Медиум обыкновенный

Евгения Ивановна Хамуляк
Медиум обыкновенный

После легкого шока Витя стал рассказывать об этой своей функции организма, с каждой потраченной минутой понимая, что ему становится легче. А когда на ручных часах больной досчитался до сорока минут, говоримых исключительно о стуле сегодняшнего дня, вчерашнего, недельней и даже годовалой давности, – Витя понял, мигрень не прошла, но стала терпимой.

Витя попросился домой, так и не приступив к рассказу о том, как начался для него проклятый март, когда жена стала пропадать по четвергам и субботам в психологическом клубе «Эзотерика». Причину обрывания психологического сеанса на самом интересном месте Витя подобрал значимую – стул. Но перед уходом, стоя у двери, вдруг решил проверить одну догадку.

– Доктор, извините, а вы случайно не эзотерик? – с надеждой на отрицательный ответ спросил Витя.

– Эзотерика – мое хобби. В современном мире каждый разумный человек изучает эзотерику, – не отрываясь от записи в журнале о стуле Вити, отвечал психиатр.

Витя понял все. Все и сразу, особенно когда на кассе очень болезненно расставался с пятнадцатью тысячами рублей, в душе желая вызвать наряд милиции, чтобы обвинить сиё заведение в мошеннечестве с простым людом.

В ту ночь он вспомнил своего деда, бившегося с мировым злом фашизма, не зная страха и не имея упрека. Дед прошел три фронта, дошел до Берлина, но в отличие от других постеснялся рисовать на стенах свой автограф, потому фамилия Витиеватых осталась безымяной в истории.

Витя решил идти дедовым путем и тоже биться со злом, пусть и иным, но покусившемся на покой семьи Витиеватых. Бой был назначен на вечер субботы в психологическом клубе «Эзотерика». Не имея доказательств, Витя сердцем знал, что головная боль растет оттуда, из цокольного этажа соседнего дома, где разместилось гнездо психологии, эзотерики, чернокнижия, сектанства и, скорее всего, фашизма.

– Анатолий, – представился мужчина, красивой рукой в вязанном свитере указывая на стул напротив. – Елена, если желаете, вы можете пойти в группу. Думается, мы справимся с Виктором самостоятельно, – он тепло улыбнулся паре.

– Не справимся, – ответил Виктор и поперхнулся. – То есть справимся. Но Елена пусть побудет здесь, – поправился мужчина, немного «набычив морду», как говорил его дед.

– Хорошо, – просто сказал Анатолий. – Расскажите о своей психологической проблеме.

Витя вздохнул, хоть здесь можно поговорить о проблеме, а не о стуле. Радовало так же, что психолог довольно нормального вида, пусть и в свитере, а не в белом халате, ничего не записывал, а просто внимательно слушал. И больной изложил историю с головной болью, забыв правда «вонючее» начало истории про четверги и субботы.

– Панические атаки есть? – спросил Анатолий. Витя не совсем понял вопрос, но порыскав по фибрам души, паники не обнаружил и отрицательно покачал головой. – Шумы? Голоса в голове? – вопрошал Анатолий.

Пришлось признаться, что шумы есть. А потом попросив-таки жену удалиться, при ней как-то было неудобно говорить, Виктор признался, что всю неделю и в самом деле слышит голоса. Голоса странные.

– Это эзотерика? – с болью спросил Витя.

– Ну как вам сказать, – растерялся Анатолий, не понимая собеседника. – Вы про какую эзотерику спрашиваете? – вопросом на вопрос спросил психолог.

– Как про какую? – еще больше растерялся Витя. – Где мы сидим сейчас, – он недовечиво обвел рукой серые стены. – Вы эзотерики же?

– А, вы про название?! – рассмеялся Анатолий, первый понимая суть разговора. – Да мы с коллегами так назвали наш центр, чтоб сразу отсечь нецелевую аудиторию. А то заходят разные. Им и психология – эзотерика, – Анатолий почесал красивой рукой в вязанном свитере красивую мужскую голову. – Маркетинговый ход. Но мне с самого начала идея не понравилась. Нет такой науки эзотерики. Под этим названием теперь все подают. И продают. А мы обычные ремесленники в области души, но с широким взглядом на вещи. Не отрицаем ни астралогию, ни хиромантию, ни древние знания.

Рейтинг@Mail.ru