Сердце Лета

Галина Полынская
Сердце Лета

Глава 1

Могло показаться, что повсюду в космосе так сильно намусорено. Но впечатление было обманчивым. Просто двигался корабль по бесплатной трассе, вычерчивал свою линию по самому краю звездной карты.

– Что-то криво идем, – сказал Фарот, глядя в центральный обзорный иллюминатор – единственное прозрачное пространство корабля, где Преалу не позволили повесить шторки.

– В смысле? – Преал мигом оказался у пульта управления.

– В прямом. Пытаюсь выровнять курс, но нас всё равно куда-то не туда заносит.

– И что делать, что делать? – Преал встревоженно уставился на системы управления, в которых всё равно ничего не понимал. – Может, позвать Тротила? Или Угу?

– Зачем? Они починят корабль на ходу? Похоже, отказала какая-то вспомогательная навигационная система… – но, взглянув на перепуганное лицо Преала, Фарот вздохнул и продолжать не стал, лишь произнёс: – Ладно, иди позови. Если кто не занят, пускай придёт, посочувствует. Хотя нет, и вправду, позови Тротила, может совет дельный даст.

На выходе из кабины управления Преал притормозил у бокового иллюминатора, отодвинул шторку и бросил взгляд на своё отражение: не растрепались ли тщательно завитые кудри? Нет, они безупречными светлыми волнами ниспадали на плечи, обрамляя мечтательное лицо с тонкими чертами, высоким лбом, чуть длинноватым носом и светло-голубыми глазами.

– Потрясающе, – хмыкнул Фарот, заметив эту остановку. – А если начнем разваливаться на куски, ты всё равно остановишься собой полюбоваться?

– Грубое ты существо, Фарот. Что ты можешь знать о соприкосновении внутреннего мира и внешнего проявления индивидуума?

Внимательно глядя на Преала, Фарот внятно, по буквам произнес:

– Иди за Тротилом. Похоже, у нас корабль сломался. Ты понимаешь, о чём я говорю или нет?

– Полагаю, в данный момент Тротил готовит нам ужин. Не уверен, что стоит его беспокоить.

– А Уга что делает?

– Помогает ему, скорее всего. Не думаю, что они бросят свои дела…

– Ты же сам предложил их позвать!

– Я пребывал в смятенных чувствах. Теперь мне кажется, летим мы вполне корректно. Может, стоит дать им возможность спокойно закончить с ужином?

– Преал! – Фарот сжал пальцы в кулак и аккуратно стукнул по краю пульта управления. – До тебя никак не доходит, что ли? У нас корабль вышел из строя! Квазипопа ему пришла! Позови сюда Тротила! Я бы сам позвал, да двухсторонняя связь не работает!

– Склонен считать, что на голодный желудок любые совещания малопродуктивны.

– Я тебя сейчас…

– Ужин готов! – раздался голос Уги из одностороннего связепередатчика. – Все сюда, пока не остыло!

Фарот недолго выбирал между возможностью поесть и боязнью бросить пульт без присмотра, он выпрыгнул из кресла и направился к выходу. Следом поспешил Преал.

В крошечном пищеблоке ожидал накрытый стол, Тротил с Угой заканчивали расставлять одноразовые приборы.

– Чего сегодня вкусного? – Фарот уселся за стол, демонстративно щелкая зубами от «голодного нетерпения».

Соседнее место занял Преал. Взяв бумажное полотенце, он разорвал его точно напополам, один кусок церемонно заправил за ворот, расправляя на груди, второй положил на колени.

– Прошу, питайтесь. – Тротил поставил на центр стола пластиковое блюдо, наполненное студенистыми кусками рыбы и бурыми овощами.

– Не-е-ет! – лицо Фарота скривилось. – Почему именно эта гадость?

– Другой гадости в охладителе не осталось, – ответил Тротил, флегматично пожевывая соломинку для коктейля. Он всегда носил при себе упаковку трубочек. Тротил ничего через них не пил, просто пожевывал. Эту привычку он приобрел после того, как бросил курить.

Усевшись за стол, Тротил подцепил длинной вилкой кусок рыбы, положил на свою тарелку, затем отправил в рот небольшой кусочек и стал задумчиво жевать, глядя куда-то в пространство. Остальные так же взялись за еду.

Подперев ладонью подбородок, Фарот мрачно наблюдал за друзьями. Он не выносил рыбу, так же не терпел размороженных овощей, по вкусу напоминавших дешёвую синтетику.

– Приятного аппетита, уважаемые, – произнёс Преал, накладывая порцию себе. – Уга, тебе положить? Давай я о тебе позабочусь.

– Давай, – чинно кивнул он. – А то я всё равно половину до тарелки не донесу, по столу раскидаю.

Был Уга тихой, немногословной натурой. Он тщательно скрывал уникальные возможности собственной энергетики, словно стыдился, стеснялся своих способностей. С темными волосами цвета перезревшего ореха, с бледной, почти белой кожей, будто он долгие годы просидел в подземелье без капли солнечного света, и прозрачными травянисто-зелеными глазами, молодой человек напоминал смущённое, редко улыбающееся привидение

Познакомилась будущая команда сравнительно недавно. Собрались они однажды в Центре распределения рабочей силы. На тот момент по разным причинам каждый остался без дела и заработка, вот и решили молодые люди посмотреть, что им может предложить общепланетарное правительство.

Проторчав полдня в длиннющем коридоре, битком набитом изнывающим от безделья и безденежья народом, Фарот разговорился с Тротилом, потом к ним как-то незаметно присоединился Уга и совершенно случайно приклеился Преал. Через пару часов свежеиспеченные приятели решили не дожидаться своей очереди и организовать собственное дело. Они скинулись последними сбережениями, приобрели небольшой, сильно подержанный корабль модели «Тра-6» и назвали его «Летатель». Чем конкретно собирались заниматься, команда толком не знала, но у каждого имелись свои таланты, и это внушало надежду, что сообща они придумают, как прославиться и разбогатеть. Ну или хотя бы найдут более-менее приличную работу.

Талант Фарота заключался в отличном знании любой техники от овощерезки до корабля. Невысокий, поджарый, подвижный – казалось, он способен проскользнуть в любую щель. Пожалуй, из всей команды Фарот был самым ярким: смуглое лицо, горящие насмешкой сиреневые глаза и рыжие до красноты волосы, торчащие ежиком-переростком. Главной страстью его жизни являлся космос, Фарот принадлежал ему всем сердцем и был согласен на всё, лишь бы летать.

Флегматичный Тротил, неизменно облачавшийся в мешковатые штаны и свободного кроя рубашки, оказался врачом хирургом, хотя его внешний вид совершенно не соответствовал такой мирной профессии. Высокого роста широкоплечий атлет с тугими мускулами, крупными чертами лица и вьющимися черными волосами, падающими на широкий лоб, – он больше походил на военного, охранника, вышибалу, на кого угодно, только не на хирурга. Однако сильные пальцы рук, могущие как бумажный лист разорвать железную банку, способны были на тончайшую работу, если дело касалось хрупкого живого организма. Ко всему вдобавок, Тротил увлекался кулинарией, это действо его успокаивало и расслабляло как нельзя лучше. Готовил он прилично, и вся команда радостно и единогласно оставила пищеблок в ведении Тротила.

Уга являлся ходячей энциклопедией. Наверное, все сведения обо всем на свете умещались в его голове. Он умел делать предметы невидимыми, видеть сквозь непрозрачные поверхности и гасить свет, не вставая с кровати, поэтому считался полезным членом коллектива, особенно по вечерам, когда невыносимо тяжело вставать с кроватей и выключать лампы – в старом корабле не предусматривалась дистанционная регулировка света.

А Преал был художником, композитором, поэтом, писателем, философом. Ёще он клеил гербарии, составлял икебаны и вышивал крестиком. Иными словами, являлся абсолютно бесполезной единицей экипажа, которую взяли с собой исключительно из жалости, тем более, что денег в общую кассу он не внёс ввиду их полного отсутствия.

Прослышав, что на близлежащей планете Бетанкур набирают отряды охотников на зверьков тосиков, уничтожающих посевы, и за это неплохо платят, друзья наскребли средств на топливо, провизию и незамедлительно взяли курс на Бетанкур.

Итак, шли двенадцатые сутки полета и еда на корабле закончилась.

– Не хочу вам портить аппетит, но у нас корабль сломался, – сказал Фарот.

– Насмерть? – Тротил поднял взгляд. – Или полетаем еще?

– Не знаю, надо внутрь смотреть. Как же вы эту дрянь перемалываете, а?

– Так нет больше ничего.

– В принципе, логично… местами безысходно…

– Фарот, напрасно ты столь привередлив в еде. Давай прочитаю тебе изумительные стихи для улучшения настроения и пробуждения аппетита, – предложил Преал.

– Это последнее, чего бы я сейчас хотел. И ничего я не привередливый! Просто эта рыба…

– В охладителе осталось замороженное вино, – сказал Тротил, подкладывая на свою тарелку бурых овощей, похожих на обрывки старой резины.

– Вот ты, Тротил, всегда можешь найти правильные слова в нужный момент. Уважаю тебя за это.

Замороженное вино требовало деликатного обращения. Стоило допустить хоть чуточку небрежности, как оно превращалось в мерзость. Но если соблюсти все тонкости, то жидкость можно было употреблять почти не морщась.

– Так что у нас с кораблем? – Тротил бросил взгляд на Фарота, занятого разморозкой винного брикета.

– Похоже, отказала какая-то вспомогательная навигационная система.

– Ни с того ни с сего отказала?

– Тротил, это сильно подержанный корабль, откуда мне знать, что с ним делали раньше.

– Ты же его проверял перед покупкой.

– Так он и был самым приличным из всего хлама, что мы посмотрели. Всё, что мог своими силами я подкрутил и настроил. Для изучения системы нужны техники и оборудование, а у нас на это средств не оставалось.

Вдруг корабль вздрогнул и мелко затрясся как в припадке.

– Что такое?! – подпрыгнул Преал. – Зачем это?!

Фарот с Тротилом дружно вскочили и бросились в кабину управления.

В центральном обзорном иллюминаторе разворачивалось невиданное зрелище: прямо перед кораблём демонстрировала свою утробу черная, отчего-то скользкая на вид воронка с ритмично сужающимися и расширяющимися краями. Вне всяких сомнений это явление и повлияло на корабль: разом забарахлили все системы «Летателя».

 

– Ого… – только и смог вымолвить Фарот. – Тротил, погляди, что-нибудь работает?

– Всё пошло вразнос, – Тротилу хватило и беглого теста систем. – Что это за штука перед нами такая?

– Понятия не имею. Надо Угу спросить.

Как раз в этот момент Уга явился в кабину.

– Ничего себе! – воскликнул он, увидев картину в иллюминаторе. – Это что такое?

– Тебя хотели спросить, ты же у нас всё знаешь.

Уга подошел вплотную к пульту, не отрывая взгляда от воронки. Она же начала раскрываться, выбрасывая столбы желтоватых свечений, похожих на солнечные протуберанцы.

– Даже не соображу из какой это области. Возможно, какой-то разрыв или разновидность черной дыры… Не знаю, не могу сказать.

– Так легко сдаешься?

– Сходу не определить, правда, тут нужен узкий специалист, возможно, это достаточно редкое явление.

Тут в кабину вошел Преал. Бросив туманный взгляд в иллюминатор, он произнес с печальным вздохом:

– Черная дыра, да? Я так и знал. Мне было судьбой предначертано в неё попасть. И вот она, спешит мне навстречу. Пожалуй, стоит написать оду… – Преал призадумался, постукивая пальцами по панели системной безопасности корабля. – Подскажите-ка мне рифму к строкам «я вижу черную дыру, я в ней скорей всего умру». Ну? Не молчите, не стойте бесполезными столбами! Дайте рифму, дайте её скорее! Что вы за люди такие мелкие? Даже рифму дать не можете в столь величественной ситуации!

Глава 2

Экипаж разместился за пультом и приготовился к страшному, возможно к непоправимому. Неуправляемый корабль вошел в пульсирующее жерло воронки, окунулся в непроглядную тьму, дал крен, дернулся и… замер, словно не совсем удачно приземлился.

Минутой позже прямо в обзорный иллюминатор ударил столб белого света.

Команда сидела молча в полнейшей тишине, словно опасаясь пошевелиться и тем самым навлечь на себя какие-то беды.

Первым ожил Тротил. Он поднялся с места и отправился на поиски целого комплекта одежды, защищающей от космической среды, друзья называли его «защикосом». Один костюм нашелся, правда, шлем оказался грязным, пришлось оттирать его куском тряпки. Облачившись, Тротил шагнул к выходу.

– Ты куда собрался? – обернулся Фарот.

– Надо же посмотреть, что там происходит.

– Ты пойдешь в этот неведомый чернодырный мир совсем один?! – воскликнул Преал. – Зачем подвергать себя такой опасности!

– Только один «защикос» без видимых повреждений, а так бы вместе пошли. Сидите спокойно, скоро вернусь.

В напряженном ожидании друзья пробыли недолго. Тротил действительно быстро обернулся.

– Что там? Где мы? Что за потаенный странный свет? – с порога засыпали его вопросами.

– Похоже, стоим на широченном шоссе, – Тротил снял шлем и бросил в кресло. – Вокруг лес, а потаенный странный свет – придорожный фонарь.

– И всё? – в голосе Преала прозвучало разочарование.

– Ага. Получается, проход через космическую воронку послужил перебросом на какую-то планету, возможно, в другой квадрат вселенной.

– Любопытно, куда же?

– Самому интересно.

– А что-нибудь особенное не рассмотрел? – Уга зажал ладони коленями, стараясь унять волнение. – Что-нибудь приметное для определения типа планеты?

– Нет, там просто лес, шоссе дорожное и фонарь – такое можно увидеть на множестве планет. Разве что шоссе очень уж широкое, пошире взлётно-посадочной полосы, но мало ли, каких размеров здесь транспорт.

Внезапно снизу раздался грохот, словно некто заколотил железным предметом в крышку шлюзового отсека.

– Начинается… – Фарот весь подобрался, словно собирался выпрыгнуть из кресла пилота. – Вот прямо сразу и начинается!

– Пойду погляжу, – Тротил сунул в зубы очередную трубочку.

Спустившись вниз, он открыл шлюз и увидел всклокоченного бородатого мужчину в мятом сером балахоне. В руках гость держал увесистый ручной фонарь, которым и колотил в шлюзовую панель.

– Слушаю вас внимательно, – доброжелательно произнес Тротил.

– Откуда вы взялись тут?! – рассерженно выпалил гость и бесцеремонно полез в корабль. Тротил ухватил его за балахон, но вторженец умело вырвался и поспешил наверх. Безошибочно отыскав кабину управления, он влетел внутрь и закричал безо всяких предисловий: – Какого зверя вы тут оказались?!

– Мы, конечно, очень извиняемся, – с достоинством откашлялся Преал, – но нас в некотором роде засосало в черную дыру…

– Я сейчас вас ещё не туда засосу! Немедленно убирайте ваш мусор с правительственной трассы!

– Касательно нашего корабля попрошу не высказываться! – отрезал Фарот. – Нормальный транспорт, полетает ещё. Мы бы с радостью убрались отсюда, но у нас отказали системы. Кстати, раз уж вы здесь, проинформируйте, где мы находимся?

Дядька полосонул его злым взглядом, выхватил откуда-то из-под балахона внушительных размеров связепередатчик и рявкнул в динамик:

– Светорез? Это Гортензий!

Фарот не удержался и хрюкнул со смеху, услышав имя сурового бородатого господина.

– Светорез, прямо на правительственную трассу приземлился корабль каких-то бродяг! И улететь не могут! Раскрошились вдребезги!

Трубка в ответ что-то пролаяла.

– А что я сделаю?! И без тебя знаю, что правительство скоро поедет! Что же мне…

Гортензий собирался продолжить свою речь, но трубка резко гавкнула и отключилась.

– Вот ведь… – Гортензий рассеянно посмотрел куда-то в пространство. – И так всё было скверно, ещё и вы тут. Если дела плохи, то почему бы им не стать ещё хуже. Надо что-то срочно с вами делать…

– Должен вам сказать, – Тротил встал, перекрывая собой доступ к пульту управления и экипажу, – люди мы миролюбивые, но если нас поставят в ситуацию, добродушия не гарантируем. Не гарантируем вплоть до физического воздействия. Надеюсь, вы мою мысль понимаете?

Гортензий окинул задумчивым взором широкие плечи Тротила и снова включил связепередатчик:

– Светорез! Прямо сейчас убрать корабль с трассы не получится, но возникла идея! Соберём сцену, оденем их в костюмы и сделаем вид, что так и было задумано! Да-да-да! Присылай всё необходимое! Да, прямо сейчас!

Отключившись со связи, Гортензий процедил:

– Сейчас вы оденетесь в веселые наряды…

– Не уверены. Мы плохо сочетаемся с веселыми нарядами.

Гортензий со свистом выпустил воздух из ноздрей, секунду подумал и произнес:

– Гостиница, деньги, еда.

– Договорились.

– Тогда на выход! Быстро!

За бортом стояла прохладная синяя ночь. Пряно пахло лесом, от дорожного полотна поднималось влажное тепло.

Не успели друзья осмотреться, как на шоссе приземлилось ядовито-розовое транспортное средство продолговатой формы. Из этого эллипса посыпались люди в форменной одежде. В считанные минуты они окружили корабль наспех собранной сценой, занавесили «Летатель» яркими бумажными гирляндами и тряпичными плакатами с жирными надписями: «Приветствуем Мутибрата! Лучшего правителя планеты Гармаш! Наш правитель – Мутибрат!»

– …Га-р-ма-ш, – вслух прочитал Фарот. – Уга, мы на Гармаше. Где это?

– Далековато нас занесло, – печально вздохнул Уга. – Странное космическое явление перенесло нас за два созвездия от прежнего курса.

– Прошу, ваши наряды, – с мерзкой улыбкой произнес Гортензий, и пара бодрых молодцев вывалила прямо на трассу ворох пестрых тряпок. Два из четырех костюмов оказались женскими. Фарот разобрал тряпки по комплектам и женские наряды – блестящие платья с корявыми тряпичными коронами швырнул Уге с Преалом.

– Я не надену на себя подобную мерзость! – негодующе вспыхнул Преал.

– Только представь, как нелепо будут смотреться в платьях Тротил с Фаротом, – принялся уговаривать его покладистый Уга. – Давай помогу, наденем балахон прямо поверх одежды…. Вот, хорошо… И ещё шапочку…

Красная ушастая корона, надвинутая глубоко на лоб, испортила Преалу остатки настроения, зато мощно развеселила Фарота.

– Еду-у-у-т! – разнесся над лесом усиленный динамиками голос.

Люди в форме бросились обратно в розовый эллипс и он тотчас взмыл, исчезая в светлеющей рассветной вышине.

– Работ-а-ать! – взревел Гортензий и скрылся в кустах у обочины.

Тротил расправил воротник тесной зеленой кофты странного кроя и осторожно ступил на подмостки сцены, пробуя их на прочность.

На горизонте показался кортеж черных многоколесных авто.

– Никогда ещё не чувствовал себя так глупо, – пробормотал Тротил, беря под руку Угу, наряженного в синий балахон и желтую корону. – Ладно, поехали.

И они запрыгали по сцене, выкрикивая: «Мутибрат! Мутибрат! Лучший наш правитель!» Фарот сломался пополам от хохота, затем прихватил красного от злости Преала и присоединился к песням и пляскам.

С тихим шелестом вереница автомобилей приблизилась, плавно обогнула сцену и пронеслась, не притормаживая.

Когда стих шум и улеглась пыль, друзья избавились от костюмов и спрыгнули на дорогу.

– Ну и где этот Человек с Фонарем? – огляделся Фарот.

Из лесной чащи неторопливо вылез Гортензий.

– У нас всё получилось? – на всякий случай уточнил Тротил, глядя на его недовольную физиономию.

– Да-а-а… – нехотя протянул Гортензий.

– В таком случае, мы хотим наши деньги, гостиницу и еду, – напомнил Фарот.

– Деньги отменяются, остается только гостиница и еда. Выступление было слишком коротким и не произвело яркого впечатления.

– Чего? – Тротил угрожающе шагнул на него. – Да мы в жизни своей ярче не выступали!

– Сейчас и остального не будет! – пригрозил Гортензий, отскакивая в сторону. – Я предупредил! Так что следуйте покорно за мной! А ваш нелетающий хлам доставят в ангары при гостинице!

Друзьям ничего не оставалось, как последовать за ним.

Довольно долго пришлось пробираться сквозь лесную чащу, получая ветками по физиономиям. Гортензий же демонстрировал чудеса юркости: он так ловко огибал древесные стволы и проныривал сквозь буреломы, что ни разу ни за что не зацепился.

– Сейчас он заманит нас подальше в чащобу и там сожрет, – прошептал Преал. – Зря доверяем первым встречным, тем более таким, во всех отношениях неприятным.

– Других пока не завезли, – Фарот и сам немного нервничал. – И что он сделает один против четверых? Против троих, тебя можно не считать.

Но Гортензий без всяких приключений вывел компанию на поляну, где стояло небольшое транспортное средство довольно причудливого вида.

– Никогда не видел ничего подобного, – сказал Фарот, глядя на одинокое винтообразное крыло, торчащее вверх под углом из каплевидного, будто надутого корпуса. – И эта конструкция летает?

Гортензий что-то неразборчиво пробормотал, открыл входной шлюз и полез внутрь. Друзья заторопились следом, опасаясь, как бы он не улетел без них.

В тесной захламленной кабине управления имелось всего три кресла. На центральное уселся Гортензий и принялся застегивать крепления. Преалу пришлось садиться на колени к Тротилу, а Уге – к Фароту.

– Это противоречит правилам безопасности, – Преал пытался пристегнуться, но не хватало длины ремней, чтобы закрепить обоих пассажиров на одном кресле. – Правила нельзя игнорировать!

– Можешь сесть на пол и держаться за ножку кресла, – предложил Тротил.

– Ещё чего не хватало! Опускаться в такую грязь!

– Замолчи, а? – попросил Фарот, неотрывно следя за действиями Гортензия. – Тротил тебя удержит, не свалишься.

– Да? А кто будет удерживать Тротила?

– И зачем мы только тебя вообще взяли с собой? Надо было запереть в грузовом трюме «Летателя» и поехал бы с комфортом на стоянку, как багаж.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru