Петербург – столица русской гвардии. История гвардейских подразделений. Структура войск. Боевые действия. Выдающиеся личности

Борис Алмазов
Петербург – столица русской гвардии. История гвардейских подразделений. Структура войск. Боевые действия. Выдающиеся личности

Русской гвардии рожденье

В ноябре 1700 г., в начале Северной войны,[7] Петр I отъехал в Новгород за подкреплением, оставив Преображенский и Семеновский полки под Нарвой. Тут-то на них 19 (30) ноября и двинулся король Карл XII. Он тоже вел еще необстрелянных в боях, однако отборных, хорошо обученных и отлично вооруженных солдат, беззаветно преданных своему восемнадцатилетнему полководцу.

Бо́льшая часть русской армии, деморализованная и покинутая командованием, бежала. Но преображенцы и семеновцы, стоявшие на правом фланге, удержались. Огородившись телегами и рогатками, они отбивали натиск врага, прикрывая отход своих соседей. Карл XII несколько раз атаковал, воодушевляя шведов своим присутствием, но русские стояли насмерть! Сражение прекратилось только с темнотой, и шведский король согласился на почетное отступление русской гвардии с оружием, барабанами и знаменами. Шведы даже починили для этого полуразрушенный мост через реку Нарву.

В том сражении пала треть семеновцев. Примечательно, что полк находился в бою под командованием младших офицеров – штаб-офицеры были в командировке, а из двух оставшихся один погиб, другой изменил. За свой подвиг сражавшиеся офицеры обоих полков получили нагрудные знаки с надписью «19 ноя. 1700 г.», нижним чинам увеличено жалованье, семейства убитых приняты на казенное содержание, попавшим в плен переслали жалованье, а их семейства получили суммы в треть оклада.

За стойкость в битве при Нарве (1700 г.) преображенцы и семеновцы получили красные чулки в знак того, что выстояли «по колено в крови». Несколько лет именно красные чулки отличали лейб-гвардию от армейских полков.

Сражение 19 (30) ноября 1700 г. стало днем рождения Русской Императорской гвардии.

Гвардейские полки принимали участие почти во всех битвах Северной войны, не раз подтверждая свое мужество и стойкость. При осаде Нотебурга в 1702 г. 1000 добровольцев из обоих полков переправилась на лодках через Неву и взяла шанец,[8] обеспечив успех штурма. Добровольцы из этих полков первыми поднялись на стены.

При осаде Нарвы в 1704 г. преображенцы скрытно подошли к крепости со стороны предместья и вытеснили шведов из оврага в 100 саженях от бастионов. Отсюда были начаты земляные работы, позволившие здесь создать плацдарм для штурма. Во время приступа первыми через ров на бастион Гонор взошли гренадеры Преображенского полка.

До Полтавской победы особое значение имели сражения при Добром и Лесной, где фактически всю тяжесть боя вынесли на себе гвардейские полки. 30 августа 1708 г. при Добром преображенцы и семеновцы при содействии армейской пехоты и кавалерии разбили 5-тысячный шведский авангард генерала Рооса. Взяли его лагерь, пушки и знамена в трех верстах от главного шведского лагеря. Петр I писал: «Как я начал служить, такого огня и порядочного действия наших солдат не слыхал и не видал… и такого еще в сей войне король шведский ни от кого сам не видал».

Битва при Лесной 28 сентября 1708 г., прозванная «матерью Полтавской баталии», тоже выиграна благодаря гвардейским полкам. Входившая в состав русского корволанта (летучего отряда) кавалерия отстала. Сражение начали преображенцы и семеновцы. Ингерманландский пехотный и Невский драгунский[9] полки связали противника, а гвардия, ударив во фланг и «дав несколько залпов, тотчас неприятеля с места сбили, и сквозь лес гнали, и три пехотные знамя и полковника Штала, и генерала адъютанта Кноринга, и иных несколько офицеров взяли»; разгром довершила подоспевшая кавалерия.

В феврале 1709 г. два батальона Преображенского полка, атаковав шведов при Рашевке, захватили их кавалерийский резерв.

В 1713 г. Преображенскому, Семеновскому и армейскому Гренадерскому полкам пришлось брать Фридрихштадт в Голштинии, находившийся на острове среди болот и озер. Под огнем, по узким, перекопанным дамбам солдаты преодолели рвы и ворвались в город. Во время осады Штеттина преображенцы вместе с ингерманландцами без выстрелов со шпагами[10] в руках овладели передовым укреплением так быстро, что шведы даже не успели зажечь фитили мин. Взятие этого укрепления решило судьбу Штеттина.[11]

Первым русским гвардейцам приходилось драться в пешем и конном строю, на суше и на море. В 1707 г. их посадили (на манер драгун) на коней. В первом победоносном морском сражении 1703 г. преображенцы и семеновцы на лодках взяли на абордаж шведские корабли «Гедан» и «Астрильд». В 1720 г. гребная эскадра с гвардейскими полками на борту в сражении при Гренгаме разгромила шведскую эскадру, пленив четыре фрегата.

Так что рождением Преображенского и Семеновского полков ознаменовано не только появление Российской гвардии, гвардейской пехоты, но и Русской морской пехоты.[12]

Лейб-гвардейская пехота

Пехота подразделялась на тяжелую (линейные войска) и легкую. Линейные войска действовали в сомкнутых боевых порядках и предназначались для нанесения решающего штыкового удара в рукопашной схватке. Легкую пехоту в России составляли егеря, вооруженные дальнобойными штуцерами[13] для ведения прицельного огня, в первую очередь по офицерам противника.

По мере оснащения армии нарезным огнестрельным оружием и утверждения тактики стрелковых цепей различия в вооружении и способах ведения боя между тяжелой и легкой пехотой стираются, и уже в третьей четверти XIX в. пехота становится однородной. Тогда же перестает употребляться и сам термин «тяжелая пехота», так же как «мушкетеры», «вольтижеры»[14] и др.

 

В России при основании регулярной армии Петром I пехотные полки имели 8 фузилерных[15] и одну гренадерскую роту.

Гренадеры (от фр. Grenadiers) получили свое название по вооружению ручными гранатами, по тогдашнему – гренадами. Ручные бомбы (гренады) представляли собой полый чугунный шар, заполненный порохом, с фитилем. Для поджигания и метания гранаты гренадеру требовались свободные руки, поэтому их ружья были снабжены ремнями для удобства ношения в положении «за спину». Но тогда ствол ружья упирался в солдатскую широкополую шляпу, сбивал ее с головы, поэтому для гренадеров завели особые конические медные шапки без полей – «гренадерки».

Граната XVIII в. представляла для бросавшего ее гренадера и всех находящихся поблизости почти такую же опасность, как и для противника. Гренадер кроме обычного вооружения пехотинца нес несколько гранат (иногда несколько десятков), потому должен был быть силен. Сила и ловкость требовалась для метания гранат в бою.[16] Гренадер подходил к вражеским укреплениям на расстояние броска, поджигал фитиль гранаты, выжидал определенное время (чтобы не дать времени бросить гранату обратно) и точно бросал гранату в противника, причем все это под вражеским огнем с близкой дистанции.

Гренадеры – элита пехоты. Не зря впоследствии гренадерами стали называть отборные части пехоты.

1-й Гвардейский корпус

1-я гвардейская пехотная дивизия

1-я бригада
Лейб-гвардии Преображенский полк

Старшинство – с 1683 г.

Права Старой гвардии[17] – с 1700 г.

Прикладной цвет – алый.

Внешность – высокие блондины (в 3-й и 5-й роте – с бородами).[18]

Полковой храм – Спасо-Преображенский собор (1743–1754 гг., арх. М. Земцов). Полностью перестроен после пожара в 1825 г. (арх. В. П. Стасов).

Полк сформирован Петром I в 1691 г. В 1694 г. в полку 2 полка (батальона).

Со времени царствования Николая I в гвардейские полки отбирали не только самых рослых и сильных рекрутов, но распределяли в полки и по внешнему виду.

В 1695–1696 гг. полк участвовал в Азовских походах. Во 2-м Азовском походе в 1698 г. полк имел уже 16 фузелерных рот (впоследствии составивших 4 батальона), бомбардирскую и гренадерскую роты. К 1700 г. полк составляли 3454 человека.[19]

В 1700 г. наименован лейб-гвардии Преображенским полком. Полк участвовал во всех сражениях Северной войны, в Прутском походе (1711 г.), в Персидском походе.

Летом 1706 г. царь Петр I принял на себя почетную должность полковника Преображенского полка, а князь А. Д. Меншиков получил чин подполковника. Реальное же командование полком имел второй подполковник: в 1706–1709 гг. – М. Б. фон Кирхен, в 1709–1718 гг. – В. В. Долгоруков. Чтобы подчеркнуть элитность полка, указом Петра I от 20 августа 1706 г. давалось чинам гвардии старшинство на одну ступень выше армейских.

В 1707 г. Преображенский полк получил верховых лошадей, чтобы иметь возможность быстро передвигаться на далекие расстояния, что дало свои плоды в битве при Лесной (1708 г.). Однако оба первых гвардейских полка всегда оставались пехотными.

До образования военно-учебных заведений гвардия была фактически единственной школой подготовки офицеров. Здесь начинали воинскую службу рядовыми солдатами дворяне, получавшие потом офицерский чин. Сам Петр I носил Преображенский мундир – солдатский, бомбардирский, офицерский, в зависимости от восхождения по лестнице чинов. Из шеренг первых гвардейских полков вышли и ближайшие соратники Петра I – Меншиков, Брюс, Ягужинский.

Но не только те, кто прошел в рядах гвардейских полков боевую школу, могли именовать себя гвардейцами. Была в России награда за особые заслуги: отличившимся генералам высокого ранга государь присваивал почетный чин подполковника Преображенского полка, между тем как сам царь числился в этом полку полковником. Такой награды, например, в 1790 г. удостоен А. В. Суворов за взятие крепости Измаил.

В 1722 г. после утверждения Табели о рангах офицеры гвардейских полков получили старшинство в два чина против армейских. То есть гвардейский поручик, переходя в армейский полк, получал чин штабс-капитана в пехоте или штабс-ротмистра в кавалерии.

После Петра I шефство над полком принимали все российские императоры. Подразделения лейб-гвардии Преображенского полка участвовали в Русско-турецкой войне 1735–1739 гг., Русско-шведской войне 1741–1743 гг., Русско-шведской войне 1788–1790 гг., а также в возведении на престол Елизаветы Петровны в 1741 г.

В 1805–1807 гг. полк участвовал в войнах с наполеоновской Францией, а затем участвовал в Русско-шведской войне 1808–1809 гг.

В 1812–1814 гг. полк участвовал в Отечественной войне 1812 г. и в Заграничном походе российской армии.

Полк сражался в Русско-турецкой войне 1828–1829 гг. Участвовал в подавлении польских восстаний 1830 и 1863 гг., в Русско-турецкой войне 1877–1878 гг. Во время Первой мировой войны полк принимал участие в Галицийской битве, Варшавско-Ивангородской операции, Мазурском сражении, Виленской операции, Брусиловском прорыве.

Вторая рота запасного батальона Преображенского полка приняла активное участие в Февральской революции 1917 г.

В 1918 г. полк расформирован, но затем воссоздан в составе Белой армии на Юге России. К 1930 г. в эмиграции жило более 120 человек, когда-либо служивших в полку. Полковое объединение в эмиграции – «Союз Преображенцев» (Париж) в составе Гвардейского объединения и РОВС.[20] На 1951 г. в объединении состояло 47 человек и 10 почетных членов. С января 1936 г. по апрель 1939 г. издавало журнал «Преображенская хроника» (вышло 9 номеров), а затем – до ноября 1959 г. – «Оповещение Службы связи Союза Преображенцев» (вышло 4 номера).

Дислокация

В 1790–1800-х гг. вместо полковых слобод с деревянными домами началось сооружение кирпичных каменных казарменных комплексов с учебными плацами, конюшнями, складами. Строительство велось по образцовым проектам в формах классицизма, разработанным архитектором Ф. И. Волковым. Был построен целый военный городок.

Казармы Преображенского полка – памятник архитектуры 1802–1804 гг. (арх. Ф. И Волков, Ф. И. Демерцов, А. П. Иванов). На Кирочную улицу выходили казарменные здания №№ 31, 33, 35а, 35, 37, 39 и на улицу Радищева – дом № 41. В доме № 33а располагались госпиталь и полковая церковь.

После смерти Ф. И. Волкова строительство продолжили другие архитекторы, несколько меняя первоначальный проект. Предположительно в строительстве госпиталя участвовал А. Н. Воронихин. В результате возник законченный архитектурный ансамбль, дополненный разбитым в 1864 г. садом и признанный памятником истории и культуры Федерального значения, выделенный в охранную зону регистрационный № 174 Списка ВВО. Снят с охраны приказом КГИОП от 6 августа 2004 г. № 8–102, в 2006–2007 гг. снесены под строительство элитного высотного жилого квартала.

Сергей Леонтьевич Бухвостов (1659–1728)

Прозван Петром Великим Первым российским солдатом.

Когда Петр I объявил в 1683 г. набор в свои потешные войска, первым к нему явился царский конюх (по другим сведениям, стряпчий) Сергей Леонтьевич Бухвостов. Его зачислили в бомбардирскую роту Преображенского полка как «потешного пушкаря».

«Был росту среднего, силен, тверд, скромен и весьма воздержан».

Бухвостов участвовал во всех военных кампаниях Петра I. Солдатом он выступил в Азовский поход, а во время войны со шведами состоял при Петре I в должности лейбшица – стрелка, обязанного охранять царя в походах и сражениях. Отличился при взятии Нотебурга и Нарвы, в боях со шведами под Полтавой, за что был пожалован царем чином капитана артиллерии. При взятии Щецина в 1713 г. Бухвостов был так тяжело ранен, что потерял способность к строевой службе. В признательность за многолетнюю честную службу Петр I присвоил Бухвостову звание майора с зачислением в Петербургский гарнизон, где он значился до своей смерти в 1728 г.

 

С. Л. Бухвостов


Петр I высоко ценил заслуги Бухвостова и для увековечения его образа в 1721 г. заказал Карлу Растрелли бронзовый бюст «Первого российского солдата». Это был не только первый скульптурный памятник, но и первый прижизненный памятник в России. К сожалению, скульптура не сохранилась, но в свое время именно с этого бюста портрет Бухвостова нарисовал и отгравировал петербургский художник Михаил Махаев. Нынешний памятник работы В. М. Клыкова сделан по гравюре М. И. Махаева. Имя Бухвостовых (1-я, 2-я и 3-я Бухвостовы улицы – название в старомосковской притяжательной форме (чьи – Бухвостовы, а не кого – Бухвостова) дано Комиссией Сытина в 1922 г.) носят три улицы Москвы, расположенные в Преображенском.

Князь Иван Федорович Варшавский, граф Паскевич-Эриванский

Орден Св. великомученика и Победоносца Георгия четырех степеней был учрежден 26 ноября 1769 г. как боевая награда за военные подвиги. В статуте ордена указывалось: «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражении раны не принимаются в уважение при удостоении к ордену Св. Георгия за воинские подвиги: удостаивается оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполняет во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя в пользу и славу Российского оружия особенным отличием…». За 148 лет существования ордена Св. Георгия орденом I степени награждено только 25 человек. Полных кавалеров ордена Св. Георгия, т. е. имевших все четыре степени, всего четверо – М. И. Голенищев-Кутузов-Смоленский, М. Б. Барклай-де-Толли, И. И. Дибич-Забалканский и И. Ф. Паскевич-Эриванский-Варшавский.


И. Ф. Паскевич


Родился Иван Федорович Паскевич в Полтаве 8 мая 1782 г. Происходил из днепровских и запорожских казаков. Двести лет род, проливавший кровь под знаменами гетманов, был славен по всей Украине. Его дед, Григорий Иванович, переименован из бунчуковых товарищей[21] в надворные советники в годы, когда Российская империя привлекала на службу казачью старшину. Отец его, председатель Верхнего земского суда бывшей Вознесенской губернии, коллежский советник Федор Григорьевич Цапенко, был помещиком Полтавской губернии, где имел 500 душ крестьян. Обучив сына французскому и немецкому языкам, он определил Ивана Паскевича в Пажеский корпус.

Пажи бывали часто при пышном дворе императрицы Екатерины II, о чем И. Ф. Паскевич с восторгом вспоминал в семейном кругу, будучи уже фельдмаршалом. Однако образование пажам давалось неудовлетворительное, и дед Ивана Паскевича, Григорий Иванович, живший тогда в Петербурге, следивший за воспитанием внука, постарался восполнить пробелы обучения дополнительным домашним образованием.

Иван Паскевич понравился императору Павлу I и был выпущен в октябре 1800 г. поручиком в лейб-гвардии Преображенский полк с назначением флигель-адъютантом к государю. Он ежедневно присутствовал на учениях, смотрах и вахтпарадах и исполнял разные высочайшие повеления по осмотру в войсках вводимых новых строевых порядков.

При Александре I все изменилось, и Паскевич смог съездить в отпуск на родину к родителям. В 1805 г. назначен в распоряжение генерала Михельсона (победителя Пугачева), на западную границу между Гродно и Брест-Литовском. Михельсон был Ггавнокомандующим южной, Днестровской (молдавской) армией и вскоре вступил в Молдавию и Валахию. Здесь начались служба и путь Паскевича. В марте 1806 г. под Журжей, когда темной ночью проводники сбились с дороги, Паскевич один нашел дорогу в степи и вывел армейские колонны, за что и был награжден орденом Св. Владимира IV степени. Затем воевал в отряде, занятом блокадой Измаила, и, по словам Михельсона, «явил себя неустрашимым и войну понимающим офицером, каковых поболее желать надлежит». За эту кампанию Паскевич награжден золотой саблей «За храбрость». Тильзитский мир 1807 г. приостановил военные действия с Турцией; в Слободзее начались переговоры о мире, в продолжение которых Михельсон умер.

Новый главнокомандующий князь Прозоровский послал Паскевича в Константинополь с ультиматумом, что перемирие за смертью Михельсона не утверждено императором и русские войска не уйдут из Придунайских княжеств. Паскевич мало того что исполнил это опасное поручение, еще и успел собрать ценные разведданные о турецкой армии. Вскоре его, как отлично проявившего себя переговорщика, снова послали в Константинополь по поводу размена пленных. За успешное исполнение этих поручений Паскевич в конце января 1808 г. произведен в капитаны с оставлением в звании флигель-адъютанта.

Однако успех Паскевича устраивал не всех. Назначенный помощником Прозоровского М. И. Кутузов казаков, даже аристократов, не любил и продвигал по службе «своих». Когда Прозоровский намеревался отправить Паскевича снова с дипломатическими поручениями в Константинополь, Кутузов сумел отклонить эту кандидатуру и возложить поручение на полковника Толя. Прозоровский же назначил на место Толя своего адъютанта Беклемишева. Пошла «подковерная борьба». Армия расположилась на зимние квартиры, и Паскевичу поручили следить за обеспечением армии провиантом, доставка которого в огромном количестве была очень затруднительна.

В Константинополь прибыл английский посол. Император Александр I приказал Прозоровскому немедленно послать в Стамбул офицера с объявлением, что если через двое суток английский посол не будет выслан из Царьграда, то Россия немедленно начнет военные действия. Прозоровский послал в Константинополь зятя Кутузова – флигель-адъютанта Хитрово, но тот ушиб руку и передал депешу корнету Боку, что очень встревожило Прозоровского. Выручать помчался Паскевич. В сильную бурю он отправился из Варны морем в Царьград и после переговоров с Рейс-эфенди немедленно прислал донесение, что Порта решается объявить войну России. С большим трудом ему удалось вернуться живым, но и в этих сложнейших условиях он, по казачьему обыкновению, привез новые важные сведения о военных силах Турции.

Война началась осадой и неудачным штурмом Браилова, где Паскевича ранило пулей в голову. Только в конце июня он смог вернуться после излечения в армию.

Его отправили в отдельный отряд Дунайской армии, занятой исключительно боевым делом, к атаману М. И. Платову, действовавшему около Браилова, а затем за Дунай в отряд к кубанцу Зассу, имевшему задачу овладеть Исакчей, Тульчей и островом Чатал, против Измаила. По исполнении этого Паскевич прибыл к Мачину, где умирал командующий армией князь Прозоровский. Перед кончиной (9 августа) он в письме к государю указал для пользы службы монарху и Отечеству на пятерых человек из своего окружения, «коих отменные способности заслуживают особого внимания его величества», в числе их был и Паскевич.

На место Прозоровского назначен старший генерал Дунайской армии князь Багратион, приказавший генерал-майору Маркову овладеть Мачином; в этот отряд и командировали Паскевича. Мачин скоро сдался, отряд двинулся к Кюстенджи. Паскевич участвовал в деле при Россеватом, а затем при обложении Силистрии, отличился в сражении под Татарицей, за что награжден орденом Св. Анны II степени, правда, его представили к Св. Георгию IV степени, но за Паскевичем тянулась недобрая слава любимца Павла I.

Дело шло к осени, болезни и смертность в армии вынуждали идти на зимние квартиры. И опять Паскевича послали в Яссы ускорить подвоз провианта и фуража. И он это выполнил, что казалось невозможным при жуткой осенней распутице.

В феврале 1810 г. на место Багратиона назначили графа Каменского 2-го, а Паскевича – командующим Смоленским мушкетерским полком. Корпус Каменского очищал от турок Черноморское прибрежье,[22] Мангалию, Базарджик и Варну, в то время как главная армия, овладев Силистрией и Шумлой, должна была двинуться к Тырнову и Ловче.

Паскевича, стремившегося к боевой службе, по его просьбе перевели командиром Витебского пехотного полка в отряд князя Долгорукова. Он участвовал в штурме Базарджика, 22 мая с «неизреченной храбростью сорвал две батареи у неприятеля и на его плечах взошел в укрепления», за что 29 июня 1810 г. награжден орденом Св. Владимира III степени. Отличился при осаде Варны, отбив нападение на него турок, и наконец-то получил за это орден Св. Георгия IV степени, а за сражение под Варной представлен еще и к ордену Св. Георгия III степени как заслуживший перед прочими особенное вознаграждение, но получил его только 30 января 1811 г. после победы при Батине, где тогда же недавно получивший чин полковника – произведен в генерал-майоры. Ему едва исполнилось 28 лет.

А до этих событий, в декабре 1810 г., Паскевича назначили шефом еще не сформированного Орловского полка. Несмотря на желание оставаться в действующей армии, ему пришлось браться за новое дело – формировать и обучать войска в преддверии войны с новым и страшным врагом. Паскевич обращал особое внимание на улучшение содержания солдат, на прекращение дурного обращения с ними офицеров, на введение разумной дисциплины, на внушение солдату понятия о храбрости, чести и нравственности. Он достиг желаемого, и Орловский полк скоро обратил на себя внимание Багратиона, но Паскевич надорвался и заболел сильной нервной горячкой, от которой едва не умер. По выздоровлении (в январе 1812 г.) Паскевича назначили начальником 26-й дивизии, всего через одиннадцать лет после того, как оставил школьную скамью в Пажеском корпусе.

12 июня 1812 г. французы перешли Неман – грянула Отечественная война. Багратион начал свое знаменитое героическое движение из Слуцка чрез Бобруйск к Могилеву на соединение с Первой армией. Впереди шла 26-я дивизия, которой командовал Паскевич. Дивизия дралась при Салтановке (близ Могилева), когда французов окружили в Могилеве, что дало возможность армиям Багратиона и Барклая-де-Толли соединиться под Смоленском. Затем, по плану и под командованием Паскевича, произошли упорные уличные бои в самом Смоленске (а не около города), за что Багратион и Барклай-де-Толли оба благодарили Паскевича.

По плану Барклая-де-Толли началось отступление к Дорогобужу, Царево-Займищу и Бородину. 26-я дивизия участвовала в деле под Колоцким монастырем 23 августа, в Бородинском сражении Паскевич оборонял центральный Курган, устроив там заранее редут по берегам реки Колочи до обрывистых берегов реки Москвы. Сюда направлялись главные атаки французов. Дивизия Паскевича под конец сражения оказалась почти вся истреблена, и только подкрепление от Барклая-де-Толли помогло удержать позицию. Генерал Паскевич несколько раз впереди всех водил свои батальоны в штыки.

При дальнейшем отступлении к Москве, а затем на Калужскую дорогу и к Тарутину Паскевич занимался формированием заново своей дивизии. Не обременяя солдат излишней муштрой, обучал их необходимому – стрельбе и некоторым построениям. Новая дивизия участвовала в сражениях под Малым-Ярославцем, во главе корпуса Раевского, удерживала неприятеля в окрестностях Медыни. Находясь в авангарде Милорадовича, Паскевич участвовал в сражениях под Вязьмой, при Ельне и Красном, после чего с дивизией перешел Днепр у Копыси и находился вблизи Борисова. Всю жизнь он жалел, что не мог подоспеть к утру 16 ноября к Березине, когда Наполеон с остатками своих войск, переправившись чрез нее, бежал в Вильно. Позднее Паскевич в составе отряда генерала Милорадовича вступил в Герцогство Варшавское. Во время этой кампании Паскевич получил ордена Св. Анны I степени и Св. Владимира II степени.

В Литве сформировали особую (польскую) армию под начальством Беннигсена; в состав ее вошел и корпус Паскевича, вскоре направленный к главной армии через Бреславль, Неймарк и Лигниц к Бунцлау. Вскоре Паскевич имел дело с войсками маршала Сен-Сира близ местечка Дона и Пирна. Сен-Сир отступил и укрылся за дрезденскими укреплениями. Оставив отряд для наблюдения за ним, Беннигсен форсированным маршем, несмотря на дожди и ненастье, пошел к Лейпцигу и принял участие в сражении 6 октября в знаменитой «Битве народов». 26-я дивизия Паскевича действовала против Гольцгаузена и Штейнберга, а также Цвейнауендорфа. Благодаря решительному его натиску французы принуждены были отступить; войска Польской армии 7 октября, имея 26-ю дивизию впереди, прошли чрез Штетриц, двинулись к Гриммским воротам Лейпцига, ворвались в город и подошли к берегам Эльстера и Плейссы. Город был взят, а Паскевич произведен в генерал-лейтенанты.

Затем Паскевич назначается начальником 2-й Гренадерской дивизии. Он явился к императору Александру в Шомон. Государь принял его очень ласково, но заметил, что данная ему 2-я Гренадерская дивизия распущена и дерется плохо. Разбирая ситуацию, Паскевич выяснил, что солдаты не имели должного продовольствия, голодали, потому вынужденно прибегали к мародерству и грабежу. Как только он исправил продовольственную часть (каждый солдат дивизии стал получать ежедневно по фунту мяса и по чарке водки), мародерство прекратилось. Дивизия вместе с русской гвардией, под общим начальством Барклая-де-Толли, отличались в сражении при Арсисюр-Об, а затем под Парижем.

Паскевича за взятие Парижа наградили орденом Св. Александра Невского. При этом он был рекомендован великому князю Николаю Павловичу императором, сказавшим своему брату: «Познакомься с одним из лучших генералов моей армии, которого я еще не успел поблагодарить за его отличную службу». После возвращения войск в Россию Паскевич с дивизией стоял в Риге и побывал в отпуске у своих родителей.

Побег Наполеона с острова Эльбы вызвал опять движение русских войск во Францию. Паскевич подходил опять к Франкфурту-на-Майне (4 июня 1815 г.), но последовала битва при Ватерлоо, изменившая движение союзных войск; они все направились к Парижу, готовясь к торжествам и парадам. Однако Паскевичу не удалось войти в Париж победителем. Пока он переобмундировывал свою дивизию, инициативу перехватил Ермолов, и вместо 2-й Гренадерской дивизии Паскевича в Париж вошла 3-я Гренадерская Ермолова.

Во время возвращения дивизии в Россию в Германии произошла ссора и драка между солдатами и обывателями Крейцнаха. За это командир Московского полка Куприянов отставлен от службы, а Паскевичу объявлен в приказе высочайший выговор. Он хотел подать просьбу об отставке, но старик-отец говорил ему: «Взялся служить – служи!» Паскевич продолжил службу в Смоленске. Аракчеев стал сурово «подтягивать армию, распустившуюся во время войны». Это очень не нравилось Паскевичу; он мечтал вместе с Воронцовым уничтожить произвол в наказании нижних чинов.

Император Александр 18 февраля 1816 г. поручил Паскевичу подробно расследовать так называемое «Липецкое дело». Удельные крестьяне Смоленской губернии Липецкого приказа, несмотря на то что с них сняли 60 000 руб. недоимки и выделили на 21 000 руб. хлеба за убытки, понесенные при нашествии Наполеона I в Россию, отказывались платить подати за 1814 г. При разбирательстве Паскевич выяснил, что крестьяне ничего не получили, а подати со всеми жестокостями взыскал с них бурмистр, который продал на корню весь их хлеб. Тем не менее обвиняемых приговорили к наказанию плетьми, не исключая и двух 80-летних стариков. В результате расследования, проведенного Паскевичем, обвиняемых крестьян освободили от наказания, им назначили денежное пособие, управляющего Смоленской Удельной конторой сместили. Спокойствие было восстановлено. За Паскевичем утвердилась слава распорядительного и порядочного человека.

В 1817 г. Паскевич женился. Ему полагался отпуск, он надеялся воспользоваться спокойной жизнью и позаботиться немного о своих делах, но уже 22 июля 1817 г. получил высочайшее повеление прибыть в Петербург, чтобы сопровождать в путешествии по России и Европе брата императора – великого князя Михаила Павловича. Почти полгода длилась скачка из одного гарнизона в другой по европейской части России.

Паскевича назначили командиром 2-й Гвардейской дивизии, но в командование ею он не вступал, потому что его снова послали на расследование дела, подобного Липецкому, в Гжатский уезд, а затем он опять сопровождал великого князя Михаила Павловича в путешествии по Европе, продолжавшемся более двух лет.

Политические события в Западной Европе и революционное движение в Италии вынудили императора Александра I направить к западным нашим границам войска гвардии двумя колоннами. Паскевича назначили начальником 1-й Гвардейской пехотной дивизии и 2-й колонны войск. Гвардия едва успела дойти до Вильно, как политические обстоятельства, вызвавшие это движение, изменились; однако император, полагая, что либеральное толки среди офицеров вдали от столицы если не прекратятся, то, по крайней мере, ослабеют, приказал разместить гвардию по городам и селам шести Северо-Западных губерний. Паскевич жил с супругой в Вильно, где у него родились две дочери-близнецы.

Паскевич с 23 января 1822 г. вступил временно в командование Гвардейским корпусом, а затем после высочайшего смотра 22 мая возвратился вместе с гвардией в Петербург, где 12 февраля 1825 г. стал генерал-адъютантом (награда очень редкая при Александре I) и командиром 1-го армейского корпуса, главная квартира которого находилась в Митаве, куда он и переехал с семьей. Паскевич предполагал отдохнуть хоть немного, но заболел горячкой и, едва оправившись, получил известие о кончине Александра I в Таганроге. Последовавшие после этого события 14 декабря вызвали Паскевича в Петербург. Он был назначен членом Верховного суда над декабристами именно как безупречно честный и уважаемый боевой офицер. Но в последующей историографии, особенно в советской, суд над декабристами расценивался как темное пятно в биографии Паскевича. Его клеймили как «царского угодника». А он не участвовал даже в коронации.

7Северная война 1700–1721 гг. России (в составе Северного Союза) со Швецией за выход к Балтийскому морю. После поражения под Нарвой (1700 г.) Петр I реорганизовал армию, создал Балтийский флот. В 1701–1704 гг. русские войска закрепились на побережье Финского залива, взяли Дерпт, Нарву и другие крепости. В 1703 г. основан Санкт-Петербург, который стал столицей Российской империи. В 1708 г. шведские войска, вторгшиеся на русскую территорию, потерпели поражение у Лесной. Полтавская битва 1709 г. окончилась полным разгромом шведов и бегством Карла XII в Турцию. Балтийский флот одержал победы при Гангуте (1714 г.), Гренгаме (1720 г.) и др. Завершилась война Ништадтским миром 1721 г.
8Шанец (от нем. Schanze) – общее название полевых и временных укреплений в России до начала XIX столетия, не определявшее их вида. В частности, сложный шанец обозначал сомкнутое укрепление, штерншанец – укрепление, имеющее в плане звездообразную форму, и т. п.
9С 1884 г. – лейб-гвардии Кирасирский Ее Императорского Величества полк.
10Шпага (от итал. – spada) – колющее, реже колюще-рубящее холодное оружие, прямой (до 1 м и более) плоский или треугольный клинок с рукоятью. Распространилась в XVI в., была отличительным оружием дворян, состояла на вооружении до XIX в.
11В последующих войнах XVIII в. участвовали лишь сводные гвардейские батальоны, и они стяжали себе славу непобедимых. Где бы они ни воевали, их действиям сопутствовали стойкость и мужество.
12Здесь и далее информация из статьи Л. В. Беловинского. Русская гвардия в XVIII–XIX веках // Вопросы истории. 1983. № 9. С. 94–105.
13Штуцер – название первого нарезного ружья в России. Наша армия была вооружена штуцером лютихским, введенным в стрелковые батальоны в 1843 г.; ствол его имел всего два нареза, пуля же – два соответственных выступа; отличался коротким стволом и большой тяжестью, 10 2/3 фунта без штыка.
14Мушкетеры – в XVI в. солдаты, вооруженные мушкетом; каждый из них имел перевязь с 12 мерками, из которых в 11 помещались заряды, а в 12-й – пороховая мякоть для обеспечения передачи огня заряду; кроме того, на перевязи находился еще мешок с пулями и несколько кусков фитиля. В царствование Людовика XIII часть франц. гвардейской кавалерии (исключительно из дворян), составлявшая военную свиту короля (maison militaire), стала называться королевскими мушкетерами. Они различались по цвету мундира (mousquetaires gris, bleux, rouges). Вольтижеры – в 1804 г. Наполеон I для обеспечения пополнения армии принужден был понизить предел наименьшего роста, допускаемого при приеме рекрутов; попавшие при этом в армию люди малого роста не могли уже быть за отличие переводимы в гренадерские и карабинерные роты, пополнявшиеся преимущественно людьми большого роста. Поэтому из отличившихся малорослых людей сформированы были особые отборные роты (compagnies d’élite), названные вольтижерными. Вольтижеры во французской армии сохранились до 1868 г.
15Фузилеры – появились впервые в XVII в. во французской пехоте и получили свое наименование по вооружению кремневыми ружьями (fusils). При императрице Елизавете фузилерные роты сменили фузеи на мушкеты, потому переименованы были в мушкетерские.
16Заметив, что высокие, рослые солдаты более выносливы, гренадеров начали специально отбирать по росту, установив нижнюю планку – не менее 170 см, во многих армиях – выше. Фридрих Прусский, отличавшийся маниакальной любовью к армии вообще и к гренадерам в частности, вербовал высоких и сильных людей по всей Европе, доведя нижний предел роста чуть ли не до 190 см.
17Полки гвардии подразделялись на СТАРУЮ и МОЛОДУЮ. Молодая гвардия, как особая категория войск, появилась в 1807 г. в составе Императорской гвардии Наполеона. В части Молодой гвардии зачислялись офицеры и нижние чины, своей службой еще не удовлетворявшие условиям приема в ряды Старой гвардии, но имевшие право рассчитывать на такой перевод впоследствии. Молодая и Старая гвардия различались в правах. Офицер Старой гвардии был старше на два чина армейского офицера, офицер Молодой гвардии – на один. Старая и Молодая гвардии не смешивались между собою и составляли отдельные дивизии.
18Отбор рекрутов и определение, с какой внешностью в каком гвардейском полку служить (например, гусарам всех полков полагались усы), окончательно были установлены при Николае I.
19В составе Преображенского полка до царствования Павла I была бомбардирская рота – специальная артиллерийская часть «потешных» войск Петра Великого. Перед 1-м Азовским походом рота эта была отделена от них, но оставалась в составе Преображенского полка. Сам царь принял на себя звание капитана. При Павле I (9 ноября 1796 г.) рота была отделена от Преображенского полка в состав лейб-гвардии артиллерийского батальона, из которого впоследствии образовались гвардейские Артиллерийские бригады.
20Русский общевоинский союз (РОВС) – создан в 1924 г. в Белой эмиграции главнокомандующим Русской армии генерал-лейтенантом бароном Петром Врангелем. Первоначально союз объединял военные организации и союзы Белой эмиграции во всех странах, в настоящее время объединяет потомков участников Белого движения и их единомышленников.
21Бунчуковый товарищ – чин, установленный гетманом Мазепою, в который возводили сыновей генеральных старшин, полковников и знатнейшего шляхетства. Сначала они служили без жалованья, на собственном содержании, охраняя хоругвь и бунчук гетманский, потом при преемниках Мазепы командовали полками в отсутствие полковников, председательствовали в полковых канцеляриях, присутствовали по гражданским делам в Генеральном суде и в особых комиссиях.
22Современные знаменитые болгарские Золотые Пески и Албена.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 
Рейтинг@Mail.ru