Двойник

Георгий Лопатин
Двойник

7

Идти Экскарту никуда не хотелось, особенно в свете того, что к их прибытию что-то приготовили, явно не программу развлечения, но с конвоирами за спиной не поспоришь, его можно сказать деликатно подтолкнули прикладом подводного ружья в спину и он сделал шаг.

– Но если нынешняя молодежь плохо знает историю, причем не такую уж и давнюю, то так и быть просвещу в части касающейся меня, – продолжил кронпринц тоном словно вел светскую беседу где-нибудь в парке. – Как вы милая Сицилия уже догадались, я дядя нынешнего императора, этого ни на что негодного тюфяка. Когда мой отец, император Тмиристан Пятый готовился предстать перед Вседержателем, мне стало известно, что меня собираются отлучить от наследования трона вынудив дать согласие на отречение, а потом и магическую клятву верности иному правителю…

– Почему?

– Отец посчитал, что я не подхожу на роль императора, а что до конкретных причин, то видимо против меня интриговал мой младший брат. Пока я был занят своими делами и не обращал особого внимания на окружающую возню. Он мне завидовал… ведь я, в отличие от него, родился с сильным магическим даром! Уже это показатель моей избранности и права на трон!

Все это время хозяин с «гостями» шел по коридорам так же обитыми стальными листами.

Экскарт на патетику пропавшего без вести кронпринца благоразумно промолчал, а тот продолжал выплескивать то, что в нем давно накопилось на подневольных слушателей, видимо впервые за долгие годы он смог с кем-то об этом поговорить:

– Меня хотели загнать в привычные рамки так называемого магического искусства, чтобы я по ранее отработанной технологии делал все эти амулеты, эликсиры и даже лечил людей не понимая, что под искусством они имеют ввиду обыкновенное ремесло. Искусство же предполагает развитие и поиск новых решений! И я искал, творил, развивался!

В этот момент шар в трости засиял нестерпимым светом.

«Понятно, еще один псих с манией величия шагнувший за грань дозволенного», – окончательно определился с диагнозом Экскарт.

– А как известно при поиске новых путей развития требуются многочисленные эксперименты, а для экспериментов нужен расходный материал…

Собачники, а точнее оратор и слушатели подошли к лифту, что тут же распахнул перед ними двери. Они вошли и лифт поехал вверх.

– Вы говорите о ритуальной магии, точнее его направлении – магии смерти? – все же поинтересовался Экскарт.

– Именно.

– Я далек от мысли считать наше государство идеальным и тем более праведным. Я более чем уверен, что состоящие на государственной службе маги практикуют ритуалистику даже в самых ее темных вариациях…

– Тут ты прав, – кивнул Марриор Каск, – практикуют. Ежегодно десятки тысяч людей расстаются со своими жизнями на алтарях и энергией их душ запитывают амулеты которые вы в обычной жизни никогда не встретите…

– И я так же уверен, что исследования по расширению магических возможностей ведутся полным ходом…

– И снова ты прав. Я был в группе этих исследователей. Чего они только не творят! – покачал головой беглый кронпринц. – Но это все возня в детской песочнице – не искусство. В их исследованиях не было размаха, масштаба, не было прорывных идей которые были у меня! Все что они могли это исследовать грани уже известного и отработанного с целью улучшения каких-то свойств. И когда я предложил реализовать несколько своих мыслей, мне отказали…

Лифт доехал до нужного этажа, пассажиры вышли, прошли по короткому коридору и оказалась в большой зале с большим количеством непонятного назначения приборов и оборудования.

Взгляд Экскарта сразу же упал на нечто напоминающее саркофаг в каких если верить фотографиям в журналах находили мумии древних магов, разграбив их склепы в поисках артефактов. Только этот был весь опутанный проводами и утыканный лампами, а так же исписан какими-то знаками, явно магическими рунами.

Точнее саркофагов имелось два, стояли друг напротив друга и были соединены между собой большим количеством проводов и каких-то трубок, часть напрямую, а часть через приборы.

Марриор Каск повернулся к своим пленникам и с ехидцей произнес:

– Наверняка сейчас подумали, что я предложил что-то настолько чудовищное, что даже эти циники пришли в ужас?..

– А это не так? – спросила Сицилия, так же смотря на саркофаги.

– Конечно нет! Они наоборот пришли в восторг от моих идей! Но от императорской власти меня все же решили отрешить… Отец даже попытался мне внушить, что власть это скучно, что мое призвание магия и я должен полностью посвятить ей себя. Собственно говоря он был прав, магия, правильнее все же сказать техномагия, действительно мое призвание, но вот беда не имея абсолютной власти я не смогу реализовать все свои задумки в полном объеме несмотря на свой высокий статус как в магическом отношении так и социальном. Всегда есть какие-то препоны, что меня постоянно ограничивают. Не дают достаточно ресурсов… Скажем мне нужно тысяча человек для эксперимента, а мне предлагают довольствоваться всего сотней, при этом не самого лучшего качества, подсовывая вместо сильных и здоровых людей с даром всякое пустое отребье, а то и вовсе доходяг с шахт, что и так вот-вот должны склеить ласты… Став же императором я бы получал все необходимые ресурсы в полном объеме причем самого лучшего качества по первому желанию!

«Все-таки тоже поняли, что ты, несмотря на всю свою гениальность, больной на всю голову и решили от власти империей отстранить, а то наворотил бы дел со своей техномагией», – подумал парень, продолжая озираться по сторонам.

– Осознав, что меня все равно отлучат от трона, формальные причины всегда можно найти или выдумать, и заставят дать магическую клятву верности своему брату и тем самым навсегда распрощаться с возможностью стать императором, я решил инсценировать свою пропажу.

– А сейчас вы стало быть можете вернуть трон себе? – удивился Экскарт.

– Запросто! Надо только подготовить почву для этого, чем я и занимаюсь все эти годы. Тратя свое время и силы на нудную работу вместо того, чтобы творить шедевры!

– И я каким-то боком должен быть задействован в этом плане?

– Самым прямым!

– Как?

– Я воспользуюсь смутой в империи, расскажу слезливую историю о том, как мой брат заточил меня в секретной тюрьме, где заставлял словно каторжника создавать амулеты и эликсиры, но мне, благодаря моему гению, оттуда удалось сбежать и заявлю свои права на престол.

– А как же нынешний император или его наследник?

– Люди смертны, – пожал плечами кронпринц. – Заговор, яд, стилет или выстрел из револьвера… не суть важно. Все они умрут, нынешняя ветвь оборвется и тут на сцену выхожу я!

– Но я до сих пор не могу понять, для чего вам я, – недоумевал Экскарт.

– У меня будет много конкурентов и надо думать они так же постараются умостить свои задницы на опустевший трон. Увы, всех их не извести, так как они хорошо охраняются, посему, чтобы избежать гражданской войны, будет инициирована древняя процедура выборов. А выбирают нового императора высшие аристократические рода и род Маренонгов в их числе.

– Но я второй сын…

– Это пустяк, – отмахнулся Марриор Каск. – Второй всегда может стать первым. Тут несчастный случай, там убийство, скажем из ревности, и вот второй сын становится не просто наследником, а и вовсе главой рода.

– Почему сразу не похитить первого сына?

– Он всегда на виду, охрана у него на порядок лучше чем у тебя. И даже если удастся его похитить и произвести необходимые манипуляции, может проколоться на какой-нибудь мелочи. Можно конечно ликвидировать вашего отца загодя, но он все равно попадет под пристальный контроль хотя бы с вашей стороны, а вам только дай повод заподозрить неладное, тут же шум поднимете. Так что лучше работать с тем на кого обращают меньше всего внимания и не заподозрят подмены.

– Понятно… И что вы со мной собственно собираетесь делать, чтобы я стал вашей марионеткой? – спросил Экскарт чуть дрогнувшим голосом, снова уставившись на саркофаги.

– О! Марионетка, скажу я вам, это слишком ненадежно. Я бы даже сказал – пошло. Любые внедренные императивы могут в любой момент слететь под воздействием каких-нибудь экстремальных внешних факторов, да еще отягченных магическим влиянием, так как они изначально войдут в конфликт с более старыми и гораздо глубже зашитыми в твоем сознании догматами и просто стремлениями. Опять же марионетку надо постоянно держать на контроле обновлять закладки на верность, что невозможно. Так что классическими марионетками станут твоя жена и свитские со слугами. С тобой же я проведу несколько иную операцию. И ты прав, эти саркофаги предназначены именно для этого. Хотя изначально задумывались для совсем иной процедуры. Хотя я еще вернусь к этому проекту, когда стану императором и получу доступ к необходимому объему ресурсов из-за недостатка каковых я и не смог довести работу до конца. Даже не спросите какой это был проект?

– Какой?.. – на автомате чуть заторможено произнес парень.

– О! Меня как и многих других ученых занимает тема бессмертия. Очень не хочется имея такую силу, богатство, положение и влияние умирать как обыкновенный плебей, пусть и прожив несколько дольше. Увы, как бы ни продлевал свою жизнь, конец все равно у всех один… Ведь даже в прежние времена, когда сильнейшие из архимагов щелчком пальцев могли разрушить замок, магия не смогла дать людям желаемое. Да, древние архимаги жили долго, по тысяче лет и больше, но все равно умирали, их тела изнашивались, мозг старел, как бы ни были они искусны в магии жизни, природу им обмануть не удавалось. После каждой процедуры омоложения возникали маленькие ошибки на микроуровне и неустранимые дефекты – магические аномалии, накапливались, возникало что-то вроде иммунитета или привыкания к магическому воздействию. Уверен, что и чистая технология в будущем, если магия все же окончательно исчезнет, не сможет решить этот вопрос, по крайней мере в ближайшую тысячу лет. А вот слияние магии и технологии, в наше время, как мне кажется, позволит обрести бессмертие. Уникальный период и шанс! Спросите как?

 

– Как?..

– Перезаписью сознания в новое тело! Вы в курсе Трексар, что наш мозг просто пронизан электрическими импульсами?

– Что-то такое слышал краем уха…

– Так вот, наша память и сознание есть лишь совокупность слабеньких электрических импульсов в мозгу! Удивительно, не правда ли?!

– Действительно… даже сложно в такое поверить и осознать…

– Так вот, я подумал, что если удастся в идентичное молодое тело перезаписать свое сознание, словно передать текст по телеграфу, то можно обрести бессмертие! Как только прежнее тело придет в негодность, можно переселиться разумом или душой, в новое!

– Но это будет скорее ваша копия с вашей памятью, а не вы…

– Вот тут и нужна магия, чтобы не просто переписать память, но и переселить душу из старого тела в новое.

Кронпринц победно улыбнулся. Но тут же его лицо сделалось мрачным.

– Но увы, как я уже заметил из-за недостатка ресурсов для опытных работ, я пока не могу довести маготехнологию до нужных мне параметров. Все что на данный момент я способен сделать это как раз лишь скопировать поверхностный массив информации в другое тело. Именно это я и хочу проделать с тобой, переписать информацию с твоего мозга не затрагивая глубинные слои сознания в гомункула, что и станет для всех остальных сэром Трексаром.

Экскарт с трудом подавил, чуть не прорвавшийся наружу истерический смешок.

– Как я понял, тело гомункула должно быть идентичным?

– Верно.

– Но ведь его, наверное, долго выращивать…

– Не быстро. Даже в ускоренном режиме требуется не менее трех лет.

– Тогда…

– У меня уже есть несколько тел выращенных из твоего биологического материала!

И тут как по заказу в зал ввезли каталку со стеклянным гробом внутри которого лежало тело словно брат близнец похожий на Экскарта, а точнее настоящего Трексара. Ведь именно из биологического материала настоящего Трексара был выращен этот гомункул.

Экскарт решил не раскрывать, что он вообще-то двойник оригинального Трексара.

«Может быть в этом будет мой шанс на спасение…» – подумал он.

Гомункула тем временем положили в один из двух сапрофагов, при этом на голову одели сложного вида конструкцию.

– А что потом сделаете со мной? Убьёте?

– Зачем? Вдруг придется делать еще одного, если с первым пойдет что-то не так, посему побудете у меня некоторое время в гостях, вместе с остальными, ну а потом, когда все закончится и я стану императором, то… да, отправлю на дальнейшие опыты по перезаписи сознания и переселению души.

8

– Не люблю долгих прелюдий, потому прошу вас занять свое место, сэр Трексар, – с улыбкой приглашающе указал рукой кронпринц в сторону второго саркофага.

Экскарт глубоко вдохнув, сделал первый шаг на вдруг ставших ватными ногах.

– Трек! – попыталась вцепиться в него Сицилия, но ее удержали конвоиры.

– Я начинаю испытывать к вам неподдельное уважение, – с ноткой удивления и одобрения, произнес Марриор Каск. – Сколько здесь до вас побывало аристократов и все они вопили, молили о пощаде, угрожали, всячески упирались, в общем проявляли не самое достойное поведение.

– А смысл дергаться? – кивнул в сторону дюжих конвоиров парень.

– Никакого. Но ведь они это тоже понимали и все равно истерили и в ногах валялись. Аж смотреть противно было. Некоторые даже гадили… Когда приду к власти я хорошенько почищу аристократию от таких слабаков, а то вырождается сословие, вырождается…

– Почему тогда не накачать их успокоительными перед процедурой?

– Могло негативно сказаться на результате. При воздействии успокоительных эликсиров сигнатуры электрических сигналов в мозгу сильно исказятся, а это сродни орфографической ошибке в написании слова. А иные ошибки, как ты знаешь способны полностью поменять значение. Так что объекты должны быть чистыми.

– Понятно… Но откуда у вас средства на все это? Ведь построить все это было не дешево, оборудование, подводная лодка…

– Как я уже отметил, к побегу я готовился, так что кое-какие средства смог прихватить с собой или положить на подставные счета. Ну и нынешние мои слуги-гомункулы подкидывают деньжат, вроде как проигрываются в казино.

Так за разговором Экскарт дошел до второго саркофага и при помощи пары ассистентов близнецов, подозрительно похожих на кронпринца, только сильно моложе, улегся в этот агрегат. Ему на голову так же нацепили массивную штуковину опутанную проводами и крепко зафиксировали ремнями.

– Будет больно? – спросил он, имея ввиду ремни, коими его опутали.

– Скажем так, приятного будет мало. Говорю по собственному опыту, многократному причем.

«Циклоп, как и эти ассистенты, тоже гомункул Марриора, только несколько старше этой парочки выглядит, – вдруг подумал Экскарт, когда одноглазый приблизился к своему хозяину и встал чуть позади. – Просто отсутствие волос и протез глаза сильно изменило внешность… отсюда и опыт этого маньяка от магонауки».

Но как оказалось одеванием странной штуковины на голову не обошлось. В вены обоих рук вонзили иглы и по прозрачным трубочкам потекла кровь. Из одной вытекала, а в другую втекала.

«Это ведь кровь от гомункула!» – осенило Экскарта.

Впрочем, то, что в него вливается чужая кровь парня не особо обеспокоило, хотя знал, что кровь у людей разная, различается на группы и переливание крови от одного человека к другому может быть смертельным. Но тут ему сильно повезло, как в свое время пояснил еще маголекаль Менлир инс Ханк, его кровь была совместима с кровью Трексара, а значит опасности нет.

– Это для лучшей магической связи, – любезно пояснил Марриор Каск. – Ну и кое-какие дополнительные эликсиры введены.

– Я так и понял…

– Как вы себя чувствуете?

– Словно падаю…

– Так и должно быть.

Сам кронпринц так же приготовился к операции. Сел в специальное кресло стоящее между «саркофагами», чем-то похожее на то, что стоят в зубоврачебных кабинетах, снял головной убор, отдав его Циклопу, а вместо него надел почти такой же агрегат как на подопытных.

– Что ж, приступим пожалуй!

Марриор Каск стал щелкать многочисленными тумблерами, поворачивать не менее многочисленные поворотные переключатели на приборной панели перед собой и потянул рычаг…

Что-то загудело, зашуршало…

Экскарту показалось, что у него завибрировал мозг, стало щекотно под черепной коробкой.

Вскоре кронпринц дополнительно задействовал магию, положив руки на два хрустальных шара, внутри которых заплясали молнии.

И вот тут Экскарт познал, что такое истинная боль. Казалось, она пронизывала каждую его клеточку. Страдания были столь чудовищными, что он даже не мог уйти в спасительное беспамятство. А может это не позволяли сделать эликсиры.

Длилась эта экзекуция целую вечность. Парень в диком крике давно сорвал голос и только хрипел, извиваясь в ремнях. От натуги чуть не лопались мышцы и трещали кости.

Но в какой-то момент стало легче. Тело по-прежнему испытывало сильнейшую боль, но она ни шла ни в какое сравнение с тем, что он испытывал не так давно и воспринималось как облегчение.

После того как парень в очередной раз сморгнул кровавую слезу, он как-то отстраненно отметил, что в глазах стало странно двоиться. Тот же потолок виделся двумя наложенными картинками, но при этом одна из них была перевернутой на сто восемьдесят градусов… Это дезориентировало.

Парень скосил глаза в сторону и стало только хуже. Он увидел стену и в то же время «перевернутый» потолок. А потом и перевернутый потолок стал ходить ходуном. Вторая картинка иногда начинала размываться, потом на мгновение исчезала и снова становилась четкой.

Такое странное раздвоение воспринималось очень болезненно и Экскарт закрыл глаза, но вторая картинка при этом никуда не исчезла. Точнее то, что должен был видеть он в нормальном состоянии исчезло, а вот «перевернутый ракурс» по-прежнему стоял перед глазами изредка исчезая и вновь появляясь.

«Это похоже на… моргание, – осенило парня. – То есть я вижу то, что видит гомункул потому и картинка перевернутая! Ведь мы лежим головами друг к другу! Вот так дела…»

Парень почувствовал несколько хлопков по щеке, по ощущениям было похоже на то, словно его несколько раз приложили обжигающе горячей поверхностью. Но кричать сил просто не было.

– М-м…

Экскарт открыл глаза и увидел над собой Марриора Каска.

– Ты как?

– Никогда не было так плохо…

– Значит в норме.

Выглядел кронпринц тоже не ахти, словно после тяжелой болезни, темные тени легли под глазами, кожа приобрела пергаментный оттенок, осунулся и даже несколько постарел, точнее приблизился по внешнему виду к своему истинному возрасту из-за многочисленных глубоких морщин, что бороздами испахали его лицо. Магическое воздействие далось ему тяжело.

Взгляд он при этом имел хмурый и озадаченный.

– Эта операция прошла как-то не так, – сказал он устало. – Очень тяжело… такого раньше не было…

«Естественно не было, ведь гомункул использован не мой», – мстительно подумал Экскарт.

Парень вдруг подумал, что наложенная Менлиром маска Трексара могла после такой процедуры слететь. Кожа лица и впрямь ощущалась словно ее тянуло в разные стороны.

«Но видимо кронпринц и впрямь вымотан до предела, что не заметил разницы, ну и судорожные подергивания лицевых мышц маскирует изменения», – подумал он.

Судорогами сводило впрочем не только лицевые мышцы, но и вообще все тело.

– Из меня вытянуло слишком много сил, да и ты реагировал так, словно тебя в масле кипятили… чуть не сдох, чего тоже не должно было быть. Но я решил все же довести дело до конца… Наверное это все из-за неплохого потенциала в ментальной составляющей силы… странно, но в твоем личном деле об этом ничего нет… либо не обнаружили… либо решили не развивать в надежде, что со временем заглохнет… может даже специально глушили. Зная твой несносный характер, ставлю на последнее, иначе с таким развитым даром ты стал бы откровенным чудовищем выворачивающий мозги всем, кто тебе просто не понравился. Ладно… с этими возникшими непонятками разберемся чуть позже… мне надо отдохнуть. Альфа, помоги мне…

Кронпринц, поддерживаемый Циклопом, коего как оказалось звали Альфа, словно собачья кличка, удалился, а его гомункулы-ассистенты, вынув иглы и сняв с головы прибор, переложили Экскарта на каталку, причинив тому невероятную боль. Тело, пронзаемое миллионами игл, как бывает после того, как отлежишь луку или отсидишь ногу, на любые прикосновения реагировало крайне негативно.

Оказавшись на каталке Экскарт проблевался на пол, мимолетно удивившись тому, что этого не произошло с ним раньше в саркофаге и более того, по ощущения он даже не обделался, хотя это было бы ожидаемо.

Потом болезненные ощущения повторились, хоть и не так ярко. Они вообще были фантомными.

«Точнее это ощущения от гомункула», – дошло до него, когда он увидел рядом вторую каталку с безвольно лежащим телом.

Ассистенты расположили тела так что головы были на уровне ног друг друга.

Экскарт и гомункул синхронно повернули головы и посмотрели друг на друга.

Неизвестно видел ли гомункул глазами Экскарта, а вот парень наблюдал себя глазами этого искусственно выращенного из Трексара человека. Зрелище оказалось еще то, не для слабонервных. Из носа, ушей и глаз видны потеки крови. Глаза из-за лопнувших капиллярных сосудов так же красные, как у низшего вурдалака. Но главное, что лицо и впрямь вернулось к исходному состоянию, хоть и перекошено до неузнаваемости.

Гомункул выглядел не лучше. И он-таки обделался, о чем сообщило обострившееся обоняние.

Впрочем, им обоим оказали помощь. Маголекарь активировал на них несколько лечебных амулетов, дал выпить какие-то микстуры, а потом еще личной силой «заполировал».

Маголекарь так же оказался гомункулом кронпринца, только выглядел он старше Марриора Каска, этакий восьмидесятилетний дедок. Странно было видеть, что он так плохо сохранился, целительская магия обращенная на себя должна была сильно замедлить старение.

Организм, перенесший такие изуверские мучения, наконец, несмотря на оказанную помощь облегчившее общее состояние, решил отключиться. А может маголекарь сознательно погрузил его в сон…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru