Под пятой коронавируса

Дмитрий Игнатьев
Под пятой коронавируса

Безусловно, отмечает Катасонов, что два мировых банковских картеля – ФРС и БМР – тесно взаимодействуют между собой. «Их можно сравнить с двумя головами одной мировой гидры».

IV. Долой власть капитала!

Президентские выборы в США

Как известно, очередные президентские выборы пройдут в США 3 ноября. И сейчас разворачивается острая предвыборная борьба между республиканцами и демократами, выдвигающих своих претендентов на высший государственный пост.

Республиканцы, понятно, выдвигают на второй срок действующего президента Дональда Трампа. У демократов наиболее вероятным претендентом является Джо Байден, вице-президент США в годы президентства Барака Обамы, ставленник глобальных финансовых структур.

Ранее Дональд Трамп, согласно социологическим опросам, опережал Джо Байдена. Но к середине апреля положение дел изменилось. Джо Байден начал обгонять действующего президента. Так, за Трампа готово проголосовать 45% избирателей, за Байдена – 48%. Понятно, что на падении рейтинга Трампа сказалась бушующая в стране эпидемия коронавируса и неспособность американской системы здравоохранения справиться с болезнью.

Но Трамп тут же сделал ответный ход.

В США завершаются административные процедуры по отправке так называемых «стимулирующих чеков» для рядовых американцев. Министерство финансов при этом приказало напечатать имя президента Трампа на чеках, которые служба внутренних доходов начнёт отправлять десяткам миллионов налогоплательщиков. Ожидается, что единовременную помощь получат около 150 миллионов американцев. В соответствии с планом стимулирования одиночные налогоплательщики, зарабатывающие до 75 тыс. долларов в год (6250 долл./м-ц), получат выплату в размере 1200 долл. Супружеские пары, зарабатывающие до 150 тысяч долл./год, получат чек на 2400 долл. Родители получат дополнительные 500 долларов за каждого ребёнка в возрасте до 18 лет.

Так что политическая борьба в Штатах обостряется.

Глобальные финансовые структуры сделают всё от них зависящее, чтобы во главе США стоял полностью им подконтрольный человек, а не «выскочка» Трамп, способный на неожиданные и своевольные поступки.

Для этого вовсю будет использоваться и далее нагнетаться паника вокруг коронавируса, остановка производства вплоть до краха экономики, лишь бы во всём обвинить Трампа и поставить у власти своего человека. И если демократам-глобалистам удастся победить, то тут же вся эта комедия с пандемией прекратится.

Нынешний глубочайший кризис, во многом носящий рукотворный характер, направлен, в первую очередь, против людей труда, против большинства населения планеты.

Не дать осуществиться зловещим планам глобалистов по уничтожению значительной части населения планеты, по превращению всего мира в «электронный концлагерь», управляемый глобальными СМИ – вот насущная задача трудящихся масс.

Это возможно, только победив власть капитала и установив власть человека труда, только уничтожив капиталистический эксплуататорский строй и направляя развитие человечества по пути социализма и коммунизма. По пути, где отсутствует частная собственность на средства производства – источник эксплуатации и угнетения, социального неравенства, голода и нищеты, источник войн и военных конфликтов.

апрель 2020 г.

16. Кризис углубляется

В 2020 г. начался полномасштабный экономический кризис. Кризис назревал в течение десятилетия, а спусковым крючком стала пандемия коронавируса , – отмечает доктор экономических наук профессор Катасонов.

Согласно прогнозу Всемирного банка, в нынешнем году ожидается сокращением мирового ВВП на 5,2%, в т. ч. по развитым странам – 7,0%, по развивающимся – 2,5%.

Это самый глубокий спад со времён Великой депрессии 1929–1933 гг., спад, имеющий признаки экономического, финансового, банковского, валютного и долгового кризисов.

Согласно ноябрьского обзора Института международных финансов (IIF), к сентябрю 2020 г. мировой долг был равен 272 трлн. долл., в т. ч. США – 80 трлн., страны еврозоны – 53 трлн. долл.

По итогам года мировой долг, по оценке IIF, вырастет до 277 трлн. долл., что почти в 4 раза превысит общемировой ВВП (362%).

Наиболее быстро рос государственный долг (по сравнению с долгом частного сектора экономики и сектора домашних хозяйств). На государство легло бремя борьбы с пандемией (выплаты населению, спасение от банкротства компаний, финансирование медицинских программ и т.п.). Понятно, это не относится к Украине, где власть предержащие не смогли придумать ничего лучшего как, под видом «Большого дорожного строительства» разворовать 36 млрд. грн. из коронавирусного фонда.

Согласно оценкам МВФ, по итогам 2020 г. совокупный госдолг всех стран мира впервые превысит величину мирового ВВП и составит 101,5% (в 2018 г. этот показатель равнялся 80%).

По данным МВФ, относительный уровень госдолга в некоторых развитых странах (% ВВП) на конец 3-го квартала нынешнего года составляет:

– Япония – 266,18%;

– Италия – 161,85%;

– Португалия – 137,24%;

– США – 131,18%;

– Испания – 123,04%;

– Франция – 118,74%;

– Бельгия – 117,70%;

– Канада – 114,65%

– Великобритания – 108,03%;

– И лишь в Германии уровень госдолга составил 73,28% ВВП.

Но наибольшим государственным долгом на конец ноября является долг Соединённых Штатов, составляющий 27,3 трлн. долл. Кроме того, отмечает профессор Катасонов, США побили свой собственный рекорд. Самый высокий относительный уровень госдолга в США был в 1946 г, составляя 126% ВВП, сейчас же он превысил уже 131%.

Большинство экспертов полагает, что развитые страны мира продолжат наращивание долговых государственных пирамид с помощью печатных станков своих Центробанков и долговых бумаг, выпускаемых Минфинами. Считается, что таким образом они сумеют избежать дефолта (то есть прекращения выплаты процентов и погашение основной суммы долга).

Однако для стран мировой периферии, к которым профессор относит и Россию, прогнозы делаются самые мрачные.

У большинства стран периферии относительный уровень госдолга за год также заметно вырос, но остаётся ниже планки в 100%. Однако многим из них грозит суверенный дефолт: во-первых, у них нет печатных станков, выпускающих в неограниченных количествах денежную массу. Во-вторых, нет казначейских бумаг, которые бы мировыми финансовыми рейтинговыми агентствами оценивались со знаком «высшего качества».

В 2020 г. некоторые страны уже успели пережили суверенный дефолт: Аргентина (девятый дефолт за последнее время), Ливан, Эквадор, Белиз, Суринам. После объявления дефолта власти этих стран начали вести переговоры с кредиторами либо о списании долгов, либо о временном моратории на выполнение обязательств по кредитам и займам, либо о реструктуризации долгов (что бывает чаще всего).

В самом конце года ожидается новая волна дефолтов. 16 ноября объявила о неплатежеспособности Замбия. Эксперты отмечают, что в конце 2020 – начале 2021 суверенные дефолты могут объявить Ангола, Камерун, Кения, Пакистан.

Не исключено, что дефолт объявит и Украина, если в ближайшее время ей не удастся договорится с МВФ о получении очередного кредита (это свидетельствует о том, что Украина уже давно села на долговую иглу, и с каждым годом ситуация только ухудшается).

Во всех странах группы БРИКС, за рассматриваемый годовой период, по данным МВФ, относительный уровень долга повысился и составляет:

– Бразилия – 101,40%;

– Индия – 89,33%;

– ЮАР – 78,82%;

– Китай – 61,70%;

– Россия – 18, 94%.

Наименьшая вероятность дефолта у России и Китая. Наибольшая – у Бразилии и ЮАР.

Мировая капиталистическая экономика переживает далеко не лучшие времена, погрузившись в очередной глубокий кризис.

30 ноября 2020 г.

17. Искусственный интеллект и кризис капитализма

Размышления над книгой Кай-Фу Ли «Сверхдержавы искусственного интеллекта. Китай, Кремниевая долина и новый мировой порядок».

С интересом прочитал книгу доктора Кай-Фу Ли, основателя и генерального директора Sinovation Ventures, президента Института искусственного интеллекта, более тридцати лет занимающегося искусственным интеллектом (ИИ) как исследователь, разработчик и инвестор. До основания Sinovation Ventures (2009 г.) доктор Кай-Фу Ли был президентом Google China, занимал руководящие посты в Microsoft, SGI и Apple, основал Microsoft Research China, позже переименованную в Microsoft Research Asia.

В своей книге автор рассказывает читателям, что такое искусственный интеллект, когда начались исследовательские работы по данному вопросу, каких достижений добились исследователи на пути развития ИИ, какие страны идут во главе прогресса в данной стремительно развивающейся отрасли науки и технологической деятельности, какие проблемы возникли перед человечеством в связи с бурным развитием ИИ.

I. Исследования искусственного интеллекта и его практическое применение

Работы над искусственным интеллектом начались в 50-х годах ХХ ст. и шли с переменным успехом, то набирая размах, то затихая, но никогда не прекращались.

Автор книги, китайский учёный Кай-Фу Ли, родился на Тайване в начале 1960-х, но уже с 11-летнего возраста переехал в США, там получил образование по информатике в Колумбийском университете, там стал заниматься исследовательскими работами над искусственным интеллектом. Поступая в аспирантуру по информатике с целью углублённого изучения проблем искусственного интеллекта, Кай-Фу Ли в своей анкете указал:

«Исследование искусственного интеллекта – это анализ того, как человек усваивает знания, количественная оценка его мышления, объяснение человеческого поведения и разгадка того, что делает существование интеллекта возможным; это решающий шаг человечества к пониманию самого себя, и я надеюсь сделать что-то для этой новой, но перспективной области науки».

 

Эта запись помогла Кай-Фу Ли попасть на ведущий факультет компьютерных наук университета Карнеги-Меллона, где он стал доктором наук.

Следует отметить, что автор добился выдающихся успехов в данной отрасли науки и воплощению её достижений на практике. В 2013 г. журнал Time внёс доктора Кай-Фу Ли в список ста самых влиятельных людей мира.

Некоторые вехи ИИ в состязании с человеком.

1986 г. – победа компьютерной программы, написанной Кай-Фу Ли, над чемпионом мира по игре «Отелло» (упрощённая версия игры го; играют на доске в 88 клеток);

– 1997 г. – победа компьютера Deep Blue, созданного корпорацией IBM, над чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым.

– март 2016 г. – победа компьютера AlphaGo – программа создана британским стартапом DeepMind, приобретённом Google в 2014 г., – в серии из пяти игр над легендарным корейским игроком в го Ли Седолем со счётом 4 : 1.

– Май 2017 г. – победа AlphaGo над чемпионом мира по игре в го китайским профессиональным игроком Кэ Цзэ со счётом 3 : 0.

Об игре го. Считается, что эту игру изобрели более 2500 лет тому назад, но её история уходит в прошлое намного глубже, чем история любой другой настольной игры из дошедших до наших дней. В Древнем Китае умение играть в го входило в число четырёх искусств, которым был обязан владеть любой китайский учёный. Считалось, что го наделяет игроков мудростью и изяществом мысли, свойственным философии дзен. Тогда как западные игры, например, шахматы (мне не совсем понятно, почему Кай-Фу Ли относит шахматы, изобретённые в Индии, к западным играм), носят примитивно тактический характер, го требует постепенно менять позиции на доске и медленно окружать противника, что превращает го в искусство, требующее особого состояния ума. Игра на доске 19 х 19, число вариантов ходов превышает количество атомов в известной нам части Вселенной (по разным данным, от 10 в 150-й до 10 в 170-й степени).

Работа AlphaGo основана на технологии глубокого обучения – новаторском методе в области искусственного интеллекта, позволяющем развивать когнитивные (психические, познавательные) способности машин. Программы, основанные на глубоком (машинном) обучении, теперь могут лучше, чем люди, идентифицировать лица, распознавать речь и выдавать кредиты.

Глубокое обучение, – пишет Кай-Фу Ли, – это то, что известно как «ограниченный ИИ», интеллект, который берёт данные из одного конкретного домена и использует их для оптимизации одного конкретного результата. Это впечатляет, но всё ещё далеко от «ИИ общего назначения» – универсальной технологии, способной делать всё, что может человек.

И Кай-Фу Ли объясняет, как работает глубокое обучение. Чтобы получить решение, оптимизированное в соответствии с желаемым результатом, эти алгоритмы используют огромные объёмы данных из определённого домена. Самообучающаяся программа решает задачу, обучаясь распознавать глубоко скрытые закономерности и корреляции, связывающие множество точек данных с желаемым результатом. Для этого требуется огромное количество данных, мощный алгоритм, узкая область и конкретная цель.

Глубокое обучение находит самое естественное применение в таких областях как страхование и кредитование.

Исторически глубокое обучение было почти полностью разработано в Соединённых Штатах, Канаде и Великобритании. Затем некоторые китайские предприниматели и венчурные фонды, в том числе и Кай-Фу Ли, начали инвестировать средства в эту область, подключив к данным разработкам и Китай.

Китай к началу ХХI ст. намного, на годы, если не на десятилетия, отставал от США в работах над искусственным интеллектом. Но многие китайские учёные, исследователи ИИ, в том числе Кай-Фу Ли, получили образование в США, работали в Кремниевой долине, то есть вышли на самый передовой уровень достижений и разработок в этой области, а затем, как тот же Кай-Фу Ли, продолжили уже свою работу в Китае.

В 2014 г. на работы в области ИИ обратило своё внимание китайское правительство.

В сентябре 2014 г. на Всемирном экономическом форуме «Летний Давос – 2014», проходившем в прибрежном китайском городе Тяньцзинь, выступил премьер Госсовета Китая Ли Кэцян. В своём выступлении он обратил внимание на решающую роль технологических инноваций в обеспечении роста и модернизации китайской экономики.

Эта речь премьер-министра, обращает внимание Кай-Фу Ли, зажгла первую искру, из которой вскоре разгорелось пламя китайской технологической революции. Новый лозунг «Массовые инновации – массовому предпринимательству!» означал, что государство готово поддерживать стартап-экосистемы и технические инновации. При этом государство не только субсидировало китайские технологические компании, оно стремилось повлиять на культурный фон в стране. У новаторов появились деньги и пространство для работы и творчества.

Необходимо отметить, что разворот китайского правительства к поддержке вопросов развития передовых технологий в области искусственного интеллекта строился не на пустом месте.

Как мы уже писали выше, Кай-Фу Ли, проработав десять лет представителем самых мощных американских технологически компаний в Китае, в 2009 г. основал свою компанию Sinovation Ventures – столь необходимый новым китайским стартапам инкубатор и инвестиционный фонд поддержки.

В 2010 г. в офис его компании в Пекине пришёл Го Хонг, китайский госслужащий, отвечавший за развитие технопарка Чжунгуаньцунь, расположенного на северо-западе китайской столицы, и известного как «китайская Кремниевая долина». Кай-Фу Ли отмечает, что это название не совсем отвечало действительности, так как Чжунгуаньцунь был забит рынками дешёвой электроники, где продавались смартфоны и пиратское программное обеспечение, и похвастаться инновационными стартапами это место не могло. Господин Го решил всё изменить и придать подлинно инновационный характер этому технопарку, для которого он и придумал название Чжунгуа Дайжи – «Проспект предпринимателей».

По плану Го Хонга, была выбрана одна из улиц Чжунгуаньцуня, на которой было создано комфортное пространство для основных участников ИИ-экосистемы: венчурных компаний, стартапов, инкубаторов и сферы услуг. В результате было создано место, где китайские ИИ-предприниматели могли создавать китайские продукты для решения проблем Китая.

Становление интернет-предпринимательства в Китае, отмечает Кай-Фу Ли, проходило в самой острой конкурентной борьбе. Он даже сравнивает китайских предпринимателей с древнеримскими гладиаторами, которые сражались на аренах Колизея не на жизнь, а на смерть. Точно также в борьбе не на жизнь, а на смерть шло становление китайских технологических компаний, причём в этой борьбе применялись все дозволенные и недозволенные методы и приёмы, вплоть до клеветы, подмётных писем, натравливании полиции на конкурентов и т.п. «Здесь идут схватки не на жизнь, а на смерть и у противников не бывает угрызений совести. Единственный способ выжить в этой битве – постоянно улучшать свой продукт и строить бизнес на основе инновационной модели, окружая его в то же время «защитной стеной». Если ваше преимущество – это одна-единственная идея, то её непременно скопируют, ваших ключевых сотрудников переманят, и вы останетесь за бортом», – пишет Кай-Фу Ли.

Так что те товарищи, которые считают, что Китай в результате реформ Дэн Сяопина продолжает развиваться по социалистическому пути, глубоко заблуждаются. Китай превратился в капиталистическую страну на её высшей империалистической стадии развития с непрекращающейся безжалостной конкурентной борьбой, сохранив при этом некоторые особенности, в частности планирование, правда, не директивное как было в Советском Союзе, а носящее рекомендательный характер.

Но соединение опыта и знаний Кай-Фу Ли и его команды, сосредоточенной в Sinovation Ventures, с государственной поддержкой в лице Го Хонга, сыграло свою роль и дало возможность превратиться технопарку Чжунгуаньцунь в центр инноваций в сфере ИИ.

Через девять месяцев после выступления Ли Кэцяна, Госсовет Китая издал важную директиву по поддержке массового предпринимательства и инноваций. Это был призыв к созданию тысяч технологических инкубаторов, бизнес-парков и поддерживаемых правительством «управляющих фондов» для привлечения больших объёмов частного венчурного капитала. Упрощалась процедура регистрирования технологических компаний, для них вводились налоговые льготы.

Сотни мэров китайских городов последовали примеру Го Хонга и начали создавать свои «Проспекты предпринимателей». Всё это дало толчок развитию китайского интернета, ставшего независимым от иностранных венчурных капиталистов и от эпохи подражательства американским компаниям в сфере ИИ, помогло создать «Альтернативную интернет-вселенную Китая», – делает вывод Кай-Фу Ли.

Альтернативная вселенная не появилась в одночасье, пишет автор. Для её возникновения требовались рыночные предприниматели, пользователи мобильных суперприложений, плотно населённые города, дешёвая рабочая сила, система мобильных платежей и поддержка правительства. Это был тяжёлый, дорогостоящий и разрушительный проект, но и отдача стала невероятной. В Китае возник целый ряд технологических гигантов стоимостью более триллиона долларов и такого результата не могла добиться ни одна страна, кроме Соединённых Штатов, – заключает Кай-Фу Ли.

За матчем Ли Седоля с AlphaGo наблюдало 280 миллионов (!!) китайских зрителей. После этого в Китае, отмечает Кай-Фу Ли, возникла лихорадка искусственного интеллекта.

В июле 2017 г. китайское правительство опубликовало План разработки искусственного интеллекта нового поколения, в котором ставится смелая задача догнать и перегнать США в этой области.

Поставлены чёткие задачи и определены сроки:

– к 2020 г. войти в число сильнейших экономик, построенных на ИИ;

– к 2025 г. совершить фундаментальные прорывы.

И, в качестве важнейшей цели намеченного плана

– к 2030 г. стать мировым лидером в области ИИ.

Кай-Фу Ли отмечает, что революция в области искусственного интеллекта состоит из четырёх волн (этапов) внедрения ИИ. Эти этапы: ИИ интернета, затем – ИИ бизнеса, далее – ИИ восприятия и, наконец, автономное ИИ. Причём первые две волны, по мнению Кай-Фу Ли, уже накрыли нас, практически неощутимо меняя цифровой и финансовый миры. Они настойчиво привлекают наше внимание к интернет-компаниям, заменяют юристов среднего звена алгоритмами, ведут торговлю акциями и диагностируют болезни.

ИИ восприятия сейчас оцифровывает наш физический мир, учится распознавать лица, понимать просьбы и «видеть» окружающее. Эта волна постепенно стирает границу между цифровым и реальным физическим мирами. Автономный ИИ придёт последним, но окажет сильнейшее влияние на всю нашу жизнь. Как только самоуправляемые автомобили заполнят улицы наших городов, автономные дроны поднимутся в небо, а интеллектуальные роботы начнут трудиться на фабриках, они до неузнаваемости изменят все стороны нашей жизни.

Отдельные примеры достижений в области ИИ.

Революция мобильных платежей. В январе 2011 г. китайская корпорация Tencent создала мобильное приложение WeChat (в дословном переводе – мы болтаем, общаемся, разговариваем). И ровно через два года, в январе 2013 г. в приложении было зарегистрировано 300 млн. пользователей. В январе 2014 г. был создан новый модуль этого приложения WeChat Wallet, с помощью которого пользователи привязали свои банковские счета к WeChat, что привело к революции мобильных платежей и дало возможность платить за всё со своего мобильного телефона: оплачивать продукты в магазинах, заказывать еду на дом, записываться на приём к врачу и т.д.

Как пишет Кай-Фу Ли, многие обладатели дешёвых смартфонов получили доступ в интернет, смартфоны играли роль кредитных карточек и сотни миллионов населения победивших нищету городов становились частью грандиозной лаборатории, в которой интегрировались цифровой контент и реальный мир. Аналитики назвали бурное развитие интернет-сервисов «для реальной жизни» «революцией О2О» (услуг «онлайн для офлайна»). Одним из первых видов услуг О2О стала доставка еды на дом. Толпы в китайских ресторанах поредели, а улицы наводнил поток курьеров на электрических скутерах, которые за символическую плату доставляли еду на дом заказчику. Оплата осуществлялась через кошелёк WeChat или сервис Alipay (приложение, созданное корпорацией Alibaba). К концу 2014 г. расходы китайцев на доставку еды на дом по схеме О2О составили 15 млрд. юаней. К 2016 г. в Китае ежедневно через интернет делалось 20 млн. заказов, в 10 раз больше, чем в США.

Мобильные платежи захватили Китай молниеносно. К концу 2016 г. в крупном городе было трудно найти магазин, который не принимал бы мобильные платежи. Китайские граждане платили за продукты, массаж, билеты в кино, пиво, ремонт велосипедов и т.д. К концу 2017 г. 65% из более чем 753 млн. пользователей смартфонов в Китае подключили функцию мобильных платежей. Наличные деньги стремительно исчезли из китайских городов. В 2017 г. исследовательская фирма iResearch подсчитала, что расходы китайцев, связанные с мобильными платежами, в 50 раз превосходят аналогичные расходы в США. За 2017 г. сумма всех сделок, оплаченных через китайские мобильные приложения, превысила 17 трлн. долл., что больше чем весь ВВП Китая.

 

В 2017 г. во время первой поездки президента Трампа в Китай, он выступал с приветствием участникам крупной технической конференции. Начав говорить на английском, Трамп вдруг резко перешёл на китайский: «ИИ изменяет мир. И разработки iFlyTek – это что-то фантастическое». Разумеется, Трамп не умеет говорить по-китайски. Но iFlyTek, – это передовая компания, которая одержала победы на ряде международных престижных конкурсов по распознаванию и синтезу речи, распознаванию изображений и машинному переводу. Даже в обработке естественного языка (то есть способности ИИ понимать общий смысл высказывания – думается, всё же слово «понимать» нужно брать в кавычки) на втором «языке» компании, английском, iFlyTek часто оставляет позади Google, DeepMind, Facebook и IBM. Президент Обама также получил сувенир от iFlyTek – это была запись реальной пресс-конференции, только говорил он на идеальном мандаринском наречии. «С помощью iFlyTek я выучил китайский язык, – сказал Обама корреспондентскому корпусу Белого дома. – Думаю, что говорю на нём лучше, чем Трамп. А вы как считаете?».

«Сочетание передовых достижений iFlyTek в распознавании, переводе и синтезе речи приведёт к созданию новаторских продуктов на основе ИИ, таких как наушники с синхронным переводом, мгновенно преобразующие ваши слова и голос в речь на любом языке. Подобные продукты скоро произведут революцию в международных поездках, бизнесе и культуре …», отмечает автор.

Китайская интернет-компания Jinri Toutiao («Сегодняшние заголовки») преподносит пользователям оптимизированные под их интересы новости, при этом даже меняет название заголовков, чтобы увеличить число кликов. «Редакторами» Toutiao являются алгоритмы. Во время летних Олимпийских игр 2016 г. в Рио-де-Жанейро эта компания совместно с Пекинским университетом создала «журналиста», который писал короткие заметки об итогах спортивных соревнований за несколько минут после их завершения. Скорость была невероятной: «репортёр» выпускал краткие резюме в течение двух секунд и «охватывал» более 30 спортивных событий в день.

ИИ-приложение Smart Finance («Быстрые финансы») выдаёт миллионы небольших кредитов, полагаясь исключительно на свои алгоритмы. Алгоритмы рассматривают не просто очевидные показатели, например, сколько денег в вашем мобильном кошельке WeChat, но и опираются на данные, которые, казалось бы, никак не связаны с вашей кредитоспособностью. К примеру, учитывают скорость, с которой вы ввели дату рождения, остаток заряда вашего телефона и тысячи других параметров. Постоянно увеличивающиеся объёмы данных позволяют компании совершенствовать свои алгоритмы, расширять клиентуру и предоставлять кредиты людям из социальных групп, обычно игнорируемых традиционным банковским сектором: молодёжи и рабочим-мигрантам. В конце 2017 г. Smart Finance выдавала более 2 миллионов займов в месяц, причём процент невозврата крайне низок, намного ниже, чем в традиционных банках.

Стартап RXThinking, основанный китайским предпринимателем, многие годы проработавшим в Кремниевой долине, обучает медицинские алгоритмы искусственного интеллекта, чтобы в итоге превратить их в супердиагностов и отправить во все уголки Китая. Разработанное RXThinking приложение на основе ИИ призвано оказывать помощь врачам в постановке диагноза. При получении достаточной информации о пациенте, алгоритм выдаёт список возможных диагнозов и процент вероятности для каждого. Право окончательного решения остаётся за врачом, но при этом надо иметь в виду, что приложение, прежде чем поставить диагноз, просматривает более 400 миллионов историй болезней и постоянно сканирует самые свежие медицинские издания. В итоге оно сделает медицинское обслуживание мирового класса доступным всем слоям общества.

Компания iFlyTek активно внедряет ИИ в судопроизводство: она разработала инструменты и реализует пилотную программу в Шанхае, где данные по прошлым делам используются для консультирования судей. В одном из районов Китая ИИ даже используется для аттестации и ранжирования всех прокуроров по эффективности их работы.

Приложения второй волны, отмечает автор, оказывают непосредственное влияние на реальный мир, но сами алгоритмы всё ещё действуют на основе цифровой информации, получаемой опосредованно, через людей. Третья волна изменит это. ИИ обретёт собственные глаза и уши.

ИИ восприятия начинают стирать границы, разделяющие онлайн- и офлайн- (т.е. цифровой и реальный) миры. По мере того, как ИИ восприятия начинает лучше распознавать наши лица, понимать нашу речь и видеть мир вокруг нас, он создаёт миллионы новых точек соприкосновения между онлайн- и офлайн-мирами. Эти узлы со временем окружат нас настолько, что словосочетание «войти в интернет» исчезнет из нашей речи. Автор приводит пример – когда ваш холодильник сообщает вашей корзине для покупок, что у вас закончилось молоко, то вы находитесь в физическом мире или цифровом?

Кай-Фу Ли называет такие смешанные среды ООМ – онлайн-офлайн мирами. Наступление эпохи ООМ будет означать полную интеграцию этих обоих миров.

Причём такие приложения уже начинают появляться. Один ресторан KFC в Китае объединился с Alipay и ввёл в нескольких своих филиалах оплату через сканирование лица посетителя. Посетитель набирает на цифровом терминале свой заказ, система сканирует его лицо и находит соответствующую запись в Alipay (цифровой кошелёк): никаких наличных денег, карт или мобильных телефонов не требуется. Это приложение «Плати лицом».

Сделано в Шэньчжэне.

Кремниевая долина пока остаётся чемпионом мира по инновациям в программном обеспечении. А вот китайский город Шэньчжэнь уже завоевал титул чемпиона мира в сфере производства оборудования. Этот современный мегаполис с десятимиллионным населением возник всего 30 лет назад на месте рыбацкой деревушки, и за последние пять лет превратился в самую динамичную экосистему для производства интеллектуального оборудования.

Создание инновационного приложения не требует практически никаких физических инструментов: всё, что нужно – это компьютер и умный программист. Но создание аппаратуры для ИИ восприятия – например, умеющих видеть тележек для покупок и умеющих слышать стереосистем – требует мощной и гибкой производственной экосистемы.

Уходят в прошлое времена, когда китайская промышленность представляла из себя потогонные фабрики, на которых тысячи низкооплачиваемых рабочих шьют дешёвые туфли или плюшевых мишек.

Такие фабрики всё ещё существуют, пишет Кай-Фу Ли, но китайская система производства за последние годы серьёзно модернизировалась. Дешёвый труд перестал быть её основным преимуществом. Так, в Индонезии и Вьетнаме (не говоря уже об Украине, добавим мы) рабочие получают более низкую зарплату.

В Шэньчжэне можно напрямую обратиться на тысячи заводов и к сотням тысяч грамотных технических специалистов и, благодаря этому, производство товаров обходится невероятно дёшево. Богатейшие рынки электроники предлагают на выбор тысячи печатных плат, датчиков, микрофонов и миниатюрных камер. Такая сосредоточенность в одном месте множества поставщиков деталей и производителей готовой продукции ускоряет внедрение инноваций. Предприниматели, связанные с поставками аппаратного обеспечения, говорят, что одна рабочая неделя в Шэньчжэне эквивалента месяцу в Соединённых Штатах.

Китайский компания в области аппаратных средств Xiaomi (произносится «Сяоми») начала выстраивать с применением ИИ восприятия целые сети домашних приборов, способные превратить наши кухни и жилые комнаты в настоящую среду ООМ.

Рейтинг@Mail.ru