bannerbannerbanner
Диадохи Мнайдры

Борис Успенский
Диадохи Мнайдры

Возле двери адмиральской каюты сидел его отпрыск и всхлипывал, а когда увидел отражение Аргенты, то и вовсе зашелся в истерике. Страшно, а в памяти еще был жив пинок, которым его наградила любимица папаши. Сефин попытался укусить за ляжку предмет своего страха, но промазал и только щелкнул зубами, вызвав ехидную презрительную улыбку.

– Папа! Спаси-и-и! – завопил парень.

– Чего орешь, дурачок? – покачала головой девушка, – Бедняга, ты так и не дополз до противоперегрузочной постельки. Надо было тебя пнуть сильнее, чтобы придать ускорение.

И тут Аргенте стало не совсем хорошо, вернее совсем не хорошо, когда она увидела на пальце молодого человека кольцо из желтого металла со сверкающим прозрачным камнем. Только этого не хватало! Если Сефин окажется ее мужем, то она точно добровольно выпрыгнет в открытый космос. А может все-таки просто совпадение? Хотелось верить в лучшее. Парень что-то нажал на панели в стене, открыл дверь и провалился в отцовские покои, избавив пилота от своего плаксивого общества.

Аргента тяжело вздохнула, полюбовалась своим перстнем и вошла в каюту, где можно побыть наедине с собой и привести мысли в порядок. Грязная и мокрая одежда полетела в утилизатор, включена горячая вода в душевой кабинке, и девушка забыла обо всем, наслаждаясь упругими струями воды, массажировавшими уставшее тело. Вода натуральное чудо Вселенной, снимающее усталость, дающее жизнь и спокойствие.

Хорошенькое спокойствие, ничего не скажешь. Аргента никогда не думала серьезно, что в один прекрасный момент может появиться законный муж и предъявить на нее права. Кольцо Сефина заставило вспомнить, что такое может произойти в любой момент и хорошо, если супруг не окажется крокодилищем, а будет ей под стать. Она на мгновение закрыла глаза, чтобы представить мужа, но так и не удалось это сделать, может потому, что не имела понятия о его внешности.

* * *

Жизнь шла своим чередом, пролетело полвека и не заметил даже. Молодой мужчина потянулся так, что хрустнули косточки, присел в кресло и стал с интересом, уже в который раз, рассматривать кольцо червонного золота с огромным бриллиантом на пальце. Оказывается, у него есть жена и как прикажете ее искать? С другой стороны, а надо ли ее искать? Говорят, что при наличии супруги о душевном спокойствии можно забыть. Он представил сидящее рядом плаксивое существо, требующее внимания и выполнения всех капризов, саркастически хмыкнул. Опекун уверяет, что его жена должна быть просто очаровательным созданием, но все в мире относительно, а каждом ангелочке сидит свой чертик.

– Сидишь? – раздался раздраженный голос наставника, от которого пришлось вздрогнуть, – Их мудрость в печали! Философ, возвышенным чувствам которого могут позавидовать даже звезды. Хотя вчерашние девки не звезды, а продажные твари! Хочешь перещеголять своего далекого предка, который, по уверениям летописцев, блудил по всей галактике? Не дам! Не позволю!

– Ну, так жена все-равно не видит! И потом, можно подумать, что она за столько лет не шастала по любовникам, – огрызнулся молодой человек, – Только и слышишь от тебя о великой идее и предназначении. Ты мне даже о родителях ничего не рассказываешь. Кто был мой отец? Он был велик? Так почему ты о нем молчишь?

– Ты еще не готов, чтобы узнать, кто твой отец! Конечно, продажные девки лучше, чем величие прошлого!

– Ой, слова и есть слова! Я не последний человек в империи! Могу приказать тебя казнить, если не заткнешься!

– Посмотри на браслет на правой руке! Сними и его, чтобы императрица узнала много интересного. Снимай, сопляк! Ты крут? Покажи свою крутизну всем! Боишься? И правильно боишься, мальчик! Ты видел смерть? Не в описаниях, а такой, какая она есть? А я скажу, что я видел многое! Я видел, как умирал твой отец, но не имел права вмешаться, ибо ты был у меня на руках! И с этим проклятьем я живу уже пять десятков лет! И ты будешь мне высказываться, мальчишка?! Я видел, что творил твой тесть в космосе! Если наставник твоей жены проговорился, кто был ее отец, то я тебе не завидую. Я не знаю, к чему приведет игра крови, но хочу, чтобы эта игра была утонченной. Тебе понадобится много сил, чтобы покорить собственную жену. Если она хоть немного похожа на мать, то у тебя дыхание сопрет при ее виде, но я злорадно усмехнусь, поскольку уверен, что характер у нее папашин. Она не покорится слабому! Вот и подумай, мой мальчик, о том, что тебя ждет! Стоит ли тратить энергию на обычных шлюх?

– Дядя, но вот…

– Ты меня достал, сопляк! Бери оружие и пошли, покажешь мне свою ненависть!

И звезды, словно усмехнулись при словах наставника. Им было все-равно, но им был интересен итог расклада, ибо они помнили многое, а может и все, с начала времен.

* * *

На Элизии жизнь текла своим чередом, в меру спокойно, в меру похотливо и очень привлекательно для бизнеса. Адмиральское заведение не то, чтобы процветало, но жрицы любви не страдали от безделья, а дорогой гость, свою очередь, не страдал отсутствием фантазии, придумывая одно развлечение за другим. Кто бы мог подумать, что генерал Хан Тиллиан найдет время для наслаждений в разгар кампании против Новой Кастилии. Но приказа с Канопуса о начале боевых действий не приходило и потому командующий решил скрасить томительное ожидание и усладить свое тело для будущих подвигов. И хорошо, скажу я вам, услаждал, свидетельством чему был жизнерадостный женский смех.

Наслаждается дорогой гость и пусть получает удовольствие, хотя злоупотребляет генерал стимуляторами, но это его личное дело. Леро Джонс мог заниматься своими делами, а уж Краоба сделает так, что у Хана Тиллиана останутся незабываемые впечатления от отдыха.

Врач откинулся в кресле, взял в руки титановый ошейник, инкрустированный серебром, сделанный по заказу Сефуа Колли и покачал головой. Все отлично получилось, но оставался осадок на душе. Жрицы любви, носящие его, будут ненасытны в постели, но через год износ организма достигнет восьмидесяти процентов, и женщина превратится в развалину. С другой стороны, они сами, абсолютно добровольно, продали себя хозяину, так что нечего обижаться.

– Подойди сюда и стань на колени, – буркнул Леро, глядя на симпатичную девушку лет восемнадцати, – Сегодня ты покажешь нашему дорогому гостю все, чему тебя здесь научили.

Проститутка подошла и покорно опустилась на колени, чтобы через мгновение встать уже с ошейником. Девица поклонилась, тяжело вздохнула и направилась во двор, где в тенистой аллее ее поджидала госпожа Краоба.

Леро Джонс включил стереовизор, чтобы послушать сводку новостей. Недавнее происшествие в космопорту взбудоражило общественность, и журналисты смаковали подробности побоища в зале ожидания. Да, это они умеют, раздувать из мухи слона. Впрочем, происшествие было действительно экстраординарным, нетипичным для этого тихого курортного уголка галактики. Начальник полиции, не выдержав напряжения, застрелился, а его преемник отвечал односложными фразами, словно для того, чтобы масс-медиа уже придумали остальное. И они придумывали, устраивали телевизионные шоу, чтобы выставить полицейский департамент не в самом лучшем свете.

Леро вытащил из ящика стола информационный кристалл и с интересом стал рассматривать грани, переливавшиеся всеми цветами радуги. Интересная вещица и, судя по всему, она была первопричиной беспорядков в космопорту. Что же ты такое? Что содержишь в себе? Кому тебя должны были передать? Кто был твой прежний хозяин? Одни вопросы без ответов. Леро пытался вспомнить лицо убитого в ювелирной лавке и не смог, словно кто-то стер образ из памяти.

А это мысль! Мистер Джонс неспешно встал с кресла, взял брюки и достал из кармана платок, которым вытирал руки после событий в космопорту. Да, пятна крови остались, а это очень важный генетический материал. Очень хорошо, что к одежде не успела добраться вездесущая экономка заведения, у которой чистота и порядок были особым пунктиком, почти религией. Заодно можно проверить работу нового биоанализатора, купленного на днях для частного медицинского кабинета. Говорят, прибор имеет обновленную базу данных, в которой собрана коллекция генетических кодов со всех известных закоулков галактики. Вот и посмотрим, насколько эта самая база полная, а то не избежать фирме изготовителю рекламации.

Врач включил питание, чтобы прибор вышел на рабочий режим, а сам отправился на веранду. Хорошо, конечно, и приятно стоять в тени и рассматривать мирный пейзаж, слушать шелест волн, вспоминать былое. Да, прошлое не хотело отпускать Леро, упорно не хотело, напоминало о себе, не давало забыть казалось ушедшую боль. Генерал вот забавляется с девицами, которые верещат на пляже, явно высоко оценив достоинства столь уважаемого клиента. А что делать медику, которому и плоть то потешить не с кем? Правильно, заниматься самокопанием и разгадывать ребусы, подкидываемые жизнью, чтобы мозг был всегда в работе, даже если он силиконовый.

– Господин управляющий! – раздался голос Краобы, спешившей к веранде со стороны моря, – Господин Леро! Я должна с Вами поговорить!

– Что случилось? – не скрывая ехидной улыбки, но тем не менее участливо поинтересовался Леро, – Вы применяете мазь, которую я прописал?

– Конечно, – улыбнулась «воспитательница», – Замечательное средство, а волосы отрастают такие мягкие и густые, каких у меня и в юности не было. Вы просто гений медицины. Но дело не в этом!

– А в чем же? – удивился Леро и наиграно стал просматривать электронную книгу, словно искал там нечто очень важное, – Надеюсь, Ваши птички все здоровы?

– Я хотела сказать, что это Ваше изобретение делает девочек просто бестиями в любовных играх, но они стали какими-то нервными. Вчера вот одна покусала парикмахера, другая нашего почтенного гостя довела до полного изнеможения и ему пришлось пить кардиостимуляторы. Надо бы уменьшить отрицательные эффекты этого изобретения. Вы же понимаете, что у нас индустрия удовольствий, а не сумасшедший дом.

 

– Я подумаю над этим. Спасибо за предупреждение, – улыбнулся Леро, – Я сейчас занят, но обязательно решу проблему. Возьмите вот это, мадам.

Мистер Джонс достал из кармана небольшое устройство, мигавшее разноцветными индикаторами.

– Что это, – пробормотала Краоба, – Орудие пытки?

– В некотором роде, – рассмеялся Леро, – На каждом ошейнике есть номер, который надо вывести на дисплей из базы данных. Здесь можно корректировать уровень половой активности, а при случае и усыпить подопечную. Для начала я бы не советовал ставить уровень активности выше двадцати пяти процентов сверх средней нормы, а выше пятидесяти процентов ставить исключительно после того, как клиент даст расписку, что все последствия за его счет. Это Вам даст контроль над процессом ублажения посетителей.

– Спасибо, – покачала головой Краоба, – Докатились! Даже секс просчитан математикой. Эх, а вот в моей молодости было все по-другому. Вы превратили девочек в машины, кукол, умственный извращенец! Вы когда-нибудь любили женщину?

– Нет, это не продуктивная трата времени, есть дела важнее.

– Фи! Вы бесчувственное чудовище! – вздохнула наставница и направилась на берег моря, чтобы взглянуть на своих учениц.

Леро рассмеялся, повертел пальцем у виска и направился в лабораторию, откуда прозвучал сигнал, что прибор готов к работе. Врач отрезал кусочек окровавленной ткани, внес его на приборный столик и стал ждать результатов, поглядывая на трехмерный монитор. Хорошее оборудование, не спрячешься от него. Именно, что не спрячешься. Не дай бог Аргенте сделают анализ крови и найдут при этом нечто не приятное. А найдут ли? Вряд ли у них есть данные генетического анализа Диего Борхеса, а об Азитовал даже речи не идет. Генотип коренных жителей Мнайдры заргам не известен. Что они установят, теоретически, что Аргента на половину мутант неизвестного происхождения, а на половину потомок землян примерно в двадцатом поколении. Дурак ты Леро, полный дурак! Кто тебя тянул за язык? Зачем ты назвал девочке имя ее отца? Неизвестность, иногда, лучшая страховка для безопасности.

Прибор возвестил об окончании анализа и на мониторе поползли колонки цифр, декодирующих генетические параметры покойника. Интересно, очень интересно. Так, посмотрим: «Объект, вероятно, потомок переселенцев с Земли, подвергся модификации генотипа для условий жизни в системе Фомальгаут-VI, воздействия симбиота не обнаружено. Предположительно, набор функций организма предназначен для эффективной работы в экстремальных условиях повышенной радиации. Понижен физический болевой порог». Леро надолго задумался, поскольку не ожидал такого результата. Кто же ты был? Частично измененная генетика была у «черных ангелов» и «рейнджеров», но они оставались при этом людьми, последний из которых погиб полвека назад.

Да что же это такое? Не дают работать жалкие, ничтожные личности. Леро недовольно взглянул на высокого крепкого мужчину в полицейской форме, выключил прибор и торопливо спрятал платок в карман. Образец в кювете, при выключении устройства, моментально превратился в серую пыль, как отработанный материал и медик удовлетворенно усмехнулся.

– Кхм, – кашлянул гость.

– Да, чем могу служить? – участливо спросил Леро, – Извините, но я был занят и сразу Вас не заметил.

– Лейтенант Сацао Чису, криминальная полиция Элизия. А Вы, если не ошибаюсь, Леро Джонс, врач и управляющий этого борделя?

Медик в ответ поклонился, но возражать не стал, оставив инициативу офицеру. Зачем? Куда спешить? Тебе все скажут и не только скажут, но при надобности даже выделят адвоката, как свидетеля задушевной беседы.

– Где Вы были в момент беспорядков в космопорту?

– Встречал на терминале дорогого гостя, генерала Хана Тиллиана, прибывшего на отдых. Это криминал? – удивленно развел руки Леро, – Позвать генерала?

– Не надо, – растерялся офицер, опешивший от громкого имени, почти легенды империи заргов, – Просто при анализе видеозаписи охранной системы нам удалось опознать Вас в торговой зоне космопорта.

– Опять же, разве это криминал? Я в антикварной лавке купил подарок для своей приемной дочери, личного пилота адмирала Сефуа Колли.

Полицейский расплылся в улыбке, подобострастно поклонился и бочком вышел из лаборатории. Кто же будет портить отношения с двумя высшими армейскими сановниками империи? Лейтенант махнул рукой помощникам и направился к полицейскому катеру, раздраженный сверх всякой меры. Что прикажете говорить начальству на совещании? С другой стороны, может это действительно ложный след и управляющий не имеет никакого отношения к заварушке в порту.

– Установить наблюдение за островом и особенно за Леро Джонсом.

Помощник согласно кивнул и сделал запись в электронном блокноте. Через несколько минут катер взревел и направился в сторону города к полицейскому причалу. Леро проводил взглядом служителей закона, присел в кресло, а потом вскочил и торопливо достал кристалл из ящика стола. Наверняка причина такого любопытства властей связана с информацией, заключенной там. Странно, что прислали обычного полицейского, а не представителя имперской службы безопасности. С другой стороны власти могли не знать о «грузе», который нес убитый, потому их внимание связано исключительно с криминальным аспектом дела.

Компьютер недовольно «хрюкнул» и отказался считывать кристалл, утверждая, что тип носителя информации устарел и не соответствует требованиям оборудования. Леро недовольно почесал затылок и спрятал нежданную добычу обратно в стол. Вот незадача. А любопытство то разбирало сверх всякой меры. И где прикажете искать компьютер, способный прочесть эту информационную древность? Или попытаться найти системщика, любителя антиквариата, чтобы помог с проблемой? Попробуй еще найди такого. Леро прекрасно понимал, что можно получить быть такие сведения, которые могут стоить головы.

Ах, мозги твои силиконовые! Леро опять извлек кристалл из ящика стола и вставил его в компьютер. А если попробовать вот так! Не получилось, и врач недовольно выругался на торговом сленге. Он никогда не был компьютерным гением, но твердо знал, что «любопытство погубило кошку», хотя этого зверька никогда не видел и смысла этого утверждения не понимал. А если сделать вот так? Что опять не сработало? Вот! Есть! Используем программу совместимости устаревших носителей с современным оборудованием. Компьютер недовольно загудел, но не выругался, а исправно пытался решить поставленную задачу. Вот и хорошо, что эта железяка перестала выкаблучиваться.

Прошло не так много времени, за которое Леро успел растереть тело горячим силиконовым маслом и выпить напиток, восстанавливающий кислотно-щелочной баланс, необходимый кремнийорганическим формам жизни, как компьютер щелкнул и выдал на трехмерном мониторе эмблему «Медицинского Отряда Особого Назначения – МООН». Хороший кристаллик! За такую информацию можно не только головы лишиться, но и быть рассеянным на атомы без права восстановления. Под эмблемой еще и сверкает копирайт Питера Залевски, нынешнего президента планеты Земля, что только усугубляет ситуацию и говорит о наличии сверхсекретных данных, канувшей в небытие Лиги.

* * *

Луна, воспетая в земных легендах, песнях, вечная спутница влюбленных, так и оставалась спутником Земли, поскольку даже зарги не имели возможности изменить законы небесной механики и повернуть их так, как удобно Великой Матери. Досадное недоразумение, на которое, впрочем, не особо обращали внимание. Кусок камня, изборожденный кратерами, щедро политый космической радиацией, превратился в планету-космопорт и военную базу, контролировавшую порядок в имперской резервации. Конечно, можно гордо обозвать планету «свободной республикой гуманоидной расы», но суть от этого не изменится. А там, глядишь, когда население окончательно одичает, можно сделать элитный заповедник для сафари любителей охоты или еще что-нибудь подобное из области развлечений.

Пока же в холле космопорта было тихо, да и не могло там быть излишней суеты, когда идет встреча имперской делегации, прибывшей для инспекции. Конечно, все средства массовой информации Земли вещали о визите дружбы и миролюбия заргов, установивших порядок и спокойствие в галактике, но суть от этого не менялась, как ее не называй. Оккупационные власти приехали с инспекцией не тюрьмы, упаси боже, но все-таки резервации, на которую навесили вывеску «свободной республики». Вот они, представители Земли, сгрудившиеся кучкой у терминала, загнанные в клетку лабораторные мышки, в глазах которых застыли страх и безысходность. Стоят и смотрят, можно сказать восхищаются имперским генералом, Сефуа Колли и его спутницей, молодой и красивой белокурой женщиной, внешне почти не отличимой от землянки.

Аргенте хотелось исчезнуть, раствориться в воздухе, чтобы не ощущать презрительных взглядов, подобострастие и зависть к тем, кто имеет право летать в открытый космос. Вот, например, представитель президента Земли смотрит на нее, как на генеральскую подстилку, только не сплевывает под ноги от ненависти, но ведь боится, готовится лебезить перед генералом, чтобы не вызвать недовольства. Интересно, он уже придумал комплименты для нее? Обязательно послушаем восхваления, ибо без них не обходится ни один светский прием.

– Бутончик мой ненаглядный, – погрозил толстым, как сарделька пальцем генерал, – Не надо казаться умной. Мы же договорились, что для всех вокруг ты просто светловолосая дурочка, оттеняющая своей красотой мою непрезентабельную оплывшую жиром тушу. А ну-ка сделай милое выражение, удивись, словно я рассказал тебе забавный анекдот. Вот и прекрасно, изумительно! Лицемерие – это великое искусство, которому надо учиться каждую минуту, если хочешь быть светской дамой.

– Так нормально? – вздохнула девушка и успокоилась, увидев одобрительный кивок Сефуа Колли, – Мы долго еще будем здесь торчать?

Ответа Аргента не услышала, поскольку заиграл имперский гимн, и генерал принял величественную позу, как и положено посланнику Великой Матери Заргов. Земляне опустились на колени и опустили вниз головы, чтобы никто не увидел ненависти в их глазах. Аргента ощущала идущую волнами злобу, не страх, а именно злобу, леденящую так, что можно было бы заморозить половину империи. Хорошо, что эти чувства не материальны, а то можно превратиться в ледяную статую от подобного излучения. Гимн Земли был воспринят делегацией без должного почтения, но выслушан, как необходимое в подобных случаях зло.

– Ахим Кремер! Премьер-министр Земли! – торжественно объявил начальник почетного караула.

Представитель планеты твердым шагом подошел к генералу, учтиво поклонился и довольно пространно стал рассказывать о лояльности землян и новом витке социального развития общества. Не забывая о глупом выражении лица, Аргента очень внимательно слушала чиновника, понимая, что он все врет, от первого и до последнего слова врет, говоря то, что от него хотели услышать, скрывая истинные мысли. Все-таки дурочкой быть проще, а вот когда форма не соответствует содержанию, возникает целая куча неудобств.

– Мы рады приветствовать доблестного генерала Сефуа Колли на нашей прекрасной планете.

– Правда? – усмехнулся военачальник, – Поверю на слово. Так, я представляю Вам моего секретаря, Аргенту Джонс, которая сопровождает меня в этой поездке.

Девушка учтиво поклонилась и ничуть не возражала, когда премьер-министр поцеловал руку. Мимолетный штрих, казалось, очень незначительный, но даже короткого взгляда хватило обоим, чтобы понять многое. Судьба свела двух лжецов, которые решили, удобства ради, оставить истину под масками покорности и лицемерия. Аргента поняла, что опытный политик сразу ее раскусил и, по крайней мере перед ним, не удастся сохранить имидж белокурой дурочки с голубыми глазами.

– Очень приятно познакомиться, фрау Аргента. Вы прекрасное олицетворение империи. В былые времена мои предки Вас бы назвали истинной арийкой, валькирией.

– Ахим, – покачал головой генерал, – Перед тобой моя прекрасная тень, а не символ империи. Мне нравится казаться на ее фоне светочем мудрости. И моя мудрость говорит, что в приватной беседе ты мне расскажешь истинное положение дел, а не будешь нести бред, как во время торжественной речи. И потрудись свести церемонии к минимуму, а то у меня будет несварение желудка, и я испорчу воздух. Гы-гы-гы!

Свита Сефуа поспешила одобрить «шутку» и рассмеялась словно по команде, чтобы не вызвать гнева столь могущественного сановника, приближенного к трону. Сборище идиотов и лизоблюдов. Аргента на мгновение презрительно сжала губы, а потом снова надела на лицо маску рафинированной дурочки довольной жизнью.

Делегация прошла терминал космопорта, чтобы взойти на борт роскошного транспорта, личного корабля президента Земли. Аргента удивленно рассматривала позолоченные стены, украшенные росписями фривольного содержания, отметила совершенно не нужные украшения из драгоценных камней и множество остальных нелепостей и излишеств. Персонал и вовсе напоминал паноптикум, словно именно здесь решили провести межгалактический конкурс по бычкотелости и отобрать тех, кто не дай бог не был бы красивее пассажиров этой межпланетной колымаги.

 

Дипломаты расположились в мягких креслах кают-кампании и наслаждались прохладительными напитками, поскольку время для серьезных разговоров пока не настало. Оставалось, разве что, смотреть рекламный фильм о красотах Земли, хоть какое-то развлечение. Аргента усмехнулась, вспомнив наставления в школе на Канопусе, в которых говорилось, что женщина не должна молчать слишком долго, если хочет сохранить имидж глупой куклы.

Надо отметить, что среди землян было только две женщины, в летах, со следами былой красоты и говорить с ними было не о чем на первый взгляд. Кто они? Министры? Секретари? Какое это имеет значение. Вполне достаточно, что они наверняка составили свое мнение о спутнице генерала и это самое мнение вполне устраивало Аргенту. Сефуа Колли дремал в кресле, решив видимо отдохнуть и предоставить подопечной возможность освоиться самой в этом высшем обществе.

Слуга, на фоне которого даже генерал выглядел подтянутым красавцем, поднес напитки и предложил гостье золотистую жидкость с пузырьками воздуха внутри. Аргента осторожно взяла бокал, пригубила напиток, ощутив весьма тонкий аромат и некоторое количество алкоголя. Очень приятно на вкус и необычно. Ничего подобного она никогда не пробовала.

– Мадемуазель понравилось шампанское? – раздался рядом насмешливый мужской голос, – Вино моей родины словно специально создано для красивых женщин. Симон Мелош, начальник службы безопасности, к Вашим услугам.

– Аргента Джонс, секретарь генерала Колли, – ответила девушка, – Не знаю вот даже чем заняться, пока летим на планету.

– Нет ничего лучше, чем приятная беседа, чтобы скоротать время. И вдвойне приятно, если эта беседа с прекрасной незнакомкой. Официант! Принеси даме и мне по чашечке кофе. Нет ничего лучше для светской беседы, чем чашка ароматного напитка.

– Вы так со всеми женщинами? – улыбнулась Аргента, решив немного пофлиртовать с неожиданным собеседником.

– О нет, исключительно с теми, кто таит в себе загадку.

– Подумаешь, какая там загадка может быть у мебели из свиты имперского чиновника?

– Не прибедняйтесь. Очень многие девушки отдали бы все на свете, чтобы оказаться на Вашем месте. А вот и кофе. Осторожнее, он горячий и его пьют медленными глотками.

Аргента сделала маленький глоток и едва сдержалась от горечи во рту. Боже, как эту дрянь можно пить? Впрочем, второй глоток изменил впечатление от жидкости, и она показалась даже вкусной, убирающей тяжесть в голове.

– Любопытно, никогда не пила ничего подобного. Напоминает одну штуку, которую любят подавать в заведениях на Канопусе.

– Вы были там? Вот видите. А я всю жизнь провел на Земле и нигде не бывал дальше Луны. Аргента, Вы зарг?

– Конечно, – улыбнулась девушка, – Вам уже противно?

– Нет, просто всегда было любопытно понять, что чувствуешь, когда в тебе есть еще кто-то, – усмехнулся Симон, – Мне и так неплохо. Вы задумывались…?

– Я? – широко раскрыла глаза собеседница, – Мне очень не нравится головная боль. Зачем думать, если есть генерал для этого?

– Да, конечно, Вы абсолютно правы. Pardon! Меня вызывают на мостик. Работа.

Аргента проводила взглядом начальника охраны и тяжело вздохнула. Это уже второй, кто раскусил ее игру, причем раскусил без особого труда, легко и непринужденно. Неужели она так плохо играет свою роль? Да, это тебе не от бродячего крейсера убегать или бить физиономии в портовых кабаках Терры. С другой стороны, и этот собеседник будет молчать, поскольку не следует светить татуировкой, очень забавной, стилизованной, но говорящей о принадлежности к учению «Четырех Пророков». Уж об этой новой религии наставники-зарги из учебного центра на Канопусе прожужжали все уши и очень подробно показывали символику адептов. Так что можно было с уверенностью сказать, что Симон Мелош не очень лоялен к империи. Запомним и этот факт, но раскрывать сведения работодателю совсем не обязательно. Интересно бы взглянуть на физиономию генерала Колли, если сообщить, что она дочь пророка. С другой стороны, сообщить можно, но становиться мученицей совсем не хотелось.

Сигнал тревоги прозвучал достаточно неожиданно. Интересно, что же могло произойти такого во внутреннем планетарном пространстве? Опять бродячий крейсер? Аргента достала зеркальце и принялась поправлять макияж. Из отсеков послышались выстрелы, раздались крики. Почтенные дамы упали в обморок и это вызвало у девушки легкую улыбку.

Генерал вскочил с кресла так, словно был молодым лейтенантом, а не тучным имперским сановником. Бластер в его руке не дрожал, рефлексы не подвели, но вот неожиданность сыграла свою роль. Резкий хлопок парализующего оружия и господин Сефуа мешком свалился на пол. Еще один выстрел и зеркальце выпало из руки Аргенты, а она сама неподвижно застыла в кресле, не в силах даже повернуть голову в сторону входа.

– Именем народов Земли и силой «Четырех Пророков», Святых Ксана, Веты, Диего и Азитовал, военный преступник Сефуа Колли и его помощница Аргента Джонс, а также предатель Ахим Кремер, арестованы! – раздался из динамиков громкоговорителя знакомый голос Симона Мелоша, – Они будут ждать справедливого суда в ледяной тюрьме Антарктиды. Земля аннулирует вассальный договор с империей заргов.

Аргента даже усмехнуться не могла, хотя было весьма забавно попасть под арест именем родителя. Если уж папочка бог, то мог бы и молнией шарахнуть, чтобы защитить доченьку, хотя, с другой стороны, есть муженек, которому положено спасать супругу из плена. А пока посидим в тюрьме, не в первый раз, хотя здесь надеяться на амнистию за хорошее поведение вряд ли возможно, да и дядя Леро точно не будет лечить тамошнее начальство от несварения желудка или иной напасти.

* * *

Леро ничего особенного не нашел в информационном кристалле, разве что кучу бюрократических файлов, которые могли представлять ценность только для историков. И за это можно кого-то убить? Не логично, очень нелогично рисковать жизнью ради информационного мусора. Думай, думай, сидя в ванне с силиконовым маслом и стимулируй мозги напитком, освежающим кремнийорганические извилины. А вот это уж совсем неприятно. Леро включил громче стереовизор, по которому передавали последнюю сводку новостей.

– Как стало известно службе информации Империи, – говорил диктор, – Правительство Земли подло нарушило союзный договор и своими действиями нанесла серьезный удар по имиджу нашего государства. Есть сведения, что двуликий предатель Питер Залевски ведет переговоры с ламирами и предложил союз Новой Испании. Жертвой заговора стал почтенный генерал, посланник Великой Матери Заргов, Сефуа Колли и его секретарь Аргента Джонс, смелая и верная дочь Империи. В настоящий момент они пребывают в ледяной тюрьме в ожидании предвзятого и несправедливого суда. Согласно указу…

Леро приглушил звук и задумался, глядя на экране на стереограммы Сефуа и Аргенты. Прямо хоть в храм вешай в качестве иконы, но нужна ли подобная реклама? У знаменитости есть плюсы и минусы, а дотошные журналисты раскопают все, что захотят, а что не раскопают, то придумают. Таких паразитов на теле цивилизации еще поискать. Теперь вот и земляне взбунтовались, недаром адмирал Тиллиан срочно прервал отдых и улетел на базу имперского флота.

– К вам можно, господин управляющий? – раздался за дверью встревоженный голос Краобы.

– Что случилось? – раздраженно ответил Леро, – Войдите, если не боитесь увидеть меня в ванне.

– А то я мужиков не видела, – фыркнула наставница проституток и бочком вошла в комнату, – Боже, в какой дряни Вы купаетесь. Все не по-человечески! Тут на причал приехала толпа журналистов, чтобы взять интервью у Вас. Они не отстанут, поэтому прошу, сделайте рекламу заведению. Мы разработали новую услугу с сексом на деревьях, эротические прыжки на антигравитационной платформе и последующий оргазм.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru