bannerbannerbanner
Диадохи Мнайдры

Борис Успенский
Диадохи Мнайдры

– Тьфу, – сплюнул на пол управляющий, – Спусти на журналистов девок, чтобы они забыли зачем приехали. Я никого не хочу видеть. Это частная территория. Уволю нахрен начальника охраны и подам на этих тварей в суд.

– Я понимаю, но одна журналистка брызгает слюной, что никуда не пойдет, пока не поговорит с почтенным наставником героини империи Аргенты Джонс. У Вас есть дочь? Она что же такая же резиновая?

– Приемная дочь и она вполне человек, – усмехнулся Леро, – Посмотрите на экран стереовизора.

– Хм, она могла бы стать звездой нашего заведения. Видно, ее родители очень старались, когда производили на свет это чудо, это же классика: девяносто-шестьдесят-девяносто, точеное лицо, натуральные белокурые волосы, да и рост нормальный, а ножки-то какие длинные и ровные. Это же сексуальная мечта каждого самца. Вы знали ее родителей?

– Нет, я нашел ребенка в трущобах Терры. Вероятно, родители либо бросили девочку, либо погибли в бандитских разборках, – ответил Леро, мысленно извиняясь перед Диего и Азитовал за эту необходимую ложь, – Когда она устроилась на работу, генерал в контракте прописал запрет секса.

– Какой ужас, бедный ребенок! – всплеснула ладонями Краоба и в ее глазах мелькнуло нечто похожее на материнский инстинкт, – Вы хоть и чудовище, но поступили по-человечески, но лишить девочку естественных порывов это слишком. Она же создана для любви. Наш хозяин всегда славился утонченными пытками, но здесь он перещеголял даже себя. Вы покажетесь этим…? Даже слов нет, как их назвать.

– Да, пожалуй, – вздохнул Леро, – Если не сложно, то помогите вытереться от масла. Ветошь на туалетном столике. Оденьте резиновые перчатки, а то жидкость очень плохо смывается с тела.

Леро вылез из ванны и пока с помощью Краобы приводил себя в порядок, размышлял о последних событиях. Кристалл кристаллом, но ситуация повернулась самым неожиданным образом, словно Фортуна вытащила из рукава козырный туз, чтобы создать непредсказуемый расклад. В принципе, есть очень большой шанс, что сын Ксана поймет, где искать свою жену. С другой стороны, молодые люди могут натворить кучу глупостей и в галактике появится очередная парочка мучеников. Но, всего предусмотреть нельзя. Надо искать наставника принца Брасида, хотя кому поручено опекунство известно только четырем пророкам, которых расспросить нет никакой возможности. Может быть Шамгару? В принципе больше некому. И где его искать? Журналисты по своей сути редкие твари, искатели сенсаций, способные за «горячий репортаж» продать родную мать, но есть шанс, что наставник принца увидит его на экране и найдет способ связаться.

– Кажется все? Помогите с галстуком, а то эта удавка меня всегда раздражала. Если все пойдет не очень, то натравите на журналистку девочку без комплексов. А потом обвиним эту любительницу новостей в использовании служебного положения для удовлетворения извращенных лесбийских наклонностей.

– Такого номера я еще не готовила, но можно сообразить, – усмехнулась Краоба, – Господи, но почему же Вы не человек? Такой эффектный мужчина и пропадает без дела.

Леро вышел на улицу и неспешно, поигрывая массивной титановой тростью, направился к причалу так, чтобы его увидели в самый последний момент. Журналисты, стоявшие на жаре, явно были не в настроении, витиевато ругались, спорили, пересыпая речь непонятными терминами. Особенно старалась одна девица, распекавшая парня за плохое выполнение служебных обязанностей.

– Ты, сириусианская козлина! Недоделанный овцебык с Ригеля, рукожопое создание! Как ты умудрился стереть запись на кристалле? Как теперь монтировать репортаж? День работы под хвост! – не унималась журналистка, симпатичная лицом, но с оплывшими формами, словно вся женственность перешла в профессиональный апломб и не менее профессиональную наглость.

– Заткнись, дура! – огрызался парень, – Кто тебя просил своей жопой садиться на внешний блок питания? Вот файлы и стерлись из-за того, что компьютер выключился. А информационный кристалл не новый, вот и полетел к чертовой матери из-за скачка питания. Вернемся в студию, и тамошний системщик попробует восстановить информацию. Такое уже было и ничего страшного. Потерпишь пару часов и сделаем прямой эфир твоего политического шоу немного позже.

Леро остановился. Ругань журналистов подбросила идею, что на кристалле МООН ценная информация могла остаться, просто поверх нее была записана ничего не значащая статистика последнего отчета перед правительством Лиги. И где теперь искать специалиста? Разве что на Земле, но туда сейчас попасть очень хлопотно, но не так уж и не реально. Врачи в армии всегда нужны, а завербоваться через того же Хана Тиллиана можно легко и непринужденно.

Журналисты заметили Леро и девица, весьма забавно увязая в песке в своих туфельках на длинном каблуке, подбежала к управляющему. На этой короткой дистанции даже выражение лица менялось, от злобного до приторно-слащавого с дежурной улыбкой и напомнило восковую маску от выступившего пота.

– Служба новостей Элизия! Я ведущая политического шоу «Имперский День» Мана Терранд! Всю общественность охватила тревога за судьбу генерала Сефуа Колли и его секретаря Аргенты Джонс, захваченных в плен мятежниками с Земли. Мы ведем свой репортаж с дачи генерала, управляющим которой является приемный отец Аргенты, известный врач Леро Джонс, воспитавший истинного патриота нашего государства. Видя его безутешное лицо, мы тоже обеспокоены будущим не только Аргенты, но и всей империи. Я попросила господина Леро ответить на несколько вопросов, которые будут интересны нашим зрителям, и он нашел время для беседы. Господин Леро! Аргента была хорошим ребенком?

– Все дети хорошие, но что выросло, то выросло, – усмехнулся врач, настроившись на шутливый лад.

Журналистка запнулась и около минуты выдерживала паузу, не понимая, как нужно строить разговор со столь странным типом.

– Наших зрителей интересует, за какие заслуги она получила столь высокую должность? Генерал очень лестно отзывался, о Вашей воспитаннице.

– Аргента с отличием окончила университет на Терре, и я не вижу здесь ничего удивительного. Блондинка – это состояние души, именно потому внешность бывает очень обманчива, когда ты в плену стереотипов.

– Вы ей не родной отец. Верно? Кто ее родители?

– Не знаю, я ее нашел в трущобах Терры, совершенно случайно. В тоже время, я последний представитель своей расы и мне очень захотелось воспитать ребенка, а жены я уже не найду никогда. Потому я и удочерил Аргенту. Согласитесь, что у меня неплохо получилось.

– Да, конечно. А что Вы думаете о ситуации на Земле? Ведь сложившиеся обстоятельства, в некоторой степени касаются и Вас лично.

– Я всего лишь скромный врач и моя известность Вами несколько преувеличена, а мое мнение это всего лишь мнение обывателя, следящего за здоровьем окружающих. Политикой пусть занимаются политики.

– Следить за здоровьем в борделе? – шкодливо улыбнулась Мана.

– А почему бы и нет? Это законный бизнес и каждый работающий имеет право на медицинское обслуживание. Мы регулярно платим налоги и имеем право на защиту имперского закона.

– Спасибо. Вы слышали, что Великая Мать, императрица, пожаловала Аргенте титул и звание почетной фрейлины?

– Признаться я рад за девочку, но я никто и зовут меня никак, чтобы подвергать сомнению истинность решений правительницы.

– Вопрос к Вам, как к медику. Пленники содержатся в ледяной тюрьме южного материка Земли. Не скажется ли это на здоровье почтенного генерала и Вашей приемной дочери? И вообще, соответствует ли это принятым нормам?

– Не знаю, – пожал плечами Леро, – Аргента прошла хорошую подготовку, и небольшая встряска организма ей не повредит. А вот у генерала могут не выдержать нервы, и я больше беспокоюсь за его психологическое здоровье, чем за физическое. Если посмотреть, то никому не нужны мертвые заложники, следовательно, земляне побоятся нанести вред столь ценным пленникам. Я думаю, что адмирал Хан Тиллиан решит эту проблему, ибо мудрость империи не знает границ.

– Поблагодарим доктора Джонса за содержательное интервью. С вами была Мана Терранд. Продолжим обсуждение насущных политических проблем в нашем вечернем шоу «Имперский День», в котором мы обсудим проблему отношений с Землей и возникший политический скандал.

Журналистка махнула рукой, и оператор прекратил запись. Осталась ли она довольна? Скорее нет, чем да, ибо ждала от этой встречи несколько большего. Впрочем, даже из этого интервью можно очень хорошо развить тему вечернего шоу и повысить свой рейтинг.

– А теперь так, личный вопрос. Можно?

– Почему же нельзя? – с усмешкой ответил Леро.

– Скажите, разве для Вас не интересно стать знаменитым? Из темы Аргенты можно поднять миллионы!

– Мне достаточно того, что есть, а тщеславие мне чуждо. Если все, то прошу покинуть остров. Если есть желание поучаствовать в лесбийской программе, то…

– Хам! – возмутилась журналистка и поспешила к катеру, не обращая внимания на язвительный смех управляющего.

Леро проводил взглядом репортеров и медленно направился в свой домик, размышляя о будущем. В вечернем шоу его интервью появится и это хорошо. Есть шанс, что опекун принца увидит передачу по галактическому стерео и найдет способ связаться. Значит надо оставаться на Элизии и попытаться вытянуть информацию с кристалла медицинского крейсера «Пирогов». Вот только где найти нужного специалиста? С другой стороны, кристалл может подождать, пока не представится возможность вытащить Аргенту из плена. Здесь наверняка поможет Хан Тиллиан, собиравший на Канопусе эскадру для усмирения землян. И потом, офицеру медицинской службы гораздо проще выйти на контакт с кем угодно. Думай, Леро Джонс, думай и принимай верное решение.

* * *

Молодой человек включил канал новостей и лениво слушал патриотические лозунги о бессовестных мятежниках, обезумевших от ненависти к империи заргов. Диктор посылал всяческие проклятия на голову Питера Залевски и с пеной у рта комментировал жуткие кадры хроники, как ламиры высасывают жизненные силы из мирных добропорядочных заргов. По его мнению, земляне пригласили на помощь несколько легионов ламиров и кормили их заргами в качестве деликатеса. Без пособников дьявола тоже не обошлось, как же без этого нагонять истерию. От ангела до черта один шаг и в одночасье Ксан и Диего превратились в орудия Дьявола, а Вета с Азитовал сошли за демониц, насылающих безумие на мирных обывателей империи. Бред это все! Но чем безумнее обвинения, тем больше шансов, что им поверят.

 

– А вот это любопытно! – усмехнулся парень, – Дядя, иди сюда. Взгляни!

– Не надоело смотреть эту чушь? Что ты там такого увидел?

– Посмотри какая девочка попала в плен, некая Аргента Джонс! Это же персик! Интересно, какая она в постели? Что она нашла в этом старом борове Сефуа Колли? Ну, почему старым пердунам достается такое сокровище, а мне только армейские шлюхи? Дядя, я хочу ее!

– Да, девица хороша, вне всякого сомнения, – рассмеялся наставник, – Смотри!

Маленький сверкающий шарик на ладони ожил и выдал стереоизображение женского лица, красивого и очень печального.

– Ну, и что я там должен увидеть? Эта тетка очень похожа на Аргенту, но она другая. Не возбуждает. Чего смеешься, дядя?

– Я почти уверен, что шарик показал тебе мать Аргенты. Делаем выводы дальше?

– Какие выводы? – вздохнул парень.

– Видишь свою жену! Я же говорил, что она тебе понравится, а ты не верил! Шанс, что это она почти сто процентов. Бывают сходства внешности разных людей, но не такие разительные.

– Же…, что-о??? – запнулся воспитанник и только хватал ртом воздух от такой новости, а потом схватил стакан с водой и жадно сделал пару глотков, – Убил, наповал убил, дядюшка. Я лечу на эту Землю… Хотя, она же блондинка, значит дура только для удовольствий.

– Дурень ты, торопиться надо медленно. Не спеши, а то успеешь, на тот свет. На счет дуры я бы поспорил. Ты, как один из офицеров империи имеешь доступ к базе данных?

– Да имею, какая база? У меня эта Аргента до сих пор перед глазами!

– Пробей доступные сведения о сотрудниках, кто она. Давай, гений! Увидел красивую девочку и все, мозги вытекли в помойную яму.

Молодой человек вздохнул и нехотя принялся выуживать информацию из бездонной ямы галактической сети. Через некоторое время компьютер потребовал код, примерно минуту его переваривал, а потом показал главную страницу армейской информационной базы. На любой запрос всегда получишь любой ответ, но офицер, не мудрствуя лукаво, набрал: «Аргента Джонс». Почти сразу на трехмерном мониторе появилось изображение девушки, а бегущая строка выдала следующее: «Аргента Джонс, уроженка планеты Терра. Родители не известны. Приемный отец некто Леро Джонс, врач. В юности отсидела десять лет в тюрьме за хулиганство, но выпущена за хорошее поведение. Инициированный зарг. Окончила с отличием военно-космический факультет университета Терры, прошла подготовку в разведывательном центре Канопуса и блестяще сдала экзамены. Пилот высшего класса для всех типов звездолетов. Секретарь, телохранитель и личный пилот генерала Сефуа Колли, капитан III ранга. За героизм и верность империи пожаловано внеочередное армейское звание, дворянство и титул почетной фрейлины при дворе Императрицы…»

– Ничего себе! Дядя, это не справедливо! Она на звание выше меня! Это ошибка генетики, мутация! Она не может быть такой умной!

– Боишься, что построит? – рассмеялся наставник, – Вот-так тебе и блондинка, машина для удовольствий. Не советую без перстня даже приближаться к ней. Судя по ее подготовке, если не убьет, то покалечит. Она еще не знает, что тебя надо любить, а не разрывать на кусочки. Впрочем, она многого не знает, даже своего настоящего имени.

– А мне скажешь то, как зовут жену?

– Ее зовут Энвелла, но пока не вздумай даже произносить этого слова. Хм, ее приемный отец, Леро Джонс? Знал я одного врача с таким именем, очень давно знал. Наведи мне справки о нем. Это очень важно. Это первое. Второе, приведи себя в порядок и немедленно отправляйся в штаб сил быстрого реагирования для получения нового назначения на службу.

– Да ну тебя! – огрызнулся парень и тут же получил затрещину по затылку.

– Капитан! Я, конечно, в отставке, но я бригадный генерал с правом ношения формы! Так вот изволь уважать старшего и по возрасту, и по званию. Совсем ошалел, хотя я тебя понимаю, мальчик, но следует себя держать в руках. Понял?

– Так точно, господин бригадный генерал, – пробормотал молодой человек и принялся выполнять поручение наставника.

Отставной военный ушел к себе в комнату, присел в кресло и закрыл глаза, вспоминая то, что уже давно умерло. Прошлое не желало отпускать, являлось в мыслях, во сне, заставляя переживать давно ушедшую боль. Он должен был бы быть там, рядом с Ксаном, но спасал сопливого малолетнего оболтуса, сидящего теперь за компьютером. Нельзя было спокойно, без боли, смотреть, как плавились камни дворца Мнайдры, а он смотрел, чтобы все запомнить. Видел, как Ксан с последними бойцами Крыла Звездного Ветра сражался на вершине пирамиды. Зарги до сих пор с ужасом рассказывают, как ахарг ахаргов упал замертво и исчез, исчез в огненном вихре, чтобы тело не досталось врагам. Да, королева аватар знала свое дело, ибо мертвых тел властелинов Мнайдры не видел никто, но от этого не легче. Пятьдесят лет изображать верность империи заргов, служить им и одновременно ненавидеть то, что делаешь. Страшнее пытки трудно придумать, но он сам сделал выбор. Неужели скоро исполнятся сроки? Хорошо бы скорее уйти в мир теней, ибо от жизни тоже можно устать. Скорее бы подвести черту!

– Дядя! Вот, я нашел данные по Леро Джонсу. Он сейчас обитает на Элизии, управляющий дачи Сефуа Колли и там же элитный бордель.

– Хм, бордель? В его то годы?

– Разрешите идти, господин бригадный генерал?

– Идите, капитан! Будь умницей мой мальчик, я в тебя верю. Элизий, говоришь? Что-то давно я не был на отдыхе.

Бравый капитан вышел из комнаты, а его наставник все также неподвижно сидел в кресле и мыслями был очень далеко от империи заргов, уничтоженной Мнайдры, любых проблем этого мира.

* * *

Время, очень странная субстанция, которая никогда не останавливается, хотя иногда кажется, что его просто нет. Его движение очень трудно, а иногда почти невозможно уловить, когда не видишь смены дня и ночи. Лед, мерцающий в огне прожекторов, и тишина, иногда нарушаемая коньками часовых, не могли развеять скуку, а от тревожных мыслей можно было сойти с ума. И многие сходили, таким образом подводя черту своего существования в этом природном холодильнике.

Аргента сидела на гладком ледяном полу камеры и размышляла о побеге. Один план был безумнее другого, но все они почти не имели шансов на успех. Плотный мешковатый комбинезон из термоткани надежно защищал от холода, кормили в тюрьме неплохо и единственной неприятностью было то, что обритая на лысо голова сильно чесалась. Варвары и дикари. Как можно было ее лишить естественного украшения? Одним словом, козлы! Козлов Аргента никогда не видела, но читала, что это весьма неприятные представители местной фауны, символ презрения в речи аборигенов. Единственным развлечением были тренировки на координацию движений, когда она пыталась удержать равновесие на гладком полу, устанавливая личные рекорды.

Девушка приняла, на сколько это было возможно, удобное положение и принялась размышлять о муже. Не спешит суженный освобождать из плена супругу, словно ему нет до нее никакого дела. Интересно, какой он? Будем надеяться, что несколько моложе генерала и не страдает ожирением. Хоть бы имя знать этого самоубийцы, поскольку себя Аргента подарком не считала, скорее наоборот, более того понятия не имела, что значит быть супругой. Она привыкла к одиночеству и считала это естественным образом жизни, поступать так, как хочется и ни за что не отвечать. Работа не в счет и армейский контракт по службе у генерала выполняла четко, согласно каждому пункту договора. Она всегда одна, даже когда вокруг толпа и ловишь на себе восхищенные взгляды окружающих. Как-то в библиотеке на Канопусе она читала о канонах женской красоты человеческой расы, прошла соответствующие тесты и не получила высший балл только потому, что рост на два сантиметра ниже эталона, заложенного в программу. То есть, биологически она почти идеальная женщина, а ее мало того, что обрили, так еще и посадили в холодильник, видно, чтобы не испортилась.

– Заключенная номер 772512 на выход! – раздался грубый голос у входа, – Живее! Лови трос, обвяжи его вокруг пояса, сейчас вытащу.

Аргента выполнила то, что от нее требовалось и вскоре оказалась в длинном сверкающем коридоре. Ее усадили в кресло на коньках, прикрепили к подлокотникам руки и к ножкам кресла ноги, а потом повезли куда-то вниз по скользкой трассе. Ледяной тоннель казался бесконечным, а от быстрой езды перед глазами была только белая сверкающая полоса. Интересно, куда ее везут и зачем? Устроят судилище? За какие такие преступления? В юности, когда вместе с молодежной бандой устраивала налеты на обывателей Терры, хотя бы было понятно, за что пришлось сидеть в тюрьме, а здесь даже статус не известен. Если она военнопленная, то это одно, если заложница, совсем другое. В любом случае она явно не заслуживала заключения в холодильнике и подобного обращения. Может решили выпустить? Наивная!

Ледяной коридор прекратился как-то неожиданно и полозья кресла заскрипели по камню. Судя по всему, это был грот, погребенный под многокилометровой толщей льда. Миллионы лет прошли с тех пор, как эти камни видели солнце, омывались дождем, слышали завывание ветра. Аргента стояла на земле Антарктиды и этим могли похвастаться немногие. Кто бы мог подумать, что именно преступники с конвоирами станут первооткрывателями забытого материка. Ученые пришли позже, но как пришли, так и ушли, поскольку межпланетная война не лучшее время для того, чтобы грызть гранит науки.

– Встать! – рявкнул охранник, освободив руки и ноги заключенной, – Ноги на ширине плеч, руки перед собой! Надеть ножные и ручные кандалы!

– Боитесь, что сбегу? – улыбнулась Аргента и тут же получила пощечину.

– Молчать! Еще одно слово и прикажу завязать пасть, заргийская шлюха!

Кандалы из легкого титанового сплава не особо мешали, ограничивали свободу движений, раздражали самим фактом присутствия. Каменный коридор окончился и Аргенту ввели в богато обставленный холл, где играла приятная музыка, пахло кофе. Крепкая, но не особо фигуристая женщина средних лет в военной форме оторвала взгляд от монитора и вопросительно взглянула на конвоира.

– Заключенная номер 772512 доставлена!

– Комендант занят, подождите немного. Садись в кресло. Сержант! Вы свободны!

Тюремщик откозырял и вышел из холла, бросив недовольный взгляд на Аргенту, но приказ есть приказ. Аргента присела в кресло, оперлась о спинку и едва не заснула от ощущения блаженства.

– Кофе будешь? – спросила хозяйка помещения, улыбнулась, – Конечно будешь.

Такое обращение несколько обескуражило девушку, но она решила молчать. Горячий напиток оказался почти бальзамом и волнами растекся по онемевшему телу. Аргента пила кофе и смотрела на огромный трехмерный экран, транслировавший сводку новостей. Интересно. Политическая шумиха вокруг конфликта с империей не утихала, а патриотические лозунги неприятно резали слух. Министр обороны Земли восторженно рассказывал о воссоздании военного космического флота. При виде этих звездолетов, Аргента не смогла сдержать улыбки. Такие типы звездолетов она изучала в университете на лекциях по истории техники, а здесь это выдавалось за последний писк инженерной мысли. Хан Тиллиан от этих гробов оставит только газ-пылевое облако. А вот это интересно.

– Сейчас мы будем транслировать выступление генерала Сефуа Колли! – сообщил диктор и на экране появился бывший посланник империи, сидевший в инвалидном кресле, худой до неприличия с осунувшимся лицом и погасшим взглядом, – Приветствую жителей свободной Земли. Ошибкой молодости я называю свое решение стать заргом. Врачи Земли мне помогли избавиться от заблуждения, но это стоило мне радости движения. Я стал инвалидом, но мой мозг по-прежнему ясен и свободен от влияния чуждого разума. Свобода стоит этого! Я направлю весь свой опыт и знания, чтобы помочь землянам отразить имперскую агрессию. Очень скоро я направлюсь на Новую Испанию, чтобы помочь Рикардо Хуану Борхесу отразить нападение заргов, ибо больше не считаю себя подданным Великой Матери. Я хочу умереть свободным человеком! Рабы заргов, опомнитесь, очистите свой разум от вселенского зла!

Аргента внимательно слушала выступление генерала и едва заметно улыбалась. Гениальная мысль, шедевр контрпропаганды, но для толпы сойдет. Откуда обывателям знать, что извлечение зарга, имплантированного в позвоночник ведет или к смерти, или к полному дебилизму носителя. Более того, чем носитель старше, тем выше шанс летального исхода подобной операции. Сефуа Колли не мог выжить при извлечении зарга из тела. Утка, хотя создание клона, копии, не такая уж большая проблема для современной цивилизации. Копия всегда хуже оригинала и потому полноценного генерала земляне явно не получат.

 

– Посмотрела? Ну, и отлично, – нарушила молчание секретарь коменданта, – Я получила новый приказ. Сейчас с тебя снимут кандалы и проведут в комнату, где ты сможешь принять душ, переодеться и привести себя в порядок. Не делай глупостей и резких движений, система безопасности установлена на поражение, а киберы абсолютно безразличны к женским прелестям. Дверь за твоей спиной, иди, и живее! У тебя есть полчаса.

Аргента согласно кивнула и прошла в комнату, явно предназначенную для отдыха обслуживающего персонала. Молчаливый кибер снял кандалы, помог вылезти из комбинезона и указал на душевую кабинку. Сколько же времени она не мылась? Это было просто блаженство, ощущать на теле струи теплой воды, смывать пот и грязь. Все просто замечательно, но к чему все это? Что задумали земляне? Заставить выступить по телевидению, чтобы в очередной раз развенчать злодеяния заргов? Секретарь генерала не такая уж большая птица, чтобы «признания» белокурой дурочки всколыхнули общественность империи. Решили обменять на какого-то пленника? Вполне возможно, хотя и маловероятно.

Вода окончилась, а кибер, бесцветным, без эмоций голосом сообщил, что поверхность тела очищена и степень чистоты соответствует биологическим нормам. Болван, механический, кретин! Аргента посмотрела на себя в зеркало и осталась вполне довольна, разве что не хватало пышных волос на голове, но отрастут, ничего страшного.

– Объект 772512 окончил принимать душ, – сообщил кому-то робот, – Вас понял, приказ принят к исполнению! Одевайся!

Вместо тюремного комбинезона на кушетке лежала аккуратно сложенная одежда, парадная форма офицера космического флота империи, явно сшитая специально для нее по заказу. Решили, наверное, сфотографировать и отправить голограмму на телевидение? Типа показать, что подданные империи переходят на сторону справедливости.

– Может я лучше пойду в чем мать родила к начальству? – хихикнула девушка.

– Не положено! Объект должен выглядеть согласно предписанию, – последовал невозмутимый ответ стражника.

– Чтобы тебя короткое замыкание грохнуло, – огрызнулась Аргента.

Своим видом девушка оказалась вполне довольна, повертелась возле зеркала, сделала макияж и повязала голову платком, чтобы не светить лысым черепом.

– Руки!

Наручники – это, конечно, не кандалы, но все-равно не приятно. Хотя, напоминание о реальности не повредит, заставит быть начеку. Секретарь в приемной скептически осмотрела пленницу, удовлетворенно кивнула и указала на дверь, створки которой гостеприимно распахнулись.

– Заключенная 772512 прибыла по Вашему приказу, – громко сказала Аргента глядя на мужчину, читавшего электронный блокнот.

Кабинет был достаточно просторным, обставленный мягкой мебелью, на полах толстые поролоновые ковры, стены украшены видео обоями тропических мест Земли. Уютно, ничего не скажешь.

– Садись за стол и жди, я пока занят, – приказал комендант.

Аргента устроилась в кресле, взяла со стола проспект и стала листать видео страницы, рассказывавшие об истории Антарктиды. Интересно, ничего не скажешь, но нет ничего хуже, чем ждать. Улыбнулась, рассматривая пингвинов. Птицы показались ей очень забавными и даже смешными.

– И так, – нарушил молчание комендант, откладывая блокнот в сторону, – Такая красавица и на службе заргов. Уму не постижимо. Я полковник Ян-Эрик Оберг, комендант этого заведения. Вы, как офицер империи должны прекрасно понимать, что делают с врагами.

– Я? – удивилась Аргента, – Не имею никакого отношения к имперской армии. Я гражданский секретарь генерала Сефуа Колли.

– Не лги! Нам известно, что Аргента Джонс является капитаном III ранга имперского флота и, одновременно, почетная фрейлина императрицы. Указ о твоем награждении передали по всем информационным каналам, а Великая Мать просто так не оказывает свою милость. Согласно распоряжению военно-полевого суда, ты признана виновной в преступлениях против человечества. Как только приедут журналисты, чтобы транслировать акт возмездия, ты отправишься на электрический стул.

– А без этого никак нельзя? – растерянно ответила Аргента, глядя в лицо коменданта.

– Можно! – раздался за спиной знакомый голос, – Все можно решить.

Девушка оглянулась и увидела Симона Мелоша, вошедшего в кабинет из смежной комнаты. Француз был подтянут, добродушно улыбался, постукивая пальцем по кобуре бластера на поясе.

– Вы?

– Собственной персоной! Эрик, прикажи принести шампанского и сними с дамы наручники. Она ведь не будет делать глупостей, правда?

Аргента согласно кивнула и принялась разминать кисти рук, когда наручники исчезли в кармане коменданта.

– Мадемуазель, зачем Вы служите империи, не будучи при этом заргом? Это убеждения или нечто иное? Мы сканировали твое тело в душе и не нашли даже намека на имплантированного зарга.

– Верх неприличия, подсматривать за голой женщиной, извращенец!

– Какой гнев! – рассмеялся Милош, – Вы просто очаровательны, когда сердитесь. Вот генерал тоже не хотел признавать очевидных вещей. Его двойник очень хорошо сыграл свою роль, а самого генерала сейчас вскрывают в морге, чтобы проанализировать строение и найти оружие против заргов. Но, Вы не ответили на вопрос, как может не зарг служить заргам?

– Я никому не служу. Меня наняли на работу к генералу и все. Мой приемный отец сделал так, чтобы сканеры не заподозрили отсутствие имплантанта.

– Ошейник?

Аргента вздохнула и опустила голову.

– Отлично. Значит, как я понял, Вас ничего не связывает с империей? Я уполномочен предложить тебе чин капитана II ранга флота Земли и командование крейсером, захваченным у заргов на Луне. Это современный звездолет, но у нас нет специалистов, способных разобраться в имперской технике.

– Других вариантов нет?

– Есть, – продолжил Симон Мелош, – Стать мадам Мелош, пройдя полное стирание памяти с заменой личности. Это лучше, чем электрический стул, совершенно не больно и даст тебе положение в обществе, репутацию респектабельной дамы. Попробуйте шампанское это лоза из провинции Шампань, классика виноделия. У мадам Мелош всегда будет все самое лучшее. Эрик, чтобы ты выбрал?

– Застрелился бы. Симон, это драконовский выбор, но она должна его сделать. Капитан из нее еще не известно какой, а вот если форму наполнить для соответствия правильным содержанием, то все будет хорошо. Девочка, соглашайся быть мадам Мелош.

– Я должна подумать.

– Конечно, только не долго, – кивнул начальник службы охраны президента, – Полковник Оберг, пока прикажите журналистам готовить трансляцию казни и пусть проверят работу электрического стула.

Аргента все это слушала молча, не подавая признаков беспокойства, хотя так хотелось разреветься. Лишиться собственного я? Это все-равно, что смерть. Принять командование звездолетом, как отец, тоже не выход, да и дядю Леро жалко. Боже, какая она была дура, что доставляла ему столько неприятностей. Мадам Мелош все-равно умрет при атаке имперских частей на Землю. У флота Земли нет шансов против заргов и потому офицер с репутацией предателя тоже обречен на смерть. Куда не кинь – везде клин.

– Ну? – нарушил молчание Мелош.

– Казните, только быстро, – прошептала Аргента и по щекам потекли слезы.

– А какая могла быть мадам Мелош, – покачал головой француз, – Стража! Провести офицера Джонс в комнату исполнения приговора.

Два солдата отсалютовали начальству, взяли под руки пленницу и вывели из кабинета. Секретарь коменданта проводила взглядом процессию и повертела пальцем у виска, а потом принялась составлять протокол о казни Аргенты Джонс и исключении номера 772512 из списка содержащихся под стражей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru