bannerbannerbanner
Диадохи Мнайдры

Борис Успенский
Диадохи Мнайдры

Экран погас. Леро нехотя вылез из ванны, растерся губкой, смоченной в углеводородах и тело, засверкало словно полированный мрамор. Управляющий набросил на плечи теплый халат и зябко поежился, ворча по поводу холодного климата. Элизий, по его мнению, вполне можно было бы назвать Коцитом. Что поделаешь, но там, где комфортно камню, белковым существам жить невозможно. А вот это любопытно и Леро прибавил звук в стереовизоре, чтобы послушать сводку имперских новостей.

– На прошлой неделе, – говорил диктор, – Начались беспорядки на планете Новая Кастилия, расположенной в системе Эпсилон Лапы Зарга. Имперский гарнизон был перебит, а восставшие захватили арсенал с оружием. Мятежники требуют независимости для своей планеты и заключили союз с ламирами, чтобы войти в их конфедерацию. Как стало известно из достоверных источников, именно ламиры взяли ответственность за последнее покушение на Великую Мать Заргов, да будет прославлено ее имя в веках. Для зачистки мятежа на Новой Кастилии и подавления сопротивления в системах Дикого Пограничья, контролируемых ламирами, отправлен экспедиционный корпус под командованием генерала Хана Тиллиана.

– Рано, очень рано, – бормотал Леро, – Тьфу, только этого не хватало.

– Установлена личность главаря мятежников на Новой Кастилии, – продолжал вещать стереовизор, – Достоверно известно, что им является Рикардо Хуан Борхес, внучатый племянник проклятого во веки веков Диего Борхеса, свергнутого в адскую ночь волей Священного Восьмилапого Предка. Именно планета Новая Кастилия виновата в том, что породила таких извращенных личностей, как Диего и Рикардо Борхесы. Не забываем трижды сплюнуть, при упоминании этих пособников Зла.

Диктор демонстративно несколько раз плюнул в специальный тазик на столе, а через минуту на экране замелькал рекламный ролик элизианского канала, посвященный открытию нового ресторана на дне моря с уникальным шоу морских зоофилов. Неожиданность, она и есть неожиданность. Ох, не вовремя «возбудился» родственник Диего, горячий кастильский парень. Сам сгинет и других погубит. Еще не хватало, чтобы зарги начали искать родственников Ксана I на Земле, но там вроде тихо, да и имя государя Мнайдры не так на слуху, как его соратника. Может это и к лучшему, кто знает.

– Господин управляющий! Господин управляющий! – послышался звонкий и писклявый голос воспитательницы проституток, – Просто кошмар!

Леро скривился так, словно съел пару лимонов и стал искать что-нибудь тяжелое, например, кирпич. Взгляд скользнул по висящему на стене обсидиановому кинжалу, подаренному Зукком, но ритуальное оружие не хотелось марать, даже для того, чтобы просто отрезать язык болтливой дамочке. Дверь открылась, пропуская полнотелую мадам в кабинет. Начальница пикантного заведения взглянула на себя в зеркало, поправила замысловатую прическу и ехидно взглянула на Леро, словно раздумывала о том, какие новые впечатления может принести ночь со столь необычным мужчиной.

– Что случилось, госпожа Краоба? Что привело в трепет Ваши телеса?

– Хам, – обиженно резюмировала гостья и присела в кресло, которое недовольно заскрипело, но не развалилось, – Как это называется? Скажите мне, как это называется? Вы рискуете оставить нашего почтенного хозяина без миллионной прибыли, а наше заведение без рекламы.

– Я уже дрожу, – буркнул Леро, – Вместо ваших эротических фантазий, я закупил оборудование для частной медицинской практики. И, между прочим, за продажу своей фирмы на Терре, я получил изрядную сумму и вложил ее в этот питомник разврата, а твои девки даже не умеют возбуждаться по расписанию.

– Нет, ну ты смотри! – возмутилась госпожа Краоба, всплеснула ладонями и кресло с грохотом развалилось, – Даже приличной мебели и то нет!

Леро опустился на кушетку и зашелся гомерическим хохотом, глядя на мадам. На лице Краобы появились красные пятна от гнева. Она попыталась встать, схватившись за штору, но оторвала карниз, и он свалился на голову, запутавшись в прическе.

– Ой, черт побери…, – еле-еле произнес Леро и снова зашелся смехом, – Хорошо, что здесь нет ванны с кипящим маслом. Минуточку.

Управляющий встал, опустил надувной матрац на пол, помог даме переместиться на него, справедливо решив, что в этом случае ничего не сломается и никто не упадет на пол. Тут же перевернул пострадавшую на живот и проверил целостность позвоночника. Все нормально. Истерика продолжилась позже, когда пришлось кухонным ножом обрезать часть волос, чтобы выпутать из них карниз. Посмотрев на себя в зеркало, Краоба только смогла зашипеть, словно баллон, из которого выходили остатки газа и заревела так, что слезы смешались с косметикой, создавая на лице неповторимую цветовую гамму. Управляющий решил не обращать на это все внимания, чтобы не стать первым кремнийорганическим существом, умершим от смеха.

– Ле… Леро…! Ты… Э…

– Так, сильно не реви, а то похудеешь. Это тебя покарал бог за твое поведение. Ничего страшного. Тебя надо побрить на лысо, а парик подберешь в своей коллекции. Я тебе дам мазь для волос и за месяц будешь щеголять новой гривой. Выпей, успокойся, чтобы я не делал вскрытие, выясняя, от чего ты сдохла.

Леро открыл дверцу бара, достал оттуда бутылку местного алкогольного напитка «Слезы элизианки», как раз к случаю, и налил полный фужер. Он сам не пил, но при беседе с клиентами часто приходилось ставить на стол спиртное, чтобы в результате разговора получить максимальную выгоду, да и адмирал часто расслаблялся бокалом разбавленного спирта со специями. Эта привычка считалась вредной для симбиотов и потому не приветствовалась в империи, хотя не запрещалась.

Краоба сделала пару глотков, икнула, а потом выпила до дна. На щеках появился легкий румянец, а в глазах даже промелькнула осмысленность. Леро нажал кнопку на столе и вызвал начальника охраны, который появился достаточно быстро, несмотря на сиесту. Он был явно неместный, а судя по татуировке на руке, когда-то служил на боевом десантном корабле имперского флота.

– Чего надо? – пробормотал здоровенный детина и, почесывая волосатую грудь, уставился на даму, – Во, умора! На тебе за то, что вторую неделю ко мне по вечерам не присылаешь шлюху.

– Этот вопрос решите потом, – ударил кулаком по столу управляющий, да так лихо, что пустой фужер сделал в воздухе сальто и опять стал на ножку, – Так, позови парикмахера, чтобы эту мадам обрили на лысо и пусть принесут ей парик, какой сама скажет. В следующий раз если будет ломать у меня мебель, накажу вскрытием. Краоба, приведи себя в порядок и пни своих пташек, чтобы почистили перышки. Я отправляюсь в космопорт встречать гостя, которого рекомендовал хозяин и приказал доставить своему другу максимум удовольствий. И ты тоже, космический орел, побрей физиономию и выгляди прилично. Понял?

Леро погрозил кулаком, как воображаемым, так и реальным негодяям, уже направляясь в смежную комнату. Оставшись один, управляющий успокоился, извлек из шкафа одежду, дающую максимальную защиту от солнечных лучей и не спеша одевался, не обращая внимания на ругань за стенкой. Аргента передала файл с электронной подписью адмирала, что надо встретить его хорошего друга в космопорту Элизия, прибывающего чартерным рейсом с Ригеля V. Все хорошо, но вот имя дорогого гостя указать забыли, а из положения выходить надо. Можно подумать, что бедный нелюдь должен знать всех адмиральских друзей, которых в глаза еще не видел.

Леро осмотрел себя в зеркало, надвинул глубже шляпу с широкими полями взял в руки трость и вышел на свежий воздух. Да, просто замечательно кругом, особенно если смотришь на мир через солнцезащитные очки и прикрыт светоотражающей тканью от шеи до пяток. Что поделаешь, но здешний спектр излучения был явно враждебен для него, в отличие от Терры, что доставляло массу неудобств.

На островке находился частный портал, с помощью которого можно было попасть в любую точку планеты, естественно не бесплатно, но это экономило кучу времени. Леро набрал координаты космопорта и некоторое время ожидал ответа оператора. Сиеста подходила к своему финалу, приближался вечер, и нагрузка на транспортную магистраль возросла почти на максимум.

Леро уже готовился исчезнуть в транспортном устройстве, когда услышал, что его кто-то зовет. Обернулся и покачал головой, увидев свою помощницу, помогавшую вести хозяйство. В отличие от Краобы, она была ее полной противоположностью, вела замкнутый образ жизни и очень гордилась тем, что добровольно приняла в себя зарга, хотя для жителей Элизия это было не обязательно.

– Господин Леро! Не уходите!

– Что случилось то? – недовольно спросил управляющий, ожидая очередное занудство или жалобу на окружающих.

– Я слышала, что у нас будут гости? Какие покои прикажете приготовить? Ну, никакого порядка в доме. Уж я-то знаю тех, кто приезжает сюда, что-то не так, сразу нос воротят, а я оказываюсь виновата. Дорогой гость на пороге, а у меня ничего не готово.

– Все? Значит так после того, как госпожа Краоба придет в чувство после нервного потрясения, скажите ей, чтобы выделила двух красоток в помощь. Будет возмущаться, ссылайтесь на меня. Мне надо спешить.

Домохозяйка хотела сунуть клочок пластиковой бумаги со списком того, что надо купить, но Леро уже растворился в портале. Ощущения полета не было, просто ты словно открыл дверь и перешел в другую комнату. В частном транспортном отделении царила тишина и порядок, в отличии от переходов общего пользования с их изрядными очередями. Леро осмотрелся и, поигрывая тростью, подошел к администратору, совершенно невозмутимому киборгу слащавой наружности.

– Когда прибывает чартерный рейс с Ригеля V?

– Минуточку, – кивнул служащий и ничего не делал, пока не получил оплату за услугу, – Чартерный рейс задерживается из-за технических неполадок. Все пассажиры живы и здоровы. О прибытии будет объявлено дополнительно. Извините за неполную информацию.

– Оставлена ли частная информация для Леро Джонса. Вот мой идентификационный код, – кивнул управляющий, оплачивая и эту услугу.

 

– Идет запрос базы данных. Подождите. Да, вам оставлена голограмма. Примите.

Леро получил объемное изображение, внимательно рассмотрел его и удовлетворенно хмыкнул. Комментарий в углу пластины не оставлял сомнений, что это тот, кого надо встретить. Встретим, чего уж там, если подрядился на такую работу. Ждать надо было неизвестно сколько и потому Джонс решил прогуляться, посмотреть местные лавочки, послушать новости. Вот уж чему он научился, так это ожиданию длиной в годы, а уж прибытие опоздавшего лайнера – это сущая мелочь.

Что нравилось на Элизии, так это отсутствие излишней суеты, а вот назойливость рекламных агентов превзошла любые мыслимые рамки. Здесь предлагали купить все, что продается и даже больше, хотя это и трудно представить. Мелкие торговые «прилипалы», впрочем, не особо беспокоили Леро, косо поглядывая на толстую металлическую трость с корундовым набалдашником, удобную, как при ходьбе, так и для того, чтобы огреть по спине или другой части тела так, чтобы позвоночник высыпался в трусы. Когда же Леро прицепил на шляпу значок с эмблемой Сефуа Колли, ему не то, что предлагали товар, а молча уступали дорогу.

Так пришлось ходить достаточно долго, глазеть по сторонам, пока внимание не привлекла витрина ювелирного магазина. Надо сказать, что элизианцы очень любили яркость, все блестящее, как в одежде, так и в украшениях, что вызывало ощущение полной безвкусицы при первом знакомстве с планетой. С другой стороны, утонченные натуры сюда не ездили, поскольку предпочитали иные места, а те, кто ездил, были всем довольны и даже больше, находились в состоянии «телячьего восторга». Именно потому возле прилавка с аляповатыми сувенирами было полно клиентов, спешивших купить на память какую-нибудь побрякушку перед отъездом.

Леро остановился у прилавка, где был товар для состоятельных людей. Все было сделано добротно, дорого, но художественный вкус здесь точно, даже мимоходом не пробегал. Мистер Джонс презрительно скривился и уже собрался уходить, когда продавец осторожно коснулся руки, прося задержаться.

– Желаете что-то купить?

– Тут нечего покупать, – буркнул управляющий, – Можно приобрести килограмма три драгоценных металлов, переплавить их и хранить, как сбережения капитала.

– А Вы, я вижу, гурман, – рассмеялся торговец, – Есть у меня и особенный товар, но и стоит он тоже особенно. Если желаете, то пройдемте ко мне в кабинет для приватной беседы. Я хозяин этого заведения.

Все было бы хорошо, но тут произошло нечто из ряда вон выходящее. У входа раздались крики, которые перекрыл вой сирены, звон битого стекла, проклятия в чей-то адрес. Такого на Элизии не было долгие годы, пожалуй, даже столетия. Торговец истошно завопил, спрятался под прилавок и оттуда командовал, требуя опустить специальные жалюзи. Охранник, суетился не мог попасть пальцем по кнопке, а когда попал, ничего не произошло. Система безопасности дала явный сбой, а тут еще и местные курортники-зеваки метались в панике, стараясь выбежать из помещения. Дорогостоящая витрина рассыпалась на мелкие кусочки, не выдержав напора множества тел. Очень скоро в лавке остались визжащий продавец, охранник которого контузило током и Леро, решивший, что у него нет чувства стадного инстинкта.

Сквозь разбитую витрину забежал человек, видно решивший спрятаться и свалился на пол, усыпанный битым стеклом. Как бы там ни было, но Леро вероятно вспомнил, как в далеком детстве метал дротики и бросил трость в мигавший индикаторами щиток сигнализации. Яркая вспышка, завоняло сгоревшей изоляцией, но видно металл трости замкнул контакты и магазин закрыли бронированные жалюзи, погрузив торговый зал в полную темноту.

– Включи свет! – рявкнул Леро.

– Э! Мня! Ик-ща, – раздалось в ответ из-под прилавка.

Загорелось неяркое аварийное освещение. Охранник был вне опасности, хотя и потерял сознание, а вот с беглецом было не очень хорошо. Почему-то не оставляла уверенность, что вся эта заваруха именно из-за этого любителя острых ощущений, а разбираться с местной полицией хотелось меньше всего, но как бы там ни было, врач обязан оказать помощь. Окажешь тут, если человек получил проникающее ранение в живот, а у тебя нет никаких лекарств, инструментария, не говоря уже об операционном столе. Впрочем, это уже точно не понадобится. Тело выгнулось, раненный захрипел и затих, видно дело было не только в ранении живота. Рука трупа разжалась и на ладони блеснул кристалл правильной октаэдрической формы.

Леро, совершенно машинально, спрятал находку себе в карман брюк, осмотрелся по сторонам, но хозяин ювелирного магазина занимался своими делами, подсчитывая убытки для иска в страховую кампанию. Вот в чем удобно кремнийорганическое тело, так это наличием полной электроизоляции, которой не было у охранника. Леро не без труда вытащил трость из щитка, покачал головой увидев оплавленную поверхность металла и мрачно взглянул на торговца.

– Мне надо спешить. Тут есть запасной выход? Я и так со всем этим потерял кучу времени.

– Прошу Вас, не уходите! Я хорошо заплачу, – стонал продавец, – Надо составить протокол для страховой кампании в присутствии полиции и сделать заключение о некачественной работе системы защиты. И потом еще этот покойник…

– Ты знаешь, кто такой Сефуа Колли? Так вот, если он будет недоволен, ты остаток жизни проведешь на рудниках Стикса. Быстро проведи меня к выходу, – настаивал на своем Леро, поигрывая тростью.

Аргумент был достаточно весомым, особенно имя имперского адмирала заставило задуматься о последствиях, и хозяин заведения принял правильное, на его взгляд, решение.

– Идите за мной, уважаемый. Конечно, конечно, Вы абсолютно правы. Вот здесь служебный выход.

Леро Джонс последовал за хозяином, который угодливо кланялся, но вот глазки воровато глазели по сторонам, видно задумали что-то нехорошее. Если уж что-то задумано, то оно обязательно произойдет, несмотря на ни что. Леро скорее ощутил, чем увидел движение за спиной, развернулся и ударил радушного торговца по голове корундовым набалдашником трости. Удар был нечеловеческой силы, оно и понятно, ведь почтенный медик давно перестал быть человеком и череп ювелира треснул. Тело пошатнулось, выпустило из рук изящный дамский стилет и покатилось к массивной железной двери.

Леро брезгливо, двумя пальцами, поднял оружие за рукоять и стал внимательно его рассматривать. Да, здесь и убивать то не умеют, хотя такое оружие почти не оставляет следов. Забавная вещица и сделана со вкусом: длинное тонкое четырехгранное лезвие из легированной стали, инкрустированная серебром костяная рукоять, ониксовое навершие в виде змеиной головы. Да, это штука для истинных гурманов, прекрасный подарок для Аргенты в честь получения диплома «рафинированной стервы».

Дверь легко подалась, едва слышно скрипнула и Леро оказался в длинном коридоре, ведущим в зал для встречи прилетевших пассажиров. Бесцветный голос объявил о прилете чартерного рейса с Ригеля V и просил встречающих подойти к двадцать третьему терминалу. Мистер Джонс покачал головой, достал из кармана носовой платок, аккуратно вытер навершие трости от крови, поправил шляпу и неспешно направился выполнять поручение хозяина виллы.

* * *

Быстроходная яхта вышла из подпространства и зависла в зоне перехода, ожидая своей очереди. «Яхта», весьма условное название для кораблика, вооруженного мощными лазерными орудиями, трехслойный щит надежно защищал, как от метеоров, так и от случайного или не случайного нападения, а мощный двигатель позволял уйти даже от крейсера-рейдера. Тем не менее, яхта «Плясунья Тени» была, все-таки больше для увеселения, чем для сражений, хотя напоминала красотой хищную птицу, высматривавшую добычу. С другой стороны, добыча тоже бывает разной, у орла-могильщика она одна, а вот у коршуна совсем другая.

Аргента, откинула голову на спинку кресла пилота, посмотрела на свое отражение в сверкающем зеркальном потолке рубки и автоматически поправила упрямый локон волос. Все-таки, за время учебы ей понравилось выглядеть эффектно и впервые за столько лет осознать собственную неповторимость. Пошитая специально на заказ форма была достаточно удобной, не стесняла движений, хотя обилие кружев и бантиков раздражало до предела, особенно большой бант в волосах, затруднявший боковой обзор. У богатых свои причуды и потому пришлось подчиниться желанию хозяина яхты, считавшего, что блондинка должна выглядеть до предела блондинистой.

– Браво, девочка! – раздался за спиной довольный голос адмирала, – Действительно показала класс пилотирования, не правда ли, капитан Кирн?

– Да, давно не видел подобного. У девочки талант, – согласился высокий атлетически сложенный мужчина, – Но огрехи есть. Так что, милашка, не зазнавайся. У тебя словно отсутствует инстинкт самосохранения, а это плохо.

– Подойди ко мне, бутончик белокурый, – рассмеялся адмирал и подмигнул толстому парню, сидевшему рядом, своему сыну, – Как тебе наш новый пилот, Сефин?

– Я есть хочу! – буркнул молодой человек и довольно зачавкал, пережевывая солидный кусок мяса.

Неожиданно рука генеральского наследника, коснулась ягодицы девушки и принялась гладить. Рефлекс сработал раньше мысли и Сефин, держа в одной руке кусок мяса, отлетел к переборке, умудрившись опрокинуть тележку со снедью к явному неудовольствию андроида-официанта, который что-то пропищал на своем электронном языке.

– Папа! Она дерется…! А-а! – возмущался парень.

– Заткнись, придурок! – ударил кулаком по столу адмирал, – Тебе кто-то разрешал лапать? Отполз в свою каюту и не отсвечивай перед моими глазами, безмозглый кретин.

Подождав, пока отпрыск отползет в коридор, и он действительно отполз, а не ушел, как все нормальные люди, Сефуа Колли налил в чашку разбавленного спирта и выпил. Аргента виновато опустила голову и посмотрела на капитана. Кирн, усмехнулся, пожал плечами и сел в кресло пилота, чтобы принять запрос диспетчерской службы.

– Думаешь, буду ругаться? – вздохнул адмирал, закусывая выпитое цитрусовой долькой, – Нет. Пороть тебя поздно, да и не за что, но рефлексы сдерживай. Ты не представляешь скольким скотам тебе придется улыбаться, мне первому. Сынуля у меня слегка больной на голову, полный отморозок. Прибить бы его, чтобы не мучил себя и других, но жалко. Выпей вина и улыбнись. Поздравляю со вступлением в должность.

Аргента взяла бокал с вином, пригубила напиток и вопросительно посмотрела на владельца яхты.

– Молчишь? Это правильно. Ну, что там, Кирн?

– Коридор свободен. Генераторы вышли на стандартный режим. Прикажете входить в подпространство или остановимся на ближайшей базе?

– Надо успеть к сроку, так что полный вперед. Справишься сам или нужна помощь пилота?

– Да сам все сделаю. Тут опасный коридор, а у девчонки нервы на пределе. Включаю режим перехода, не отвлекайте меня, – достаточно резко ответил капитан и отделил прозрачным силовым экраном пульт управления от остального помещения рубки.

Адмирал согласно кивнул, усмехнулся и принялся готовить коктейль, причем делал это ловко, как заправский бармен. Молчание затянулось и мисс Джонс, а может сеньорита Борхес, или миссис Хрен-знает-Кто, на некоторое время осталась наедине со своими мыслями. Она так и не нашла материалов о Диего Борхесе несмотря на то, что очень хотелось узнать об отце хотя бы что-то. Зарги очень старательно уничтожили всю архивную информацию о рейнджерах и «черных ангелах», а может и не уничтожили, спрятали от посторонних взглядов.

– Так вот, крошка! – нарушил молчание Сефуа Колли, насладившись коктейлем настолько, что взгляд стал слегка отсутствующим, – Мы летим на Землю. Была там? Прелюбопытная планетка, где ты впервые выйдешь в свет, на приеме у президента этого отстойника.

– Я много слышала о Земле от дяди Леро. Говорят, там очень красиво.

– Да, заргов там не любят, – усмехнулся адмирал, – Но дело не в этом. Питер Залевски, хитрая бестия, старый столетний лис, наверняка что-то мутит. Меня интересует, что он задумал и ты мне в этом поможешь.

Яхта неожиданно вышла из подпространства, защитный экран в рубке исчез и Кирн сочно выругался на сленге космических торговцев.

– Что случилось?

– Нас выбило с силовой линии подпространства и прямо перед нами я вижу линкор-призрак. Эта громадина появилась совсем недавно и уже наделала шороху.

– Определи тип корабля, – приказал адмирал, убрав с лица наигранное добродушие, – Тип модели, параметры орбиты.

– В базе нет даже отдаленного аналога, – ответил капитан, – Аргента! В кресло пилота, живо! Шеф, пристегнитесь и ради Священного Таракана молчите, очень прошу.

Сефуа Колли согласно кивнул, неторопливо взял со стола бутыль со спиртом и миску с цитрусовой закуской, поскольку, если уж придется умереть, то не на трезвую голову, а в состоянии полного удовлетворения жизнью. Девушка, молча сорвала с головы надоевший розовый бант и подвязала лентой длинные волосы, чтобы не мешали при управлении кораблем. Сняла кружевные перчатки и, не без удовлетворения, засунула их в бокал с недопитым вином. Кирн даже не успел второй раз возмутиться, как пилот оказалась рядом и вопросительно взглянула на капитана.

 

– Жми, красавица и лети так, как никогда до этого не летала. Вектор Альфа Центавра! Вперед!

– И я посмотрю! – раздался за спиной пьяный адмиральский голос, – Родился ли в империи тот, кто лучше Косински и Борхеса? Тьфу, да будет проклято их имя!

При этих словах Аргента вздрогнула. Опять! Черт побери, опять! Уже и кости отца сгнили, а его боятся, сравнивают умения других, как с эталоном. Дальше некогда было заниматься самокопанием, ибо пилот нажала кнопку перевода на ручное управление и больше ничего не существовало, кроме человека, ставшего кораблем и корабля, ставшего человеком.

Двигатели надсадно заревели и яхта, на ускорении около десяти «джи», лихо увернулась от серии выстрелов линкора. Слава тем мастерам, которые сделали это произведение искусства, вперед на еще один вираж. Аргента не видела расширившиеся от удивления глаза Кирна, она вообще ничего не видела, кроме экрана полярных координат. Раздался довольный возглас капитана, когда лазерные пушки поразили надстройку линкора, что-то было сказано механику и двигатели увеличили мощность на треть. Отлично! Бей капитан, перпендикулярно плоскости эклиптики. И снова маленькая яхта, словно хищный ястреб, клевал большого неповоротливого хищника.

Линкор выплюнул десяток истребителей, чтобы отловить наглую птичку, посадить ее в клетку, обрезать когти, замазать клеем хищный клюв. Много, их слишком много! Боже, проклятие! Бортовой вычислитель задымился и стал выдавать на экране полную чушь. Аргента разбила кулаком монитор, не обращая внимания на кровь из разрезанной осколками ладони, повела «Плясунью Тени» туда, куда ни один пилот не повел бы, пребывай он в здравом уме и рассудке. Боже, но где рассудок и где блондинка? Дуре, спишут все! При этой мысли девушке стало легче, и она без особых церемоний ударила левой рукой в челюсть капитана, пытавшегося ей помешать.

Кирн повертел пальцем у виска и махнул рукой, понимая, что формы суицида бывают разные. Идти по граничной линии гравитации красного карлика и пояса астероидов, с неработающим вычислителем можно, только если мозги вышли погулять, оставив в голове лишь твердую непробиваемую кость. Аргенте было глубоко плевать на точность вычислений, достаточно и приблизительной оценки. Она знала, что пройдет по границе силовых линий и потянула рукоять штурвала на себя до отказа. Перед глазами только были светящиеся полосы магнитного поля и чутье, которое если изменит, то оставит своего хозяина вечно молодым безумцем.

Реальность исчезла, а может быть чувства стали реальностью, показывая, что все остальное блеф, ничего не стоящая мишура. Ей казалось, что улетит с грани, сойдет со сверкающей дороги и тогда холодные корявые пальцы тьмы разорвут тело на мелкие части, не делая скидок на цвет волос. Однако «плясунья», недаром кораблик получил свое имя, была послушной девочкой и танцевала на грани, не делая ни одного лишнего движения. Линии становились все шире и шире, пока не разомкнулись, выпуская убегавшую жертву из своих объятий. Аргенте казалось, что она слышала недовольный рев Тьмы, щелканье клыками, когда «птичка» выпорхнула из почти захлопнутой клетки.

Испытание длилось считанные минуты, а потом яхта вышла в свободное пространство, контролируемое имперским флотом. Аргента усмехнулась, откинулась на спинку кресла пилота и потеряла сознание. А что сознание? Оно не потерялось, а просто было наполнено голосами. Девушка не понимала речи, но было ощущение того, что она этот язык знала, только забыла очень давно, может быть даже до своего рождения. Была одна фраза, часто повторявшаяся с восхищением. Язык не известен, но вот почему-то в голову приходило странное словосочетание – «Энту Огня». И голоса ее отпустили, оставив в покое, когда она мысленно согласилась на этот титул. Она сошла с ума? Все может быть, поскольку если что-то должно произойти, оно всегда произойдет.

Поток ледяной воды вернул сознание на место, заставил открыть глаза и удивленно осмотреться. Рядом стоял улыбающийся Кирн с пустым пластиковым ведром.

– Идиот! – прошипела девушка и выплюнула на пол воду изо рта, – Делать тебе нечего.

– Плата за удар капитану в челюсть, – хихикнул гигант, а потом осторожно поцеловал Аргенту в щеку, – А это за то, как ты пилотировала! Молодец! Это было неповторимо, но о субординации не забывай.

Аргента согласно кивнула, посмотрела на свое отражение в зеркальном потолке и мрачно потрогала ладонью мокрые волосы. Хорошо, что хоть косметика смывается только горячей водой, а то бы точно была полнейшим пугалом. Адмирал мирно сопел в кресле, своим перегаром, воздуха точно не озонировал, но в остальном обошлось без особых проблем. Впрочем, там был не только перегар и потому пришлось задать роботу-уборщику дополнительную программу.

– Откуда этот чертов линкор взялся? – спросила Аргента, перевязывая разрезанную стеклом руку, – В самом сердце империи и огромный такой, что, наверное, потеряться можно в отсеках.

– Никто этого не знает, – проворчал в ответ Кирн, монтируя новый вычислитель вместо разбитого, – Он появился примерно месяц назад по времени Канопуса и уже наделал шороху, раскромсав пограничную флотилию в щепки. Не корабль, а «летучий голландец» галактики. Кто его построил неизвестно, где база тоже не известно, из кого набран экипаж тоже, хрен его знает.

– Сигнал экстренного вызова. Код неизвестен.

– Тебе, не известен, – зевнул в ответ капитан, – Позывные флагмана имперского флота пограничного сектора. Прими вызов и выведи рожу, которая звонит, на монитор.

– Кто такие? Назовитесь! – требовательно поинтересовалось лицо с экрана, – Согласно инструкции, номер…

– Заткнись! – рявкнул Кирн, – Я капитан личной яхты адмирала Сефуа Колли. Когда хозяин очухается, достанется всем: и офицерам и командорам! Понял?

– Я не знаю, но…, – замялся дежурный, – А он случайно…

– Не дождешься, – продолжал Кирн тоном, не терпящим возражений, – Отбуксируйте нас в ближайший док и проверьте яхту на предмет повреждений. Нас едва не поджарил бродячий линкор, а ты мне мозги пудришь?

– Извините, но я должен знать о приписке транспортного средства, идущего без идентификационного маяка.

Кирн посмотрел на своего пилота так, что ей захотелось напиться и лечь рядом с адмиралом, сгорая от стыда. Она забыла включить этот чертов маяк с кодом, после гонки на краю гравитационной пропасти. Девушка, знаком, показала капитану, что сейчас все будет в порядке. Конечно, в порядке, а как же? Вот только поменять предохранитель и все заработает, как положено заработает, куда оно денется.

– Так вот! Маяк поврежден, и пилот его сейчас включит. И потом, я же не спрашиваю, почему мирную яхту обстреливают в зоне контроля вашего флота? Ну? Идентифицировали?

– Так точно! – кисло ответил дежурный офицер, – Откройте шлюз для приема технической службы.

– Я пойду к себе, – буркнула Аргента и после кивка капитана вышла из рубки.

Каюта находилась в жилом отсеке, рядом с покоями адмирала, как и положено обиталищу секретаря, столь почтенного человекозарга. Только сейчас девушка ощутила усталость и даже несколько раз останавливалась, чтобы перевести дыхание. Путь к своему обиталищу казался бесконечной дорогой в сверкающем зеркалами железном лабиринте. И каждое отражение было гротеском, показывающим ту или иную часть тела в искаженной форме. Этот коридор был изобретением адмирала, считавшего, что искаженное отражение реальности поднимает настроение гостей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru