bannerbannerbanner
Диадохи Мнайдры

Борис Успенский
Диадохи Мнайдры

Ярко освещенный коридор был полон военных, спешивших на шоу. Такое увидишь не часто. Слышались проклятия заргам, звучал гимн Земли. Два офицера очень подробно обсуждали сопротивление человеческого тела току и размышляли, согласно законам физики, сколько заргийская сучка продержится, прежде чем умрет. Аргента не могла это слушать, но не заткнешь же всем рот. Ее провели в ярко освещенный зал, где на сцене стоял железный, ничем не примечательный стул. Зрители занимали места согласно купленным билетам, солдаты разносили различные напитки, букмекеры принимали ставки.

– Садись сука в это кресло и расслабься, – приказал палач, одетый во все красное, – Такую куколку еще не приходилось убивать. И не дергайся, ты мне мешаешь закреплять электроды.

Пока шел процесс подготовки, элегантная журналистка под гром аплодисментов начинала шоу. Яркие прожектора слепили глаза, но Аргенте было все-равно. Она только смотрела на перстень и размышляла о том, что так и не узнала мужа и уже никогда не узнает.

– Так вот! Уважаемые зрители! – продолжала журналистка, сделала многозначительную паузу, – Давайте узнаем, что думает садистка и убийца Аргента Джонс по поводу всего этого. Уничтоженные города Новой Испании, сожженные люди, это ее рук дело! Но теперь настал час расплаты! Раскаиваешься ли ты в своих делах? Что чувствует зарг перед смертью?

– Пошла ты…, – ответила Аргента и плюнула в лицо журналистке.

– Натура заргов. Вы все видели, – рассмеялась красотка, вытирая платком плевок со щеки, – Все видели это прекрасное лицо с черной сущностью? Пусть же черный мешок навеки скроет это чудовище в женском облике!

Палач согласно кивнул, натянул на голову жертвы мешок из черной металлизированной ткани и принялся укреплять последний электрод.

– И так, делайте ставки, господа, мне позволено начать отсчет? – спросила телеведущая и после кивка полковника Оберга, продолжила, – А ну-ка все вместе: десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три…

При счете «три» свет в зале неожиданно погас. Из коридора донеслось несколько взрывов, включился сигнал тревоги и тут же захлебнулся. Охранники никого не выпускали из зала, чтобы не было паники. Впрочем, военные очень редко поддаются такому пороку и с трибун слышался сдавленный смех, пошлые шуточки о таинственности темноты, доносилось возмущение операторов. На истошный женский вопль зал ответил дружным смехом и комментировал прерванный оргазм офицера заргов.

– Внимание! Маленькие неполадки из-за сейсмической активности! Просьба не волноваться! – раздался у входа голос начальника технической службы колонии, – Энергетическая установка скоро будет запущена, и работа служб восстановлена.

Прошло минут двадцать, а потом свет включился и в электрических судорогах забилась ведущая телешоу. Когда ее тело обмякло, электронный счетчик сообщил о новом рекорде выносливости для этого вида казни. Аргента Джонс бесследно исчезла, словно ее никогда не было в ледовой тюрьме Антарктиды. А камеры продолжали все это транслировать до тех пор, пока охранники не расстреляли аппаратуру из бластеров.

* * *

Свет в окнах кабинета президента горел почти всю ночь, до тех пор, пока над Нью-Йорком не забрезжил рассвет. Не спалось Питеру Залевски, совсем не спалось и откуда-то силы взялись в сто с лишним лет. Он распахнул окно и стоял, наблюдая за океаном, дышал свежим воздухом, размышляя о будущем. А что оно сулило это самое будущее? Ему уже все-равно, ибо жизнь прожита, а что получат потомки? Радиоактивные воронки кипящих океанов? Руины? Ради этого он жил? Лучше бы он тогда умер, пятьдесят с лишним лет назад, чтобы не видеть того, что видит. Ах, патриотизм! Ах, у нас в заднице нетерпение! Подняли восстание и что с этого? Старость презирают, выслушивают, снисходительно улыбаясь, чтобы потом сделать ошибки, пройденные предками еще на заре цивилизации. Коньячку, что-ли выпить, а то кровь еле течет в теле и не согревает, словно стараясь замедлить время.

– Хелен! Налей мне коньячку и принеси чашечку английского чая.

– Да, сейчас сделаю, господин президент, – послышался голос из динамиков, – Тут к Вам пытается попасть Симон Мелош. Говорит срочное дело.

– Проси! Я ему тоже скажу пару ласковых слов! Его счастье, что у меня нет оружия, пристрелил бы!

Француз вошел в кабинет президента, остановился на почтительном расстоянии и опустил голову.

– Ну, рассказывай, что за цирк ты устроил в Антарктиде? Ты идиот! Даже на конкурсе идиотов ты бы занял последнее место, потому что полный идиот! Эталон идиотизма! Уникальный экземпляр! Дебил!

– Ну, я думал, что…

– Что ты делал? Ты способен думать? Ладно, устроил шоу с генералом! Это единственный из верхушки заргов, с кем можно было найти компромисс и не форсировать события. Ты обгадил мне всю дипломатию! Потом решил сделать из секретаря генерала олицетворение зла, исчадие Ада, хотя девочка ни в чем не виновата. И что из этого вышло? Давай, скажи хоть что-то разумное! Боже, почему твои родители не пользовались презервативами? Надеюсь, у тебя нет детей? Застрелись! Сделай хоть что-нибудь правильно!

Симон молча достал бластер из кобуры и приставил ствол излучателя к виску.

– Убери оружие! Совсем с ума сошел? Нельзя все понимать столь буквально. Прежде, чем стреляться, расскажи старику, как выходить из этой задницы? Хелен, принеси еще стопку коньяка нашему французу. Присаживайся и слушай.

Мелош согласно кивнул, устроился за столом и мрачно смотрел на президента, понимая, что не прав. И чего он, спрашивается, возбудился за эту девчонку? К слову, если уж кому возбуждаться, так это не президенту, а ему. Как она умудрилась сбежать? Это же надо, прямо с электрического стула. Что это за технология? Собрал толпу «яйцеголовых», а они только руки разводят, прямо мистика. А журналисты такой шум подняли за свою коллегу, что пришлось изрядно попотеть, дабы их успокоить. Во всем виновата Аргента Джонс, кто же еще!

– Так вот, мсье! – нарушил молчание президент, подождав пока секретарь расставит приборы и не выйдет из кабинета, – Известно ли тебе о бродячем линкоре?

– Слышал, – кивнул Симон, – Так, одни слухи и ничего конкретного. Говорят, они оставили с носом самого Хана Тиллиана. Может зарги сами придумали сказочку, чтобы скрыть свою трусость.

– Как бы не так. Этот линкор существует и на нем живой экипаж, а не призраки. Нам удалось с ними связаться, и они ответили на языке Лиги, воспользовавшись своим переводчиком. Мы не смогли найти аналог их языка. Они согласны взять под контроль зону гиперпространственного перехода Альфа-Проксима Центавра, чтобы не пустить имперский флот в наш сектор. Если это сделать, то Тиллиану понадобится несколько лет, чтобы привести флот в Солнечную систему. Понял? Это шанс нам выжить, всей планете выжить! Или ты хочешь для Земли участи Мнайдры?

– А что они за это хотят?

– Именно! – поднял указательный палец вверх Питер Залевски, – Браво, ты начинаешь думать! Плохо, что мысли у тебя шевелятся только после хорошей взбучки, узнаешь? – президент протянул своему собеседнику голограмму, – Надеюсь память не отшибло?

– Но это Аргента Джонс! Какое она имеет отношение к линкору?

– Не знаю, но они требуют эту красотку в обмен на то, чтобы защитить Землю. Им ничего не надо, только она! Теперь ты понял, что натворил?

– Кто бы мог подумать? Вот это поворот, – вздохнул Симон и залпом выпил коньяк, – И что же делать?

– Искать, мой друг, искать! Понял? Делай, что хочешь, а, чтобы ровно через неделю, в это время, Аргента Джонс была здесь, в моем кабинете! Бери кого хочешь, а найди ее! Баран! Спасение Земли было у нас в кармане и по твоей вине мы можем все сдохнуть! Если бы ты не убил Сефуа Колли, мы бы уладили конфликт дипломатическим путем! Но ты обрубил оба варианта решения проблемы. Пошел вон!

Симон Мелош выбежал из кабинета президента так, словно за ним гнались все ужасы, которые существовали в горячечном воображении больного. Может оно так и было, да и что может быть ужаснее предчувствия гибели родной планеты. Залевски снова подошел к открытому окну и мелкими глотками пил чай, встречая рассвет. Кто бы мог подумать, что целая планета, жизни миллиардов людей зависят от одной девчонки. Кто же она такая, что капитан линкора ставит на чашку весов Землю против Аргенты Джонс? Хорошо бы знать ответ на этот вопрос еще до того, как Хан Тиллиан выйдет в поход.

* * *

Пояс астероидов всегда манил своей загадочностью, возбуждал фантазии исследователей, предлагавших одну теорию возникновения этого чуда, смелее другой. С почтительного расстояния это образование было очень красивым, а вот вблизи являлось кошмаром, ужасом пилотов начала космической эры. Не один и не два планетолета погибли здесь, когда земляне осваивали Солнечную систему. Не помогали даже маяки слежения и средства тогдашней навигации, но прогресс не остановишь, и эта зона полетов стала безопасной настолько, что незадолго до начала войны, здесь проводился галактический чемпионат по экстремальному туризму. Теперь же здесь было тихо, пустынно и маленький кораблик, крейсерская яхта, притаился в тени Цереры. Неужто в столь неспокойное время кому-то захотелось острых ощущений?

Аргента открыла глаза и долго не могла понять, где находится. Голова кружилась, все плыло, но можно было сказать точно, что мягкое, оббитое искусственной кожей, кресло было не электрическим, а звуки напоминали о рубке космического корабля. А может ее все-таки поджарили электричеством, и она попала в иной мир? Потрогала руками лицо и убедилась, что с ним все в полном порядке.

– С пробуждением, девочка! – раздался рядом насмешливый мужской голос, – Ничего, скоро ты придешь в норму.

– Капитан Кирн? – улыбнулась Аргента и заплакала, – Но, как?

– Так, так! Хочу сказать, что офицерская форма тебе к лицу. Выглядишь очень эффектно, а на электрическом стуле ты была просто неподражаема. Успокойся, все уже прошло. На, выпей!

 

Аргента сделала глоток жидкости, закашлялась и жадно хватала губами воздух. Огонь растекся по телу, но зрение пришло в норму, а стакан воды восстановил дыхание.

– Что это? Ты зверь! Дикарь! – прохрипела девушка.

– Спирт из генеральских запасов, – рассмеялся Кирн, – Правда, редкое дерьмо? Зато очень хорошо приводит в чувство. Выпей стакан сока. Его делают земляне из каких-то томатов. Отличный смягчитель при употреблении спирта.

– Мне было так страшно, Кирн!

– Нечего было из себя разыгрывать героиню империи. Ты умная девушка, но одновременно, редкая дура. Прав был генерал, когда говорил, что блондинка – это диагноз. Таким симпатяшкам, как ты, всегда предлагают альтернативный вариант. Ладно, удалось тебя вытащить и то дело. Перекрасься в брюнетку, что ли, чтобы глупость не так перла наружу.

– Как тебе удалось меня вытащить?

– Сложная история, – рассмеялся капитан, – А космическая служба землян – это сборище лохов и неучей. Подумать только, хватило всего пятьдесят лет, чтобы тысячелетия космического опыта исчезли в никуда. Так вот. Когда ты с генералом улетела с дипломатической миссией, я отбуксировал яхту на ближайшую базу флота для ремонта и модернизации. Бравые ребята, за не очень большую сумму, установили более новые орудия, перебрали двигатель, сделав его универсальным в плане топлива. Наш техник тот и вовсе пустился во все тяжкие, подхватил от шлюх какую-то заразу и его пришлось оставить в госпитале. Когда станешь капитаном, советую брать техниками либо евнухов, либо фригидных женщин отталкивающей наружности.

– Вы без механика? – удивилась Аргента, – Но, как же…

– Я через своих друзей купил андроида новейшей модели и проблемы сразу исчезли. Так вот. Я уже готовился лететь на Луну и встретил в баре космопорта знакомого, с которым вместе служили на флоте. Пропустили по стаканчику и тут по ленте новостей увидели подложного генерала, а потом и тебя. Земляне с гордостью сообщили, что ты находишься в ледяной тюрьме и ждешь справедливого суда или казни. Какое это имеет значение. Капитан не должен бросать в беде своего пилота.

– Спасибо, – вздохнула Аргента, наливая себе стакан сока, который очень понравился, – Что было дальше?

– Я поговорил со своим бывшим коллегой, который после ухода со строевой службы, работал в армейском научном центре. Он привез для испытаний альфа-версию молекулярного транспортера, для мгновенного перемещения объектов из одного пункта в другой, а также для спасения объектов в экстремальных ситуациях. Испытания на животных прошли успешно и теперь нужны были добровольцы. Установку забраковали после того, как три солдата переместились в виде бифштекса, один лейтенант и семь солдат просто превратились в уродцев, а пятеро десантников вернулись в виде полимерных кукол. Я попросил установить один аппарат на «Плясунье Тени» и сделать так, чтобы при работе не было подвохов. Установка была отлажена, а изобретатель проверил ее работу на себе лично. Обошлось.

– И с помощью этой установки Вы меня вытащили? А если бы я стала уродцем? – надулась Аргента и стала внимательно рассматривать руки, проверяла тело, но вроде все было на месте.

– Я подлетел у южного полюса Земли, начал сканировать твое местоположение, но очень сильно мешал генератор. Я шарахнул по нему тектонической ракетой и это сошло за локальное землетрясение или незапланированное перемещение ледяных плит. Заодно я смотрел прямую трансляцию твоей казни и поставил время срабатывания установки с учетом запаздывания видеосигнала. Ты держалась молодцом. Какой плевок в физиономию ведущей! Я установил параметры приема твоего тела, включая одежду и даже твой ошейник. Отличная штучка! Она фактически тебя спасла и не дала приемнику нарушить биологический код. В этом деле я профан, но даже профан может нажать нужные кнопки при наличии инструкции. А инструкцию мне оставили. Если это устройство довести до промышленного образца, то можно десантировать сколько угодно солдат, куда угодно. Заодно я решил подменить тебя журналисткой, чтобы не оставить почтенную публику без лицезрения хорошо прожаренной женской тушки, и благодаря этому удалось скрыть перемещение массы тела Аргенты в неизвестном направлении. Вот так!

– Представляете! Они меня обрили на лысо! Скоты!

– Какая неприятность! – рассмеялся Кирн, – Отрастут волосы, не волнуйся! И умоляю, не надо больше проверять на себе дикарские казни. Так, пилот Аргента Джонс, даю тебе час, чтобы привести себя в порядок. Надо выбираться из этого уютного пояса астероидов, гори он ясным пламенем. Марш в свою каюту и прекрати пускать сопли, капитан III ранга, язви его!

Аргента открыла дверь каюты и улыбнулась. Дом, милый дом! Да, нет, просто временное обиталище. Ни одного места она не могла назвать своим домом и это слово для нее значило лишь точку, где она может поспать, поесть, оставить на время свои вещи. Детская тюрьма на Терре была домом, тюрьма в Антарктиде тоже, университетское общежитие и много других помещений, даже притон, где собиралась молодежная банда на Терре.

Аргента сняла с себя форму, прошла в душ и начала мыться по желанию, а не потому, что так нужно тюремному начальству. Все на месте, даже кольцо на пальце и ошейник, спасательный круг, придуманный дядей Леро. Движение руки и гидромассаж снял усталость, а ионный стимулятор вернул упругость коже. Все хорошо, только голова безумно чешется. Лосьон для волос снял неприятные ощущения, но какое-то чувство говорило, что неожиданности на этом не окончились. Хотя, что может случиться с ней на этом корабле?

Девушка открыла платяной шкаф и тихо выругалась, перебирая «форму», пошитую согласно фантазии Сефуа Колли. Бантик! На что его повязывать то? Ага! Вот! Это подойдет. Спецназовский комбинезон, подаренный ей в школе на Канопусе, был весьма к месту и назывался на армейском сленге «стальная кожа». Тонкая бронированная ткань защищала от всех видов холодного оружия, а пластины на руках и ногах не поддавались даже виброножу. Если включить отражающую способность, то поражение от лучевого оружия снижалось на две трети. Аргента порылась в ящике и достала оттуда армейский кинжал, десяток метательных ножей. Зачем? А кто его знает зачем? Она привыкла доверять «жопному чувству», которое никогда не подводило.

Пилот отсутствовала не так долго, чтобы в рубке произошло нечто экстраординарное. Капитан Кирн сидел в кресле и проводил расчеты на бортовом вычислителе. Все системы работали нормально, а индикаторы показывали, что яхта готова к полету.

– Заходи, Аргента! Вот теперь ты выглядишь, как настоящий пилот, а не истеричная девка. Надеюсь, что ты не забыла, как управлять звездным кораблем и прошу, без фокусов и пощечин капитану. Извольте, офицер, занять свое мес…

Капитан захрипел, повернулся к пилоту и Аргента его не узнала, безумные стеклянные глаза, пена у рта, угловатые движения, говорили, что старый космический волк был явно не в себе.

– Хррр! Смерть предательнице! – зацокал Кирн на языке заргов, как переговариваются насекомые, а потом, на мгновение взгляд прояснился, – Девочка! Не могу… Убей меня, немедленно, ножом в позвоночник, спинной мозг…! Коллективный разум заргов приказал… Я не могу больше… Не стой! Блон…

Человеческий разум окончательно оставил капитана и он, уподобляясь дикому животному бросился к добыче. То, что умел человек-военный было забыто, осталась лишь злоба и животная быстрота движений. Аргента ловко увернулась от атаки и ударом ноги ударила Кирна в живот. Тот отлетел на пару шагов и совершенно не реагировал на два метательных ножа вошедших в грудь по самый хвостовик. Противник потерял восприимчивость к боли, свойственную человеческой расе. Массивное тело атаковало вновь и вновь мимо, пролетело к стене и оставило вмятину головой на пластиковой облицовке. Нормальный гуманоид уже получил бы сотрясение мозга, но здесь сотрясаться явно было уже нечему. Мозг отключился, оставив в действии только двигательные рефлексы, а всем руководил внешний коллективный разум. Спина, позвоночник, спинной мозг!

Тяжело дыша Аргента отступила к стене, метнула оставшиеся ножи, но они отскочили от цели, словно человеческое тело отвердело, став непробиваемым хитиновым панцирем. Вот этого только не хватало для полного счастья. Матово сверкающее лезвие кинжала не внушало доверия несмотря на то, что было сделано из хорошей стали. Кирн, или нечто человекоподобное, стало на четвереньки, готовясь к новой атаке. Пятясь, Аргента упала на ложе, где так любил пить спирт покойный генерал. Вот и все! Прыжок твари и девушка едва успела откатиться в сторону. Успеть то она успела, но вот нога застряла в противоперегрузочных ремнях. Не везет, и как с этим бороться? Неужели она достанется таракану в человеческом облике? Стрекотание приближалось.

В сердцах, от безысходности положения, Аргента ударила кулаком по стене и попала по красной кнопке, о назначении которой генерал не рассказывал, говоря только, что это палочка-выручалочка. Как бы там ни было, но Кирн оказался в прозрачном пластиковом контейнере, который исчез в люке, открывшимся в потолке. Металлический голос бортового компьютера сообщил: «Мусор утилизирован и преобразован в топливо!»

– Тьфу! – сплюнула на пол Аргента, выпутала из ремней ногу, присела на ложе и вытерла ладонью пот с лица, – Господи, еще одно такое приключение и мой муж овдовеет. Жена чуть не сдохла на электрическом стуле, ее чуть не загрыз человекоподобный таракан, а супруг шляется не известно где вместо того, чтобы совершать подвиги во-имя любимой. Развод и девичья фамилия!

– Папа! Где папа? Я хочу кушать и мне страшно! – совершенно неожиданно раздался у входа голос Сефина, генеральского наследника.

– Иди ко мне, Сефин, – устало улыбнулась Аргента, – Сейчас я тебя покормлю, и ты ляжешь в кроватку на место папы и будешь, как папа. Хорошо?

Сефин кивнул, присел рядом и захныкал. Она совсем забыла о придурковатом сыночке работодателя. Кому он теперь нужен без надежной защиты? Никому, даже ей, но прибить рука не поднималась. Она его гладила ладонью по голове, и мальчишка заснул, забыв о том, что хотел есть. Аргента его уложила, закрепила тело противоперегрузочными ремнями и подсоединила аппарат электросна, установив максимальную дозу для отдыха, десять часов.

Аргента просмотрела расчеты, не оконченные Кирном, задала программу вычислителю и включила на прием канал имперских новостей. Первое, что попало на глаза, это ее и генерала портреты, в которые следовало плевать. Послушаем, что говорят. На трехмерном мониторе появилось лицо диктора. Так, подстроим звук. Отлично!

– …Внимание всем подданным Империи! – говорил телекомментатор, – Сообщаем, что, не смотря на все милости, оказанные генералу Сефуа Колли и его сообщнице Аргенте Джонс, они предали священную Империю. Установлено, что генерал обворовал казну, переметнулся на сторону наших врагов и заслуживает наказания. Аргента Джонс, закоренелая преступница, не разборчивая в половых связях, заставляла генерала воровать, использовала специальное средство, чтобы принуждать Сефуа Колли к сожительству. Аргента, используя свои знания, приняла командование крейсером землян, презрев присягу Империи. Генерал Сефуа Колли и Аргента Джонс лишены дворянства, чинов и званий, разжалованы в рядовые. Все их имущество переходит в собственность Империи и будет продано на аукционе. За их поимку будет выделено вознаграждение в ценных металлах столько, сколько они весят, не больше и не меньше. Эти особо опасные преступники и предатели будут повешены на главной площади столицы в системе Канопуса в назидание тем, кто не верит в силу Империи. Слава Великой Матери Заргов!

– Однако! – вздохнула Аргента, – А за генерала дают больше. Растолстеть, что ли, чтобы тем, кто меня отловит было не так обидно? И что теперь делать? На Земле ждет электрический стул, а в империи отправят на виселицу, все-таки разнообразие. Бедный дядя Леро, что с ним теперь будет? Приемный отец предательницы, не смываемое клеймо до конца жизни. Ну, посмотрим, куда можно улететь. Может на Новую Испанию? Заодно и родственника проведать. Есть шанс, что хоть там не откажут в приеме дочери Диего Борхеса. Надо все-таки испанский язык выучить по дороге.

Аргента задала координаты полета, устроилась удобнее в кресле пилота и до отказа потянула штурвал на себя. «Плясунья Тени» взревела, вышла из тени Цереры и устремилась вверх, перпендикулярно плоскости эклиптики.

* * *

На Элизии по-прежнему было жарко, народ жил в свое удовольствие, а курортный сезон был бесконечен, вечный карнавал прожигателей жизни. Впрочем, в связи с последними новостями, Леро Джонсу было явно не до этого всего. Он стоял на пристани и смотрел на судебного исполнителя, который оглашал, что имущество Сефуа Колли конфискуется в пользу государства. Лейтенант полиции, Сацао Чису ехидно рассматривал управляющего, пытаясь уловить хотя бы малейшее волнение, но его не было.

 

– Я могу вывезти свое имущество и рассчитать сотрудников, согласно трудовому законодательству?

– Ваше имущество также конфисковано, – заметил полицейский, – Господин Джонс! Ваша дочь государственная преступница!

– Какое отношение имеет Аргента к моему медицинскому оборудованию? Ее имущество конфискуйте, а я-то тут при чем? Могу представить официальные документы, что я не получал финансирования моей медицинской практики ни от генерала, ни от Аргенты, только зарплату, согласно контракту. Госпожа Краоба, выплатите деньги девочкам на месяц вперед, пока не найдут новую работу. Мы также получим свои деньги и в течение суток покинем остров. Если это невозможно, то укажите на основании какого пункта законодательства. Лейтенант, если Вы представитель закона, то вот и представляйте его.

– Прежде, чем ссылаться на законы, научились бы воспитывать дочь! – огрызнулся офицер.

– Не Ваше дело! Мы говорим о законодательстве Элизия, как автономной части Заргийской Империи. К слову, в акте описи имущества говорится только об имуществе генерала, так что я по-своему прав. Так или не так, господин судебный исполнитель?

– Ну да, но…, – замялся чиновник.

– Отлично! Я пойду паковать свои, подчеркиваю, свои вещи. Госпожа Краоба, проследите, чтобы девочки забрали только личное имущество. Можно проводить опись. Тут есть что описывать, не правда ли? Приступайте, не стесняйтесь.

– Может этого наглеца арестовать? – предложил сержант.

– Не за что! – вздохнул лейтенант, – Мы так и не смогли найти улик, что он участвовал в беспорядках в космопорту, а больше придраться не к чему. Аккуратный гад! Сержант, помогите с составлением описи, а мне надо срочно в управление полиции.

Леро прошел в свой коттедж, запер дверь и устроился в кресле, чтобы посмотреть последние новости, в которых Аргента была звездой первой величины. Что же ты натворила, девочка? Как отделить правду от лжи? То, что она вела распутный образ жизни, приемный отец не верил, и точно знал, что это ложь. Другое дело, что вот ума у нее точно бы хватило принять командование крейсером землян. Это правдоподобно, очень правдоподобно. А вот генерал выглядел на экране совсем не убедительно, словно его подменили. Может и правда подменили? Уж своего то пациента Леро знал очень хорошо, а тут и дикция изменилась и выглядит он килограмм на тридцать легче. Загадки одна круче другой.

– Господин управляющий! К Вам пришли! – послышался за дверью голос Краобы.

– Меня ни для кого нет! Я занят! – рявкнул Леро, – Во-он!

– Ой, я его таким никогда не видела! – испуганно пробормотала воспитательница, – Он и прибить может в таком состоянии! Приходите лучше завтра!

– Эй, Леро! Прекрати шуметь, – раздался за дверью голос, который врач уже и не надеялся услышать, – А то я ведь тоже могу вспылить.

– Заходи! Только один!

Дверь открылась и в кабинет вошел бригадный генерал Империи в форме, при всех регалиях, словно собрался на парад, а не на отдых в тихом уголке Элизия.

– Э-м-м, – почесал затылок врач, не зная, как обратиться к гостю.

– Бригадный генерал в отставке, Артар Инен.

– Мда, кто бы мог подумать, – вздохнул Леро и указал на кресло рядом, – Присаживайтесь. Собираетесь пройти обследование? Прошу извинить за беспорядок, но он не по моей вине. Диагностический сканер еще в работе. Раздевайтесь и ложитесь на смотровой стол. Леро показал рукой на окна и потолок, предупреждая о прослушивании, и генерал согласно кивнул.

– Мои соболезнования по поводу Вашей дочери.

– Спасибо. Она взрослая женщина и сама отвечает за свои поступки. Я ей дал возможность получить хорошее образование, нашел престижную работу, но никогда не лишал права выбора. Впрочем, черви в ее голове всегда ползали весьма хаотично, – усмехнулся врач, – Нога была регенерирована? Так ведь, насколько я помню Вашу историю болезни.

– От врача ничего не утаишь, – рассмеялся Инен, – Лет десять назад, во время подавления первого мятежа на Новой Испании, наступил на противопехотную мину. Вот решил отдохнуть на Элизии, а заодно и пройти осмотр у старого знакомого. Думал на старости лет ударить по девочкам, но видно опоздал, а ведь Сефуа так нахваливал свое заведение.

Генерал раскрыл ладонь и, взглядом, показал на платиновый кулон, висевший на достаточно массивной цепочке.

– Но…, – замялся врач, – Что Вы?

– Подарок, знак уважения. Берите.

– Спасибо, – поклонился Леро и надел украшение, служившее приемопередатчиком мысленной энергии, – А теперь закройте глаза и молчите, а то слишком большие помехи в биоимпульсах. Осмотр займет некоторое время.

Разговор прекратился и даже самый внимательный шпион только пожал бы плечами, наблюдая за этими двумя. Между тем они очень оживленно разговаривали, мысленно, и эту речь не могла уловить самая совершенная аппаратура.

– Привет, Шамгар, сколько же лет прошло? Значит именно ты наставник принца, как я и думал. Я тебя сразу не узнал, мнайдриец в тебе запрятан очень глубоко. Вы умеете менять внешность?

– Так и есть, Леро, но это дано не многим. Ты тоже изменился. Не думал, что ты пойдешь на трансформацию и тебе легче. Тебе не надо имитировать наличие зарга в теле, прикрылся не совместимостью молекулярных структур и все. Видел бы ты, как мальчик ошалел, увидев жену по телевидению. Да, навела девчонка шороху. Надеюсь, ты не сказал ей настоящее имя?

– Нет. А что, это так важно?

– Да, имя снимает блок с генетической памяти. Это метод блокировки сознания, которым могут пользоваться только принцессы крови Мнайдры. Перед падением города Азитовал закрыла сознание дочери. Я принцу сказал имя, ибо только истинный правитель нашего народа может снять блок.

– Она знает, кто ее отец. Я был вынужден хоть как-то сдержать вспышку дикости.

– Кто тебя за язык тянул, Леро? Что так у девочки пробивается характер папаши?

– Не то слово. Ладно, продолжим разговор позже, а то спецслужбам Элизия уже скучно.

Леро отключил сканирование организма и подождал результатов на мониторе.

– Все! Для своего возраста и учитывая прошлое ранение, Вы, господин генерал, в полном порядке. Есть небольшое нарушение ДНК и Вам надо пройти курс коррекции молекулярных структур. Могу порекомендовать здешний санаторий.

В дверь постучали, грубо и требовательно. Джонс ругнулся и снял блокировку электронного замка. В кабинет ворвался лейтенант полиции в сопровождении парочки судейских чиновников.

– Вскрывайте сейф управляющего, пока целы документы. Вот ордер на обыск личного имущества!

– Что это за хамство! – стукнул кулаком по столу Артар Инен, – Лейтенант! Смирно! Сопляк!

– Вы в отставке и…, – промямлил Сацао Чису.

– Молчать! Леро, включи новости!

На экране стереовизора появился диктор, сообщавший о форсированной подготовке флота под командованием Хана Тиллиана, потом рекламная пауза для пропаганды доблести воинов сил быстрого реагирования и снова картинка студии.

– Экстренное сообщение имперского Управления Армией! – продолжил ведущий, сделал паузу, нарочито медленно разворачивая перед собой лист пластиковой бумаги, – Указом Великой Матери Заргов было решено призвать из запаса опытных военных, верой и правдой служивших государству. В виду служебного расследования деятельности генерала Сефуа Колли, предавшего наш народ, освобожден от должности целый ряд высокопоставленных офицеров. Их вину и меру наказания определит военный трибунал. Согласно указу императрицы, на должность начальника штаба войск быстрого реагирования назначен бригадный генерал Артар Инен, известный героизмом и профессиональным отношением к своим обязанностям. Также, сделаны соответствующие перестановки в штабе звездного флота. На должность…

– Вам достаточно, лейтенант? – свирепо вращая глазами, говорил военный.

– Но, согласно указанию начальника полиции Элизия, я должен…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru