Как выдать баньши замуж

Берта Свон
Как выдать баньши замуж

Глава 1

Баньши – злобные, неуживчивые существа, самый опасный вид нечисти, встреча с которым обязательно грозит смертью «счастливчику». Первые дни после знакомства с необычной попаданкой Лина напоминала себе эту истину снова и снова, втайне радуясь правильной реакции адептов и преподавателей. Напоминала, да. Но только первые дни. Потом – привыкла. Да и скучать с Васей не приходилось: то наказание вампиров, то обернувшийся ректор. А потом Вася пригрозила: «Я не посмотрю, что ты – баньши, выдам тебя замуж». Тогда Лина первый раз за все время их знакомства ловила челюсть у пола. Выдать баньши замуж. Глупость, причем несусветная. Да ни одно существо в здравом уме и твердой памяти даже не помыслит о подобном. Баньши рождались и умирали вместе со зданиями, к которым они были «прикреплены». Никаких мужей, никаких детей, да даже друзей у баньши быть не могло. Это все шло вразрез с их природой. Но когда Васю останавливали такие мелочи?

Угрозы, изредка бросаемые раздраженной подругой, со временем переросли в навязчивую идею.

– Я тебе найду мужа, – пообещала как-то Вася, маниакально блестя глазами.

И Лина с трудом сдержала дрожь. Найдет. С нее станется. И что делать правильной баньши с мужем? Верно, рожать от него детей.

– Как ты там выражаешься? В нас такая функция отключена, – попыталась Лина переубедить Васю и наткнулась на железный аргумент:

– А ты пробовала?

Нет, конечно, она же не законченная дура, чтобы отлавливать по углам живых существ и предлагать им стать отцами ее возможному потомству. Несколько сердечных приступов ей точно были бы обеспечены.

– Вот тогда и молчи, – Вася молчание Лины истолковала правильно. – Подрастут немного мелкие, отправимся на Землю, искать тебе жениха.

Лина, не сдержавшись, покрутила у виска пальцем.

– Тебя ни отец, ни муж не отпустят.

– Меня? – выгнув бровь, саркастически поинтересовалась Вася. – Пусть попробуют.

Да, действительно, запретить своевольной подруге что-либо было невозможно: все равно своего добьется, любым способом.

Лина попыталась давить на жалость:

– Ладно, тебе не жалко ни меня, ни возможного несчастного мужа. Но о ребенке ты подумала? Если он и правда родится, то не сможет выжить в этом мире.

– Почему? – удивилась Вася. – Полукровки здесь спокойно сосуществуют со всеми расами.

– Да потому что он получит мою кровь! – взорвалась Лина. – А меня, если ты заметила, избегают все!

– Кроме меня. Значит, уже не все.

Лина в сердцах выругалась по-тролльи: разговаривать с упертой Васей было просто невозможно.

Два года. Прошло целых два года с тех пор, как душу Васи, не спросив ее желания, боги этого мира переместили в другое тело. Время летело. Совсем недавно Вася гоняла на полигоне Артура, защищая от его нападок анчуток, и вот уже у нее растут собственные «анчутки», мелкие непоседы, разве что шерстью не покрытые. Вчера обоим сорванцам, Рону и Ларе, исполнилось год и три месяца. Они самостоятельно ходили, ели все, что попадется под руку, и весело болтали друг с другом и с миром на одном им понятном языке.

Первые семь месяцев Вася сочетала кормление грудью с тренировками на полигоне, во время которых за детьми присматривала Лина. «Все в мать, – ворчала она каждый раз, – баньши принято бояться, а не дергать ее за выступающие части тела». Вася, наблюдая, с какой заботой подруга относится к ее детям, решила, что и собственные Лине не помешают. Что? Баньши не могут рожать? А кто-нибудь когда-нибудь пробовал? Вот то-то и оно. Сплошные предрассудки повсюду.

Когда в восемь месяцев двойняшек наконец-то отлучили от груди, Вася стала задумываться о возвращении на Землю. К тому времени она значительно похудела, выглядела почти как тростинка, да и выражение лица больше не было дебильным. Так что никаких проблем с общением в своем родном городе у нее не возникло бы. Пока детям не исполнился год, Вася молчала, тщательно продумывая все детали путешествия, составляя подробный план действия и мысленно решая всевозможные проблемы, которые могли ей помешать осуществить задуманное.

Следующие полтора-два месяца Вася методично выедала мозг мужу и отцу. Императора она все же признала отцом и даже стала так называть. Он был в полном восторге от внуков, честно старался наладить отношения с уже взрослой дочерью да и вообще оказался не настолько плох, как его себе рисовала Вася. Правда, влиянию он поддавался еще хуже Артура. Но ведь не зря же народная мудрость твердить, что вода камень точит.

– Почему нет? – в сотый раз спросила она, находясь во дворце вместе с детьми. – Ты сам говорил, что побывал на Земле неделю, с помощью портала. Если на это магии хватило, то почему не хватит на наш с Линой перенос?

– Потому что чем больше существ, тем больше магии требуется порталу. Тем более, если я правильно понял, вы собираетесь возвращаться не вдвоем, а как минимум втроем. Чем ты предлагаешь питать портал? И, Лисия, послушай Лину…

– Нет, – оборвала Вася отца, – что за расовые предрассудки? Значит, оборотням и эльфам можно искать себе другую пару, а баньши нет?

– Милая, она – нечисть. Она не нуждается в проявлении эмоций.

– Это ты ей скажи, когда она за мелкими присматривает. И не вздрагивай. Пап, через три дня мы с ней отправляемся на Землю. У тебя в распоряжении десятки сильных магов. Хочешь сказать, вы не сможете продержать портал до нашего возвращения?

Вздох отца Вася проигнорировала.

Глава 2

Очередное занятие у адептов прошло спокойно. Конечно, без Васи все занятия проходили подобным образом. Хоть к Лине и привыкли в академии, считать ее опасной нечистью не перестали. А потому адепты на ее занятиях сидели смирно, слушали внимательно и старались сдать зачет с первого раза. Продемонстрировав очередную партию нечисти, не особо опасной, но все же способной доставить несколько неприятных минут, Лина продиктовала объемное домашнее задание и вышла из аудитории.

Через два часа им с Васей предстояло отправиться на Землю. Вещи были собраны, маги – найдены и привлечены к открытию и поддержанию портала. В общем, все случилось так, как хотела упрямая подруга.

Не сказать, чтобы Лина радовалась такому положению вещей, но побывать на другой планете ей, баньши, было интересно. Ректор и два столичных мага, прибывших в академию специально ради Лины, прочитали несколько сильных заклинаний, позволивших ей на несколько дней ослабить связь с академией и спокойно передвигаться по другому миру. Правда, всего лишь на несколько дней. Но «и то хлеб», как любила выражаться Вася. «Зато в эти дни никто здесь точно не умрет», – ухмыльнулась подруга, узнав о заклинании. Лина тогда выразительно покрутила пальцем у виска. «Я – вестница смерти, а не сама смерть», – фыркнула она. Впрочем, Вася уже переключилась на другую тему, и подобные подробности ее мало интересовали.

– Готова? – едва Лина появилась в комнате подруги, уточнила та и оглядела ее внимательным взглядом. – Ты что, в этом платье собираешься идти? Оно ж старомодно что тут, что там.

– И?

– Вот и «и». Заберут тебя в психушку. Будешь всем доказывать, что ты – баньши с другой планеты. А тебе будут укольчики колоть.

Про психушку Вася рассказывала не раз. Жуткое место, по мнению Лины, собирало в своих стенах всех, кто хоть немного отличался от остальных, «нормальных», людей.

– Что ты предлагаешь?

– Штаны и кофту. Скажешь, в земле копалась в этом старье. Никто не придерется.

Зачем надо было копаться в земле, Лина не поняла, но все же переоделась в коричневого цвета спортивный костюм. Подруга надела то же самое.

У портала их ожидали, помимо магов, ректор и император. Оба они, отчаявшись уговорить Васю поменять планы, просто прижали ее к себе.

– Натворишь дел – найду, верну и выпорю, – прошептал на ухо Васе Артур, перед тем как они с Линой шагнули в портал, небольшую квадратную рамку, мигавшую синими огоньками.

Вася только хмыкнула. Выпорет он. Держи карман шире.

По каким параметрам рассчитывали место перехода на Земле, Васе не сообщили, но они с Линой оказались ночью на кладбище.

– Бр-р-р… – передернула плечами Вася. – Прибью этих умельцев. Все у них через жопу.

Полная луна на небе, кресты и памятники вокруг, прохладный ветер. Обстановка бодрила чрезвычайно.

Вася кладбища не любила. Они навевали на нее тоску, вгоняли в депрессию и прозрачно намекали на довольно скорое окончание жизни. А жить Васе нравилось, особенно когда появились ниточки, привязывавшие ее к этому телу, – дети, муж, отец, – а потому меньше всего Васе хотелось находиться на кладбище, особенно в полнолуние.

– Как у вас тут спокойно, – заметила Лина, стоя рядом и с интересом оглядываясь.

– Точно, – хмыкнула Вася, – никакая гадость из-под земли не лезет.

– Я слышу голос, – насторожилась баньши.

– В смысле? – удивленно приподняла брови Вася. – Кто-то зовет тебя из могилы?

– Кто-то сидит на могиле, – и подруга целеустремленно направилась налево, среди рядов памятников.

Вася мысленно помянула всех многочисленных родственников баньши, не задумываясь над вопросом, есть ли они у нее. На Земле было очень мало магии, настолько мало, что сильные маги, пытаясь жить на этой планете так, как привыкли у себя дома, выгорали за сутки. Колечки, конечно, могли защитить в крайнем случае, но на то он и крайний, чтобы лишний раз не нарываться. Увы, Лина придерживалась другого мнения, а потому все, что оставалось Васе, – шагать следом за безмозглой подругой.

Фигура на скамье у одной из могил призрака напоминала мало. «Высокий крепкий мужчина», – решила про себя Вася, издалека разглядывая незнакомца в свете луны. Мужчина изредка покачивался из стороны в сторону, но при этом рыданий слышно не было.

– Лина, он пьяный, – попыталась Вася остановить подругу.

– И что? – последовал ответ. – Пьяным помощь не нужна?

 

– Ночью на кладбище?

– Ты боишься?

– Да хотя бы! Давай отсюда выбира… Лина!

Бесполезно. Танк по имени «Лина» уже приближался к непонятному типу.

Лина услышала чей-то голос практически сразу, как появилась в этом мире, но первое время ей казалось, что это, как выражалась Вася, «галюники», однако голос не утихал, на зов нежити похож не был, и в конце концов в Лине взыграло любопытство. Кому и что могло понадобиться ночью на кладбище? Она собиралась это выяснить. К ее удивлению, бесстрашная Вася кладбищ боялась. Лина же не чувствовала ни малейшей опасности ни от живых, ни от мертвых.

Голос оказался мужским. Высокий, плотный мужчина сидел, чуть покачиваясь, на скамейке у мраморного памятника и, прикрыв глаза, что-то проговаривал.

А мы живем в мертвящей пустоте,-

Попробуй надави – так брызнет гноем,-

И страх мертвящий заглушаем воем -

И те, что первые, и люди, что в хвосте.

И обязательные жертвоприношенья,

Отцами нашими воспетые не раз…

– Печать поставили на наше поколенье – Лишили разума и памяти и глаз1, – пробормотала под нос негромко Вася.

Мужчина встрепенулся, открыл глаза, резко повернулся в их сторону, упал на землю у памятника и грязно выругался.

– Пить меньше надо, – назидательно сообщила ему Вася.

– Пошла ты, – вяло огрызнулся незнакомец, поднимаясь с земли и кое-как отряхиваясь.

– Ты, смотрю, уже пришел.

1В.С. Высоцкий.
Рейтинг@Mail.ru