Петербург – столица русской гвардии. История гвардейских подразделений. Структура войск. Боевые действия. Выдающиеся личности

Борис Алмазов
Петербург – столица русской гвардии. История гвардейских подразделений. Структура войск. Боевые действия. Выдающиеся личности

© Алмазов Б. А., 2015

© ООО «Рт-СПб», 2015

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2015

От автора

Неоспоримо, что одной из важнейших составляющих патриотизма является внутренняя убежденность в сопричастности к истории своей страны. Ощущение, что люди прошлого – это мы, только много лет назад.

Для формирования этого убеждения служат, в конечном итоге, и мемориальные музеи, и всевозможные юбилеи, выставки, и целый исторический жанр в литературе и кинематографии, и ставшее очень популярным в наши дни движение исторической реконструкции, в котором участвуют многочисленные военно-исторические клубы. Все для одной цели – не только рассказать, так сказать, образовать, наделить знаниями, но максимально приблизить зрителя (читателя) к историческому событию, заставить переживать минувшие события и как происходившие в собственной биографии, а еще шире – в родословной семьи, города, народа, страны…

Санкт-Петербург в этом смысле уникален. Большая часть событий за три века имперской истории проходила здесь! Здесь служили, отсюда отправлялись на театр военных действий, сюда возвращались победители (чему посвящались триумфальные арки), здесь покоятся на забытых кладбищах или изваяны в бронзе герои минувших времен. Они постоянно рядом с нами, только мы не отдаем себе в этом отчета и, занятые повседневной суетой, редко задумываемся, что по этим улицам они ходили, здесь жили их семьи, что их трудам, подвигам и победам мы обязаны своим существованием. Более того, мы нынешние – то историческое звено, от умения и знаний которого зависит, прервется ли связь времен, или эстафета патриотизма будет передана следующим за нами поколениям.

В городе тысячи уникальных памятных мест, сотни имен на карте города и, кроме того, целые районы и кварталы, способные послужить поводом для создания многих книг. Одни городские названия чего стоят: Конногвардейский бульвар, Кавалергардская улица, Гренадерские мосты, Саперный переулок, Артиллерийский переулок и другие «гвардейские» названия.

В Санкт-Петербурге постоянно квартировали гвардейские полки, в каждом – десятки героев, достойных отдельного рассказа, не говоря уже об истории каждого полка. Но современному горожанину, живущему столетие спустя, после того как Петербург покинули последние лейб-гвардейцы, многое уже нужно объяснять. Например, чем отличались гусары от улан, драгуны от конно-егерей или конно-пионеров, гренадеры от егерей и т. п.

Рассказ о гвардии не ограничивается только рассказом о столице. Значительная часть гвардейцев была дислоцирована в Царском Селе, Петергофе и Гатчине, а пехотные полки 3-й гвардейской пехотной дивизии (лейб-гвардии Литовский, Кексгольмский, Санкт-Петербургский, Волынский), лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, лейб-гвардии Уланский Его Величества полк – в Варшаве.

Значительная часть младших офицеров – выпускники кадетских корпусов и военных училищ Петербургского военного округа, некоторые штаб-офицеры заканчивали высшие военные учебные заведения в столице. Здесь же на Дворцовой площади между растреллиевским Зимним дворцом и Главным штабом России – штаб Гвардейского корпуса архитектора А. Брюллова.

Сто лет назад, во время Первой мировой войны, в Петрограде[1] находились запасные подразделения многих лейб-гвардейских полков. Отсюда они направляли пополнение для фронта. Здесь в многочисленных госпиталях и лазаретах, под которые были переоборудованы знаменитые дворцы, включая Зимний дворец, лечились раненые, где сестрами милосердия, в том числе операционными и сестрами в гнойных отделениях, трудились государыня и ее дочери.

Армия во все времена – зеркало державы, а уж в сословном государстве, каким была Российская империя, именно гвардия была средоточием всего самого образованного, полноценного, красивого, что было в обществе.

До реформы Александра II гвардия пополнялась лучшими солдатами из армейских полков. По окончании службы гвардейцы пополняли гражданские учреждения, становились предводителями дворянства, служили в земских управах.

Были гвардейцами самые знаменитые русские поэты, писатели, философы, художники, композиторы… Н. Карамзин, М. Лермонтов, Д. Давыдов, Е. Гребенка, А. Алябьев, М. Мусоргский, П. Федотов и многие другие – все бывшие гвардейцы.

А если мы станем говорить о знаменитых героях-военачальниках, то здесь, пожалуй, нам не удастся отыскать не служившего в гвардии.

В этой книге я попытаюсь рассказать о некоторых из них, кровно связанных не только с гвардией вообще, но с конкретными гвардейскими полками. Ну как не сказать о великом А. В. Суворове, который был сержантом лейб-гвардии Семеновского полка; о М. Багратионе – шефе лейб-гвардейского Егерского полка, собственного Багратиона имени; о белом генерале М. Скобелеве, начинавшем службу в лейб-гвардии Гродненском гусарском полку…

Особые страницы о полководцах, чьи имена в недавние годы либо замалчивались, либо были оклеветаны! А они были героями! Нет, не Гражданской войны! Раньше! Когда бились с врагом «За веру, царя и Отечество», за Россию и побеждали. Мне хотелось не только рассказать об их героических и трагических судьбах, но и открыть малоизвестные страницы их биографий. Например, что Маннергейм был выдающимся путешественником, совершившим беспримерный конный переход из Персии в Пекин через горы Тянь-Шаня и пустыню Такла-Макан; что генерал Н. Н. Юденич (последний, кто был награжден орденом Св. Георгия II ст.) военными историками сравнивается с А. В. Суворовым за победы на Кавказском фронте Первой мировой войны; что шеф жандармов А. Х. Бенкендорф, «травивший А. С. Пушкина», освободил Голландию от Наполеона; что Барклая-де-Толли можно считать «отцом» российской разведки, а «злодей» Аракчеев – выдающийся реформатор артиллерии, да и вообще русской армии, в чем был последователем оболганного, превращенного в посмешище убитого государя Павла I.

Для того чтобы рассказать сколько-нибудь подробно о жизни гвардии в столице, десятков книг не хватит, но несколько очерков о нижних чинах, о мирной жизни в гвардейских казармах необходимы, поскольку эти документальные свидетельства опровергают тенденциозные сообщения о «зверствах» в русской армии, о палочной дисциплине и о «каторжной жизни» русского солдата.

И здесь особенно и своевременно следует сказать не только о русских по национальности! Императорская гвардия, да и вся армия вообще не ведала национальной или любой другой неприязни. «Братцы-служивые» или «братцы-матросики» не разделялись ни по языку, ни по вере, ни по обычаям! Ну разве что в момент присяги государю Императору и Отечеству на верность каждый клялся на своей святыне, а свидетельствовали присягу священнослужители разных конфессий: католиков – ксендз, протестантов – пастор, мусульман – мулла, евреев – раввин.

Да что говорить! К 1914 г. основная часть нижних чинов состояла из великороссов, белорусов, малороссов, поляков и др. Но, например, Измайловский полк набирался из курлянцев, Волынский – из жителей западных губерний, Финляндский полк – из финнов Петербургской губернии. Первые гусарские полки набирались из сербов, молдаван, венгров и грузин. В русской армии было много офицеров и солдат-немцев… Армия Российской империи была многонациональной. Сыны разных народов верой и правдой служили своей Родине-России, безропотно и героически отдавали за нее свои жизни на поле брани, помня завет Суворова: «Сам погибай, а товарища выручай», – не разбирая, какой этот «братец-служивый» веры и рода-племени. Армия, гвардия были их семьей, Российская империя – матерью! А Санкт-Петербург – столицей гвардии.

Русская императорская гвардия к 1914 г.:

1-й ГВАРДЕЙСКИЙ КОРПУС

1-я Гвардейская пехотная дивизия (дислокация в 1914 г. – Санкт-Петербург)

1-я бригада

лейб-гвардии Преображенский полк

лейб-гвардии Семеновский полк

2-я бригада

лейб-гвардии Измайловский полк

лейб-гвардии Егерский полк

лейб-гвардии 1-я Артиллерийская бригада

 

лейб-гвардии 1-й Парковый артиллерийский дивизион

2-я Гвардейская пехотная дивизия (дислокация в 1914 г. – Санкт-Петербург)

1-я бригада

лейб-гвардии Московский полк

лейб-гвардии Гренадерский полк

2-я бригада

лейб-гвардии Павловский полк

лейб-гвардии Финляндский полк

лейб-гвардии 2-я Артиллерийская бригада

лейб-гвардии 2-й Парковый артиллерийский дивизион

лейб-гвардии 1-й Мортирный артиллерийский дивизион

лейб-гвардии 1-й Мортирный парковый артиллерийский дивизион

1-й батальон лейб-гвардии Саперного полка

2-й ГВАРДЕЙСКИЙ КОРПУС

3-я Гвардейская пехотная дивизия (дислокация в 1914 г. – Варшава)

1-я бригада

лейб-гвардии Литовский полк

лейб-гвардии Кексгольмский полк

2-я бригада

лейб-гвардии Петроградский полк

лейб-гвардии Волынский полк

лейб-гвардии 3-я Артиллерийская бригада

лейб-гвардии 3-й Парковый артиллерийский дивизион

Гвардейская стрелковая дивизия (дислокация в 1914 г. – Санкт-Петербург, Царское Село)

лейб-гвардии 1-й стрелковый Его Величества полк

лейб-гвардии 2-й стрелковый Царскосельский полк

лейб-гвардии 3-й стрелковый Его Величества полк

лейб-гвардии 4-й стрелковый Императорской фамилии полк

лейб-гвардии Стрелковая артиллерийская бригада

лейб-гвардии Парковый стрелковый артиллерийский дивизион

лейб-гвардии 2-й Мортирный артиллерийский дивизион

лейб-гвардии 2-й Мортирный парковый артиллерийский дивизион

2-й батальон лейб-гвардии Саперного полка

ГВАРДЕЙСКИЙ КАВАЛЕРИЙСКИЙ КОРПУС

1-я Гвардейская кавалерийская дивизия

1-я бригада

Кавалергардский Ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полк

лейб-гвардии Конный полк

2-я бригада

лейб-гвардии Кирасирский Его Величества полк

лейб-гвардии Кирасирский Ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полк

3-я бригада

лейб-гвардии Казачий Его Величества полк

лейб-гвардии Атаманский Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полк

лейб-гвардии Сводно-Казачий полк

1-й дивизион лейб-гвардии Конной артиллерии

1-я Его Величества батарея

4-я Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича и Великого князя Алексея Николаевича батарея

2-я гвардейская кавалерийская дивизия

1-я бригада

лейб-гвардии Конно-Гренадерский полк

лейб-гвардии Уланский Ея Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк

2-я бригада

лейб-гвардии Драгунский полк

лейб-гвардии Гусарский Его Величества полк

2-й дивизион лейб-гвардии Конной артиллерии

2-я Его Императорского Высочества генерал-фельдцейхмейстера Великого князя Михаила Николаевича батарея

5-я Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Александровича батарея

Отдельная гвардейская кавалерийская бригада

лейб-гвардии Уланский Его Величества полк

лейб-гвардии Гродненский гусарский полк

3-я Его Императорского Высочества Великого князя Георгия Михайловича батарея лейб-гвардии Конной артиллерии

лейб-гвардии 6-я Донская казачья Его Величества батарея лейб-гвардии Конной артиллерии

ВНЕ СОСТАВА КОРПУСОВ

Рота дворцовых гренадер

Собственный Его Императорского Величества сводный пехотный полк

Собственный Его Императорского Величества конвой

Гвардейский полевой жандармский эскадрон

Гвардейский запасной кавалерийский полк

лейб-гвардии Тяжелый артиллерийский дивизион

3-я телеграфная и прожекторная роты лейб-гвардии Саперного полка

Собственный Его Императорского Величества железнодорожный полк

Гвардейский корпусной авиационный отряд

1-й Военно-дорожный отряд войск гвардии

Гвардейский экипаж

Военная столица

Люблю, военная столица,

Твоей твердыни дым и гром…

А. С. Пушкин. «Медный всадник»

Гром, разумеется, орудийных салютов, а дым, естественно, пороховой – во времена Пушкина бездымный порох еще не изобрели, и на полях сражений после нескольких ружейных или артиллерийских залпов становилось темно. А вот к абсолютно точному пушкинскому эпитету «военная столица» можно с полным основанием добавить гвардейская, но здесь необходимы объяснения.

В отличие от многих европейских городов, где центральной, так сказать, градообразующей становилась площадь перед ратушей или площадь торговая, в новой столице Российской империи главные площади были прежде всего военными плацами, здесь проходили бесчисленные парады, смотры и полковые ученья.

 
Люблю воинственную живость
Потешных Марсовых полей,
Пехотных ратей и коней
Однообразную красивость,
В их стройно зыблемом стою
Лоскутья сих знамен победных,
Сиянье шапок этих медных,
Насквозь простреленных в бою.
 

То, что о марсовых полях говорится во множественном числе, не случайность и не оговорка. В столице военных «марсовых» площадей было несколько. Кроме ныне существующего Марсова поля Преображенская площадь напротив Таврического сада, еще и Семеновский плац рядом с Витебским вокзалом (ныне – Пионерская пл.), военные смотры проводились также на Дворцовой площади, бывали иногда на Исаакиевской и Сенатской площадях.

А почему марсовы поля поэт именует потешными? Не потому ли, что в дни Масленицы на Марсовом поле ставили балаганы, карусели, катальные горки и прочие забавы горожанам на потеху? Безусловно, в слове «потеха» таятся сокровенные понятия: «забава», «развлечение», однако в сочетании «потешные марсовы поля» смысл гораздо глубже. Отчасти потому, что «потешные» означают не настоящие, а существующие ради игры – например, военные маневры, военные учения, в отличие от сражения или битвы, или смотры, парады, хотя во времена Пушкина еще бытовало выражение «пошла военная потеха» то есть бой.

Для России наименование «потешные» хранит очень важную историческую память.

Будущий император Петр I Алексеевич собрал из двух сел, Семеновского и Преображенского, два потешных полка, т. е. собранных как бы для царской забавы. Поначалу эти два полка, Преображенский и Семеновский, не выделялись из состава всей армии. В первом Азовском походе они входили в 3-й выборный солдатский полк А. Л. Головина.

Однако по одним данным – с 30 мая, по другим – 20 августа 1700 г. бывшие потешные Преображенский и Семеновский полки стали именоваться «лейб-гвардией»,[2] что достаточно сочеталось с дополнением – «сберегательные царские».

До Петра I гвардии в России не было. Разумеется, и прежде имелась разнообразная стража, охранявшая царя, например рынды,[3] игравшие в основном декоративную роль.

Вооруженные свиты, сопровождавшие монархов, существовали с древнейших времен во всех государствах. Именовались они по-разному, в том числе и гвардией, но в России немецкое название «лейб-гвардеец» приобрело особый смысл. Офицеры и солдаты первых двух лейб-гвардейских полков набирались и обучались самим Петром и были ему лично беззаветно преданы. В них он видел единомышленников. Не просто два отборных воинских подразделения, а помощники и соратники императора, вооруженная опора среди далеко не дружественного населения, сопротивлявшегося реформам. Переживший в раннем возрасте народные бунты Петр I всю жизнь опасался и старался окружить себя людьми от народа верными и преданными, стрельцов, бояр, казаков и прочих своих подданных.

Часть гвардейцев постоянно сопровождала царя в качестве конвоя и для демонстрации силы. Например, при поездке в Архангельск в 1702 г. Петр I взял с собой три батальона преображенцев и два – семеновцев. Ради одного «царского почета» многовато.

В отсутствие царя другая часть гвардии оставалась в столице для ее охраны не только от неприятеля, но и от заговоров и восстаний.

Пользовавшиеся особым доверием царя офицеры и даже некоторые солдаты гвардии, обладавшие необходимым образованием и опытом, нередко командировались для проведения следствия по злоупотреблениям, для контроля над судопроизводством и контрактами. Так, в 1714 г. ввиду злоупотреблений местной администрацией были командированы для расследования преображенские офицеры, а председателем комиссии назначен командир батальона преображенцев. Розыск по делу инокини Елены (бывшей царицы Евдокии Лопухиной) вел капитан-поручик Преображенского полка. За царевичем Алексеем за границу ездил, опять-таки, капитан преображенцев.

В 1721 г. солдат Семеновского полка послали в Киевскую и Орловскую губернии «для понуждения губернаторов, вице-губернаторов, воевод, камергеров, комиссаров и прочих правителей в сборе всяких денежных сборов за 1719, 1720, 1721 и 1722 годы». Такие гвардейцы имели право прямой переписки с царем.

Не случайно поначалу набранные, как говорится, с бору по сосенке, в большинстве своем «охочие», люди постепенно сменялись в гвардейских полках дворянами. Практически весь XVIII в. в гвардейских полках от рядового до командира служили дворяне.[4] Гвардейские полки были школой, «кузницей кадров» для всей армии. Собственно, так Петр I и замышлял. Предполагалось, что дворянский недоросль, поступая в полк рядовым, здесь проходит обучение, становится офицером и переходит в армейские войсковые части, как, например, А. В. Суворов, прошедший все ступени служебной лестницы от рядового солдата Семеновского полка до генералиссимуса.

Но от близости гвардии к государю и Двору со временем появилась и оборотная сторона. Гвардейцы прямо влияли на государственную политику, принимали участие во всех дворцовых переворотах: от свержения временщика Бирона и возведения на трон Елизаветы до восстания на Сенатской площади и Февральской революции в 1917 г.

Гвардейские офицеры были неплохо образованы, свободно владели иностранными языками,[5] имели достаточно высокую по тем временам профессиональную подготовку в технических областях знаний. Не случайно, когда в 1737 г. потребовалось срочно исполнить точную геодезическую съемку всего Санкт-Петербурга и начертить точный фиксационный крупномасштабный план города, взоры императрицы обращаются к гвардии. Капитан-поручику Бомбардирской роты лейб-гвардии Преображенского полка фон Зигхейму поручено выполнить эти работы и составить такой план. Для этого ему передавались все исходные материалы, которые с 1727 г. постепенно готовились в Академии наук.

 

В царствование каждого российского монарха число гвардейских полков увеличивалось. Особенно этим выделяется царствование Александра I. Еще в петровские времена возникла проблема размещения гвардейцев. Первоначально солдат и даже офицеров селили на постой во все жилые здания Санкт-Петербурга. Существовали нормы расчета площадей и нормы числа солдат и офицеров для постоя в зависимости от пригодного места в зданиях. На каждом постое выделялась одна койка на трех солдат (один спит, два бодрствуют: один из них на дежурстве, второй отдыхает).

От постоя не могли увильнуть даже сановники. Требования постоя или освобождения от него записывали даже в международных договорах. Даже была табличка, о которой, наверное, мечтали домовладельцы. Подобные когда-то красовалась на дверях особняков счастливцев: «Свободен от постоя». Неслучайно такой артефакт – большая редкость. Есть всего одна – в Москве.

Со времени основания города существовали полковые слободы, но они не могли вместить всех гвардейцев, а кроме них полевые, гарнизонные, казачьи, морские полки, квартировавшие в новой столице.

После страшных пожаров 1736–1737 гг.,[6] когда выгорела значительная часть города, была создана «Комиссия о Санкт-Петербургском строении» которую возглавил генерал-фельдмаршал граф Б.-Х. фон Миних. Императрица Анна Иоанновна приказала ему не только заново отстроить погорелые места, но и разместить все гвардейские и гарнизонные полки.

Грандиозные работы провели в 1730–1740-е гг. В результате были выстроены гвардейские полковые слободы. Для них пришлось прокладывать новые улицы, осушать болота, копать водоотводные каналы, создавать систему новых кварталов. Многие из них дошли до нашего времени. Красноармейские (бывшие роты Измайловского полка), Советские улицы и другие «улицы с номерами» – места квартирования полков. Горожане еще говорят по старой памяти «Семенцы» – размещение Семеновского полка, Преображенский всей гвардии собор, Измайловский Троицкий собор, Никольский Морской собор, связанный с гвардейским морским экипажем…

Весь архитектурный облик Санкт-Петербурга во многом сложился под влиянием постоянного пребывания здесь гвардейских полков. Для них прокладывались и мостились широкие улицы, строились казармы – дворцы, госпитали, военно-учебные заведения, полковые храмы. Благодаря гвардейцам появился первый в России универмаг – магазин Гвардейского экономического общества, знаменитый впоследствии ДЛТ (Дом ленинградской торговли).

Гвардейцы задавали тон (или, как принято говорить сегодня, создавали фирменный корпоративный стиль) всей столичной жизни, не только военной или придворной. В гвардии по определению собирались весь цвет тогдашней аристократии и лучшие солдаты.

Мы ходим по этим проспектам и переулкам, где, слава Богу, сохранились прежние дома, медленно, но постоянно все-таки возвращаются старые названия улиц, которые о многом говорят… Правда, только тому, кто умеет понять их рассказы.

Книга построена в строгом военном порядке: рассказ о роде войск, про знаменитый Гвардейский полк, об особенностях службы в этом полку, где полк квартировал и о знаменитом человеке, служившем в этом полку, о парадах, караулах, чинах, званиях, наградах, но прежде всего о службе и о подвигах гвардейцев, ведь в первую очередь лейб-гвардия – лучшая элитная часть великой и славной Русской Императорской армии.

1С первых же дней после начала войны 1914–1918 гг. в Петербурге резко активизировались антинемецкие настроения: было буквально разгромлено германское посольство на Исаакиевской площади, толпы демонстрантов под воинственными лозунгами поджигали здания немецких фирм и магазинов. На немцев, живших в Петербурге, обрушились оскорбления, доходивших часто до крайних проявлений. Много угроз слышалось в адрес царицы – бывшей немецкой принцессы. Антинемецкие настроения не могли не отразиться и в политике властей. Самым ярким проявлением этого стало переименование столицы России. Многим казалось, что слово «Санкт-Петербург» звучит слишком по-немецки, и его «переделали» на русский манер – «Петроград». 18 августа 1914 года появился указ о том, что: «Государь Император Высочайше повелеть соизволил именовать впредь город Санкт-Петербург Петроградом». Хотя Петр I назвал город не по-немецки, а по-голландски, и название переводилось дословно как Святого Петра город. В этом имени скрыто множество смыслов, один из которых – создание «Третьего Рима» на Русской земле. Отсюда и такое тяготение петербургской архитектуры к итальянским образцам. Ослепленные шовинизмом ура-патриоты, травившие двух будущих русских православных святых, святую государыню Александру и ее сестру святую Елизавету, не поняли, что натворили! Имя города – его судьба. Новое название в переводе означало «Камень-город», ибо перевод имени Петр – «камень», а может, и еще хуже: «Камень-град» – камнепад!
2Лейб-гвардия (от нем. Leibgarde, нем. Leib – тело + лат. guardia – защита, охрана) – почетное наименование отборных воинских частей, предназначенных для охраны особы и местопребывания монарха. Лейб-гвардию не следует путать с современными телохранителями.
3Рынды – оруженосцы-телохранители при великих князьях и царях России в XV–XVII вв. Набирались из юношей знатного происхождения. Сопровождали царя в торжественных выездах и военных походах. Упразднены при Петре I в 1698 г.
4В допетровское время не существовало обязательной военной службы не дворянами, не был установлен срок службы, поэтому и проблема, куда деть военнослужащих (служивших «по прибору»), ставших негодными или ограниченно годными к службе, не возникало – их попросту увольняли с выходным пособием, выплачиваемым согласно царским указам. Дворянин был обязан постоянно служить, так как дворянские поместья (в отличие от вотчины) не являлись собственностью дворян, и ставшего негодным к службе (в том числе по старости) помещика обязывали найти себе замену, в противном случае поместье отбиралось.
5Тем более что многие офицеры были иностранцами, и русские офицеры в гвардии, как теперь говорят, оказывались погружены в языковую среду носителей языка, которому быстро обучались. Иностранцы же гвардейцы ухитрялись выслужить полный срок, так русским языком и не овладев.
6Санкт-Петербург, как все города того времени, в основном деревянные, часто горел. Военные, которые составляли большинство горожан, обязаны были принимать участие в тушении пожаров. Каждый гвардейский полк содержал комплект всех возможных противопожарных средств, от багров и топоров до «англицких больших поливальных машин». И территория города была распределена, в первую очередь, между гвардейскими полками. Им на подмогу прибывали команды из пехотных и гарнизонных полков. Сохранились многие Высочайшие указы на эту тему. Например, в указе от 29 июня (по старому стилю) 1737 г. написано: «…караулы и патрули расставить и учредить самим Маиорам от Гвардии… а к тем караулам и патрулям употребить изо всех полков Гвардии, також и из Ингерманландскаго полка на Адмиралтейском и Васильевском островах, а на Петербургском острове и в других местах из гарнизонных Санктпетербургских полков… Возобновить прежние… во всей Гвардии полки данные приказы, каким образом во время пожарнаго случая поступать, и с чем на пожар приходить…». Русский язык сохранил существенную разницу между словами «пожарник» – что означало «претерпевший пожарный случай», «погорелец», т. е. пострадавший от пожара, и «пожарный» – военнослужащий, обученный тушить пожары. Не зря современные пожарные обижаются, когда их называют «пожарниками».
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru