Минута уцелевшей Вари

Евгения Ивановна Хамуляк
Минута уцелевшей Вари

Кружилась голова, радостно и волнительно билось сердце, наворачивались слезы на глаза… Будто после долгой болезни, люди чувствовали подъем сил и веры… Что они не одни! И не брошены на никчемное прозябание! И самый отчаянный безбожник, свирепый бандит, невежа, даже нечеловек или монстр, готов был во что бы то ни стало пересилить свое варварство, обуздать дикарство, отказаться от животных инстинктов, заплатить по долгам и очиститься, чтобы хотя бы на миг стать этим безграничьем, в котором жили сверхсовершенные Боги…

ГЛАВА 12. БОГИ

Боги… так, по крайней мере, предстали для застывших в изумлении людей появившиеся из глубокого космоса сияющие великаны в доспехах. Они были высоки ростом, широки в плечах, суровы в лицах и невероятно красивы… Десятки таких фигур приземлялись и приземлялись на растерзанную, изрытую, порушенную землю, когда-то бывшую и их родиной.

Бабочки, тут же склонившись в реверансе под определенным углом, прояснялись из эфирного мира, тонким шлейфом становящегося видимым и в нынешней реальности…

Легко и просто девушки стали вытанцовывать свои фейские па и озаряться яркими красками, будто их разукрасили флуоресцентными фломастерами. На порхающих крыльях расцвели глаза, еще более прекрасные, чем раньше, от их сияющего подмаргивания менялись предметы и природа, становясь более чистыми, свежими, яркими… Послышался аромат цветущего миндаля, который прогонял прочь запах человеческих отходов.

Поднялся невероятный шум: это кричали восхищенные люди, впервые осознав, что здесь, рядом, существует еще одна реальность, в которой недавно побывал Андрей Орлов, и она такая чудесная и прекрасная. И, возможно, не одна… На глазах у изумленной публики вырастали экзотические деревья, на них распускались цветы и фрукты, колоссальный ствол гигантского дерева, когда-то росший и в этой физической реальности, стал виден человеческому взгляду..

Тем временем из группы великанов с суровыми прекрасными лицами вышли двое, мужчина и женщина, похожие на настоящих царей, одетые, или, точнее, овеянные золотым сиянием, с гигантским нимбом над головой в виде диковинной короны. Они с большим вниманием и серьезностью рассматривали все вокруг: пустоши, убогие постройки, мусор, измельчавших людей, опущенных до дикого животного состояния, что некоторые из них при помощи магии бабочек, помогающей привести внутреннее состояние в гармонию с внешним, паслись на грязном поле в виде свиней, козлов и прочего зверья… Наконец, тяжело вздохнув, великан произнес, обращаясь к своим соратникам:

– Передайте Гекатонхейру, что к его царству присоединена новая территория разумных существ…

На эти слова вдруг разразился страшный грохот там, где еще недавно располагалась мусорная гора, на которой стояли проклятые локаторы.

Земля затрещала и пошла по швам, и стала дыбиться растущим гигантским холмом, обрастающим могучими древними деревьями, на которых располагались невиданной формы удивительные жилища, из которых вылетали люди с крыльями бабочек разнообразных форм.

– Это ангелы! Это же ангелы! – кричали изумленно в толпе.

– Отец! – вскричала Артенара и пулей полетела к холму… который все рос и рос, превращаясь в гигантский палец какого-то колоссального титана.

Меленара поспешили за сестрой.

И, приблизившись к холму, обе склонились определенным образом, влетая в новое пространство еще более красивыми, еще более обновленными, фантастическими существами… Наверное, такими, какими были до похищения сто пятьдесят лет тому назад.

– Я ЗНАЮ, – сказал голос, который услышал каждый, видевший огромный холм в виде пальца. Услышал не ушами, и даже не сердцем, а всем существом, которое, заключенное в зеркальную ловушку, потерявшее смысл существования, знало и верило, несмотря ни на какие ухищрения и ловушки, о существовании древнего могучего прародителя. Ему в трудные минуты посвящались молитвы о здравии детей, отцов и матерей, друзей, себя, просьбы о мире во всем мире, богатстве, счастье, несметных сокровищах, фантастических приключениях, большой любви… и многом другом.

С самого младенчества до самых пожилых лет каждый верил, что однажды услышит эти два слова. И таким образом узнает, что слышим. А значит, жив.

«Я знаю… ты есть. Я вижу тебя. Я слышу тебя. Как ты меня».

Так говорил древний отец, имя которого люди давно позабыли. Или их заставили позабыть. Их память не ведала, как звать и величать его, как быть с ним, расти с ним, поклоняться ему и брать с него пример… Но все это было неважно, по сравнению с тем потрясающим чувством единения, которое росло только от одного знания – что есть куда расти. Что кто-то уже прошел этот путь и ждет тебя на нем с распростертыми объятиями.

– Серая зона Подмосковья переходит под власть последнего титана и властелина Вселенной Гекатонхейра. Люди, нелюди и прочие существа признаются разумными, ибо слышат и видят своего прародителя! – проговорил золотой великан и ударил о землю гигантским посохом, будто устанавливая свой флаг и власть над ней. В разные стороны полетели золотые шаровидные всполохи, двигаясь, словно живые существа, чтобы узреть общую картину одичания и масштаб бедствия.

– Захватчикам, как и прежде, выдается право перейти на сторону истинного властелина Вселенной и хранителя Кристаллического разума или убраться восвояси в течение одной большой минуты, – проговорила великанша и тоже ударила посохом, стрельнувшим серебряными искрами, разлетевшимися для исполнения этого приказа.

– В час и день Бога О отдается эта вотчина в безвременное владение и правление его дружине, дабы очистить и заново возродить потерянный рай во имя всего сущего!

– Колесо Сензара будет запущено в дневной час Бога О! У людей, духов и ангелов есть несколько часов для радостной встречи. Потом врата миров закроются, для того чтобы каноны жизни восстановились и на этой славной земле.

На этом их речь и миссия закончились, и они пропали, растворившись в воздухе.

Палец Титана застыл, как оплот нового мира и знак того, что все происходящее является правдой. А все семейство бабочек ринулось вниз для приветствия своих родных и близких, с кем они были разлучены все эти года, но неустанно надеялись на воссоединение, которое и является истинным счастьем.

Андрей видел, как Тафира стремится к своей семье и подругам, но не отпускал ее, понимая, что должен сказать кое-что на прощание, но все не решался. Тогда за него сказала бабочка:

– Ты проживешь очень долгую и очень счастливую жизнь. Очистишь землю от мусора. Поможешь своим людям осознать, кем они являются на самом деле, через это познаешь и свою истинную миссию. Общими усилиями вы оживите Древо явного мира, которое разрастется и своими корнями соединится с неявным прообразом, превратит твой город и землю в настоящий цветущий рай, где всегда будет лето, как на твоем любимом острове Таити. Потом ты встретишь свою любовь. Вместе вы зажжете новый огонек надежды для будущих поколений. У тебя родится четыре замечательных танкиста… А когда твоя человеческая оболочка исчерпает свои силы, я сама прилечу к тебе, обмою твое тело травяным настоем черной березы, любовно обвяжу листьями черной малины, и ты погрузишься в долгий сон, а когда проснешься… то окажешься рядом со мною. И у тебя будут такие же красивые крылья, как у меня… И мы не расстанемся никогда, – и хрустальные слезы покатились из глаз бабочки… – Я буду помнить о тебе всегда-всегда. И, возможно, иногда приходить во сне, – добавила девушка на немой вопрос Андрея, который не находил в себе сил отпустить своего ангела-хранителя.

– А ты меня не обманешь? – грустно спросил он.

– Ангелы никогда не лгут, мой Золотой Орел… – ласково проговорила влюбленная волшебница.

***

Паучиха сложила лапки определенным образом, как ее учили в школе, и тут же соединилась с сущим, ибо теперь никто не мешал и не стоял на пути у движения малого к большому, чтобы обрести его силу и возможности. И тут же обернулась красивой молодой девушкой, которая годилась полицейскому в дочки, а не в тещи. Потом молча подошла к нему, обомлевшему от такого превращения, и со всей теплотой крепко обняла. Толстяк в погонах вконец разволновался от всех этих чудес и стал всхлипывать от переполнявших чувств и надежд на ее маленьком родном плечике. Сзади послышались крики жены и сынишки, они бежали к ним и тоже ринулись в объятия. Все молча плакали от счастья, так как понимали, что невозможно выразить словами то, что только что произошло у них на глазах. Закончилась долгая жестокая война, где полегло не одно поколение близких им людей, загнанных невидимым врагом в настоящий беспросветный ад… Когда рай, им принадлежащий по праву рождения, находился так близко. Но им, смельчакам, невероятным образом удалось выжить, пронести через мрак свет надежды на грандиозное, чудесное, счастливое будущее.

И начиналась новая жизнь, где прямо здесь и сейчас сбывались все мечты. Но не те мечталки и хотелки о Гаити, новых дорогих машинах с затемненными окнами, шикарной жизни в люксовом номере пятизвездочного отеля, собственной яхте и самолете, дорогущих шубах и украшениях, этого добра теперь было вдоволь, только оно стояло ненужным и брошенным. Ведь по сравнению с теми благами, что дарила связь с высшими совершенными богами, умеющими летать, говорить без слов, быть бессмертными, не разлучаться с любимыми никогда-никогда, – все остальное меркло, смотрелось мелким и даже глупым.

Леонид утирал слезы радости, которых не стыдился перед такими же разволнованными коллегами, обнимавшими свои счастливые семьи, для которых тоже наступали новые времена. Где не будет места полицейским, таможенникам, гаишникам, судьям – закон будет устанавливаться самостоятельно и реализовываться безотлагательно самым волшебным образом, как это было раньше и дошло до нас в виде мифов и сказок. Блестящие шаровые молнии и всевидящие грозовые облака будут творить суд, тут же, без следствия и дознания, превращая зачинщиков непорядка в овечек и прочих козликов, пока те не раскаются… Поэтому многим придется переучиваться заново, а также приучаться верить в чудеса и в ангелов, которых кружилось огромное множество в воздухе, они создавали какие-то завихрени с пространством и временем… Придут в моду новые профессии, скорее всего, понадобятся плотники и строители, и Леонид этому очень радовался, потому что на самом деле сходил с ума от деревообработки, пропадал все выходные в своем гараже с друзьями, где они изготавливали реплики старых резных комодов и гарнитуров.

 

– Лидия Ивановна, вам, как представителю мира русалок и гномов, можно вопросик? – когда успокоился, отвел в сторонку свою помолодевшую тещу Леонид. – Мужик с посохом и молниями – это Перун или Зевс, я так понимаю? – пытался догадаться полицейский, вспоминая из школьной программы всех богов. – Тогда вот эти пятиметровые товарищи с мечами, что остались нас сторожить, – кто? Им полномочия временного правительства передавать?..

ГЛАВА 13. ФЕЙ

Егор вышел из пустого клуба, когда на улице окончательно заглохли взрывы… И увидел у себя над головой какой-то космический театр, развернувшийся в обломках неба, где некрасиво и тускло все еще висело ненастоящее солнце, похожее на большую лампочку.

Но ему что-то мешало разглядеть лучше фантастическую картину вселенной, бесконечно далекую и одновременно настолько близкую, что можно было подслушать разговор двух звезд.

Он дотронулся до висков – и нащупал странные металлические пластинки, которых не замечал раньше. Это они мешали. Он попытался их отсоединить, но те были вживлены ему в голову. Не испугавшись боли, он вырвал-таки их вместе с проводками, по которым заструилась тонким ручейком его кровь. Он удивленно посмотрел себе на руки, в которых лежали маленькие испачканные красным микросхемы… как вдруг яркий свет ударил ему в глаза, и он застыл ослепленный…

А когда смог открыть их, то сильно удивился, впервые за всю шестнадцатилетнюю жизнь испытав самые разнообразные чувства, которых добивались суперумные доктора со своими терапиями, таблетками и прививками, столько лет… Шквал чувств! Удивление, любопытство, восхищение, восторг, надежда, возбуждение, изумление, блаженство и самое главное из них, затмившее другие, – очарованность… ярким волшебным светом, струившимся прямо в дыру сломанного голубого купола. Он исходил от дивной горы, переливающейся зеркальными блеском, в которой отражались летающие по небу крылатые создания, похожие на ангелов, ликующие люди, обнимающиеся, словно после долгой разлуки, какие-то суровые великаны с мечами, гуляющие по городу его детства… Он направился к ней.

Рейтинг@Mail.ru