Плохорошо

Ашаи
Плохорошо

Родители приехали встречать

меня на вокзал за 40 километров от дома. Я попадаю в тёплые объятия и слова. Мама подхватывает рюкзак, а отец один из чемоданов. Мы идём к машине, хрустя ногами по первому снегу. В голове проносится: “Да ты сам себе накрутил лишнее. Всё хорошо: было, есть и будет.”

Я откладываю в сторону нейро-лингвистическое программирование. Сейчас я не планирую обманывать свой мозг. Стараюсь размышлять объективно.

Не может быть абсолютно всё хорошим.

Я оцениваю, а значит, использую сравнительный подход. В общепринятой системе координат хорошее можно сравнить только с плохим. Это крайние точки на шкале, между которыми лежат все оттенки серого. Это противоположности, как чёрное и белое.



Абсолютное “хорошо” абсолютно незаметно.

Если я хочу, чтобы было хорошее, должно быть и плохое. Без плохого хорошее не будет хорошим, а будет чем-то другим. Выходит, что проблема лишь в моём отношении к плохому. Здесь нужно уточнить. К тому, что я считаю плохим. К примеру, мне не нравится, когда на меня кричат. Не нравится. Заменяю на Нравится: скорее всего человеку нужно выплеснуть накопившиеся эмоции. Он делает это как умеет. Мне нравится помогать людям, так что не буду мешать – пусть проорётся. По-моему, хорошая техника. Но тогда придётся распрощаться и с хорошим. Похвала, комплименты, искренняя радость успеху – всё это, если быть последовательным в рассуждениях, заслуга внешних обстоятельств, а не лично моя. А в дальнейшем придётся отказаться и от оценочного мышления в целом, относиться ко всему нейтрально.

Сложный выбор.

Мои родители живут в обставленной, с современным ремонтом квартире и регулярно её обновляют. Это всегда отмечают гости. У них два автомобиля, каждый год они ездят в путешествие. Кажется, что нет поводов для ссор.

Да, но не всегда.

Мы с отцом собираемся ехать на дачу. Ему нужно забрать хранящийся там инструмент, а мне – коньки и клюшку для хоккея с мячом – скоро сезон. Попутно я хочу устроить мини зал славы – то есть повесить на стену две футболки со своей фамилией на спине, а рядом – две медали за победу в чемпионате Университета по футболу.

Спорт всегда занимал особенное место в моей жизни, а результат в виде наград мотивирует продолжать. Продолжать активный образ жизни, продолжать развиваться. Не гоже, чтобы вдохновители пылились в ящике под кроватью.

Я захожу в гостиную и объявляю об этом родителям. Мама в это время готовит завтрак за овальным столом из розового мрамора. Обычно она говорит приятным тонким голосом. Выслушав мою идею, она практически сразу, без перехода, стреляет враждебной интонацией. Я не услышал ни одного весомого аргумента.

“Просто не нужно ничего никуда вешать,” – приподнятые брови выражают безаппеляционность. Без шансов на компромисс. Почему спортивные достижения так важны для меня, объяснять бессмысленно.

Отец снимает с зарядки автомобильный аккумулятор, сохраняя молчание.

“Будет своё жилье – там и будешь вешать,” – закончила мать.

Дело в том, что наша семья не всегда жила благополучно.

Чтобы достичь сегодняшнего уровня комфорта, отец и мать по-честному пахали. В 90-е денег не хватало и приходилось на многом экономить. Когда у человека нет возможности хотя бы изредка тратить деньги на сиюминутные желания, вкус к жизни теряется. Буду считать, что причина такой реакция на малейшие изменения в привычной обстановке – воспоминания о нелёгких временах перестройки. Мне сложно представить, какого это: 30 лет воспитываться в стабильном коммунизме, и вдруг проснуться в хищном капитализме. Какого это: жить в итоге в укладе, против которого боролись?. Интересно, как бы реагировал я, переместившись из либерального общества в формат железного занавеса, цензуры и одинаковых рубашек.

От таких мыслей становится тоскливо.

Не дождавшись одобрения от мамы, я развешиваю свои спортивные регалии на чердаке бани. Мама никогда туда не поднимается.

Это бегство от решения спора. И даже немного подло.

Но также в этом действии содержится тот самый, очень нужный компромисс.

Вечером, не поднимая глаз, я всё-таки рассказываю об этом маме, и она, расплывшись в добрейшей улыбке, прислоняет кудрявую голову к моему плечу.


Захожу в офис,

просыпаюсь.

В задумчивости

подхожу к зеркалу,

громко говорю:

“Так дело не пойдёт!”

“Приезжай, будем решать.”

Лúса собрала

домашний,

нервный вечер.

Я был уже в тонусе

за час до

поезда.

Родители приехали встречать.


С

БЛАГОДАРНОСТЬЮ

ЗА ВАШЕ

ВНИМАНИЕ




Рейтинг@Mail.ru