Драгоценный подарок

Елизавета Соболянская
Драгоценный подарок

Пролог

Марина бодро шла по улице со скоростью потока, с теплом размышляя о запланированной встрече с одной из близких подруг. Их было немного, но дружили давно и надежно, поддерживая друг друга в сложные моменты. Одна из них – Алина – недавно вернулась из Таиланда и пригласила подруг на «разграбление чемодана», которое традиционно устраивала на следующий день после прибытия.

Традиция была давней, еще студенческой. Марина, ездившая на каникулы в деревню к бабушке, полными сумками привозила варенье, огурчики, свежие овощи и душистые яблоки. Девчонки в комнате каждый раз устраивали пир на весь мир, обещая в свое время отдать долг.

После учебы все устроились на работу по распределению. Первый год встречались так же часто. Потом Жанна и Алла вышли замуж, сидели с детьми и редко выбирались на девичники. Алинка же сразу после университета устроилась в небольшую фирму, доросла до старшего менеджера отдела продаж и продолжала приглашать к себе девчонок каждый раз по возвращению из очередной командировки или отпуска.

Марине повезло меньше всех – работу в городе она нашла, но дальних поездок позволить себе не могла, поэтому по-прежнему ездила к бабушке, привозила яблоки и варенье. Подруги радовались этим нехитрым гостинцам не меньше, чем коралловым бусам и перламутровым раковинам от Алинки.

Мимо мелькали витрины магазинов, прохожие, но девушка в предвкушении встречи с друзьями почти не обращала внимания на окружающих.

– Сударыня, – молодой человек привлекательной наружности неожиданно отделился от стены магазина и шагнул к Марине, – подскажите, как пройти…

Девушка любезно улыбнулась, собираясь подсказать дорогу, и мягко осела на руки незнакомца.

– Точно она? – услышала она низкий мужской голос над ухом.

– Точно-точно, веди!

Двое хорошо одетых мужчин, придерживая девушку под руки, вошли с ней в маленькую лавочку, полную дешевых каменных бус, ароматических свечей и невнятных медальонов из латуни. Не обращая внимания на пожилую женщину за стойкой, троица шагнула в задрапированную пыльной синтетикой арку.

– Как обычно? – хрипло спросила торговка.

– Да, все как обычно, – ответил один из мужчин, небрежно бросая на прилавок тяжелую золотую монету.

Старуха неторопливо дернула резную ручку на древнем комоде, полыхнул синеватый свет, и люди, стоящие в проеме, исчезли. Проводив их взглядом равнодушных блеклых глаз, опушенных белесыми ресницами, она налила себе чаю и взялась за журнал с заманчивым заголовком «Как вернуть молодость»?

Глава 1

Марина шла, поддерживаемая под руки, и видела все, что происходило вокруг. Вот только закричать или вырваться из словно стального захвата не могла – мысли ускользали, путались, превращаясь в рой светлячков, кружащихся в голове.

– Прибыли. Куда ее? – спросил один из мужчин.

– Давай… в абрикосовую спальню, – с легким сомнением в голосе произнес другой.

Через несколько минут девушку ввели в незнакомую комнату, отделанную светлым шелком и темным деревом. Даже в ее полусонном состоянии она отметила красоту оформления помещения. В стеклянных витражах, разделяющих комнату на зоны, повторялся один и тот же узор – ветви абрикосов, то цветущих, то обремененных плодами. Вообще комната выглядела богато и уютно, ничем не напоминая дешевую гостиницу или, упаси господи, бордель.

Сердце Марины сжималось от страха, ноги подгибались, а по лицу текли слезы, но мужчины словно не замечали ее состояния – довели до кресла, усадили и оставили одну. Это было очень страшно: сидеть в одиночестве неизвестно где и бороться со своим онемевшим телом. Оно отказывалось подчиняться. Почему-то именно сейчас девушке вспомнились все фильмы, где главный герой в первом кадре прикован к постели, а в следующем уже бежит по парку или лезет на скалу, белозубо улыбаясь и радуясь движению. А вот у нее, увы, онемение не проходило.

Неизвестно, сколько прошло времени. Комнату окутали сумерки. Пленница совершенно измучилась, затихла, слезы высохли на лице, болезненно стянув кожу. Неожиданно под дверью мелькнул свет, а затем в комнату внесли лампу. Марина с трудом подняла припухшие веки и сумела сфокусировать взгляд, чтобы убедиться – мужчины вернулись.

Незнакомцы странно смотрели на девушку, мялись, обмениваясь многозначительными взглядами, тяжело вздыхали, потом сели на диван, стоящий напротив кресла. Вблизи оказалось, что они похожи друг на друга, как две горошины из одного стручка. Симпатичные, дорого одетые сероглазые шатены с одинаково скептичным выражением лиц. Они успели избавиться от пальто, оставшись в рубашках, брюках и жилетах из плотной ткани.

В принципе, обычная одежда, немного смущал лишь крой и старомодные галстуки, больше похожие на хитро повязанные шейные платки. Марина вконец вспотела в своей куртке, рыдания уничтожили косметику, так что девушка подозревала, что выглядит откровенно жалкой и потерянной. На минуту под их высокомерно-презрительными взглядами у нее промелькнула мысль: что, если своим неопрятным видом она оттолкнет этих холеных красавцев? Вдруг они ее отпустят?

Словно прочитав ее мысли, один из мужчин сказал:

– Он согласился попробовать. Ты задержишься здесь на год.

– Сейчас тебя приведут в порядок и переоденут. Через час обед, – добавил второй.

Выдав эту скупую информацию, мужчины синхронно встали и ушли, оставив девушку в недоумении. Вместо них пришла молчаливая сухопарая дама, похожая на гувернантку из старинных романов. Ее длинное темное платье, строгий пучок, белоснежный воротничок и манжеты выглядели так, словно перенеслись в дом прямо из клуба ролевиков-реконструкторов. Она брезгливо посмотрела на девушку и холодно приказала ей встать. Тело Марины дернулось в ответ на приказ, но выбраться из кресла она не сумела. Сморщившись так, словно съела лимон, дама на минутку пропала из поля зрения, а потом вернулась с флаконом темного стекла, который сунула девушке под нос.

Резкий травянистый запах ударил в мозг и смел тягостную пленку, которая окутывала его. Руки и ноги дернулись, возвращая чувствительность и способность к управлению. Из глаз Марины снова хлынули слезы, только уже от облегчения.

– Вставайте, лиэль, – дама держалась все так же чопорно и отстраненно, – Вам следует принять ванну и переодеться. Следуйте за мной, у нас мало времени.

Марина, не возражая, поплелась за дамой. Бежать неизвестно куда в этом огромном доме? Да тут потолки теряются на такой высоте, что ей приходится задирать голову до хруста, чтобы рассмотреть медальоны, расписанные пейзажами и батальными сценами в обрамлении венков из незабудок. Дама привела Марину в просторную ванную и брезгливо указала пальцем на сияющий медный таз:

– Одежду сюда. Вам принесут новую. Умеете пользоваться мылом?

Тут девушка вспыхнула. Одевалась она, конечно, скромно, да и вид сейчас был весьма плачевным, но ее волосы и одежда чистые!

Дама невозмутимо покрутила огромные медные краны, и в медную же чашу хлынула вода.

– Мойтесь, я пришлю горничную вам помочь, – величественно оповестила она и удалилась.

Ежась и оглядываясь по сторонам, Марина выполнила инструкции – сняла одежду и аккуратно сложила её в медный таз. В общем-то, ее вещички не особо пострадали – помялись, пропахли потом, да спереди на куртке и шарфике расплылись мокрые серые пятна от слез, перемешанных с тушью. Все это можно было отстирать без особых усилий. Белье Марина припрятала внутрь куртки, затем, потрогав воду, осторожно забралась в медное корыто. Теплая вода быстро покрыла ее до пояса, девушка склонилась, прикрываясь волосами от случайных взглядов, и немного расслабилась.

Неожиданно хлопнула дверь, и в помещение вихрем влетела шустрая кареглазая девчушка лет шестнадцати:

– Лиэль, меня прислали услужить вам.

Марина как раз пыталась смыть разводы косметики с лица, поэтому не сразу рассмотрела, кто к ней ворвался и зачем. Девушка, весело напевая, высыпала в воду какой-то порошок, отчего вокруг Марины в доли секунды поднялась пышная пена. Потом девушка помогла ей вымыть голову и заторопила:

– Лиэль, вас ждут к ужину, пора одеваться!

Марина неохотно выбралась из ванной. Камеристка продолжала носиться вокруг: подала полотенце, принесла платье, разложила на туалетном столике гребни и заколки. Подсушив волосы отрезом полотна, служанка озабоченно вздохнула:

– Волосы длинные и тяжелые, лиэль, высохнуть не успеют. Может, просто косу заплетем?

Марина кивнула, лихорадочно осматривая себя в зеркале. Припухлости от слез прошли, лицо посвежело и разрумянилось. Платье, которое ей подала камеристка, оказалось очень откровенным. Глубокое декольте, крохотные рукава-фонарики и тонкая ткань юбки, буквально липнущая к ногам. И никакого белья! Девушка ощущала себя практически голой.

Между тем горничная тщательно расчесала ей влажные волосы, заплела их в пышную косу, которую уложила в замысловатый узел на затылке. Закрепила причёску шпильками и украсила резными гребнями. Полюбовалась, накинула на обнаженные плечи Марины тончайшую, но удивительно теплую цветную шаль и проводила растерянную девушку к высоким дверям:

– Вам сюда, лиэль.

Марина нерешительно толкнула дверь и вошла. Резные дубовые панели на стенах, вычурный темный паркет и зеркала в строгих деревянных рамах. За круглым столом, накрытым цветной скатертью, сидели те самые похитители. Девушка стояла в дверях, кутаясь в шаль, а мужчины критично рассматривали ее.

– Худая, – сказал один.

– Откормим, – вздохнул другой.

Потом первый жестом указал Марине на свободный стул. Девушка вошла, села, покрутила головой, удивляясь тому, что в комнате светло, хотя окна прикрыты плотными шторами. Оказалось, что на потолке есть несколько световых окон, заменяющих лампы. Присмотревшись, поняла, что окна, расположенные на стенах, занавешены не просто так. Плотная ткань скрывала все. Ни выпрыгнуть, ни убежать, ни привлечь постороннее внимание. Ясно.

 

Марина перестала оглядывать комнату и перевела взгляд на мужчин. Те, усмехаясь, переглянулись и картинно предложили ей выбор: кусок жирного на вид мяса, запеченного с кореньями, или обжаренная до золотистого цвета птичка, обложенная не то яблоками, не то картошкой.

Девушка выбрала птицу и принялась меланхолично жевать, ожидая, когда ей наконец-то объяснят происходящее. Мужчины тоже молчали, то ли ожидая вопросов, то ли истерики. После птички подали суп с пирожками, а затем что-то вроде голубцов и снова мясо. Мужчины ели, не жалуясь на аппетит, а Марина уже насытилась и теперь просто гоняла по тарелке хлебные крошки, не решаясь нарушить молчание. «Ну и пусть смотрят, – отчаянно думала она, – не буду дрожать! Что мне могут сделать? Убить? Зачем тогда украли? Изнасилуют? Узнаю, каково это быть с мужчиной!»

Пугливо, словно пойманный в клетку зверек, девушка изучала похитителей, продолжая размышлять. «Все же красавцы. Один выглядит чуть плотнее и выше, однако, когда мужчины сидят, разница почти не заметна. Едят красиво, аккуратно, но быстро и много. Интересно, что бы сказали о таких манерах напыщенные дамы из глянцевых журналов? Они любят придумывать приметы. Что-то типа «как мужчина ест, так и ведет себя в постели».

На десерт подали компот. Обыкновенный компот, но очень густой, с большим количеством разнообразных плодов. Марина вежливо попросила порцию и ей не отказали – наполнили креманку до краев. Так же меланхолично девушка съела абрикосы, потом кусочки персиков, изюм и… на этом все. Груши, яблоки, вишня так и остались в ее тарелке. Мужчины, быстро расправились с десертом и, заглянув в ее чашку, многозначительно переглянулись. Девушка ничего не поняла, но через пару минут припомнила средневековый обычай определять тип темперамента по любимым фруктам. Жаль, значений она не помнила. Стало интересно, что же она такое рассказала о себе?

Глава 2

После еды все дружно перешли в гостиную. Тут окна были, поэтому девушку контролировали сильнее. Один из близнецов даже попытался взять ее за руку, но Марина шарахнулась от него. Мужчина остался стоять, перекрывая для нее дорогу к окнам и дверям. Кажется, она сумела удивить похитителей. Девушка не побежала выбивать стекла тяжелым стулом, не подумала прыгать с третьего этажа, а просто села поближе к огню и плотнее стянула шаль на груди.

– Вам холодно? – спросил один из близнецов, подходя ближе и не сводя со странной гостьи изучающего взгляда.

– У огня тепло, – вежливо ответила девушка.

Не пояснять же похитителю, что ее колотит от ужаса.

– Мы сейчас вам объясним, кто мы, и для чего вы здесь. Для начала позвольте представиться: барон Жером ди Алистер, а это – мой брат, Дилан ди Алистер.

– Марина Синтицкая, – после некоторой паузы представилась девушка.

Мужчины опять переглянулись, останавливаясь прямо перед ней.

– Что означает ваше имя? – вежливо поинтересовался тот, который представился Жеромом.

– «Морская», – пожала плечами девушка.

– Миритиэль? – спросил Дилан, странно улыбаясь.

Сверкнули невероятно белые, точно сахарные, клыки. Марину передернуло. Неужели ей собираются поменять имя? Зачем? В голове прокрутилась информация из различных дурацких пабликов типа: «Смени имя, поменяй судьбу», «Тайны имени» и прочие псевдоколдовские заголовки, окружающие странички бесплатного контента. Стало страшно – девушка не была суеверной, но не зря же во всех магических ритуалах требовалось назвать истинное имя? Что с ней будет, если имя изменится?

Второй близнец склонился ближе, потянул носом, демонстративно вдыхая её запах, и сделал свой вывод, не совсем Марине понятный:

– Скорее, Элариэль.

– Меня зовут Марина, – чужим скрипящим голосом проговорила девушка, ожидая, что сейчас эти крепкие белоснежные зубы вопьются ей в горло.

– Марина так Марина, – неожиданно согласился Жером и подмигнул ей, – смена имени ничего не изменит. Вы ведь не вернетесь в свой мир.

– Совсем? – голос предательски дрожал, а руки непроизвольно теребили бахрому шали.

– Посмотрим, – младший был явно недоволен тем, что старший согласился сохранить имя добычи.

– Вероятность возвращения есть, – старший отвечал задумчиво, словно ожидал реакции Марины.

Девушка сцепила под шалью руки так, что ногти врезались в кожу до крови, и молчала, боясь лишний раз вдохнуть. Одна малюсенькая победа не означала выигрыш в войне. Нужно выслушать, узнать как можно больше и получить свой шанс на возвращение домой!

– Думаю, вам интересно узнать, лиэль Марина, для чего вы здесь? – небрежно продолжил барон, отходя. – Я готов объяснить. Сейчас вы находитесь в другом мире. Здесь существует то, что вы называете магией. Мы – оборотни, – он хищно улыбнулся, обнажив великолепные клыки, – волки. У нас правят другие законы. В том числе законы наследия. Около десяти лет назад в нашей семье случилась трагедия. Не буду утруждать вас подробностями, скажу лишь, что в результате наш старший брат был искалечен. Теперь ни одна благородная лиэль не желает родить ему наследника, но законы крови неумолимы. Наследник нужен, и он должен быть потомком Адариса.

Марина молча смотрела на пламя и медленно пунцовела. Нетрудно было догадаться, к чему вел этот мужчина. Она должна родить наследника какому-то калеке? Ничего себе поворот…

– Но почему я? – хрипло спросила девушка, окончательно заливаясь краской.

– По трем причинам, – ответил Жером и стал загибать пальцы, проговаривая каждый пункт. – Вы невинны, у вас сильная кровь и главное – вы здесь никто. Если откажетесь – умрете.

Марина судорожно сглотнула. Потом еще раз, еще, но слезы удержала, только уточнила:

– Почему год?

– Не думаю, что вы сумеете понести с первого раза, – окинув ее взглядом с головы до ног, небрежно ответил Дилан.

Девушка вновь сдержалась. Ее реакция получила синхронный одобрительный кивок от братьев.

– Можно вопрос? – вежливо спросила она, мысленно представляя, как раздирает ногтями самодовольные лица похитителей.

– Как мы вас нашли? – догадался Дилан. – Все просто. Магия.

Марина нервно засмеялась:

– Боюсь, вы просчитались, господа. Если вы пробыли в моем мире хотя бы некоторое время, значит, уже знаете, что оставаться невинной, – Марина сглотнула, слово далось ей с трудом, – в моем возрасте… необычно.

Братья вновь переглянулись, но перебивать не стали.

– Я бесплодна. Я не могу иметь детей, – повторила она иначе, изо всех сил борясь с истерикой. – Именно поэтому я до сих пор не замужем и не имею отношений.

Лица близнецов потемнели.

– Артефакт не мог ошибиться… – пробормотал один.

Второй наградил его тяжелым взглядом, потом оценил состояние едва сдерживающей рыдания девушки:

– Я вижу, что вы не лжете, – наконец медленно произнёс он. – Отправляйтесь в вашу комнату, – холеная рука коснулась колокольчика, – вас проводят. Завтра придет лекарь, и мы решим … вашу участь.

Слова оборотней Марине совершенно не понравились, но девушка сочла за благо вновь промолчать и выйти следом за сухопарой дамой. Та без лишних слов довела ее до узкой двери, которую открыла длинным, потемневшим от времени ключом, затем, кивнув на прощание, удалилась.

Марина юркнула в комнату, заперла дверь, упала на ковер и наконец позволила себе разреветься в голос. Рыдала она долго и с чувством. Позже, ощутив, что совершенно заледенела от сквозняка и опустошена эмоционально, девушка, шатаясь, встала и осмотрелась. Н-да. Комната была размером со шкаф. Узкая койка с комковатым матрасом, тумбочка. На тумбочке – таз и кувшин, из-под кровати стыдливо выглядывает ночной горшок. Окно узкое, маленькое, закрыто ставнем. Этаж. Интересно, какой тут этаж?

Чтобы добраться до окна, пришлось залезть на кровать. Страшно скрипя, щелястый ставень открылся, качнулся под порывом ветра, больно, до вскрика, ударив по пальцам, – за окном была ночь. А еще там была зима. Этаж примерно пятый. Башня или что-то подобное.

Девушка с трудом закрыла кое-как сколоченные доски, потом, не раздеваясь, забралась под одеяло. Утром ее участь решится. Лекарь подтвердит, что она бесплодна, и тогда ее отправят назад. Униженную, растерянную, но живую. Впрочем, кто помешает этим белозубым братцам оставить ее здесь? Вдруг неведомый калека пожелает провести с ней пару ночей, раз уж ее притащили в этот мир? Остается лишь слабая надежда, что он сочтет себя слишком слабым, чтобы напрасно тратить силы. Она потерпит, она помолчит еще немного, ровно до того момента, когда вернется в свой мир. А потом … Что она будет делать потом, Марина не успела придумать. Измученный дневными событиями мозг просто отключил сознание своей хозяйки.

Глава 3

В это же самое время мужчины сидели в библиотеке, наслаждаясь ярким пламенем камина, завыванием ветра за стенами замка и крепким спиртным.

– Что будем делать, если лекарь подтвердит ее слова? Отправим обратно? – спросил Дилан.

Он был младше Жерома на пару минут и потому всегда прислушивался к мнению старшего брата.

– Да зачем? – пожал плечами второй близнец, – оставим. Может, Грей ее для забавы возьмет, а нет, так подарим кому-нибудь.

– Ну да, возьмет… Вспомни, как он тех девок выкидывал, которых ты в деревне нанял. Визг на весь замок стоял! – мужчина усмехнулся, потер мощную шею. – Кости у меня еще месяц хрустели при виде его кулаков!

– В этот раз нужно быть умнее. Осторожнее. Не укладывать эту Марину (только подумай, какое имя-то…) сразу в его постель. В конце концов, он же согласился попробовать новое средство!

– Согласился. Вот только девица завопит от отвращения, и он снова начнет нам шеи ломать, – пробурчал младший.

Оба брата глубоко задумались. Проблема требовала срочного решения. За пять лет, отведенных королем на появление наследников графства Грей, они не смогли предпринять ничего путного. Если бы не та странная старуха, подсказавшая им поискать пару лорду в других мирах, они бы до сих пор топтались на месте.

Почти восемь лет назад Адарис, граф Грей, старший лорд клана Алистеров попал в магическую ловушку. Попал не один, а вместе с отрядом кронпринца. Повелителя он спас, успев вытолкнуть юношу из смертельного круга. Зато сам пострадал неимоверно. Помимо того, что его некогда прекрасное лицо и тело были обезображены, лорд потерял и своего зверя. Для оборотня это было пострашнее любых ран…

По законам королевства главенство над кланом должно было перейти к его наследнику по крови, будь он даже бастардом. Лорд смог бы оставаться наставником молодого лорда, но официально и по закону кланом правил бы его сын. Вот только лорд не успел жениться. Собирался обзавестись супругой после очередной вылазки в проклятые земли. Не случилось.

Предполагаемая невеста, узнав, что шрамы не затянутся никогда, зарыдала, а уже через пару часов утешилась и принялась строить глазки красавчикам из свиты принца. Когда же стало известно, что лорд потерял своего зверя, даже самые захудалые кланы отвергли предложения лорда прислать невесту. Тогда Жером, младший брат лорда Грея, решился на последнее средство – заплатил простолюдинке, полукровке, имеющей в роду сильных оборотней, чтобы она понесла от лорда. Неизвестно, что глупая девка сказала лорду, но вылетела она из покоев Грея, не успев подхватить свои юбки. В тот год Жером два дня ходил с «фонарем» под глазом. Рука у брата, несмотря на раны, по-прежнему была тяжелой.

С той поры младшие братья перепробовали все – куртизанок, горничных, подкупленных селянок, но ничего не помогало. Адарис заперся в своих покоях и появлялся только на общих трапезах, пугая клан угрюмым видом и тяжелым взглядом.

Буквально месяц назад в замок приплелась нищенка в удивительно пестрых лохмотьях. В ее юбках прятались засаленные карты, на которых она лихо гадала «на любовь». В остальное время старуха давала советы по лечению и вполне шустро бежала к столу, когда мажордом бил в гонг, чтобы с удовольствием предаться греху чревоугодия.

В один из дней лорды Жером и Дилан столкнулись с бабкой в дверях. Оба синхронно сморщили носы, ожидая волны дурного запаха, но от старухи пахло лесной свежестью и травами. Через минуту удивленные оборотни неожиданно для себя получили от нищенки нагоняй:

– Вот два красавца идут, время тратят, ждут, пока род прервется!

– Что?! – горячий Дилан схватился за плеть, но Жером остановил его.

Он уже слышал об этой старухе и даже видел результат ее визита – буквально вчера они гуляли на свадьбе.

– Подскажи, бабушка, коли знаешь, как беду избыть, – с деревенской вежливостью спросил он.

– Да что подсказывать? Артефакт фамильный у вас есть, он-то добрую деву и укажет. Искать только ее не здесь надо, а за той дверью, что никуда не ведет, – неожиданно белозубо усмехнулась старуха и юркнула в кухню.

 

Дилан собрался побежать за вредной бабкой, чтобы отходить ее все же плетью, но старший брат остановил его:

– А ведь старая ведьма права, брат, у нас есть артефакт, который может указать подходящую женщину!

– Венец невесты? – младший близнец нервно сглотнул.

– Он самый, брат.

– А где же дверь, которая никуда не ведет?

– Поищем, – отрезал Жером.

В тот же вечер два молодых лорда забрались в фамильную сокровищницу и, перерыв все шкатулки и укладки, отыскали тусклый обруч из желтого золота, украшенный эмалевыми цветами шиповника. По слухам, это был брачный венец одной из первых леди Грей, и его цветы распускались, источая аромат, если венец лежал на голове девушки, достойной стать парой лорда.

Прихватив артефакт, братья ринулись объезжать окрестные города и деревни, заглядывая буквально в каждую дверь. Наконец, усталые и злые, к окончанию третьей недели поисков они зашли в кабачок выпить горячего эля, чтобы согреться. Хозяин споро подал им кружки, лорды решили выйти на улицу, чтобы не дышать душным смрадом, и увидели ЕЁ – дверь, на которой была вывеска: «Никуда».

Первым отмер Жером:

– Эй, хозяин! – крикнул он. – Что это?

– Лавка, – ответил хозяин. – Баба там одна промышляет, грамотная, вона, дажа фамилие свое на двери нацарапала!

Лорды кивнули, деланно посмеялись, а потом зашли в лавку и сразу же ощутили наличие портала. За проход, конечно, пришлось заплатить, и прилично. Деревенская дура отчаянно торговалась за каждую монету, но и когда они наконец – то сошлись в цене, братья едва сдерживали бешеное желание придушить жадную бабёнку. Ценой целого клубка потраченных нервов им удалось получить разрешение пройти в чужой мир. Братья переоделись в той лавке, куда выходил портал, оставили задаток за проход, затем вышли на улицу чужого мира и стали ждать «девицу, достойную стать парой лорда».

Время поджимало. Сам король недавно поинтересовался, почему лорда Грея до сих нет на ежегодном собрании альф. Грей темнел лицом, пытался искать выход. К его великому сожалению, братья не были альфами. Они не могли возглавить клан. Была слабая надежда, что их дети буду сильнее, но пока рядом был сильный альфа, пусть даже потерявший своего зверя, новый вожак мог родиться только от его чресел.

Вот только после предательства невесты граф даже видеть не хотел женщин в своей спальне. Порядок там наводил старый слуга, одним своим видом опровергавший попытки других альф обвинить Адариса Грея в мужеложстве. Несмотря на усилия альфы, границы клана ослабевали. На горизонте появились желающие принять под свою руку сильных самцов и, особенно, красивых самок клана Грей. Не за горами был тот день, когда даже король своей властью не сможет сдержать алчность соседей, и клан разорвут на части, убив неудачливого альфу и его родню.

Помня все это, Жером и Дилан до упора стояли на улице со смешным ободком в руках и смотрели через него на всех проходящих мимо женщин детородного возраста. Несколько дней они не оставляли своего поста, сменяя друг друга, чтобы поесть, умыться и подремать чутким сном в ближайшей к порталу гостинице.

Наконец им улыбнулась удача! Она прошла мимо, скользнула серой тенью, почти растворяясь в толпе! Младший едва успел махнуть рукой, подавая знак старшему, а уж тот не растерялся, рванул на перехват, оглушил волной обаяния, отвлек внимание окружающих, а через минуту братья уже вдвоем утащили девушку в портал. Они так радовались своему везению! Так гордились тем, что нашли возможность спасти клан! Поэтому новость о бесплодии оказалась для них просто убийственной. Неужели боги отвернулись от лорда Грея и его клана?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru