полная версияЦвет: фиолетовый

Дарья Вячеславовна Морозова
Цвет: фиолетовый

– Ничего, солнышко, ничего, – успокаивала её мать, прижимаясь щекой к макушке девочки. – Вы теперь останетесь вдвоём. Заботьтесь друг о друге, берегите…

Елена понимала, что видит своих детей в последний раз в жизни и должна сказать что-то важное, что-то значительное, но в голову лезли всё какие-то пустяки…

– Ешьте кашу, обязательно, она полезна. Одевайтесь тепло. Бабу Маню – соседку нашу попросите, она постирает и подлатает одёжку, если нужно. Барсика и Шарика в обиду не давайте. Будьте сильными и смелыми, малыши мои! Как же я вас люблю!

Елена не могла больше сдерживаться и разрыдалась. Коля тоже бросился ей на шею, стал целовать её и плакать.

– Мама! Зачем ты?.. Я не хотел! Я хотел поступить правильно!

– Мальчик мой, береги себя и сестру. Ты всё сделал правильно. И я молю Бога, чтобы то, что я сделала, считалось преступлением всю вашу долгую жизнь!

Тут детей стали оттаскивать от приговорённой, а они кусались, царапались и визжали. Елена не удержалась, стоя на коленях и упала навзничь в хлюпающую дорожную грязь.

Когда детей отвели на достаточное расстояние и перепоручили подоспевшим на шум другим военным, Елену снова подняли на ноги.

Женщина смотрела мимо своих палачей, разыскивая глазами своих плачущих детей.

– Всё хорошо! Я люблю вас! Всё хорошо! – закричала она из последних сил, с трудом увидев их сквозь пелену слёз и земляной жижи.

Одновременно с последним её вскриком грянули нестройные выстрелы. Тело и лицо женщины обезобразили дырки от пуль, несущие ненависть и смерть.

Девочка упала в обморок, брат неловко подхватил её, но не смог удержать, и они оба сползли в весеннюю грязь. Труп быстро унесли, скинув в общую могилу.

Дело не было закрыто, так как шпион не был установлен. Надо было продолжать поиски, а для этого целесообразно было сохранить этим детям жизнь. Было решено поселить их в прежней квартире и установить слежку, в надежде, что агент или сам шпион объявятся…

Война кончилась как это делают все войны: с победителем и побеждённым; унеся миллионы жизней; разрушив семьи, отношения и страну; люди пытались вернуться к мирной жизни, которая теперь уже будет совсем иной.

Дети, прожившие военное время, выросли, родили своих детей. Цикл жизни неумолим в своём постоянстве. Как сложилась судьба детей предательницы? Выжили ли они? Как наладили быт? Какими были их отношения? Сожалел ли сын о своём поступке или нашёл спокойствие в принятом решении? Неизвестно. Однако мне хочется верить, что любовь их матери незримо оберегала и направляла их, приводя к счастью в самом широком своём понятии. А для этого чаще всего нужна внутренняя борьба, порой мучительная и не менее кровавая, чем внешняя. Ведь иногда, чтобы стать лучше нам надо сдаться самому себе, проиграть внутренний бой за те убеждения, которые как запылившиеся рамы без картин лишь указывают на наличие в них полотен когда-то очень и очень давно. Ведь можно не держаться за эти пустующие каркасы, а создать новую картину под данный размер или вовсе выбрать полотно любого размера и формы! Поэтому да, я надеюсь, что эти дети в конце концов смогли стать счастливыми…  Их мать именно этого и хотела для них: живые и счастливые.

Рейтинг@Mail.ru