно и скоро выяснит про ментальную связь. А там и про все остальное.

Так что требовалось поторапливаться.

Экакарт развернул свою марионетку и двинулся в обратную сторону горячо надеясь, что связь по мере сокращения дистанции станет крепнуть.

Действительно ли связь окрепла или же парень принял желаемое за действительное, но миновав лабораторию он продолжил движение по коридору.

И вновь стал нелегкий выбор.

– Вверх или вниз?

Экакрт вызвал лифт ибо по лестнице с тележкой не продвинуться ни вверх, ни вниз.

– Наверное все-таки вниз… – принял он решение, когда лифт остановился и открыл свои створки в автоматическом режиме.

Экскарт принял решение не с бухты-барахты, а исходя из логики. На его взгляд данный этаж, на котором он находился, был слишком тесным, всего один коридор, да длинный, под сто метров, но без перпендикулярных ответвлений.

Если допустить, что база находится внутри какой-то горы, а они все как правило имеют пирамидальную структуру, то значит чем выше тем теснее будет становиться. По данной логике гора должна быть довольно узкой, но продолговатой. И вообще, на самом верху в шикарном особняке, скорее всего обитает хозяин этой базы Марриор Каск.

Парень предположил, что кронпринц прячется по принципу листа в лесу, то есть на виду у всех. Все видят его логово, но никому даже в голову не может прийти, что тут обитает пропавший кронпринц. Особенно если у поместья есть подставное лицо-владелец – марионетка.

– И мне к нему не нужно… мне надо от него подальше… Вот только какой этаж нажимать?

Всего на панели имелось семь кнопок.

Верхняя стразу отпадала, как и следующая за ней. Благодаря лампочке подсвечивающей кнопки, стало ясно, что данный этаж как раз соответствует подсвеченной кнопке.

Оставалось пять.

– Проклятье… придется проверять все подряд…

Экскарт нажал на третью кнопку сверху.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru