Падение в обратном направлении

Андрей Билык
Падение в обратном направлении

Демьян чувствовал себя в западне. Как бы ни была сильна боль, причиненная легкомысленным поведением Адрианы, он не желал ей того, что требовал Игнат. Он хотел сбежать куда-то далеко от всего этого. Туда, где никто не заставлял бы его вершить правосудие над кем-то. Скрыться, раствориться, исчезнуть, но оставить себе не запятнанную душу, которая в противном случае останеться в бесконечности времени с клеймом чужих страданий. Он мог бы сделать это, снять с себя ответственность перед кем-то другим, но от себя самого он сбежать не мог. Игнат был внутри него. От себя сбежать невозможно. Даже если сейчас Демьяну удастся сдерживать попытки Игната завладеть контролем над ним, он с легкостью сделает это во время сна. Выбора, о котором тот разглагольствовал на самом деле не было.

– Хорошо, – с трудом, сбивчивым голосом выдавил из себя Демьян, еле сдерживая подступившую влагу к глазам.

– Что, хорошо? – не успокаивался Игнат.

– Я сделаю то, о чем ты говоришь, но у меня есть одно условие.

Его второе я неодобрительно поморщилось от того, что ему впервые приходилось выслушивать чьи-то условия, а не наоборот.

– Выкладывай.

– Ты не вмешиваешься! Ты прав, это должен сделать я, – с хладнокровным лицом, на которое был способен, соврал Демьян. Мысли в его голове о том, как на самом деле необходимо поступить, складывались в единый пазл. От любых сомнений не осталось и следа.

      Расплываясь в безумной улыбке, Игнат пристально уставился на Демьяна одобрительным шальным взглядом.

Где-то там за окном, за серой дымкой вновь вернувшихся облаков, затянувших все небо, солнце продолжало всходить на востоке и садиться на западе. Все чаще улицы стали покрываться мелким, моросящим дождем, который мог продолжаться целыми днями. Воздух будто был пропитан влагой, отпечатываясь липким ощущением на теле. Так продолжалось еще несколько дней.

А потом все закончилось. Погода стала равновесной. Время пришло. Он знал, что ему необходимо сделать. Подменить одно гложущее чувство другим.

11

Демьян сидел за столиком в небольшой лоджии. Крохотная однокомнатная квартира, которую снимали его родственники, пустовала несколько дней. Ее хозяева уехали из города, оставив ему ключи, для небольших хлопот, которые требовались в их отсутствие. Сидя в полной темноте, он закурил и стал наблюдать за миллионами огоньков, простирающимися как полотно там внизу, по всему городу. Заглядывая в окна поодаль стоявших домов, он пытался вообразить сколько маленьких человечков суетятся сейчас, занятые своими делами. Словно муравьи в гигантском муравейнике. Только в отличие от муравьев, у них у всех есть судьба, размышлял он. За каждым из них есть история длиною в жизнь. Им всем есть что рассказать. Есть чувства и мысли, наполняющие невидимой энергией все живое вокруг. Эта энергия была вечным двигателем. Если где-то один из них уходил из общего круговорота дней, то другой делал первый вздох, чтобы заменить ушедшего. Это было бесконечно.

Как ни странно, эти мысли наполнили его покоем. Впервые он почувствовал себя частицей чего-то большего. И лишь от его решения будет зависеть, продолжит ли он незаметно двигаться в этом общем механизме или выбьется из числа людей – винтиков.

Он поднял трубку, поставленного рядом домашнего телефона, и набрал цифры, давно врезавшиеся ему в память. Несколько гудков. Он представил, как она смотрит на экран телефона, наблюдая за незнакомым номером, который пытается связать ее с кем-то на том конце провода.

– Алло? – раздался вопросительный голос Адрианы в трубке.

– Здравствуй, – медленно произнес Демьян, понимая, что ее голос все также вызывает в нем трепет.

– Демьян? Привет. Подожди минутку, только не клади трубку.

Было что-то в этом голосе расслабленное и веселое. Он слышал вдалеке посторонние звуки музыки, скрип отодвигающегося стула о кафельное покрытие и легкое шуршание чьих-то движений. Едва уловимый мужской и женский смех в трубке становился все тише, как и все остальные звуки.

– Да, я тут, – наконец произнесла она из полной тишины. – Привет…

– Давно тебя не слышал.

– Я тебя тоже. Как… – она осеклась, размышляя, стоит ли поднимать этот вопрос. – Как твоя рука?

Демьян взглянул на гипс, который за все это время уже стал продолжением его руки.

– Думаю почти в порядке. Или должна быть. Скоро.

– Я переживала за тебя, – ее голос звучал виновато.

– Не стоит, со мной все нормально.

Демьян сделал паузу, взглянув на город из окна. Сигаретный дым застилал взгляд. – Знаешь, я сейчас сижу и смотрю в сторону твоего общежития.

– Ты у себя?

– Нет, я в квартире. Недалеко. Такой вид открывается из окна. Видно практически весь город как на ладони. А ты где? – он не хотел скрывать свой интерес, который привлекли сопровождавшие ее ранее звуки.

– Мы с друзьями в ресторане. – не желая акцентировать на этом его внимание, бегло произнесла девушка.

– Тебе весело? – Демьян стал догадываться что именно в ее голосе он услышал в начале разговора.

– Ну, мы тут с вином и приятной музыкой, но не то чтобы… Легкое опьянение кружило ее голову в медленном танце.

– Мне хочется тебя увидеть…сегодня, – произнес Демьян. Его взгляд устремился в сторону, где поодаль от него, на небольшом столике стояло шампанское и фрукты.

– Я не знаю, во сколько мы закончим, – начала она. – Но если ты меня подождешь, то мы можем прогуляться, – алкоголь вдруг раскрывал в ней податливые нотки настроения. Она будто ждала этих слов. Его предложение было явно приятно ей.

– Я встречу тебя около твоего общежития, если шампанское и фрукты не изменят моих планов раньше, чем ты освободишься.

С этими словами Демьян взял со стола бокал с игристым напитком и сделал глоток.

–Ты выпиваешь? Один? – спросила Ада.

– Не один…, – задумавшись, ответил он, вспоминая про сопровождавшего его всюду Игната. – Не один, если ты составишь мне компанию.

С секунду она поколебалась, а потом ответила:

– Хорошо…

– Звони на этот номер, как освободишься, – решительно произнес он и, не дожидаясь ответа, повесил трубку.

Доливая в бокал еще шампанского, он оторвал гроздь винограда. Запрокинув голову и медленно срывая зубами спелые, налитые соком ягоды, он думал о том, каким приятно-сладковатым оказался этот разговор.

Когда бутылка шампанского была пуста, он принялся за вторую. Алкоголь успокаивал его, придавая решимости этим вечером в предвкушении его планов, и, кажется, в голове уже не было никаких мыслей, лишь витиеватые изображения приближающейся развязки. Он думал о ней, увлеченный каруселью пьянящего и приторного аромата алкогольных паров.

Стрелка часов перевалила за полночь. Света в окнах домов становилось все меньше. Город успокаивался и замирал в ночи. К этому моменту Демьян уже почувствовал, что слегка перебрал с дозировкой игристого напитка, начав все меньше контролировать себя, поэтому решил повременить с прикладыванием к бутылке.

Звонок раздался, когда он медленно начал проваливаться в сон. Вскочив с кресла в гостиной, в которое незаметно для себя перебрался, он рывком бросился к телефону. Ноги были ватные и подкашивались при каждом движении, а голова теряла ориентир в пространстве.

– Да? – ответил он, нащупав трубку.

– Это я, – прозвучал ее голос. Я сейчас еду в сторону дома на такси, так что…

– Я выхожу, – прервал ее Демьян и положил трубку.

Пузырьки шампанского в бокале, оставленном им на столе перед окном, переливались в свете замеревшей ночи. Он решительно вышел из квартиры.

Еще задолго до этого Демьян точно знал чего хочет и как будет действовать. Понимание того, что он глубоко увяз в ее сетях еще в первый день их знакомства, пришло к нему совсем недавно. Все это время он не отдавал себе полного отчета, что для Адрианы он был как маленькая тряпичная кукла. Потрепанная и ненужная игрушка, к которой она обращалась, когда ей того хотелось. К которой она обращалась лишь тогда, когда скука, печаль или уныние (или на какие там она еще способна чувства) накатывали на нее. И тогда, чтобы вновь почувствовать себя живой, чтобы ощутить свое превосходство, почувствовать свою власть, напитаться энергией Ада обращалась к нему. Та искренность, которую пусть и не сразу он перед ней раскрыл, была для нее словно пища. Лишь на это она была согласна. При каждой встрече девушка черпала его эмоции, местами наивные, местами неловкие, но настоящие, осязаемые.

Теперь же все было иначе. Он жаждал свободы от них обоих. Свободы в мыслях, в теле, в своих чувствах. Он хотел вычеркнуть и ее, и Игната. Жаждал сильнее чем, что бы то ни было. Выпить этот бокал с именем Ада и видеть ее как раскрытую книгу. Прикончить цепляющегося паразита внутри себя, которым он считал Игната и на этом закончить одну историю из миллиона похожих судеб.

Они встретились в дверях общежития. Ночь была теплой, но пасмурной. Моросил мелкий дождь, однако для них он не имел никакого значения. Внимание Демьяна было занято девушкой, а она полностью отдалась во власть приподнятого настроения от алкоголя этим вечером. Ада взяла его под руку и прижалась к его плечу, словно она была юной, невинной девочкой, этой ночью всей душой верной только ему.

Перешагивая и перепрыгивая появлявшиеся на пути лужи, они достаточно быстро добрались до квартиры Демьяна, успев, однако, достаточно сильно промокнуть.

Он открыл входную дверь и пропустил ее внутрь темной прихожей. Ему не хотелось зажигать свет, тем более что огни города врывались в квартиру сквозь лоджию ровно настолько, насколько было необходимо, освещая ее, чтобы можно было свободно видеть все вокруг, но сохранить ауру тайны ночи.

«Не волнуйся, я всегда рядом», – прозвучала мысль в голове Демьяна, от которой его тело передернуло в приступе гнева. «Она уже здесь и скоро все закончится!».

«Да, ты прав, скоро все закончится. Назад пути нет!», – подумал Демьян в ответ.

 

Он помог Адриане снять верхнюю одежду и молча ушел на балкон. Облокотившись на раму распахнутого окна, он глубоко вдохнул влажный воздух, пытаясь еще хотя бы немного выветрить шампанское из головы. Ясность мысли была необходима ему сейчас как ничто иное. Он достал сигарету и закурил. Легкий ветер уносил извивающиеся струйки дыма куда-то вдаль, рисуя силуэты разожжённого воображения. Он оглянулся на нее. Адриана стояла посреди комнаты, ее силуэт вырывался из темноты плавными линиями. Несколько секунд прошли просто в безмолвии, пока они смотрели друг на друга.

– Проходи сюда, здесь есть, где устроиться, – Демьян жестом указал на стоявшие в лоджии несколько стульев и небольшой столик, на котором их все также дожидалось шампанское с фруктами.

Ада медленно подошла к нему и тоже закурила.

– Мне это не нравится, – его голос впервые звучал требовательно в ее компании.

Он выхватил у нее сигарету и выкинул в окно следом за своей. Раздался легкий смешок. Ее это явно забавляло.

Ада подошла к столику и налила себе и Демьяну по бокалу, спросив:

– За что выпьем?

Он терпеть не мог, когда его просили произнести речь или тост, даже несмотря на то, что слушатель мог быть всего один.

Он взял из ее протянутой руки напиток.

– Хочу, чтобы ты запомнила это – прозвучал честный ответ.

Ее лицо заиграло свойственной ей игривой улыбкой. Демьян одним жестом осушил бокал.

– Знаешь, я вся промокла… – шепотом пожаловалась она, взглянув на себя сверху вниз. – Особенно джинсы.

Мысли Демьяна наэлектризовались. «Аккуратнее, она снова играет с тобой!», пронеслось в его голове. «Я это понимаю! Пусть так, я подыграю». Он подошел к стулу, на котором она пристроилась, и заглянул в ее глаза.

– Тогда просто сними их! – медленно, выговаривая каждое слово, произнес он, чтобы смысл каждого звука дошел до нее.

– Ты так это говоришь потому, что думаешь, что я этого не сделаю? – с опьяненной ухмылкой она встретила его слова вызовом.

Их взгляды пронизывали друг друга, ожидая кто даст слабину первый. Несмотря на не самый чистый рассудок после миновавшего вечернего веселья, Адриане показалось, что Демьян смотрит на нее не так как она привыкла. Хотя, возможно, виной всему просто пелена на его глазах.

Ада медленно встала и уверенно расстегнула пуговицу на джинсах. Они плотно, словно вторая кожа облегали ее тело. С двух сторон она медленно просунула указательные пальцы под джинсы вдоль линии бедер и медленно, но уверенно опустила их вниз. Еще мгновение и она стояла перед ним лишь в свободной вечерней блузке темно-фиолетового цвета и розовых трусиках, внимательно наблюдая за его реакцией.

Мгновение он смотрел на нее не отводя взгляд, а потом как ни в чем не бывало с хладнокровием облокотился на оконную раму, сделав вид, что ничего особенного не произошло.

– Можешь повесить их в комнате, чтобы они высохли.

Девушка явно ожидала другой реакции: как минимум – признания ее «талантов». Растерянно подняв джинсы, Ада вышла из лоджии, сверкнув в свете луны полуобнаженным телом. Она не заметила, как Демьян провожал каждое ее движение голодным томительным взглядом. Как боролся с возрастающим желанием наброситься на нее прямо сейчас, что явно не совпадало с его планами.

Вернувшись обратно из комнаты, она подошла к нему практически вплотную настолько, что он вновь почувствовал тепло ее тела. Опустив взгляд, девушка взяла поврежденную руку Демьяна в свою и принялась разглядывать.

– Болит? – спросила Адриана.

Демьян не хотел говорить на эту тему, поэтому отрезал лишь хладнокровным «нет». Сейчас его интересовало другое.

– С кем ты отдыхала сегодня вечером? – спросил он непринужденным тоном.

– С подругой и ее друзьями.

Демьяна так и подмывало спросить про тех самых друзей, но Ада продолжила сама, чувствуя повисший в воздухе вопрос.

– Моя подруга познакомила меня с ребятами со своего курса, – продолжила она, осторожно произнося в этот раз каждую фразу. Картина, свидетелем которой она стала тогда – настораживала ее, но вместе с тем, было заметно, как она горела неясным желанием поделиться чем-то еще. Причин этому могло быть как минимум две, думал Демьян: раскатистое опьянение и желание в очередной раз удовлетвориться его реакцией.

– Был там один тип. Представляешь, весь вечер он пытался что-то мне доказать. Пытался быть обходительным, галантным. Я чувствовала его посыл, – Ада осторожно оборвалась.

Она подошла к столу за бокалом шампанского и взяла с фруктовой тарелки клубнику, с удовольствием надкусив ее. Демьян смотрел как она, приоткрыв губы, обхватывает ее в сладком ожидании вкуса. Эта пауза была необходима ей, пока Адриана решала, стоит ли ей посвящать его в дальнейшие детали.

Вернувшись и вложив бокал шампанского в его руку, Ада вновь прижалась к Демьяну грудью. Это ощущение выбивало из него самообладание.

– А под конец вечера, когда я начала собираться уезжать, он многозначительно намекнул мне, что хочет, чтобы я поехала к нему.

Демьян хоть и сохранял возможное хладнокровие, напрягся. Воспоминания о том, что ею обладал другой, растворяли остатки спокойствия. «Вот оно. Подходящий момент, чтобы все закончить», – подумал он. «Как мы это сделаем?», – вопрошал голос Игната. Желая отстраниться от нее, он одним движением сел на распахнутую оконную раму. Девушка с опаской взглянула на его действия. Легкий страх мурашками пробежал вниз по ее гладкой спине ощущением отрезвляющего холодка. Она наблюдала, как, продолжая держать бокал в одной руке, Демьян слегка облокотился гипсом на раму, а его ноги свисали над полом лоджии. Как он сидит на оконной раме, а его тело в этот момент находится по ту сторону окна.

Демьян заметил испуг в ее глазах. «Ты ведь любишь это?» – пронеслось в его голове. «Любишь, когда сердце захлестывает тебя волнами. Когда твои действия и слова способны вызвать в ком-то безрассудные поступки. Ни в этот ли самый момент ты чувствуешь себя по-настоящему живой?». Внутри него колыхнулось ликование моментом. Он едва сдерживался, чтобы не показать ей свое наслаждение от презрительного пренебрежения ее чувствами в своем взгляде.

«Что это ты делаешь?! Зачем теряешь время?».

– Пожалуйста, слезь оттуда! – попросила она с тревогой в голосе.

– Все нормально, мне так комфортно, – с наигранной легкостью ответил он. – Дак что там с тем типом?

– Он предлагал поехать к нему. Нет, просил меня согласиться. А потом, когда я в очередной раз сказала ему «нет», начал пытаться купить меня! Представляешь!? – ее голос трепетал в обиде. – Спрашивал, хочу ли я поехать завтра прокатиться по городу на его новенькой иномарке. Говорил, что мы могли бы заехать за новым iPhon’ом для меня! – ее голос переходил на повышенный тон. Она явно была оскорблена.

– А ты что? – Демьян делал вид, что не замечает перемен в ее настроении.

Адриана многозначительно посмотрела на него:

– А я сказала, чтобы он катился куда подальше со своими предложениями! Я сказала ему, что сейчас же поеду к молодому человеку, который ждет меня. Который влюблен в меня! – последнюю фразу она произнесла с подчеркнутым удовольствием. С удовольствием Холмса, раскрывшего очередную тайну.

Демьян молча смотрел на нее. Его отвращало, с каким самодовольством она утверждала это, уверенная в том, что якобы знает, что он чувствует и думает.

– Он только и смог сказать, что я дура! – закончила она.

«Если ты не сделаешь этого, то это сделаю я! Ей придется лицезреть настоящего тебя, познакомившись со мной! А сразу же после, я сделаю все гораздо медленнее и мучительнее для нее, если у тебя кишка тонка!»

– А я и делаю! То, что я считаю нужным и необходимым, – ответил Демьян вслух на угрозы Игната.

Он осушил свой бокал, запрокинув голову назад, отчего еще больше повис над улицей по ту сторону окна. Забинтованная в гипсе рука соскользнула с боковой стенки рамы, и он ощутил, как в этот самый момент ватные ноги не удержали его в лоджии, а тело потянуло вниз, навстречу ночной дороге, проходившей под окном.

Все пронеслось перед ним в одну секунду. Он видел распростертое ночное небо, усыпанное миллиардами звезд, все больше отдаляющееся от него. Чувствовал рассекающий воздух, обхватывающий его спину. Видел лицо Адрианы, преисполненное отпечатком ужаса в глазах и беспомощно глядящее ему в след из распахнутого окна. Она протягивала свои руки в бесполезных попытках что-либо изменить. Расстояние между ними увеличивалось со стремительной скоростью, пока он падал вниз. На его лице не было ничего кроме сползающей безбашенной широкой улыбки, обнажавшей все зубы, в то время как глаза, затянутые серой дымкой, наконец, теряли горевшую в них неконтролируемую энергию, ознаменовав окончание ежедневного праздника, в предвкушении которого всегда был Игнат.

_________________

Пара мгновений. Несколько миллисекунд и он уже начинал ощущать лишь рассекающийся ветер под своей спиной. Когда Демьян уже устремлялся взглядом в звездное небо, ватные ноги не способны были удержать его в лоджии, а тело все больше затягивалось вниз, навстречу ночной дороге, проходившей под окном, Ада успела обхватить его за талию обеими руками и крепко прижать к себе.

Пустой бокал выпал из руки Демьяна и через несколько мгновений на улице раздался звук бьющегося хрупкого стекла. Демьян освободившейся рукой схватился за оконную раму как раз в том месте, где находился механизм, закрывающий окно. В ладони сверкнула легкая боль, но он крепко держался за раму. Сердце билось в диком ритме, а он не мог сообразить его это пульс или ее, ощущая лишь непомерную дрожь во всем теле Адрианы.

Медленно спустившись из окна обратно в лоджию, Демьян заметил, что Ада и не думала размыкать рук вокруг него. Он чувствовал, как ее горячая грудь настолько сильно прижалась к нему, что словно растеклась прикосновением по его телу. Только сейчас он заметил, что под блузкой у нее нет бюстгальтера.

Она тяжело дышала. Эмоции захлестнули ее, но Демьяна эта картина только развеселила. Он обнажил ее, не раздевая. Лишь рука отдавала тупой рассеченной болью, выпуская на пол капли крови.

– Знаешь, Ада, а ведь ты действительно дура!

Демьян потерял контроль над собой, отдаваясь порыву внутри всецело. Он резко обхватил ее, приподняв от земли и прикоснувшись к ее губам жадным поцелуем, занес в комнату. Слегка небрежный в своих действиях, он бросил ее на кровать так, что темно-фиолетовая блузка всколыхнулась. Его взгляд был устремлен на нее сверху вниз, именно так, как по обыкновению она смотрела на него. Волна возбуждения от обладания ситуацией прокатилась по его телу. Глаза горели, учащая глубокое дыхание. Он склонился над ней и вновь поцеловал, ощущая всю ее нежность. Его рука скользнула по блузке и с жадностью сжала ее грудь, оставляя на ней кровавый след от раны на ладони. Демьян слышал ее приглушенный стон, источавший звуки жажды и предвкушения. Быстрыми движениями он расстегнул блузку и распахнул ее, поборов желание просто разорвать пуговицы. Ее грудь вздымалась от тяжелого дыхания, приковав его взгляд.

Стянув с себя футболку, он накрыл ее собой, впитывая тепло ее кожи каждой клеткой. Адриана обхватила его ногами и прижала к себе еще сильнее, скользя своими руками вниз к пуговице его джинс. Расстегнув ее легким движением, ладони девушки проникли внутрь. Он чувствовал ее прикосновение к своему разрывающемуся желанию, отчего голова кружилась осознанием того, что это действительно происходит с ним. Что это она.

Демьян покрывал поцелуями ее шею, провел языком по мочке уха и стал спускаться ниже по груди к талии, заметив в ночной темноте на ее теле маленький пирсинг. Его лицо поравнялось с ее розовыми трусиками, которые скромной полоской ткани скрывали остатки ее наготы и той тайны, познать которую он так жаждал.

– Подожди! – обезоружено произнесла она, переводя дыхание. Ее все еще била дрожь от случившегося, над которой она была не властна.

Он взглянул на нее с нетерпением и непониманием.

– Я…, – медлила она, пытаясь собраться с мыслями. В ее глазах таилось сомнение. Ее беспокоило, что после сегодняшней ночи все изменится. Он изменится и уже не будет прежним, но в то же время после случившегося она уверовала, что те эмоции, которые он способен подарить ей прямо сейчас, не могли сравниться ни с чем, что она знала ранее. Молчание томилось в темноте.

Демьян интуитивно осознал, что ее гложет. Он лег рядом с ней, заглядывая в ее глаза. Их лица практически соприкасались. Эта закравшаяся пауза показалась ему вечностью. Она длилась медленно, практически замирая в своем движении. Воздух вокруг становился тяжелым, накрывая их невидимым одеялом. Он продолжал неподвижно смотреть на нее в ожидании, а в следующее мгновение на его глаза опустилась усталость и обессиленность, от которой они начали слипаться и … Демьян провалился в непроглядную темную яму сна с ощущением тянущего куда-то вниз хмельного облегчения.

 

Первым мимолетным чувством, прежде чем осознание реальности и пробуждения посетило его, было нарастающее сожаление, томившееся в груди. Ночь сменилась днем, исчезая в тумане воспоминаний и отзываясь лишь внутренним эхом. Протерев лицо, он окинул комнату взглядом. Вокруг царили тишина и пустота. Солнце озаряло стены ярким светом, кружа в своих лучах вихрь частичек пыли. Это все, что осталось от нее и прошедшего «вчера». Осознание того, что все кончено, витало в воздухе: сухое, будто пепел, оставленный после пламени пожара. Конец для одного и возможность начала для другого.

Он глубоко вздохнул, пытаясь привести мысли в порядок. В спутанном сознании картины вчерашнего дня острыми осколками, словно разбитое стекло, впивались в память, но никак не складывались в единый образ. Возможно, вчера и вовсе не было и ничто из этих воспоминаний с ним не случалось? Он лежал на спине, глядя в потолок, и дышал каким-то другим на вкус воздухом. Новым, словно эта ночь стала моментом его перерождения, оставив в груди лишь неясное ощущение незаполненного пространства, которое, возможно, и называется свободой?

Он привстал с постели, пытаясь прогнать остатки сна. Движения отдавались легким головокружением. Сделав еще одну тяжелую попытку, он окончательно встал со своего места. Медленные шаги приближали его к лоджии. Переступив ее порог, он ощутил прохладу пола под босыми ногами. Окно распахнуто настежь, а неожиданно теплый и приятный ветер, обдувая его лицо, наполнял квартиру свежестью нового дня. Закрыв глаза, он тяжело выдохнул. Новый глоток воздуха наполнил сознание чувством легкости, разрастаясь в нем при каждом следующем вдохе. Сейчас он не мог объяснить даже себе посетившие его чувства.

На оконной раме застыли капельки крови. Он не понимал, где есть настоящее, где есть прошлое, но он впервые понял, где есть будущее. Оно было в каждом моменте медленно текущего времени.

Выглянув вниз из окна, он увидел осколки стекла на асфальте. Они были разбросаны в разные стороны, словно отделившаяся частичка его самого. Игнат умолк навсегда, оставшись лишь следом разрозненных обломков воспоминаний подобно стеклу, валявшемуся где-то там внизу. Демьян ощутил облегчение для себя. Его голова была чиста, и лишь он один был источником собственной непоколебимой воли, осознавая, что одолел терзавших его демонов внутри. Раньше он ощущал эту тяжесть непосильной ношей в себе, но сейчас … он чувствовал гибель, оставшуюся тайной в прошлой ночи. В том самом моменте близости от неминуемого падения, моменте забвения всего и вся, моменте, когда все маски были сорваны, когда тайны были раскрыты. Голос внутри молчал, и эта тишина наполняла его надеждой.

Где-то далеко были слышны отзвуки птичьего щебетания. Город оживал от ночного сна. Природа оживала от зимнего забвения, ознаменовав рождение чего-то нового, вселяющего надежду в каждое мгновение.

Его весна наконец пришла.

«Научись же радоваться этому!» …

14.05.2020 г.

Copyright ©

Автор в социальных сетях:

Vk.com: an_bilyk

Email: [email protected]

В оформлении обложки использована фотография с https://pixabay.com/ по лицензии CC0.

Copyright © Андрей Билык «Падение в обратном направлении» 2020 г. Все права защищены.

Рейтинг@Mail.ru