Жена под заказ

Берта Свон
Жена под заказ

Глава 4

Сказал мне примус по секрету,

Что в зажигалку он влюблен.

И, рассказавши новости эту,

Впервые выданную свету,

Вздохнул и был весьма смущен.

Но зажигалке и милее

И симпатичнее был форд.

И без любовного трофея

Из этой повести в три шеи

Был примус выброшен за борт!

Тогда, нажав на регулятер,

Взорвался примус от любви.

Так, не дождавшись результатов,

Хоть стильно, но и глуповато

Свел с фордом счеты он свои!

Николай Агнивцев. «Триолеты в бензине»

Дарий нашел Германа в одной из небольших уютных гостиных на втором этаже, обустроенных для отдыха знати. Друг ожидаемо развлекался со служанками. Дверь была закрыта изнутри на замок, но Дарий и не стал ломиться. Послушав недолго ахи и вздохи, доносившиеся изнутри, он протарабанил по двери известный им с Германом мотив, отошел в сторону и стал ждать.

– Что за срочность, – проворчал Герман, минут через пять-семь появляясь в коридоре, взлохмаченный и полуодетый. – И вообще, у тебя первая брачная ночь, нет?

– Кого ты привез? – не обращая внимания на ворчание, спросил Дарий. – Я просил тихую, забитую невесту. А ты мне кого доставил?

– Тихую и забитую, – фыркнул Герман. – Что снова не так?

Ответить Дарий не успел: по коридору к ним обоим на всех скоростях приближалась насмерть перепуганная служанка.

– Ваше величество, – выдохнула она, поравнявшись с Дарием и глядя на него расширенными от ужаса глазами, – ваше величество, ваша жена…

Выяснять, что случилось с супругой, Дарий не стал – сам бросился к ее комнате.

– Роанорстаср норготр лорн! – выругался он, подбежав.

Дверь и часть стены исчезли, в комнате царил хаос, по всему помещению гулял вихрь. А посередине вихря, подняв руки к потолку, замерла статуей Ланария.

– Что за… – негромко пробормотал за спиной Герман.

– А это тихая и забитая, – язвительно просветил его взбешенный Дарий, входя в комнату и подходя к жене. – Ланария! Ты меня слышишь?!

Никакого ответа. «Статуя» даже не шелохнулась.

– Герман, где ты ее достал?! – рыкнул Дарий, с трудом поднимая не очень легкое тело жены и кладя его на разворошенную постель. – В каком веке она была тихой и спокойной?! Какие еще сюрпризы меня ждут?!

– Клянусь, – ошеломленно ответил Герман, – у нее были отличные характеристики. Обедневшие дворяне, засевшие в глубокой провинции, дочь-тихоня. Все, что нужно.

– Оно и видно. И как теперь прикажешь ее в чувства приводить?!

Света пришла в себя от мужских голосов. Двое доказывали что-то друг другу, стараясь особо не кричать. Получалось плохо.

Открыв глаза, Света разочарованно застонала. Привет, давнишние глюки. Она понадеялась уже, что очнется на Земле, бусть и в доме с желтыми стенами. Увы. Вокруг была разрушенная комната. Самой же Светой разрушенная, если ей не изменяла память. И двое мужчин у окна, повернувшиеся в сторону Светы, едва услышав стон.

– Очнулась, – сообщил очевидную вещь ее мужу мужчина, стоявший с ними недавно у алтаря.

– И, похоже, живая-невредимая, – саркастически заметил муж. – Говорить можешь?

Света кивнула, поднялась, встала напротив. По идее, после того, что произошло в комнате, она должна была ощущать жуткую слабость, но ничего подобного не было.

– Что здесь произошло? – требовательно спросил муж.

Света вспомнила служанку и едко ответила:

– Ваша любовница права качала. Пришлось ее на место поставить.

Мужчины недоуменно переглянулись.

– Ты не вывез фавориток? – удивленно спросил незнакомец.

Муж недовольно дернул плечом:

– Вывез, конечно.

– Я не о фаворитках, – прервала их общение Света, – я о служанке. Почему я, якобы ваша жена, должна терпеть к себе хамское отношение от прислуги?

Еще один обмен взглядами.

– Если ты будешь так реагировать на каждую из них, тут скоро никого не останется, – проворчал муж. – Откуда у тебя эти способности?

«А почему, бабушка, у тебя такие длинные зубы?» – невпопад вспомнила Света.

Лучшая защита – нападение, внушал ей в отрочестве отец, и сейчас она, вспомнив эти слова, отрезала:

– Проявились, сами собой, чтобы защитить меня.

– Это не она, – вдруг заявил внимательно вглядывавшийся в нее незнакомец, – не та девушка, которую я привез. Похожа, да, но не та.

– Это не она, – заявил вдруг Герман, и Дарий недоуменно нахмурился. – Не та девушка, которую я привез. Похожа, да, но не та.

Спросить что-либо Дарий не успел: воздух перед ними троими замерцал, переливаясь всеми цветами и оттенками, и в развороченной спальне появился призрак.

Высокий мощный старик, одетый в латы, смотрел на Дария с усмешкой.

– Ну, здравствуй, внук. Познакомился уже с женой или еще не успел?

– Дед? – недоуменно спросил Дарий.

Вернее было бы спросить: «Пра-пра-пра-пра-прадед?», но суть родства от этого не поменялась бы. Настор Родонский, или, как звали его за глаза, «Железный Настор», был мертв уже несколько столетий, спокойно лежал себе в гробу и раньше подобные появления не практиковал. Не сказать, чтобы призраки считались диковинкой в мире Дария, но их появление было редкостью и обычно несло за собой крупные изменения в жизни, не всегда в лучшую сторону.

– Да, внучок, дед, – насмешливо заявил предок, – пришел вот уму-разуму тебя научить. – И уже новоявленной жене. – Хороша, ах, как хороша. Тело подобрано просто идеально. Только глаза отличаются. А так… Тебе, детка, будет интересно в этом мире. Ты же хотела магию и драконов, да?

– Я эльфов хотела, – буркнула без малейшего пиетета к призракам жена. – Меня тут насовсем заперли?

– Увы, – с притворным сочувствием вздохнул Настор. И снова повернулся к Дарию. – Ты, внучок, заказывал тихую и скромную? Вот, получи. В своем мире она была именно такой.

Ехидно ухмыльнувшись, Настор исчез. В комнате повисла тишина.

Глава 5

Звени, звени, мой третий тост,

звени же вновь п вновь

О вечно лгущей сказке звезд!

Тост третий – за любовь!

Когда-то где-то в дни свои

жил некий человек,

Который не вкусил любви

за весь свой долгий век.

И потому и оттого

узнал весь край о нем,

И называли все его

великим мудрецом.

И вот явился, наконец,

сам царь проверить слух,

И оказалось, что мудрец

был просто слеп и глух!..

Николай Агнивцев. «Три новогодних тоста»

Света почувствовала, что медленно, но более чем верно, сходит с ума. Другой мир, муж-дракон, ехидный призрак – все это смешалось в голове в густую и вязкую кашу.

– То есть ты – не Ланария, – пристально глядя на Свету, отметил муж.

– Увы, – переняв у призрака интонации притворного сочувствия, ответила Света. – И как-то не особо горю желанием жить здесь.

Муж помолчал, потом демонстративно огляделся:

– В своем мире ты владела магией?

– В моем мире нет магии, – ноги больше не держали, Света уселась на разворошенную постель, посчитав, что этикет или уважение к супругу в данном случае не особо и важны, – драконов там тоже нет. Боже… Сюр какой-то… Я – попаданка…

– Как она рада стать твоей женой, Дарий, – подначил мужа незнакомец, – аж светится от счастья.

– Я вообще человек радостный, – огрызнулась устало Света. – Кто это был? И почему он такой самоуверенный?

– Мой дед, – муж нагнулся, перевернул кресло, изрядно потрепанное, надо заметить, уселся в него. Его спутник оперся спиной о подоконник. – Мы – драконы – повелители этого мира. Так что у него есть все основания быть самоуверенным.

«Да и ты от скромности не помрешь», – съязвила про себя Света.

– Когда ты появилась в этом теле?

– Я помню его, – Света кивнула в сторону незнакомца, – когда тело готовили к свадьбе.

– Обморок? – нахмурился тот. – Я понять не мог, почему у физически здоровой невесты вдруг случился обморок. Списывал на волнение. А это, оказывается, обмен душами произошел.

Дворник дядя Вася в доме, где Света несколько месяцев снимала квартиру, ругался громко, смачно и красочно, не особо стесняясь в выражениях даже при маленьких детях. У библиотекаря с красным дипломом филолога память хорошая, так что Света прекрасно запоминала все сказанное. И вот сейчас, в другом мире, ей захотелось вспомнить те яркие, экспрессивные выражения и выдать их вслух. Заодно и проверит, поймут ли мужчины. К сожалению, воспитание не позволило. Поэтому Света просто передернула плечами от раздражения. Ужас-то какой: у обещанной здоровой кобылы вдруг случился недуг. «Похоже, меня несет», – подумала Света. Вот только повтора истерики ей и не хватало. Она и так ощущала себя выжатой, как тряпка.

Дарий внимательно наблюдал за той, что по воле богов внезапно стала его невестой. Ей было не очень уютно. И она, похоже, находилась на взводе. «Ты, внучок, заказывал тихую и скромную? Вот, получи. В своем мире она была именно такой», – вспомнил он слова Настора. Да, дед, похоже, решил наказать внука. Понять бы еще, за что именно.

Дарий не считал, что его жизнь чем-то отличалась от жизни местных аристократов или собственных предков. Как Лорд драконов, он заботился о своей расе, присматривал за благополучием во всем мире, ну и, конечно же, в свободное время развлекался так же, как и остальные мужчины: алкоголь, охота, танцы, женщины. Чем еще может занять себя аристократ в мирное время? Правильно, больше и нечем. Поэтому поведения деда и его недовольства, проскальзывавшего в голосе, Дарий не понимал.

– Чья это магия? – вернул его из раздумий в бренный мир голос жены.

– Этого тела, – не задумываясь, ответил Дарий. – Ты сказала, что в своем мире магией не владела, а значит, и в этом мире ей взяться было неоткуда. Герман?

– Ее родители клялись и божились, что дочь магически пустая, – задумчиво ответил друг. – Сюда везти их смысла не вижу. А вот пообщаться у них в имении можно.

 

– Заодно узнай, чем именно они сдерживали ее магию.

Герман кивнул и вышел из комнаты.

Дарий повернулся к жене:

– Неважно, кто именно вышел за меня. Ты в этом теле, а значит, все вокруг должны обращаться к тебе, как к Ланарии. Сегодня у нас с тобой не будет брачной ночи – из-за волнения пробудилась магия, так случается, пусть и изредка. А вот завтра… Готовься, завтра вечером ты расстанешься с девственностью.

Закончив говорит, Дарий решительно зашагал вон из комнаты. Тут ему делать было нечего.

Света проводила мужа злым взглядом. Наглая сволочь. Пафосная наглая сволочь. Значит, «расстанешься с девственностью»? При этом он даже не соизволил подумать о новой спальне для жены. Или считает, что она станет спать в разрушенной комнате, в подвенечном платье?

Поднявшись с кровати, Света вышла в коридор, огляделась.

Ближайшие к ее спальне комнаты оказались без дверей, с раскуроченными стенами и закопченным потолком. «Как будто тут что горело», – подумала Света. Ей нужно было узнать у кого-нибудь, в какой комнате можно переночевать. Как назло, в пределе видимости никого не оказалось. Пылая праведным гневом, обращенным на всех и вся, Света шагом разозленного поражением полководца направилась вдоль одной из стен коридора. Куда-нибудь да выйдет.

Коридор привел к широкому пустому залу с высоким потолком, под которым висели многочисленные шары, словно люстры, ярко освещавшие помещение.

Едва Света переступила порог зала, как замок «вздрогнул», и обстановка изменилась: теперь она находилась между рядами клеток, в которых сидели животные. Котята, щенки, ягнята, непонятные создания с двумя головами и шестью лапами – все они внимательно наблюдали за Светой.

– Выбирай, – послышался голос, исходивший непонятно откуда.

Света испуганно вздрогнула:

– Магия, чтоб ее.

Выбирать никого не хотелось, но, как послушная девочка, Света не могла ослушаться приказа. Она еще раз огляделась: все животные казались милыми и пушистыми.

– Пусть будут они, – Света шагнула к клетке с двумя белыми пушистыми котятами с треугольными вытянутыми ушками и кисточкой на хвосте.

Клетка раскрылась сама, котята выпрыгнули из нее и, радостно заурчав, потерлись с разных сторон о ноги Светы.

– Хороший выбор, – послышался тот же голос.

Замок «вздрогнул» снова, и Света вместе с котятами очутилась в том самом коридоре, из которого вышла.

– Ты? Что ты тут делаешь? – послышался рядом раздраженный голос дражайшего супруга. Котята выгнули спины и недовольно зашипели. – Сатры… Откуда у тебя священные животные?!

– Нашла, – огрызнулась измотанная Света, – и вообще, я спать хочу. Предлагаете мне ложиться в раскуроченной комнате?

– Слуг вызови, – отрезал муж.

– Как? – саркастически поинтересовалась Света.

В ответ – ругань на незнакомом языке.

– Иди за мной, – и супружец зашагал по коридору в том направлении, откуда пришла Света.

Она, вместе с котятами, потопала следом.

Глава 6

У моей знакомой Сони

Есть Тальони

В медальоне на груди!

Ну, а рядом с той Тальони

В том же самом медальоне

На груди у милой Сони,

Ту Тальойи заслоня,

Помещен недавно я!

Почему?

– Потому!

Николай Агнивцев. «Странный вопрос»

Драконы считались повелителями этого мира. Им поклонялись, их желания и приказы беспрекословно выполнялись. Нет, их не любили, скорее боялись и ненавидели. Но никто и никогда не смел перечить драконам.

Поведение жены выводило из себя и одновременно озадачивало не привыкшего к подобному отношению Дария. Да где ж это видано, чтобы человек, тем более, полукровка, – это было заметно по чертам лица, слишком резким для людей, – попробовал спорить с драконом! Ее бесстрашие наводило на мысль хорошенько проучить нахалку. И, возможно, Дарий, как обычно, пошел бы на поводу у своих желаний, если бы не сатры, так не вовремя появившиеся у жены. Эти священные животные считались прислужниками самих богов и своих подопечных защищали любыми доступными им способами. Причинить вред сатру считалось святотатством, на такой поступок не мог пойти даже Лорд драконов.

Оттого Дарий и бесился, идя по коридору.

– Твоя комната, – буквально выплюнул он, подойдя к первой же не поврежденной выбросом магии спальне, – слуги вызываются кнопкой у кровати.

Сказал и ушел прочь, собираясь выплеснуть свой гнев где-нибудь в другом месте, подальше от сартов.

Любовные игры сегодня можно было смело отмести – по традиции молодожены первую неделю спят вместе, и только потом Лорду драконов позволительно искать ласки на стороне. На дворе ночь, охота и конная прогулка отменяются. От алкоголя Дария последнее время воротило. Оставалась тренировка в оружейном зале. Вот туда он и направился, желая размять мышцы, чтобы успокоиться перед сном.

Света зашла в спальню, огляделась: кровать, стол, кресла, окно со шторами, под потолком – шары, дающие свет. В общем, ничего нового. Кнопка отыскалась в изголовье кровати. Большая и ярко-желтая, она сразу же бросалась в глаза.

Света нажала и, ожидая появления человека, которого можно было бы попросить помочь снять платье, уселась на постель.

– Пушок, Барсик, – позвала она котят, – идите ко мне.

Зарывшись руками в их густую шерсть, Света почувствовала, как потихоньку исчезает раздражение

– Громоотводы вы оба, – пошутила она.

В дверь постучали. Появившаяся на пороге служанка стояла молча, лишь открывая и закрывая рот и не отводя испуганного взгляда от меховушек.

Света тяжело вздохнула, привлекая к себе внимание.

– Как его снять? – она повела плечом, указывая таким образом на платье. – И здесь вообще кормят?

– Да, рейла, – пробормотала перепуганная служанка, не рискуя приближаться к постели, – конечно, рейла.

Света пробормотала под нос одну из любимых фраз дворника дяди Васи.

– Если я сейчас задохнусь в этом платье, они тебя покусают, – пригрозила она.

Угроза подействовала: служанка, несмотря на дрожь в руках, довольно быстро справилась со шнуровкой и застежками.

– Принеси нам троим поесть и достань мне сменную одежду, – приказала Света, закутавшись в широкую цветастую простыню.

Без узкого лифа, сдавливавшего грудь, дышать было намного проще.

Та же служанка принесла на жестяном подносе пласты хорошо прожаренного мяса, хлеб, что-то белое, напоминавшее кефир, и овощи разных цветов. На плече у нее висела длинная широкая ночная рубашка.

Переодевшись и разделив ужин с котятами, Света с наслаждением завалилась в теплую мягкую постель. Спать. Теперь только спать.

Вымотав себя без остатка в оружейном зале, в боях с начальником охраны и его солдатами, Дарий с трудом дополз до постели. Сейчас у него не оставалось сил ни на что. Уснул он, едва голова коснулась подушки.

Утром его разбудил визг. Визжали в коридоре, но очень громко, настолько, что даже из-за закрытых дубовых дверей все прекрасно было слышно.

– Роанорстаср норготр лорн! – привычно выругался Дарий сквозь зубы. Надо было вставать. Иначе эта идиотка, кто бы ни визжал там, не остановится.

Поднявшись с постели в чем был, в спальных штанах, Дарий выглянул в коридор. Напротив двери жены сидела, привалившись к стене, белая как мел герцогиня Арвийская, хорошенькая дурочка, бедная как последний нищий, и, не отводя взгляда от той самой двери, визжала, не переставая.

– Стража, – гаркнул Дарий, перекрывая визг.

Высокие, широкоплечие воины появились мгновенно, как будто выросли из-под земли.

– Проводите, – кивком указал Дарий на герцогиню, которую, похоже, переклинило надолго, дождался, пока визг утихнет вдалеке, и направился к жене.

Та, широко зевая, в длинной ночнушке, сидела на постели, поглаживая сатров. Ни страха, ни удивления, ни раздражения – ничего подобного на лице Дарий не заметил.

– Ушла уже? – лениво уточнила жена, скользнув равнодушным взглядом по мускулистому телу Дария. – Голос у нее. Как у пилы.

– Что вы не поделили? – нахмурился задетый подобным пренебрежением к собственной персоне Дарий.

– Она появилась с утра пораньше, начала права качать, заявила, что я занимаю почетное место вашей грелки, – дернула плечом жена, – ну, котята и зашипели на нее.

Дарий понял, что скоро освоит весь словарный запас и троллей, и гоблинов, и даже людей, так как впредь начнет выражаться исключительно руганью. Сатры почувствовали его настрой, распушили длинные усы и предупреждающе зашипели. Дарий заставил себя глубоко вздохнуть.

– Через час – завтрак, поедим вместе, заодно и пообщаемся, – сообщил он и вышел широким шагом из комнаты.

Света пожала плечами, дотянулась до кнопки и вызвала служанку. Надо было вымыться. А в местных условиях, без ванны, купаться в чане одна Света не умела. Его ведь, этот чан, еще наполнить надо. А канализация, судя по всему, тут присутствовала на начальном уровне.

Служанки, испуганно косясь в сторону котят, помогли ей помыться в соседней комнате, купальне, принесли сменную одежду, домашнее платье серо-голубого цвета, простое и плотное, и сообщили, что ненаглядный супруг будет ждать ее в своей комнате уже через полчаса. Идти не хотелось. Но поговорить было необходимо.

Глава 7

Длинна, как мост, черна, как вакса,

Идет, покачиваясь, такса.

За ней шагает, хмур и строг,

Законный муж ее, бульдог.

Но вот, пронзенный в грудь с налета

Стрелой собачьего Эрота,

Вдруг загорелся, словно кокс,

От страсти к таксе встречный фокс.

И был скандал! Ах, знать должны вы —

Бульдоги дьявольски ревнивы!

И молвил некий нуделъ: «Так-с,

Не соблазняй семейных такс!»

Николай Агнивцев. «Собачий вальс»

В том же домашнем платье, которое принесла служанка, Света появилась в комнате мужа, по обстановке похожей на ту, в которой она спала. Единственное различие – накрытый к завтраку стол посередине и два кресла по бокам.

– Где ты взяла это уродство, – муж смерил наряд презрительным взглядом. – Не позорь свое новое звание.

– Не буду, – пожала плечами Света, садясь за стол, – вы сейчас мне подробно расскажете правила жизни в этом мире, заодно и портниху вызовете, правда?

Муж скривился, словно от жуткой зубной боли.

– Ты слишком дерзкая для моей жены.

– Сочувствую, – Света положила с фарфорового блюда на свою тарелку небольшую тарталетку с запеченными овощами, – ничем помочь не могу. Характер не исправить. Так вы расскажете попаданке, что здесь и как?

– Герман расскажет, когда вернется, – отрезал недовольно муж и начал активно жевать кусок хорошо прожаренного мяса, – пока привыкай жить по нашим законам.

– Это как? – тарталетка оказалась вкусной, Света, съев первую, потянулась за второй. – Ноги вам мыть и воду пить? Не получится. Воспитание не позволяет. И уймите, пожалуйста, своих любовниц.

Муж посмотрел на нее, как на врага народа, отставил тарелку с мясом в сторону и резко ответил:

– Все мои любовницы уже вне стен дворца. Та дура, что появилась у тебя в спальне, никогда ею не была.

– Бедная женщина, – притворно вздохнула Света, делая пару глотков янтарного сока из высокого бокала, – она к вам со всем, гм, телом, а вы ее отшиваете. Нехорошо.

Муж выматерился, правда, на не знакомом Свете языке, в глазах загорелся нехороший огонь. Рядом со столом мгновенно материализовались оба котенка, вздыбили шерсть, выгнули спины. Огонь погас.

– Не причиню я ей вред, – огрызнулся муж.

Котята недоверчиво на него посмотрели, стащили со стола по куску мяса и исчезли.

– Милая живность, – задумчиво проговорила Света. – Их при мне покормили, довольно плотно, полчаса назад.

– Сатры питаются много и часто, – с тоской в голосе ответил муж, – боги и предки, за что? Что я вам сделал?

У Светы был готов ответ на этот риторический вопрос, но она промолчала.

– Чем тут занимаются ваши женщины? – третья тарталетка отправилась в рот.

– Наслаждаются жизнью, – ответил муж, принимаясь за последний из оставшихся «в живых» кусок мяса.

– То есть ленятся. Библиотека здесь есть?

– Зачем тебе… – начал было муж, осекся и кивнул. – Служанка проводит. Но сначала вызови швею, – кивок на платье, – и выброси эту гадость.

– Слушаю и повинуюсь, о мой повелитель, – ядовито ответила Света.

Муж закашлялся.

– О чем еще вы хотели пообщаться?

– Ты в своем мире, наверное, никогда замужем не была, – угрюмо проворчал муж, – кто ж такую язву в жены возьмет.

– В моем мире мне было двадцать пять, я училась и работала, замуж не спешила, – просветила его Света.

– Двадцать пять? – удивленно переспросил муж. – Старая дева? Тогда все ясно. Здесь замуж выходят в двадцать-двадцать два, иначе на семью ложится позор.

 

– Оно и видно по этому телу, – фыркнула ничуть не впечатленная Света, – какой позор лег на семью. Затюкали девчонку.

– А вот с этим разберется Герман, – муж с сомнением посмотрел на остатки мяса на тарелке, – помолчи хоть пять минут, пожалуйста. Я есть хочу.

Света хмыкнула и принялась за очередную тарталетку.

Дарий вгрызался зубами в сочный кусок мяса и мысленно на все лады материл жену. Боги и предки решили посмеяться над ним: мало того, что попаданка попалась с характером, так еще и защита ее, как оказалось, срабатывала на малейшую угрозу. Как приструнить наглую девчонку, Дарий не знал, поэтому решил подождать возвращения Германа, чтобы начать строить планы, получив как можно больше информации.

Остаток завтрака прошел успешно. Разделавшись с едой, Дарий отправился на прогулку верхом. Официально она носила название «Личное общение с жителями дальних деревень». На самом же деле Дарий просто заезжал куда подальше, в самую глушь, и на некоторое время забывал обо всем. Вот и теперь, спешившись на опушке леса с росса, высокого и черного жеребца, смеси коня и беса, Дарий какое-то время бездумно бродил между деревьями. Герман должен был появиться только через двое суток, не раньше. До этого времени следовало держать себя в руках, не нервничать и не давать воли злости.

– Роанорстаср норготр лорн! – выругался Дарий, чувствуя, как опытные ловчие загоняют его в ловушку, словно зверя.

Сегодня должна была состояться первая брачная ночь, но у Дария было отвратительное предчувствие, что не все пройдет так просто, как хотелось бы.

Вернувшись с прогулки домой, Дарий плотно пообедал и отправился в оружейный зал – сбрасывать напряжение. Три часа фехтования и борьбы помогли немного прийти в себя.

Легкий ужин, так, чтобы в животе не бурчало, и вот уже Дарий, одевшись в домашний костюм, уверенно шагает к комнате жены.

Света провела весь день в библиотеке. К ее восторгу, книги были написаны на понятном языке. Обложившись сразу несколькими талмудами, Света жадно поглощала знания.

Мир Артуаран, «божественное благословение», был создан несколько миллионов лет назад богами из песка, земли и глины. Здесь спокойно уживались сразу два десятка рас, причем полукровки особо не приветствовались, но и не преследовались.

Магией владели разные слои населения. В крестьянской семье мог родиться одаренный маг, а в семье аристократа – магическая «пустышка».

Правили миром драконы, как высшая раса. Им все подчинялись, их приказы не оспаривались. На этом месте Света только фыркнула. Так вот почему муж такой самоуверенный – самая главная шишка. Что ж, значит, воевать они будут постоянно: свободолюбивая натура Светы приказов не выносила.

География, политика, культура, этикет… Света читала все понемногу. От чтения ее оторвала служанка, появившаяся в библиотеке с наступлением темноты:

– Рейла, ваш супруг скоро пожалует, – доложила она почтительно.

Свете пришлось приложить усилия, чтобы вспомнить причину визита. Первая брачная ночь. Этот умник хочет секса. Что ж, почему бы и нет… Когда-нибудь надо расставаться с девственностью.

Легкий ужин, и вот уже Света, облаченная в длинную, закрытую ночную рубашку, лежит в постели в ожидании мужа.

– Здравствуй, жена, – он появился в комнате без стука, самонадеянно улыбнулся и сразу же начал раздеваться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru