Мечта городской ведьмы

Елизавета Соболянская
Мечта городской ведьмы

Глава 1

Как выглядит жилище сельской ведьмы? Деревянный сруб в глуши, обомшелый колодец, да отощавший фамильяр на печи. Травки-корешки-зелья, наводящие порчу и привлекающие женихов. Рутина, скука… Разве что явятся обнаглевшие селяне, попытаются сжечь за то, что не остановила коровий мор или случился третий выкидыш у второй жены пьяного старосты.

Иначе выглядит дом городской ведьмы, если она, конечно, с отличием закончила Академию магических искусств и сумела накопить на первый взнос за особнячок в приличном торговом районе. Внизу – лавка, сверкающая стеклом и разноцветными пузырьками, наверху – несколько жилых комнат скромной квартирки.

Итак, позвольте представиться: Тавита Арто. Молодая городская ведьма, смуглая и черноглазая, заставляющая склочных старух плевать себе вслед с криком «ведьма»! А еще – недавняя выпускница, успевшая, по мнению сокурсников, вытащить счастливый билет, ведь на выпускном курсе мне повезло выкупить лавку у престарелого преподавателя травоведения, уезжающего к морю вместе с дочерью и внучками. Да не просто выкупить, а с лицензией на право деятельности, то есть, получить его место в реестре городских магов, лекарей и ведьм.

Что только не рассказывали об этом однокурсники! Самым мягким предположением была моя любовная связь с престарелым магистром, разменявшим вторую сотню лет. Самым экзотическим – применение зелья подчинения. Кое-кто особо умный даже накатал донос в магполицию, и сразу после покупки ко мне приходил мрачный следователь с вышитым на мантии алым язычком пламени напротив сердца, чтобы провести допрос.

Скрывать мне было нечего, в лавке все еще шел косметический ремонт, так что я уделила милейшему риссу-дознавателю пару часов своего времени. Рассказала, как работала с первого курса, откладывая деньги в банк, и даже показала ежегодные отчеты, аккуратно подшитые в папку. К третьему курсу у меня скопилось всего полсотни золотых, но я вложила их, купив акцию корабля, отправляющегося за редкими ингредиентами на южные острова.

Мне повезло. Корабль, потрепанный и с течью, вернулся за два дня до осенних штормов. Свою прибыль я забрала травами, и владелец корабля насыпал мне сверху щедрую жменю коры хинны. Зима была суровая, так что привезенные ингредиенты для снадобий окупились почти в шесть раз, при том, что торговала я не в лавке, а внутри своей же Академии. Удивительно, но не все студенты способны сварить зелье от простуды!

На пятом курсе трюк повторить не удалось, и я даже потеряла пять золотых в попытке вложить деньги в аптеку или лавочку. Но зато я привлекла внимание преподавателя по травоведению и получила постоянную работу в его лавке. Конечно, господин следователь проверял мои слова, расспрашивая соседей, и получил подтверждение тому, что рисс Урий давно искал себе помощницу, да и мой аттестат и отличные отзывы преподавателей имели значение. Но беседа получилась длинной:

– Все же объясните, риисса Арто, почему ваш наставник решил продать лавку именно вам? – вновь вернулся к теме рисс Дарий, подозрительно меня разглядывая.

Глаза у дознавателя были темно-карие, но плескался в них порой легкий золотистый отблеск. Похоже, он не зря носил язычок огня напротив сердца: в любой момент мог поджечь и меня, и мою лавку. Бояться не хотелось, но по коже пробежали едва заметные мурашки. Огневики славятся быстротой принятия решений и неотвратимостью наказания.

Я вздохнула и постаралась объяснить:

– Мой учитель очень любил свое дело. Он считал, что приносить пользу людям – это призвание. Его лавка стоит на этом месте около ста лет. Когда-то он получил ее от другого травника и мечтал передать членам своей семьи, но дочери не переняли его талант, а зятьям травничество и вовсе не интересно. Учителю же хотелось, чтобы это место просто было, – тут я пожала плечами и пристально посмотрела на мужчину – понимает ли?

Дознаватель только пошевелил пальцами, поторапливая, и я продолжила:

– Он долго присматривался ко мне. Обратите внимание, в бумагах на собственность указано, что я не могу менять назначение помещения, а также название. Поверьте, льготный кредит в эльфийском банке мне не дали бы, несмотря на мои заслуги в Академии, если бы рисс Урий не поручился за меня.

– Понятно, – следователь потер переносицу и вынул из кармана небольшой мягко сияющий шарик.

– Сфера правды? – я понимающе кивнула, шар был чист, ни одно темное пятно не уродовало его нежную поверхность. – Надеюсь, больше вопросов ко мне не будет?

– К вам нет, – строго сжатые губы мужчины на миг украсила легчайшая и пренеприятная улыбка. – Благодарю за гостеприимство, риисса Арто, позвольте откланяться!

Следователь ушел, а я, вздохнув с облегчением, поправила передник и отправилась в лабораторию, примыкающую к лавке. Большую часть зелий для продажи я изготавливала сама, покупая у других магов только амулеты, ингредиенты или что-то редкое, требующее вливание магии стихий.

Глава 2

Ремонт подходил к концу. Рабочие заглянули ко мне поздним вечером, со словами:

– Хозяйка, принимай работу!

Я негромко фыркнула, перед отъездом рисс Урий надавал мне советов, в том числе и про такую уловку ремонтников. Сдадут ремонт вечером, сразу заберут оплату и напьются. Утром, когда солнечный свет четко обрисует все их косяки и недоделки, они уже неспособны к работе. Так что день, отведенный законом на принятие претензий, пропадает зря.

– Очень хорошо, – я слегка улыбнулась, снимая плотный тканевый фильтр, закрывающий нос и рот от испарений. – Жду вас завтра к девяти утра, для принятия работы и расчета.

– Риииссса, – протянул плутоватый мужичок, командующий бригадой, – пятница же… Нам бы расчет. Жен да детей побаловать!

– Ничего не знаю, рисс Умрат, – покачала я головой. – Принимать работу буду днем. А расчет только после приемки. Так написано в нашем договоре.

Рабочий сник, он уже знал, что спорить со мной на счет бумаг и законов бесполезно. После нескольких попыток надуть меня еще зеленую первокурсницу, я записалась на дополнительные занятия по магическому праву и теперь могла «придавить» любого нахала, даже не обращаясь к мировой судье.

Проводив работяг и заперев за ними двери, я пошла в лавку. Здесь все было устроено удобно и красиво: высокая мраморная стойка с широкой столешницей и вплетенной магзащитой делила помещение пополам.

В одной части располагалась входная дверь с колокольчиком, далее – два окна, два керамических вазона с апельсиновыми деревьями, маленький камин, столик, кресла и диванчик. Сейчас вся мебель, пережидая ремонт, стояла укутанной в серые полотняные чехлы, а деревца ждали своего часа на заднем дворе. Но контуры помещения все равно радовали глаз, и я даже зажмурилась, представляя, как тут будет хорошо после окончания ремонта.

Эту часть аптеки я специально придумала оформить как гостиную, чтобы местные дамы могли, заглянув сюда, испить чашечку ромашкового чая и вспомнить, что давно не покупали мазь от ревматизма дорогому супругу. К баночке мази я предусмотрительно прикладывала рекламный образец в виде травяной таблетки для усиления мужских сил, или модные в этом сезоне мушки, исцеляющие угревую сыпь.

Вторая часть, за стойкой, была хранилищем готовых зелий. На полках стояли ряды пузырьков и флакончиков, в длинных ящичках прятались амулеты, коробочки с порошками и пакетики с травами. В особых шкафчиках, закрытых магическими замками, я держала опасные ингредиенты и дорогие пряности. Тут же располагалась отдельная стойка с разными ведьмовскими штучками.

Вообще, травоведение у меня было второй дисциплиной. Первой у ведьм и ведьмаков всегда идет та самая особая магия, которая отличает нас от магов. Ведьма редко может ударить чистой силой, или просто влить ее в пострадавшее тело, ускоряя регенерацию, но зато способна заговорить меч или кинжал, увеличивая их прочность, силу или точность удара. Ведьмы-травницы умеют сварить зелье или наложить чары на кусок мела, превращая его в лекарство. Были ведьмы, специализирующиеся на любовной магии, были обережницы, а были, как я, лекарки широкого профиля.

Помимо прочной связи с материальным миром, магия ведьм имела еще несколько ограничений. Не всегда приятных. Например, я до сих пор не могла пользоваться своей силой в полном объеме, потому что не встретила своего мужчину.

Вздохнув я толкнула часть тяжелого мраморного прилавка и вышла в «гостевую» часть лавки. Здесь рабочие белили потолок, красили рамы двери и пол. Краска с особой магической присадкой «обновления» могла сама восстанавливаться в течение десяти лет. Если маг имел талант и не жалел сил, то и всех двадцати, но все когда-то надо менять.

Прежде стены были прохладно-голубые, рисс Урий считал, что такой оттенок добавляет аптеке стерильности. Я же захотела добавить теплоты и заказала краску мягкого розового оттенка, купила новые занавески и обивку для диванчика и кресел. Прошлась, всматриваясь в потолок и стены, погладила приятно гладкий край подоконника… На первый взгляд, все кажется опрятным, но утром все точно будет иначе.

Где-то звякнуло стекло. Я прислушалась – неужели в лаборатории? Похолодела: спиртовка! Загасила или нет? Быстро забежала за прилавок, жалея, что не могу над ним пролететь – экранирующая магия тут самая сильная, даже телепорт в аптеку не пробьешь в попытке выкрасть ценные зелья.

В лаборатории царили тишина и полумрак. Парочка магических светляков билась в банке, готовое зелье, которое, как и положено, остывало в глиняной чашке. Пожав плечами (послышалось?), я накрыла миску салфеткой, еще раз проверила спиртовку и окно, а потом двинулась к лестнице. Пора ложиться спать. Завтра расчет с рабочими, устранение недоделок, а послезавтра уже открытие.

Светляк в баночке слабо мерцал, намекая на то, что пора было бы ему сахару подкинуть, так что до спальни я добиралась в полутьме. Вошла в комнату, поставила огонек на тумбочку, со вздохом облегчения скинула туфельки на каблучках, стянула платье и бросила его на пол – утром риисса Айта унесет его в прачечную.

 

Вместе с домом и лавкой мне досталась и прислуга: почтенная экономка – дама необъятного размера, но шустрая и ловкая. Ее семья работала здесь же. Муж, мрачный неразговорчивый ветеран пограничной службы, выполняющий тяжелые работы, и дочка, миловидная девица восемнадцати лет, стоящая иногда в лавке. Платить, как прежний хозяин, я им не могла, поэтому они приходили два, иногда, три раза в седьмицу, чтобы навести порядок, приготовить сладости для посетителей и перемыть посуду на кухне.

Радуясь окончанию длинного дня, я немного постояла в полумраке, наслаждаясь наготой. Днем я всегда надевала строгие платья приглушенных тонов, застегивая белоснежный воротничок под горлом, стягивала черные волосы в тугой пучок, строго приглаживая буйные кудри, и даже смуглую кожу высветляла пудрой и зельями. Это помогало привлекать клиентов и, несомненно, укрепляло репутацию, но тщательно созданный мною образ отличницы и травницы-аккуратистки, порою, жал. Для развития своей магии ведьмы должны иногда сбрасывать налет цивилизации, купаться в озерах по ночам, летать на метле или падать с любимым в душистые травы… В груди кольнуло, и я закрыла глаза. Не хочу вспоминать. Это больно.

Глава 3

Моя сила спала очень долго, так что мама и тетя были уверены – я не унаследовала ведьмовский дар. Поэтому они не рассказывали мне правил, а просто учили собирать и сушить травы, варить простые зелья без наговоров, готовить мази и отвары. Работать в аптеке или заготавливать сырье для них – тоже работа, вполне подходящая для женщины. Все изменилось, когда я влюбилась. Будущие маги приехали в наш городок на практику. Гоняли упырей, лечили недужных, усмиряли кладбище, а еще шатались по кабакам, тискали девчонок на танцах, крутили скоротечные романы.

Рисс Шаарх, смуглый красавец благородных кровей вскружил немало голов. Влажные черные глаза, легкая улыбка красиво очерченных губ и богато расшитые шелковые наряды выделяли его среди товарищей, облаченных в серые ученические мантии.

Он приметил меня днем, когда я собирала чертополох для обережных венков, которые хорошо делала моя сестра. Скромно подошел, спросил улицу, завёл вежливый разговор, назначил встречу, вечером сводил на представление, подарил букетик и яблоки в карамели, наговорил комплиментов и даже поцеловал у дверей дома. Я летала. У меня еще никогда не было такого поклонника. Хорошо бабушка обратила внимание на золотистую ниточку, появившуюся на воротнике. Уцепила, дернула и, ахнув, закричала:

– Илейна! Сюда!

Мать прибежала и тоже ахнула. Я стояла, растеряно глядя на невесомую нить, и ничего не понимала. Потом она мне объяснила:

– Тавита, у тебя проявился наш родовой дар! Эта ниточка показывает, что ты можешь стать настоящей ведьмой!

Я засмеялась от счастья, а бабуля нахмурилась:

– А я гляжу, ты вся светишься уже третий день! Неужто кавалера завела? Кто он?

Пришлось признаваться. Услышав, что мой возлюбленный маг, мама потемнела лицом и рассказала кое-что об обретении ведьмовской силы. Я не поверила. Мама повторила. Я же не хотела верить, что красавцу-магу от меня нужна только сила. Мама вздохнула, дала амулет и с тревожным взглядом отпустила на свидание, опутав своими защитными чарами.

В заброшенный яблоневый сад маг завел меня словно бы случайно. Начиналось все хорошо: поцелуи, скамейка, легкий звон маминых охранок, и темные глаза мага, маскирующего заклинания под случайные жесты, душистый стог, мягкая трава под босыми ногами. Когда руки Шаарха очутились в моём декольте, я взглянула ему в глаза и неуверенно спросила:

– Шаари, ты правда хочешь стать моим проводником?

Парень дернулся, переменился в лице, попытался сползти с меня, но амулет его надежно зафиксировал. Я встала, отряхнула сено и вызвала магполицию. Где-то внутри поселился холод. Маги появились сразу, видимо, в связи с наплывом студентов в городке появился постоянный пост.

– Риисса? – старший внимательно на меня посмотрел.

– Этот маг хотел воспользоваться моей силой, – дрожащим голосом произнесла я. – Вы можете просмотреть мои воспоминания, я до вчерашнего вечера не знала, что являюсь неинициированной ведьмой.

Мужчина поджал губы, поднес к моему виску амулет. Процедура считывания неприятная, но я старалась думать, как можно четче именно о встрече с Шаархом, потом о приглашении на свидание и его испуге, когда я спросила про проводника.

Дело было в том, что ведьма, не знающая о своем даре, могла подарить его тому, с кем впервые проведет ночь. Ритуальные слова, снимающие запрет, просты, и вплетаются в обычную любовную беседу. Забор силы – наказуемое деяние, но многие маги, тем более знатные, отделываются штрафом, а девушки, ставшие их жертвами, становятся обычными и всю короткую человеческую жизнь чувствуют отсутствие части себя, некоторые даже умирают.

Шаарха, связанного амулетом, тоже проверили, хоть он и гримасничал, явно пытаясь думать о чем-то другом. Потом старший полицейский кивнул, и парня унесли в портал. А я пошла домой, радуясь появлению моей силы, но чувствуя острый холодок предательства в дюйме от сжимающегося от страха сердца. Больше я ни с кем из магов дел не имела. Ведьмаки, страдающие от той же проблемы, меня стороной обходили, а от людей я сама шарахалась еще больше, опасаясь сплетен.

Глава 4

Вынырнув из воспоминаний, я поежилась и упала в постель обнаженная. Рубашки и пижамы надоели мне в общежитии. Ощущая прохладу простыней всей кожей, я медленно начала погружаться в дрему. Но не успела я уснуть, как за окнами раздался шум. Затем началось мигание огней, послышались крики, топот коней и свист поисковых заклятий.

Вскочив, я натянула платье и, забыв про туфли и чулки, сбежала вниз. Проверила черный ход, потом вошла в лавку и выглянула в окно. По улице бегали люди в синей форме квартальных полицейских. Из соседних домов начали выглядывать жители в ночных колпаках, чепцах и даже в старинных рыцарских шлемах. Шум и гам стоял невероятный. Кажется, кого-то ловили, обшаривая чердаки и подвалы. Заметив зажженный мною свет, в дверь решительно постучали:

– Откройте, полиция!

Я неторопливо подошла к двери, открыла и уставилась на взъерошенного, мокрого от дождя служаку.

– Что случилось, рисс?

Высокий мужчина, укрытый с ног до головы непромокаемым плащом, поднес к свету жетон в виде язычка пламени:

– Старший городовой Замид! Ищем опасных преступников! Осматриваем все дома! Вы здесь одна? – он попытался заглянуть мне за спину, благо рост позволял.

Пришлось немного посторониться, открывая обзор:

– Как видите. Лавка закрыта на ремонт, и я уже спала, когда услышала шум.

Грохот на улице, и впрямь, стоял знатный. Его отголоски врывались в незапертую дверь, заставляя дребезжать флакончики на полках.

– Тем не менее, я должен осмотреть помещение! – полицейский был непреклонен и явно давил на меня своими размерами.

Я решила, что проще будет пустить его внутрь. Быстрее осмотрит, быстрее уйдёт, и я, наконец-то, лягу спать.

– Прошу вас, – я отступила в сторону, погладив обрамляющую дверь гирлянду из чертополоха, крапивы и веток сосны.

Оберег мне рисовала талантливая ведьма, умеющая сочетать эстетику гостиной и сильный защитный круг. В эту дверь не мог проникнуть никто, желающий мне зла. Городовой мельком взглянул на оберег и прошел в лавку.

Я подняла светильник, но полицейский достал свой, гораздо более яркий, и в резком свете сразу трех светляков я легко рассмотрела полуночного визитера. Он выглядел как деревенский увалень: грубоватое лицо с крупными чертами, светлые коротко постриженные волосы, пшеничные усы и мощные руки с широкими лопатообразными ладонями. Даже форма сидела на этом мужчине с уютной небрежностью одежды, которую не снимают никогда, или почти никогда.

Но первое впечатление было обманчиво. На правой стороне мундира горел значок магполиции, а туда, как известно, деревенских олухов не брали – ловля магов дело непростое. Плюс значки за меткую стрельбу, «лучший следопыт» и «серебряное крыло». Хм, похоже, ловят кого-то очень важного, если такой успешный сыщик сам обходит дома!

– Я вам все покажу, рисс, – пообещала я, убеждаясь в своей правоте. Мужчина осматривал все очень внимательно и даже уронил монету, чтобы заглянуть под мебельные чехлы. – Только прошу вас не касаться магических вещей. Вокруг много защитной магии, мне не хочется нести убытки, – настойчиво попросила я, сдергивая чехол с дивана.

Полицейский что-то проворчал себе в усы, но явно успокоился и на мебель больше не покушался. Мы пошли к стойке. Идя к двери, я не закрыла прилавок, так что теперь аккуратно прошла в дверцу, и уточнила:

– Лаборатория или кухня?

– Кухня! – решил страж порядка, покручивая в пальцах медальон-маяк.

В аптеке эта безделушка была бесполезна, все мои снадобья содержали хоть каплю магии, да и я сама воспринималась слабеньким амулетом как источник магического излучения.

– А что натворили те, кого вы ищите с таким усердием? – спросила я, открывая тяжелую, не пропускающую запахов дверь.

– Убийство, риисса, – сухо ответил мужчина, оглядывая царство кастрюль, сковородок и ножей.

Я покачала головой:

– На улице Медников каждый день происходит насилие или убийство, но никто не бежит в наш район с обыском.

– Убит член совета магов, рисс Лумпель, – нехотя проговорил городовой, очевидно понимая, что утром потревоженные соседи все равно разнесут по домам свежие сплетни.

– Магическая дуэль?! – ахнула я.

Королевский Совет магов состоял из опытных магистров не ниже десятого разряда. Убить такого – это надо было постараться!

– Банальный нож, заговоренный опытной ведьмой, – сверкнул очами страж.

Я только усмехнулась в ответ, моя золотая ниточка так и не сложилась в узор, так что заговаривать оружие я не могла. Умела, но не могла. Полицейский ниточку видел, и хвала магии, глупых предположений строить не стал.

Осмотрев весьма скромное помещение и два прилегающих к нему чулана, он пожелал увидеть лабораторию. Туда я провела его с законной гордостью: огромный зал, магическое освещение, несколько рабочих столов, самое современное оборудование и максимальная защита. Кроме того, здесь царили идеальные порядок и чистота: приготовление лекарств и косметики требовало стерильности, поэтому специальные амулеты были встроены в стены, в пол и даже в каждый стол! Наполнение их магией влетало мне в копеечку, ведь сама я не могла влить в них силу, но теперь не надо было намывать полы и стены каждый день.

Полицейскому хватило одного взгляда, чтобы оценить мое сокровище и перевести взгляд на лестницу, ведущую на второй этаж.

– Там личные комнаты, – ответила я на не заданный вопрос, – но если вас не смутит моя постель, прошу!

Не смутила. Мужчина быстро осмотрел углы, пошевелил шторы, заглянул в шкафы и кладовую для ценных зелий. Похоже, дело свое он знал, и действительно, искал преступников.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru