Двойник

Георгий Лопатин
Двойник

© Георгий Лопатин, 2021

* * *

1

Ланкерт – город, который никогда не спит. Дорогая электрическая иллюминация продолжает вечный день для богатой и аристократической публики со всего мира, что прибыла сюда на поездах, пароходах и дирижаблях в узаконенный вертеп разврата на берегу Лазурного моря за многочисленными развлечениями на любой вкус и кошелек.

Прошло меньше месяца с того дня, как Экскарт покинул этот город-казино, но ему казалось прошла целая жизнь, а прошлое воспринималось как-то блекло, что неудивительно, очень уж много событий произошло с ним за этот в общем-то короткий промежуток времени.

В каком-то смысле он действительно начал новую жизнь, даже имя стало другим и внешность скорректирована, а прошлая безвозвратно ушла. Экскарт, еще вчера простой парень, благодаря невероятными стечениями обстоятельств поднялся с самого дна общества на его вершину, сменив статус с бесправного плебея на аристократа.

И сейчас он хозяином жизни возвращался в эту жемчужину Гардариканской империи, единственного города огромного государства, где разрешены азартные игры, где имелся целый квартал публичных домов не только для мужчин, но и для женщин, предлагающих свои услуги нарочито открыто, а не прячась за стыдливыми вывесками массажных салонов, саун и тому подобных заведений, как в других городах. Работники заведений, с минимумом одеяний зазывно демонстрировали свои стати за стеклянными витринами, словно какие-то манекены, пусть и живые, при этом их одежды не столько скрывали, сколько подчеркивали достоинства иногда совсем уж неприличных объемов и размеров в смысле длинны…

Экскарт чуть не прослезился от нахлынувших на него чувств при виде родного города с высоты птичьего полета с идущего на посадку дирижабля «Амбейр». В мощный телескоп установленного в носовой части каюты – спальне, он хорошо видел знакомые улочки по которым спешил к остановке паротрамвая, что вез его на крайне дурно пахнущую работу. Нашел бар «Фишка» своего приятеля Фришбоу и прочие памятные места…

Видимость, по крайней мере по сравнению с другими городами империи была изумительная, и дело не только в свежем ветре дувшего со стороны моря и сгонявшего смог в сторону, сколько из-за того, что город источал дым по самому минимуму из-за широкого применения фильтрующих систем, не позволивших жирной копоти загрязнять воздух травя жителей со знатными и состоятельными гостями, и оседать черной жирной копотью на стенах… из-за чего другие города империи кроме столицы выглядели серыми и мрачными муравейниками с вечным сумраком, где люди большую часть времени передвигаются с фильтрующими масками на лицах.

«Амбейр» снизился еще больше и Экскарт отстранился от телескопа.

– Что ты там такого интересного увидел? – потянувшись на огромной кровати, как бы невзначай оголяя колыхнувшуюся грудь четвертого размера, спросила Сицилия.

– Да нет, ничего такого… – с улыбкой ответил парень. – Есть зрелище куда как приятней, да еще на расстоянии вытянутой руки…

Возлежащая на кровати девушка, хотя правильнее будет сказать женщина, была его идеалом красоты, среднего роста, с овальным веснушчатым лицом и рыжая, а уж великолепная грудь… И что особенно ценно, все было естественным, природным, без вмешательства магии, что была способна даже страшную крокодилу превратить в красавицу. На какое-то время…

Такое магическое преображение в силу разных причин могло закончиться весьма печально в самый ответственный момент. Да, красота из-за различных факторов, внешнего магического воздействия или каких-то внутренних процессов организма могла слететь как шелуха явив миру истинный лик.

Последняя мысль заставила Экскарта на мгновение нахмуриться.

Именно подобное преображение ослепительной красавицы в страшную сморщенную «обезьяну» в итоге привело к тому, что он вынужден был покинуть Ланкерт. Правда сия неприятность, хвала Вседержателю, случилась не с ним… точнее не в его присутствии.

История, участником которой он – простой ассенизатор, стал, началась несколько лет назад. Второй сын графа Эстара Сандора лер Маренонга – Трексар как раз стал свидетелем подобного преображения своей случайной великосветской любовницы. Только представите, что в пик своего удовольствия ваша партнерша превращается из молодой красивой особы в мягко говоря немолодую и еще мягче говоря некрасивую…

Трексар же и раньше откровенно сказать был не самым выдержанным человеком – издержки формального и довольно жесткого воспитания в среде высшей аристократии провоцирующее всякие психические отклонения из-за недостатка родительского внимания, но то, что он узрел… могло легко свернуть мозги даже психически здоровому человеку.

Кожа ее стала форму менять и он не успел даже слово сказать, как перед ним вместо нежной маркизы предстала… такая вот образина, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ужасен даже не столько итог преображения, сколько сам процесс…

Все произошло так скоротечно, что женщина реально просто не успела как-то среагировать на свой такой вот конфуз. Да она и не сразу поняла, что с ней что-то не то стало происходить, так как в этот миг испытывала многократные… крайне положительные эмоции от близости с юным и очень «горячим» любовником.

Произошедшая на глазах Трексара метаморфоза что-то окончательно подломила в его расшатанной психике. В общем в какой-то момент он стал маньяком-убийцей печально знаменитым и много лет неуловимым ланкертским потрошителем, что с особой жестокостью убивал красивых молодых девушек схожего типа с той своей злосчастной любовницей.

Но вот однажды пришло время ему жениться. И надо ж такому случиться, что невеста подпадала под ненавистный ему тип девушек, то есть рыжая. Что бы не случилось беды во время брачной ночи, реально ведь с нарезки мог сорваться, Трексар решил напоследок оттянуться как следует, замучив внеочередную жертву, а то и несколько, так сказать впрок, совсем уж садистским способом, но увлекшись допустил фатальную ошибку.

Жертва как-то смогла высвободить руку (может Трексар сам ее освободил, кто его маньяка знает?) и воспользовавшись удачным моментом, она схватила мучителя за волосы на затылке, притянула к себе и со всей безумной яростью, до которой ее довел истязатель, впилась ему зубами в горло вырвав целый кусок плоти. Рана из-за разрыва шейной вены оказалась несовместимой с жизнью, так что не спасла даже знаменитая аристократическая живучесть, позволявшая высшему сословию выживать с ранами, что смертельны для низшего сословия.

Свитские, что из-за магической клятвы верности сюзерену вынуждены были стать соучастниками этих преступлений, осознав, что дело пахнет керосином, граф их растерзает на мелкие кусочки (хотя бы для того, чтобы убрать свидетелей маньяческой жизни отпрыска), решили выкрутиться из положения весьма оригинальным способом, а именно найдя двойника своего господина, дабы представить его как Трексара в родовом поместье. А потом, когда его все увидели и с них снята всякая ответственность, избавиться от двойника, подложив тело настоящего Трексара и имитировав убийство в родовом гнезде спятившей служанкой.

И надо же, им улыбнулась невероятная удача. Двойник нашелся, причем в том же городе, где они творили свои черные дела. Да, им оказался Экскарт.

Окрутить простого парнишку, который к тому же был эмоционально выбит из жизненной колеи расставанием со своей невестой (так же подстроенной свитскими), им не составило труда. Тем более что предлагаемые перспективы роли дублера действительно казались шикарными.

Но в последний момент все сорвалось. Экскарт должен был крепко уснуть от сонного газа, но взвинченный непонятками, что в больших количествах проявлялись в деле с его наймом, да еще от предстоящей свадьбы на невесте своего нанимателя, который почему-то решил подложить ее под своего дублера, он засек неладное и оказался готов к подготовленным ему свитскими неприятностям фатального характера.

Свитские под угрозой взрыва гранаты вынуждены были уничтожить тело настоящего Трексара, растворив его алхимической смесью в ванне и слив в канализацию.

Тогда-то дублер и выяснил всю подноготную про оригинала. Раскрываться перед графом было опасно (хоть и не шибко любил отец своего второго сына, но сын ведь), потому им всем не осталось ничего другого как начать играть, Экскарту роль Трексара и жениться на Сицилии, а свитским и дальше изображать свитских.

Экскарт плюхнулся рядом с Сицилией, окончательно сдернул с нее одеяло и поцеловал в губы, а потом пошел покрывать ее тело поцелуями все ниже и ниже…

Да, игра пошла на грани фола, ставки высоки, даже предельны – его жизнь, а точнее мучительная смерть, но она, а точнее приз, что он уже держит в своих руках и целует, того стоил. Ибо чтобы обладать такой женщиной можно было пойти на любой риск. Все остальное: статус аристократа, окружающая роскошь и деньги воспринимались лишь как приятный довесок.

– Трек! Ах-х…

2

На горных курортах, куда вообще-то изначально направился «Амбейр» согласно маршруту свадебного вояжа, задерживаться не стали. Экскарт в отличие от отыгрываемого им Трексара кататься на лыжах не умел, а учиться ни времени, ни возможности не было (да и желание отсутствовало откровенно говоря), тем более не делать же это на виду у жены (а она в курсе, что муж должен уметь кататься ибо досье на жениха собиралось наиподробнейшее), потому он предложил сразу махнуть на Лазурное море, благо погода подфартила, в том смысле что повалил снег и задули сильные ветра, не до покатушек.

Сицилия была обеими руками «за». Она, как северянка еще не успела соскучиться по опостылевшему ей после долгой только что закончившейся зимы морозу и снегу, потому ей хотелось жаркого солнца и теплого моря.

Конечно, ныне не те стародавние времена, когда аристократы, как бы они ни были богаты и влиятельны, вынуждены были весь год проводить в своем домене, а о курортах и слыхом не слыхивали за отсутствием оных даже в проекте. Отец Сицилии барон Варн Ленд лер Баскан мог позволить себе в самые суровое время зимнего периода, когда световой день длится не больше пары часов, а мороз особенно крепок и бушуют сводящие с ума своим воем вьюги, съездить на пару недель на какой-нибудь курорт и даже арендовать отдельную виллу на берегу моря, но это было все не то.

 

Вилла не могла обеспечить полноценного отдыха. Их на побережье много, буквально липнут одна к другой ибо желающих хватало с избытком. В общем не обеспечивалось условие уединенности, у девушки через какое-то время возникало ощущение слежки. Ощущать, что за тобой кто-то подглядывает в огромную подзорную трубу и бог знает, что еще при этом делает, не самое приятное чувство.

Можно конечно списать на мнительность – манию преследования, но не в случае с аристократией древних родов. Увы, сколько ни гоняли охрану по территории, но уродского вуайериста найти так и не смогли. То ли прятался хорошо, то ли, что гораздо реальнее, наблюдали из окон соседних домов, а в них ходу нет.

Хотя наверняка были и такие извращенки, коим это нравилось и они испытывали возбуждение от осознания, что за ними подглядывают, так что специально оголялись… Но Сицилия воспитывавшаяся в строгих нравах, была не из таких экстравагантных дам, а потому отдых получался не слишком приятным.

Совсем другое отдельный остров посреди моря. А именно на остров принадлежащий графской семье они направлялись. Пусть он маленький, при желании и силе можно перебросить камень с одного берега на другой, искусственно насыпанный на отмели, но зато до самого горизонта нет никого постороннего и никто за ними не сможет подсматривать. А если кто приблизится, то охрана на реактивном катере (паровой очень уж долго приводить в рабочее состояние) их всегда может отогнать.

Но прежде чем тащиться на остров, решили провести пару дней в городе и прошвырнуться по казино потратив пару тысяч империалов (а то непорядок получается, прибыть в Ланкерт и не сыграть?!), а если повезет, то и что-то выиграть. Потому собственно и не полетели сразу на остров. Да и с длительной стоянкой там плохо, остров маленький и для ангара просто нет места. В таких условиях даже небольшой шторм может пагубно сказаться на воздушном судне.

Опять же, пока молодожены будут развлекаться в городе, заранее предупрежденные слуги произведут в доме необходимые расконсервационные работы, ибо штатный набор слуг смотрителей (пожилая чета) с таким объемом быстро справиться не могла.

Кроме того сам дом перевернет охрана кверху дном в поиске того, чего там быть не должно, что актуально с точки зрения службы безопасности на фоне покушения. Ну не говорить же, что нанимателем была жена, тогда еще невеста, не желавшая выходить за оригинального Трексара показавшегося себя в глазах невесты с не самой лучшей стороны.

Но, прежде чем идти в казино, Сицилия захотела пробежаться по магазинам модной одежды, прикупить себе шляпок, туфель, блузок, каких-то украшений и прочую мелочевку, что попадется на глаза и заинтересует. В Ланкерте новинки появлялись даже раньше чем столице ибо все этим модные кутюрье жили в основном здесь, где богачи и знать швырялась деньгами направо и налево. В Старграде они вели себя гораздо сдержанней.

– Я быстро, милый! – пообещала она, перед тем как упорхнуть вместе со своей дуэньей и телохранительницей.

Экскарт на этот счет не обольщался. Еще по опыту жизни с Кэтрин уяснив, что значение слова «быстро» у мужчин и женщин крайне разнятся, в мужском понимании переходя в значение «долго».

Но он был не против. С момента свадьбы у парня не было ни одной свободной минуты, чтобы серьезно пообщаться со своими свитскими, а тема имелась более чем значительная.

Впрочем, он немного лукавил перед самим собой. Если бы имелось на то твердое желание, то время бы нашел, но ему было не до общения со свитскими, все свое внимание Экскарт сосредоточил на Сицилии не желая отлучаться от нее ни на минуту. Страсть захватила его с головой, вытеснив все остальное на второй план.

Сейчас же, когда чувства чуть улеглись и он вновь смог думать о чем-то еще кроме жены, Экскарт решил прояснить пару моментов.

– Объясните мне господа, как так вышло, что в момент бракосочетания в старом замке, призрак признал меня за Трексара? – налив себе бокал легкого розового вина, усевшись в кресло, спросил парень.

Пить крепкие спиртные напитки он зарекся как раз после того случая когда его подбили на работу дублером, ведь в тот момент он был под шофе, а не выпил бы, то глядишь и не повелся бы на столь опасную работу.

«Но и Сицилию бы не получил…» – невольно подумал Экскарт.

– А кто тебе сказал, что он принял тебя за Трексара? – усмехнулся маголекарь Менлир инс Ханк, так же попивая красное вино.

Ему как обладателю Силы крепкие напитки так же были противопоказаны.

Остальные как раз выбрали что покрепче.

– То есть?

– То и есть. Призраку глубоко безразлично кто ты там на самом деле есть, имя в данном случае не главное. Главное, чтобы ты соответствовал важнейшему критерию.

– Это какому же?

– Был его прямым потомком.

Экскарт чуть не поперхнулся вином и выпучил глаза. С трудом сглотнув, он потрясённо выдавил:

– Чего?..

– Того. Сам подумай, с чего бы тебе так сильно походить на Трексара?

– Двойник… бывают же очень похожие люди?

– Бывают, – кивнул маголекарь. – Но не до такой степени… Кровь Маренонгов сильна и все сыновья того же графа Эстара Сандора очень похожи друг на друга, как и на него самого.

Экскарт согласно кивнул. Это сходство и он приметил.

– После того случая в замке, я чтобы убедиться, проверил твою кровь на родство и все подтвердилось. Ну вот, стало быть ты незаконнорожденный сын графа и твоя мать…

Маголекарь замолчал, увидев, как окаменело лицо парня.

– Ну, ты сам все понял, – добавил он после паузы. – Дело житейское… хоть и не очень для тебя приятное. Вопрос в том, почему она вообще забеременела от графа?

Экскарт промолчал.

– Это я к тому, что благородные используют специальные амулеты и эликсиры, чтобы не плодить случайных бастардов. Допустим эликсир закончился или банально забыл выпить… Но амулет? Хотя мог и не сработать из-за разрядки вследствие частого использования, граф тот еще ходок на самом деле, когда вырвется из родового гнезда, вот и не уследил… Впрочем это уже не важно.

«Что ж, дело и впрямь житейское», – подумал парень со вздохом.

Не то чтобы мать была святой, но все же…

– Понятно… – прохрипел Экскарт. – Что ж, теперь становится ясным момент с перстнем…

– Каким перстнем?.. – спросил маголекарь.

– Во время встречи с графом сразу после прибытия в поместье он все же что-то заподозрил, достал из сейфа перстень и уколол меня им следя за реакцией, но так и не дождался… Я так понимаю это была проверка?

Маголекарь с бледным лицом, прикрыв глаза, кивнул, после чего все же выдавил:

– Именно… Не будь ты его бастардом, нас всех еще тогда… Перстень подтвердил кровное родство и только. О! Вседержатель, как же нам повезло наткнуться именно на тебя!

3

Сицилия из похода по магазинам вернулась с несколькими большими бумажными сумками с логотипами бутиков, что несли магазинные слуги. Выглядела она довольной до нельзя.

– Купила что-то интересное? – поинтересовался Экскарт обнимая жену и целуя. – А то светишься как новенький золотой империал!

– Есть кое-что… – ответила они и смутилась, так что лицо несмотря на слой макияжа стало пунцовым. – На острове увидишь…

– Я заинтригован!

Парень мельком взглянул на дуэнью и ее телохранительницу. Первая излишне строгая, выглядела крайне недовольно и всячески это демонстрировала, видать пыталась от чего-то оговорить свою подопечную, но потерпела неудачу. Телохранительница же, эта мужиковатая бабища, старалась держать лицо, но тоже было видно, что она в смущении от покупок госпожи.

«Действительно заинтригован», – подумал он, хоть и без особого экстаза.

В конце концов он видел ее без всего во всех подробностях, и не только видел… чтобы сходить с ума при виде ее же, но в каких-нибудь кружевах, которые она потом все равно снимет оставшись в первозданном виде.

Сицилия потратила еще некаторе время на переодевания для затяжного броска по казино и после легкого ужина они отправились в классические заведения высшего класса.

Никакого удовольствия от игры, а играл в основном в рулетку, много тут уметь не надо ставь на красное или черное, да циферки понравившиеся выбирай, Экскарт не почувствовал. Может быть от того, что не выигрывал. Тысяча империалов улетела со свистом. Поговорка, что новичкам везет, применительно к нему не сработала.

Ну и деньги для него прежнего были весьма немалые, чтобы вот так выбросить их на ветер не моргнув глазом. Будучи ассенизатором, он зарабатывал пятьдесят серебряных империалов, плюс иногда перепадали премиальные в пять-десять монет. Так что выкинуть полуторалетний заработок за одну ночь… Но положение обязывало.

Адвокат, Рамони инс Лонг заметив неудовольствие на лице парня и узнав в чем дело, сказал:

– Ты не просто выкидываешь деньги на ветер, ты сейчас как бы показываешь истинное, а не заявленное благосостояние графского рода. Так что не куксись, чтобы никто не подумал, что дела у Маренонгов идут так плохо, что эта проигранная тысяча серьезная для твоего кошелька потеря… А то поползут слухи и дела действительно могут стать неважными из-за того, что кто-то на их основании откажется иметь дело с графом… твоим отцом.

– Понятно…

Эхинацея же развлекалась на всю катушку. Тем более что ее удача время от времени осеняла своим крылом и она иногда отыгрывала свои потери. Но и она в конечном итоге продулась в пух и прах, другое дело, что ее это не сильно огорчило.

Свитские в это время не столько развлекались, сколько отрабатывали свое содержание оберегая сюзерена от различных неприятностей. Проигравшиеся мелкие аристократы в попытке заработать денег шли на всяческие ухищрения, дабы подставиться под клиента, чтобы облиться соком или неудачно упасть… с последующим возмещением материального и морального вреда, альтернатива выплаты компенсации – вызов на дуэль. Вот от наглых наездов таких махинаторов-бретеров и просто отчаявшихся, они и прикрывали.

Выявленных мошенников вносили в «черные списки» и больше не пускали в приличные заведения, но меньше их от этого не становилось, на одно выбывшего приходили два новых.

Экскарта даже посетила оригинальная мысль, что Ланкерт представляет собой некий фильтр, что отсеивает откровенный мусор из аристократической среды не давая ему продвигаться дальше наверх разлагая государственные органы управления, ведь все эти махинаторы, проигравшиеся (то есть неспособные к самоконтролю, готовые при этом продаться за медяшку), становятся изгоями в высшем обществе и они в итоге вынуждены были покидать империю, либо перебираясь в другие государства, где они если выживали так же надолго не задерживались, либо сразу в колонии.

«Интересно, это само собой так получилось или изначально было задумано?» – подумал он.

Днем отсыпались, а с закатом набег на казино повторился, впрочем с тем же печальным результатом, что и первый. Экскарт продул двухлетнее жалование ассенизатора, что вогнало его в черную меланхолию, кою заметила даже, казалось ничего не замечающая, Сицилия.

К счастью третьего «штурма» не случилось. Свитские этому тоже были крайне рады, так как прошедшие две ночи дались им тяжело. Дело даже не в махинаторах-бретерах, а в том, что возрастал риск встречи с кем-то кого знал настоящий Трексар. Они и так в последний момент сумели увести Экскарта от четырех таких знакомцев, но в следующий раз могло не повезти.

Будь он здесь без Сицилии, то это было бы не так фатально, всегда можно было бы вернуться к легенде о дублере, но при наличии жены это уже не играло. Дублеров с настоящими женами не посылают, разве что и им дублерш находят… Но это уже как-то совсем из ряда вон и аристократы могли счесть оскорблением, с соответствующей реакцией – бойкотом, что совсем не полезно для рода.

На следующий день новобрачные отплыли на остров на парусной яхте-тримаране принадлежащей графской семье. Подобные лодки в последнее время стали завоевывать популярность по сравнению с классическими в том числе за счет лучших скоростных качеств. Опять же их делали из нового материала получаемого из нефти, легкого и прочного.

– А чего не на дирижабле? – поинтересовался парень. – Быстрее было бы и комфортнее…

– Команда новая и еще недостаточно хорошо слетанная. Самостоятельная швартовка, без помощи аэродромной обслуги, для них проблема, так и до аварии недалеко, особенно когда мешает такой вот порывистый ветер с резкой сменой направления, – ответил телохранитель.

 

Несмотря на малое волнение Экскарту поплохело от приступа морской болезни, и не только ему, но благодаря заранее заготовленным Менлиром микстурам кои все страждущие исцеления поспешно приняли не обращая внимание на особенно мерзостный вкус, обошлось без неприятных последствий в виде блевания за борт.

Остаток дня ушел на обустройство и знакомство с трехэтажным зданием занимавшим по площади пятую часть всего острова. Имелась беседка и еще росла дюжина кокосовых пальм. Остальное место занимал галечный пляж. Песка не навозишься и смывает во время штормов, и выдувает ветрами.

На следующий день после прибытия погода радовала с самого утра чистым небом и при этом слабым бризом, легко позавтракав молодожены поспешили на пляж, загорать и купаться.

Правда Сицилия вышла укутавшись в зеленый шелковый халат и некоторое время стояла в нерешительности перед шезлонгом.

Экскарт удивился и спросил:

– Стесняешься?

– Н-нет…

В следующий момент Сицилия скинула халат и бросив его на спинку своего шезлонга.

– О! – невольно воскликнул парень, узрев во что облачилась жена.

Живя на побережье Лазурного моря он естественно в подробностях знал в чем купаются аристократы, да и обычные люди, принципиальной разницы между их одеяниями не было, разве что дороговизна ткани. А купались они как правило в закрытых купальниках со всякими пышными рюшечками скрывавших грудь и имитациями юбочек при этом рукава до локтей и подштанники до колен. Иные вечерние платья выглядели откровенней, по крайней мере в плане декольте и открытости спины до самой поясницы. А тут… два треугольничка сверху и один снизу. И все это на фривольных завязочках-бантиках! Только потяни за кончик и…

Экскарт почувствовал, что ему нужно срочно в воду остудиться, иначе оконфузится к приходу остальных дам и своих свитских, что вот-вот должны были появиться, но почему-то задерживались. Очень уж тело резко среагировало.

В следующий момент мелькнула мысль, что как раз дуэнья и не пускала свитских на пляж, чтобы они не узрели Сицилию в этих тряпочках, блюдя ее нравственность, скрывая от других, раз уж не смогла свою отказаться от одевания сей срамоты. Одно дело крутиться перед мужем, и совсем другое перед посторонними.

Парень рванул с низкого старта, пронесся по мостку-трамплину и нырнул в воду. Благо глубина была приличной стоит сделать всего один шаг от прибоя, ведь остров искусственный на каркасной основе в качестве которой выступали затопленные баржи.

Следом с криком подняв тучу брызг бомбой плюхнулась Сицилия, тут же попав в руки Экскарта, коему вода не помогла, а близость жены только еще больше распалила.

– Трек! – воскликнула она в следующую секунду, после того как он прижал ее к стенке.

Благо к их приезду это место успели почистить от тины и прочих наростов, ведь тут имелась лестница для комфортного выхода из воды словно из бассейна, за которую Экскарт удобно ухватился руками и оперся ногами.

– Что ты делаешь!

– А то ты не догадываешься?!

– Но не в воде же!

– А почему бы и нет?! В воде мы еще этого не делали если не считать душевой! Новый и интересный опыт!

– Но мы же на виду у всех!

– В упор никого не вижу!

– Из дома в окна!

– А что они видят? Ничего! Только наши головы из воды высовываются!

– Но они догадаются!

– А то они не знают, без всяких догадок, чем мы занимаемся в спальне?!

– Но это другое!.. – протестовала она, тем временем крепко обхватив Экскарта ногами за талию дрожа от возбуждения и желания, такие ведь новые впечатления! Но точно не от холода, вода была что называется парная. – Тем более Эмилия с Кариной скоро выйдут и твои свитские…

– Мы успеем! Опять же они не дуры и задержатся… как и мои, если не хотят, чтобы я им потом устроил жестокую мстю…

– Ах-х…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru