Жена под заказ

Берта Свон
Жена под заказ

Глава 8

Однажды некий крупный слон,

Красою мухи поражен,

К той мухе, словно феодал,

Преступной страстью воспылал.

Но муха, быстро рассудив,

Что толстый слон, хоть и красив,

Но все же толст для жениха,

Взяла и скрылась от греха.

Николай Агнивцев. «Слон и муха»

Света, дитя своего века, стеснительностью не страдала. На Земле она была девственницей только из-за «преувеличенной дозы романтики в крови», как любила выражаться ее мама. Попросту говоря, Света ждала того самого, единственного. Но это ожидание не мешало ей читать эротические книги и смотреть фильмы с цензом для совершеннолетних. Любительница фэнтези, она частенько задавалась вопросом, насколько правдиво авторы описывали разные части тел своих героев. Нет, конечно, понятно, что у дракона в обороте должен был быть член побольше, чем у волка-оборотня, например. Но неужели в реальной жизни их гениталии не имели одинаковый размер? «Ты мозги иногда выключай, – проворчала Лида, лучшая подруга, когда Света поделилась с ней своими мыслями и сомнениями, – иначе так и помрешь старой девой». Света только фыркнула в ответ на такое предупреждение.

Сейчас же, наблюдая за довольно топорным стриптизом в исполнении мужа, она с нетерпением ждала, когда же в сторону улетят трусы.

Член Свету не впечатлил. Размер оказался не драконий – точно такой же она видела в обычных порнушках. А вот цвет…

– А почему он красный? – уточнила Света, внимательно рассматривая гениталии.

Муж замер.

– Я помню, что ты девственница, – начал было он, но Света его перебила:

– Он должен быть светло-коричневый, нет? Или там телесного цвета. А тут – красный.

Красным стал не только член – покраснел сам муж. Вряд ли от стыда – с его-то опытом. Значит, гневаться изволит.

– Ты видела обнаженных мужчин? – в голосе послышались рычащие нотки.

– Конечно, – равнодушно пожала плечами Света, тщетно пытаясь найти хоть одно отличие, кроме цвета. – Полно. Дома. По телику. Так красный он почему?

Муж зарычал.

Не так, ой, не так представлял себе Дарий свою первую брачную ночь. Жена – скромница и тихоня – должна была если не в обморок упасть, то стеснительно прикрыть глаза, чтобы не рассматривать гениталии супруга. Но то настоящая жена, она, конечно, могла и в обморок упасть, и глаза закрыть. Та же, что оказалась на ее месте, страдала болезненным любопытством и задавала совершенно неуместные вопросы.

– А почему он красный? – этот вопрос вогнал Дария в нечто вроде ступора, правда, недолгого.

Какого еще цвета должны быть члены у драконов?! И откуда ей-то знать, что у других рас члены других цветов?!

– Ты видела обнаженных мужчин?

– Конечно, – равнодушное пожатие плечами буквально выбесило Дария, – полно. Дома. По телику.

Кто такой «телик», Дарий не знал и знать не желал. Она. Видела. Других. Мужчин. Голыми!

Дарий зарычал.

Сатры мгновенно появились возле хозяйки, зашипели и предупреждающе выгнули спины.

Чувствуя, что еще немного, и он не выдержит, сорвется, Дарий подхватил штаны и, прикрываясь ими, выскочил в коридор, негромко матерясь на тролльем.

Часть ночи он провел в оружейной, сбрасывая гнев и раздражение. Заснул в своей спальне, ближе к утру, считая дни до возможности напиться и прижать в углу какую-нибудь на все согласную служанку.

Света проводила мужа недоуменным взглядом.

– И чего беситься, – она устало зевнула. – Барсик, Пушок, давайте спать.

Котята улеглись с обеих сторон, довольно замурчали. Под такой аккомпанемент Света и уснула.

Приснились Свете зеленые поля, густые, с травой по пояс. Она, в ночнушке, ходила босиком в этой траве, не боясь змей, вдыхала волшебный аромат свежести и никак не могла понять, где же хоть одна живая душа.

– И сюда пробралась, – рядом появился, довольно ухмыляясь, тот самый старик, которого муж называл дедом, – сильна девка, хоть и молодая еще.

Света присмотрелась: на этот раз старик был не в латах, а в штанах, рубашке и камзоле. На ногах – сапоги. Каждая вещь почему-то коричневого цвета.

– Здравствуйте, – вежливо поздоровалась Света, – сюда – это куда?

– В Долину мертвых, – весело сверкая глазами, сообщил ее собеседник, внимательно наблюдая за ее реакцией.

– И зачем я здесь? – страха не было. Света почему-то чувствовала, что с ней ничего дурного здесь случиться не может.

– Вот ты мне и скажи, зачем меня сюда вытянуло, на встречу с тобой.

– Может, потому что мне никто ничего рассказывать не хочет. Там, на Земле, я хоть понимала, что со мной происходит. А здесь… – Света помолчала, стараясь не выдать грусти, внезапно появившейся от воспоминаний о Земле, уточнила. – Родные не поймут, что со мной что-то случилось?

– Ты ж с ними год не разговариваешь.

– Восемь месяцев, – при мысли о ссоре, показавшейся теперь глупой, на глаза набежали предательские слезы. – Не могу я жить в деревне! Мне в городе привычней!

– Поздно уже, – хмыкнул собеседник. – Теперь та, другая, будет решать, где жить. А ты тут обживайся. Да внука моего воспитывай. Даю тебе на это разрешение. А то совсем мальчишка от рук отбился.

Миг – и Света проснулась в своей постели, рядом с котятами.

Несколько секунд она лежала неподвижно, затем сморгнула слезы, тяжело вздохнула и почесала за ушком одного из питомцев.

– Воспитывай, – проворчала она недовольно, – сдался он мне, внук этот. Наглый бабник.

В окно, занавешенное не полностью, заглянул первый луч солнца. Пора было вставать, а сил не осталось. Не физических сил, нет. Душевных. После разговора во сне Света хотела зарыться с головой в подушки и проплакать часа три-четыре.

– Не дождутся, – кое-как она сползла с постели, – надо хоть похудеть, что ли. А то что в одном мире, что в другом – бочонок на ножках.

Глава 9

Придя к Сантуцце, юный герцог,

По приказанью дамы сердца,

Был прямо в спальню проведен.

Пусть ваши очи разомкнуться!

Ведь в спальне не было Сантуцци,

И не нарушен был бонтон.

Но через миг у двери спальни

Раздался голос, моментально

Приведший герцога к нулю:

– Ах, милый герцог, я из ванны

Иду в костюме монны Ванны

И отвернуться вас молю!..

Во всем покорный этикету,

Исполнил герцог просьбу эту

И слушал лишь из уголка

Весьма застенчиво и скромно

Как шелестели с дрожью томной

Любовь дразнящие шелка.

Николай Агнивцев. «Сантуцци»

Проснулся Дарий резко, будто вынырнул из глубокого омута. Что-то было не так, неправильно. Что-то… Что может быть неправильно во дворце, где у каждого жителя годами отточен каждый шаг?! Что, что. Жена может быть. Неправильная.

Отчаянно зевая, не выспавшийся и оттого злой Дарий мысленно позвал дворец. Неодушевленный, тот был напитан таким количеством магии, что отзывался сразу. Задний двор. Что-то неправильное происходило на заднем дворе.

Привычно выругавшись сквозь зубы, Дарий сменил спальный костюм на домашний, повседневный, причесался ладонью – расческа как назло куда-то пропала – и широким шагом направился на задний двор.

В коридорах было непривычно тихо. Не сказать, чтобы днями напролет здесь стоял шум и гам, но обычно из зала в зал сновали слуги, неспешно расхаживали, переговариваясь между собой, придворные. Обычно, да. Теперь все вокруг будто вымерли в одночасье. И Дарий мог поспорить, что знал причину этой прямо-таки могильной тишины.

Задний двор, широкое, огороженное высокой каменной стеной пространство, обычно использовался Дарием для тренировок, чаще всего – спаррингов с Германом. То, что происходило там сейчас, объяснению не поддавалось: несколько фрейлин, довольно плотных, можно сказать даже пышных, чуть постанывая, с трудом совершали непонятные движения: они приседали, наклонялись, подпрыгивали вразнобой. Напротив них стояла жена, совершая те же самые движения. Рядом прогуливались сатры, значительно подросшие за последние часы, облизывались с явным намеком и изредка порыкивали.

– Что здесь происходит? – тщательно сдерживая прорывавшееся раздражение, поинтересовался Дарий немного громче, чем следовало: сатры мгновенно ответили недовольным рычанием.

– Доброе утро, – последовал ответ, – зарядку делаем. Не хотите присоединиться?

Дарий почувствовал, как челюсть с грохотом падает на пол, а в крови закипает огонь раздражения. Он прибьет эту идиотку! Сам прибьет! И даже сатры ее не спасут!

Света приводила себя в порядок, в том числе и с помощью служанок, недолго: минут тридцать, не больше. Затем, переодевшись в принесенный служанкой костюм, который с натяжкой можно было считать спортивным, она вместе с котятами вышла из комнаты. Раз уж собралась худеть, то нужно начинать сбрасывать вес прямо сейчас, до завтрака. В одном из залов, мимо которых проходила Света, ей повстречались сильно накрашенные и разряженные в пух и прах пампушки. Не обратив внимания на котят, следовавших за ней, они ядовито поинтересовались, что нищенка делает в стенах дворца.

– Выход ищу, – честно ответила Света, – желательно на задний двор. – И уже своей живности. – Котята, проводите эту компанию за мной. Вместе лучше заниматься.

Пампушки спорить не стали, особенно когда Пушок с Барсиком продемонстрировали свои длинные зубы.

На Земле Света часто смотрела программы с физическими упражнениями. Но одной выполнять их было скучно. То ли дело чувствовать себя тренером – ведь она однозначно худее этих перетянутых разноцветными лентами свинок!

Правда, зарядка длилась недолго: появился муж, злющий как те бесы, растрепанный и одетый в такой же костюм, серого цвета, что был на Свете.

– Что здесь происходит? – совершенно глупый вопрос.

Впрочем, Света уже привыкла к отсутствию разума у супруга, поэтому только плечами пожала:

– Зарядку делаем. Не хотите присоединиться?

 

Муж открыл рот, потом перевел взгляд на котят, недовольно ворчавших рядом со Светой, закрыл рот и со свистом втянул воздух.

– Не думаю, что это хорошая идея, – процедил он сквозь зубы. – Заканчивайте.

– Еще три вида упражнений, и мы освободимся, – просветила его Света и повернулась к пампушкам, – наклоны, дамы. И не лентяйничайте. Вот так. Сначала – вбок, затем – вперед-назад.

Присутствие рядом недовольного мужа, разве что не матерившегося вслух, немного сбивало с толка, но отступать перед трудностями Света не привыкла, а потому все виды упражнений были проделаны до конца.

– Вот. Отлично. Можете быть свободны. До зав… – Света не договорила, изумленно наблюдая, как только что еле дышавшие пампушки вдруг развили буквально спринтерскую скорость.

– А говорили, что устали, – отметила она, провожая взглядом скрывшиеся за углом фигуры.

– От такого мучителя и я сбежал бы, – язвительно просветил ее муж.

– Лишний вес лучше всего сбрасывать в коллективе, – нравоучительно заметила Света, чувствуя, что это тело, впрочем, как и ее «родное», оставшееся на Земле, к длительным тренировкам не подготовлено.

Дарий все больше осознавал, в какую безысходную ситуацию попал из-за воли богов и издевательства предков. Вместо тихони, не смевшей и рот открыть в присутствии мужа, ему досталась обнаглевшая безмозглая нахалка.

Если бы не сатры, он давно поставил бы ее на место, показав, кто хозяин в этом доме. Но прислужники богов знали свое дело, оберегая нахалку от всего на свете, включая мысленные угрозы, а потому, смирившись с необходимостью в очередной раз посетить оружейный зал, Дарий процедил:

– Скоро время завтрака. Моя супруга обязана сегодня предстать перед двором. Будь добра, соответствуй своему новому положению.

– Соответствовать – это сидеть послушной молчаливой куклой? Есть-то мне можно? – ехидно поинтересовалась жена.

Дарий выматерился мысленно на тролльем.

– Это значит – вести себя так, как подобает супруге Лорда драконов, – глубоко вдохнув, ответил он. – Не хамить, не дерзить, не пытаться показаться умнее, чем ты есть на самом деле!

Сатры зашипели. Жена хмыкнула.

– И почему котики с вами не согласны. Ладно, я поняла. Побуду для разнообразия куклой.

Котики! Она назвала священных животных котиками! И те ей позволили такое пренебрежение! Мир окончательно сошел с ума!

– Пойдем, – стараясь не сорваться, Дарий взмахнул рукой по направлению ко дворцу, – пора готовиться. К завтраку.

Всю дорогу они молчали. О чем думала жена, Дарий не знал, он же собирался сразу же, как только проводит ее до спальни, отправиться к лекарю и выпить успокоительных капель. Что-то подсказывало Дарию, что в ближайшие часы ему понадобятся крепкие нервы и равнодушное отношение к окружающим.

Глава 10

Настала ночь! Погасли свечи!

Оделся в тьму дворцовый сад.

Лишь под боскетом чьи-то плечи

Зигзагом молнии блестят.

Забыв на время о народе

И чуть нарушив этикет,

Его Величество снисходит

На пять минут к мадам Жоржетт.

Parbleu!.. Как вы неосторожны!

Эй, тише там! Эй, чернь, молчать!

Тс-с! Тише! Тише! Разве можно

Его Величеству мешать?!

Николай Агнивцев. «Пять минут»

Кое-как доковыляв до своей комнаты, буквально на одной гордости, чудом не свалившись по пути под ноги мужу, Света сняла грязную одежду, встала под душ и с наслаждением подставила тело под тугие прохладные струи, лившиеся с потолка. Завтрак… Какой завтрак… Тут еле ходишь… Впрочем, показаться двору все равно надо было. Можно даже с котиками. Хотя у Светы появилась идея получше.

– Я хочу посмотреть на их истинное лицо. Знаю, что, скорее всего, увижу там свиные пятачки, но все же, – объясняла Света живности, почесывая обоих за ушками и слушая довольное мурлыканье. – Вы ведь можете появиться только тогда, когда мне будет угрожать серьезная опасность? Да? Ну, вот и отлично. А пока я немного развлекусь. Надеюсь, драгоценного супруга кондрашка не хватит.

Платье, которое принесли служанки, больше напоминало пыточную конструкцию. Света критически осмотрела узкий лиф и вздохнула: в таком сооружении не то что есть, дышать с трудом придется. А ведь нужно будет еще как-то улыбаться и, желательно, отвечать на каверзные вопросы.

– Магия, магия, какая там магия. Наши руки не для скуки, – проворчала Света и снова вызвала служанку. Та, услышав приказ, с трудом сдержала удивление, но нужные вещи все же принесла.

Света, девушка деревенская, выросшая в семье, любившей экономию, многое умела делать своими руками, в том числе и шить. Провозившись некоторое время с платьем, она удовлетворенно вздохнула: ну вот, теперь и на людях показаться можно. Лиф, шире, чем раньше, теперь привлекал внимание относительно глубоким декольте. Пояс тоже расширился. Юбки ушивать времени не оставалось, пришлось идти в том, что есть.

Краситься Света не стала, решив брать не внешностью, а характером. «Вредная ты, Светка, прям жуть», – часто говорил Димка, сосед в деревне. Вот теперь и пришла пора эту вредность продемонстрировать.

На ноги пришлось обувать туфли нежно-розового цвета, такого же, как и платье. «Хрюшка в лентах», – проворчала про себя Света, цокая небольшими каблучками по каменному полу дворца вслед за пришедшей сопроводить ее на завтрак служанкой.

В ярко освещенном утренним солнцем обеденном зале уже собрались многочисленные придворные всех возрастов. Рассевшись за накрытым белоснежной скатертью столом, они с любопытством рассматривали Свету, шедшую уверенным шагом к креслу во главе стола, стоявшему рядом с тем, в котором сидел муж. Он, кстати, выглядел спокойным, расслабленным, равнодушным. Опоздание Светы, довольно приличное, по ее меркам, его ни капли не взволновало.

«Непорядок, – фыркнула про себя Света, – а как же мне тогда его из себя выводить, если ему, похоже, все по барабану?»

Первое правило применения магической энергии гласило: «Никогда не лечи себя сам». Чем больше сил у существа, тем больше возможность не рассчитать эти силы и залечить себя до смерти. Дарий о правиле помнил, а потому в его замке всегда работали лекарь-дракон и трое его учеников разных рас. Кто из них намудрил с количеством успокоительного, Дарий не знал, но осознавал, что нынешнее его состояние далеко от обычного.

Спокойный, непрошибаемый, он равнодушно смотрел на мир, сидя во главе празднично накрытого стола в инкрустированном драгоценными камнями кресле, больше похожем на трон. Жена опаздывает? Ну и что. Подождем. Придворные ведут себя слишком вольно? Пусть их. Не стоит об этом тревожиться. Что? Куда все уставились? Ах, на его жену… И что с ней? Идет и идет.

Дошла. Села. Дарий равнодушным взглядом окинул и супругу, и грудь, видимую в разрезе платья, сделал себе отметку уточнить, какая портниха создала этот разврат, и приказал подавать первое. Пора была уже приступать к завтраку.

Горячий суп с морепродуктами являлся одним из любимых блюд местной аристократии, а потому первые несколько минут за столом царила тишина. А вот затем…

Сперва начались тихие перешептывания на противоположном краю стола. Слух у Дария был усилен магией, а потому позволял услышать все, что угодно, в пределах дворца. Придворные об этой особенности своего правителя знали, а потому шептались на обычные, ничего не значащие темы. Но этот шепот разогревал их, готовил к большему – обсуждению супруги Дария, к попыткам побольней уколоть ее. Впрочем, Дарий сомневался, что у них что-то получится, – несмотря на утреннее обещание «сидеть послушной молчаливой куклой», он был уверен, что попаданка, занявшая место его жены не спустит ни единого «укола» и запомнит всех обидчиков.

– Ах, какое на вас платье, рейла, – нарушая правила этикета, по которым жену Лорда драконов нужно было называть «ваше высочество», приторно улыбнулась первая сплетница двора, герцогиня Литера Ронейская. Она сидела через место от супруги и могла прекрасно разглядеть все особенности ее наряда. – Не подскажете портниху? Хочу своим служанкам подобное заказать.

– Увы, – с притворной грустью вздохнула жена, – ничем помочь не могу. Ни вам, ни вашим служанкам оно не подойдет. Эксклюзивный вариант. Его надо уметь носить.

– В вашей глуши, рейла, – вступила в бой очередная придворная, графиня Катерина Пирейно, старая дева, любительница впрыснуть свой яд в каждого, – принято носить такой разврат?

– В моей глуши главное – образование и знание этикета, например, запрещающее к супруге правителя обращаться «рейла», – сообщила жена.

Графиня с герцогиней чуть не подавились тушеным мясом, лежавшим на их тарелках. Дарий озадачился: откуда попаданке знать тонкости этикета?

Глава 11

Затянут шелком тронный зал!

На всю страну сегодня

Король дает бессчетный бал

По милости господней!..

Он так величественно мил,

Галантен неизменно.

Он перед дамой преклонил

Высокое колено!

Старый шут, покосившись на зал,

Добродушно смеясь, прошептал:

– Он всегда после бала веселого

Возвращается без головы!

Как легко вы теряете голову!

Ах, король, как рассеяны вы!

Николай Агнивцев. «Рассеянный король»

– Прошу прощения, ваше высочество, – прошипела красная от прилюдного унижения дамочка в затянутом платье, пытавшаяся побольнее уколоть Свету.

Та только плечами пожала:

– Прощаю, что ж поделать, если у вас, видимо, память плохая.

За столом послышались смешки. Дамочка покраснела еще больше. «Как бы ее удар не хватил», – равнодушно отметила про себя Света, жуя кусок тушеного мяса, положенный слугами на тарелку.

«Главное в жизни – вежливость», – твердила детям мать, любительница этикета, заставляя их постоянно следить за речью и не оскорблять друг друга и окружающих. Дети выли от буквально въевшихся под кожу правил поведения и старались как можно реже бывать дома. Света, едва закончив одиннадцатый класс, сбежала в город, там поступила в вуз и появлялась у любимых родителей не чаще трех-четырех раз в год – по большим праздникам. «Ведешь себя, как королевишна», – фыркнул как-то один из ее однокурсников. Тогда, на Земле, Света подавила вздох, услышав такие слова. Здесь, в другом мире, эта вежливость, как оказалось, ей пригодилась. А если вспомнить все манеры и следовать ненавидимому ей этикету, то и муженька разлюбезного можно попробовать до кондрашки довести.

Выяснив на примере двух незадачливых дам, что жена Лорда драконов не так проста, как казалось, придворные больше Свету провоцировать не пытались. Она жевала мясо с овощами и ждала, когда торжественный завтрак наконец-то закончится и можно будет снова засесть в библиотеке. Там было и тихо, и комфортно, никто не умничал и не давил на психику. Идеальное место.

Действие успокоительного прошло ближе к обеду. Придя в себя, Дарий долго и грязно ругался, когда вспомнил и выходки ненаглядной супруги, и ее совершенно неуместный наряд.

– Идиотка! – шипел он с раздражением, разбирая в кабинете документы. – Она б совсем голой пришла! Моя жена выставляет напоказ свои прелести! Дожились!

Нет, конечно, аристократки, желая заполучить его в свои сети, могли явиться ко двору и менее одетыми. Но кто же сравнивает охотниц за любовниками и жену самого Лорда?!

Появление в кабинете Германа, уставшего, хмурого и недовольного, вернувшегося на сутки раньше ожидаемого, Дария не обрадовало.

– Зертан, – выплюнул друг с порога, буквально упав в кресло напротив стола. – Эти идиоты опаивали ее зертаном.

– Роанорстаср норготр лорн! – выдал взбешенный Дарий.

Зертан относился к списку запрещенных средств. Он полностью подавлял магию в существе. Тот, кого опаивали зертаном, плохо осознавал свою личность, был покорным, тихим и безмолвным. Резкое отлучение от зертана грозило всплесками магии, нестабильным поведением и взрывами эмоций по причине и без. «Скромница, – процедил про себя Дарий, – подсунули, чтоб их!»

– Это зелье давно повсюду запрещено. Кто вообще их надоумил!

– Глухая провинция, – Герман устало потер глаза, – там ценятся скромные девушки с полным отсутствием магии.

– Как долго давали? Герман! Не отводи взгляд!

– Пять лет.

Дарий выругался снова. Нет, саму личность зертан не разрушал. Преступников на нем могли держать сколь угодно долго. Но в данном случае пять лет – огромный срок для молодой женщины – грозили вылиться в постоянные головные боли для Лорда драконов. Мало того, что в тело переселили попаданку, так еще и само тело может выкинуть что угодно! Магия ведь подчиняется ему, а не дурной девчонке из другого мира!

– Иди выспись, – Дарий резко поднялся.

– А ты?

– В оружейный зал. И не смотри так. Эта идиотка не подпускает меня к своему телу. Герман! Хватит ржать!

 

Света сидела в библиотеке, обложившись книгами. Сегодня за столом ей помогли вычитанные правила этикета, кто знает, что поможет в следующий раз.

«В Артуаране пятеро основных богов, – вещал толстенный талмуд, посвященный мифологии мира, – бог всего сущего Ронтар, богиня семьи и домашнего очага Линара, богиня любви и красоты Данаса, бог войны Шаминар, бог торговли Заван. У каждой расы есть свой пантеон, но все «младшие» боги подчиняются «старшей» пятерке».

– И тут строгая иерархия, – хмыкнула Света, перелистнув очередную страницу.

«Первыми в Артуаране появились драконы, – сообщила другая книга, – сильные, мощные, горделивые создания…»

– Похоже, я знаю, к какой расе принадлежал автор, – проворчала Света, – как говорится: сам себя не похвалишь, никто не похвалит.

Мифы, сказки, былины – очень скоро все смешалось в голове. Решив отдохнуть от них, Света открыла географию. Четыре океана, пять материков, три крупных острова и несколько мелких. Расы смешивались. Отдельно жили только наги и гоблины.

– Я скоро с ума сойду от обилия информации, – несмотря на привычку зубрить тексты в университете, Света почувствовала, что голова буквально пухнет от новых знаний, и поднялась со стула. – Куда б пойти прогуляться.

Живот дал ответ сразу же.

– Уговорил, – хмыкнула Света и позвала в пространство, – Пушок, Барсик, не хотите поесть?

Котята появились из воздуха мгновенно, послушно стали ластиться к ладоням.

– Отлично, – почесав любимцев за ушками, Света неспешно пошла на выход, – значит, дойдем до кухни, попросим нас накормить.

Вызывать служанок, чтобы пообедать, не хотелось – вот пообщаться с поварами – это да, это то, что надо. Заодно и новости последние узнает.

Шла Света наугад. То ли дворец, то ли котята, но кто-то все же довел ее до кухни.

Шум, грохот, крики в широкой светлой комнате, набитой мебелью, продуктами и живыми существами, стихли сразу же, едва Света переступила порог.

– Добрый день, – приветливо улыбнулась она, старательно игнорируя смешанный с изумлением ужас на лицах многочисленных работников, – нас с котятами тут покормят?

Рейтинг@Mail.ru