Litres Baner
Падение в обратном направлении

Андрей Билык
Падение в обратном направлении

8

Вот уже два дня Демьян бесцельно сидел на своей кровати, погруженный в себя. Темные фиолетовые пятна под его глазами расползались все больше. Он не мог припомнить, когда последний раз что-нибудь ел и сколько спал за прошедшее время. Этих желаний просто не возникало. Все, о чем он думал, была она. На его телефонные звонки ответа не было несколько дней и Демьян начал вновь тонуть в глубине своих размышлений, все больше погружаясь в себя. «Где он?», «Кто он?», «Куда он движется?», а главный вопрос «Зачем?» – переживания, тянувшиеся следом за ним каждый раз, когда он начинал замыкаться в себе. Со стороны это походило на помешательство, но только не для него.

Еще в детстве он не мог найти для себя понимания: жизнь Демьяна будто разворачивалась без него. Он лишь отчаянно пытался разглядеть во вспышках прошлого, которые представлялись чередой дней, хоть какой-то смысл. С тех пор эти терзания стали для него все более частыми гостями. Словно горная река жизнь несла его своим течением куда-то дальше и не прибивала ни к одному берегу с ответами или намеками, что вот однажды он прибудет туда, где его ждет некое подобие судьбы. Хотя в таком состоянии он был согласен на любой исход, принесший бы ему внутреннее умиротворение, пусть то будет злой рок или какое-нибудь просвещение.

Последние месяцы светлым пятном, способным разбавить его меланхолию, были встречи с ней. Быстротечность времени беспокоила его, представляя, что это не может продлиться хоть сколько бы то ни было долго. Что яркие пятна, которыми были для него их встречи, закончатся. Ведь по сути своей все имеет свойство когда-нибудь заканчиваться.

– Чувак, ты чего сегодня такой скучный? – голос прозвучал настолько близко и неожиданно, что Демьян дернулся, в исступлении уставившись в сторону источника.

Игнат сидел на кровати напротив, принадлежавшей соседу Демьяна. В последнее время они стали видеться все чаще и далеко не для игры на гитарах. В дни их встреч соседей Демьяна, как правило, не было. Они стали видеться все чаще по совершенно другой причине, ставшей еще одной попыткой Демьяна укрыться от того, что его беспокоило: стремление сбежать от самого себя и своего бессилия перед внешним миром.

Это походило на забаву. Они представляли себя рок-звездами. Их силуэты сливались с тенями на самых больших музыкальных площадках, когда воображение обоих рисовало толпу под их ногами, сходящую с ума. В этих фантазиях толпа требовала своих кумиров, своих идолов. Демьян, стоял у микрофона, сливая воедино свой голос и тяжелый, перегруженный звук гитары, который как цепочка ДНК переплетался со звуком гитары Игната, рисуя в воздухе, наполненном энергией, витиеватые контуры музыки. Толпа скандировала, ликовала, пела вслед за ними, срывалась на крики, в которых различались звуки их имен. Децибелы были перегружены, энергия зашкаливала. Это было реально, но где-то далеко, в другом времени и другом пространстве, не имея ничего общего с действительностью.

– Давай-ка, ляг и запрокинь голову назад, – скомандовал Игнат, спрыгнув с кровати. Он достал из кармана маленький пузырек с бесцветной жидкостью. – Думал, приберегу для себя, но так и быть давай вместе попробуем, – сказал он и подошел к приятелю.

Интерес Демьяна к этому пузырьку окончательно оторвал от мыслей, беснующихся в его голове.

– А что это?

– Увидишь. Сегодня на практическом занятии порылся в рабочем столе у одного врача.

Игнат был студентом медицинского колледжа и зачастую умудрялся удивлять Демьяна такими вот штуками и выходками.

– Тут, конечно, написано, что срок годности вышел, но не так давно, так что, думаю, должно быть рабочим, – с этими словами, он запрокинул свою голову и стал капать бесцветную жидкость себе в нос. Закончив процедуру, он пару раз шмыгнул и туманным взглядом уставился на приятеля.

– Я не хочу! – засомневался Демьян.

– Конечно хочешь, ты чего? Эта штука поможет разгрузить тебе голову, а то смотреть на тебя тошно.

Это то, что ему было нужно сейчас. Демьян повинуясь, молча лег и запрокинул голову. Десять капель упали в одну ноздрю. Десять капель – в другую.

– Ну вот. Давай я тебе покажу пока что, какие новые песни я нашел. Они просто нереальные! Нужно быть просто психом с другой планеты, чтобы придумать что-то подобное, – он подошел к ноутбуку на письменном столе, уселся и начал по-хозяйски рыться в интернете.

Демьян лежал, не проронив ни слова, вновь отдаваясь разговору внутри себя, который увлекал его больше, чем реальный собеседник.

«Я хотел бы показать ей свою игру на гитаре», – это была та сторона, которую Демьян не успел до сих пор раскрыть перед Адой. «Не начинай! Ты разве не понял, что ее не особо волнуют такие вещи. А вот я знаю, что действительно сработает. Ты хочешь показать ей что-то другое. Может быть «свой инструмент»?».

Демьян перевернулся и уткнулся лицом в подушку, погрузившую его в темноту. «Заткнись. Избавь меня от этих грязных мыслей.».

«Ты ведь сам понимаешь, что я нужен тебе. Если бы не я, ваше знакомство с этой девицей закончилось еще тогда, в автобусе, после того как ты сошел бы на своей остановке. Посмотри, что я подарил тебе!». Сознание звучало все настойчивее и агрессивнее.

«И мы познаем еще больше, если ты не будешь сопротивляться, тупить и мешать мне! А иначе с ней все кончится настолько быстро, что ты не успеешь и сообразить. Ты ведь понимаешь, что она просто здорово сосет! А-ха-ха, забавное сравнение! Подсасывает из тебя всю энергию, которую ты бы мог использовать для себя в другом ключе. Ты для нее не больше, чем развлечение и только за этим ей и нужен, пока даешь ей эти новые ощущения. Она играется с тобой потому, что ты ведёшься на это. Да тебе и самому это, похоже, нравится! Так используй это в свою пользу! А теперь сделай одолжение, не ной и жди, пока подействуют эти сраные капли!».

Демьян вскочил с кровати, чтобы унять нахлынувшую злость на самого себя. То ли от того, что в глубине души он понимал, что в этом была какая-то правда, то ли от того, что обещанного эффекта от капель, способного отвлечь его, никак не наступало.

Он намеревался направиться в сторону выхода из своей комнаты, но ноги неожиданно не послушались его. Демьян не сразу сообразил, что с ним происходит и хотел повернуться к Игнату, чтобы спросить его в чем дело. В голове неожиданно начали нарастать какие-то чужеродные звуки, видимо, от мелодий, которые тот запустил на его компьютере. Голова поворачивалась настолько медленно, насколько это было возможно. За это время, подумалось Демьяну, он успел бы рассказать поэму Есенина «Черный человек»6.

Самое необычное в этом ощущении было то, что мозг работал отчетливо, соображал с обыкновенной скоростью, но все вокруг двигалось, словно в замедленной сьемке. Пока он бился в бесполезных попытках ускорить поворот головы в сторону Игната, боковое зрение подсказывало ему, что тот занят схожим процессом. Они как два мультипликационных героя замерли в ожидании встретиться взглядами. Ощущение страха обоих перед неподвластностью ситуации пронизывало пугающий момент. Звуки музыки нарастали и покрывали голову, а следом и все тело уже знакомым ощущением раскатистого блаженства. До Демьяна донесся смех Игната, который начал лихорадочно хохотать, не в силах перебороть самого себя, видимо, от собственного бессилия ускориться, чтобы встать со своего треклятого места. Обоюдный страх сменился всепоглощающим смехом. Радость перемешалась в их ушах со звуками музыки, пробираясь все глубже внутрь, к тому месту в груди, что издавало звуки голоса, вибрацией прокатываясь под ложечкой и эхом рикошетившей в голову.

Они начали приходить в себя от заливного смеха лишь спустя полчаса (по крайней мере, им так показалось), вымотавшим их до изнеможения. Усталость наложилась на обоих, сдавливая тяжестью свинцового пресса. Глаза начали слипаться, кислорода не хватало, и они начали жадно зевать, пытаясь прихватить как можно больше воздуха. Кто-то медленно погасил свет от тусклой лампочки под потолком, а может быть, он сам сбежал, не выдержав истерии происходившей вокруг. Как и сознание, погрузившее обоих в глубокий ровный сон.

Мысли сегодня больше не донимали Демьяна.

9

С утра на его телефонные звонки Адриане ответа по-прежнему не было. Это задевало его больше обычного, ведь сегодня был не простой день. Сегодня погода, наконец, начала догонять даты на календаре. Солнце пробилось сквозь серую массу туч, прогнав их куда-то вдаль к линии горизонта. Казалось, снег, холод и серость прозябшего города безвозвратно покидали его, оставаясь разве что где-то на окраинах города. А может это была очередная иллюзия, навеянная Демьяну долгосрочной усталостью, что по сути было не важно. Сегодня днем солнце властвовало на небосводе, напитав все вокруг животворящей энергией теплых красок, сделав приближение вечера поистине притягательным для всякого прохожего. Маленькие улочки, словно невидимой сетью испещрявшие центр города, наполнялись манящей атмосферой притяжения, готовые принять любые тайны, которые им поведают.

Еще в достаточно раннем возрасте его перестали радовать собственные дни рождения. Уже в те дни из них пропала частичка радостного веселья и волшебного ожидания, причину исчезновения которых он не мог себе объяснить. А с наступлением начала третьего десятилетия в прошлом году, в голове Демьяна появилась еще одна причина не обращать внимания на эту дату. Внутренний голос начал подсказывать ему, что, несмотря на все пройденные года, он все также «пуст» и потерян. Если в нем когда-то и присутствовала искра детской пытливости и тяги к свершениям, то она давно погасла под проливным дождем и холодным ветром окружавших его обстоятельств. Он решил, что проще не обращать внимания на этот день, подводивший красную черту очередному году.

 

Однако, сегодня этот день ощущался совершенно иначе, измененный желанием очередной встречи с ней. Ему представлялось, что именно сегодня он вправе надеяться на «подарок». Эти мысли скрашивали необычно погожий день еще больше. Не справляясь с колебаниями своего разгоряченного внутреннего мира, он решил написать ей сообщение с прямым признанием, что сегодня у него праздник и ему хотелось бы немного времени провести именно с ней. Он писал, рассчитывая, что она отзовется на просьбу составить ему компанию этим вечером, и он не прогадал.

От Ады пришел ответ, что она едет из пригорода и к вечеру будет на остановке маршрутного транспорта, в центре. Они договорились встретиться именно там, на одной из улочек, которая брала свое начало прямо от реки (тянувшейся вдоль города), и, «разрезая» улицу пополам, упиралась в крохотный парк.

Заприметив на остановке автобус, после длительного ожидания, Демьян воспользовался моментом, чтобы вновь по-джентельменски помочь Адриане выйти из только что прибывшего междугороднего транспорта.

– Спасибо, – произнесла она, спускаясь по ступенькам на улицу. В выражении ее лица словно читалось удовольствие, навеянное воспоминанием схожих обстоятельств их знакомства. Но было в ней и еще, что-то (что Демьян не успел разобрать), делавшее Адриану особенно мягкой и удовлетворенной. Они обменялись приветствием и решили прогуляться по маленьким улочкам центра города.

– Как прошел твой день? – поинтересовался Демьян, стараясь не выдавать своего любопытства о том, почему она пропала на несколько дней.

– Отлично, – обтекаемо ответила Ада. – Хороший день! Встретилась, наконец, со своими друзьями. У нас не часто получается увидеться. Другой город как-никак. Иногда мы все-таки собираемся вместе, – с улыбкой продолжила она. Воспоминания прошедшего дня уводили ее куда-то далеко отсюда, но она быстро опомнилась. – А что у тебя нового?

Тем временем они шли вдоль маленьких частных домов, тянувшихся вдоль дороги, сопровождаемые по-прежнему голыми деревьями, на которых только-только начали распускаться почки. Обменивались разговорами о текущем дне и последними новостями из жизни обоих, которые Демьян пытался разбавлять не всегда удачными шутками. Однако сегодня ее веселили даже они, особенно если учесть его непринужденность, с которой парень развлекал ее.

С тротуара уже практически сошла наледь, встречавшаяся лишь небольшими удаленными друг от друга островками. Солнце почти опустилось за горизонт в просвете улицы, и на смену ему город осветили тысячи и тысячи разноцветных огоньков, вывесок, фонарей, лампочек и светящихся окон домов, играющих и подмигивающих разнообразием цвета. Мимо лениво проплывали редкие автомобили. Демьян чувствовал, что ее расслабленность и удовлетворенность накрывает их обоих и просто наслаждался моментом, поймав себя на мысли, что всему происходящему вокруг не хватает только медленной, тягучей мелодии вечернего джаза.

Телефон Демьяна периодически пытался вмешиваться в их компанию то одними, то другим звонками от знакомых и приятелей, которые, по-видимому, к концу дня вспоминали о его дне рождении, но ему совсем не хотелось отвлекаться на них. При каждый таком звонке он проверял, кто пытается с ним связаться и, обрывая входящий вызов, убирал телефон обратно в карман.

– Сегодня твой день рождения, – неожиданно начала Ада, когда они вышли к небольшой площади.

Все это время они не касались в общении данной темы. Да ему и не хотелось, не настолько он считал значимым этот факт. Однако, когда она заговорила, Демьян почувствовал приятный трепет под ложечкой от ее слов.

– Да, есть такое, – скромно подтвердил он.

– Думала что-то подарить тебе, но твое сообщение застало меня по дороге домой, поэтому… уж извини.

– Да ничего, буду считать подарком твою компанию и этот вечер.

Он опять был юнцом, слова которого умильнули ее.

– Но кое-что у меня все же припасено для тебя, – лукаво призналась Ада, одарив его пьянящим взглядом.

Демьян не успел даже задуматься над ее словами, как телефон вновь отозвался звонком.

– Не будь засранцем, ответь уже. Люди тебя поздравить хотят, а ты…, – мягко произнесла она.

Он остановился, взглянул на телефон, потом на нее и снова на телефон. Звонил его старый знакомый, с которым они когда-то учились в одной школе, и вестей от которого он ждал меньше всего.

– Я быстро, – оправдывающимся голосом сказал Демьян, взяв трубку.

– Привет, бро! – прозвучал веселый голос на том конце провода.

– Да, привет, Андрей! – поприветствовал старого приятеля Демьян.

– Я тут вспомнил, точнее мне подсказали, что у тебя ведь день рождения сегодня?! – как бы решив подвериться, непринужденно уточнил Андрей.

– Ну, есть такое, – согласился именинник, встретившись взглядом с Адой.

Она смотрела на него и, не отводя взгляд, играючи прищуривалась. Уголки ее губ растекались в нежном изгибе улыбки. Демьян почувствовал нарастающее приятное напряжение. Сердце, по неведомым обстоятельствам, медленно начало увеличивать ритм в бессознательном предвкушении особого момента. Воздуха стало неожиданно мало, отчего дыхание обернулось глубоким и тяжелым. Все тело замерло под ее пристальным обезоруживающим взглядом в ожидании.

Адриана слегка закусила свою нижнюю губу.

– Ну я собственно поэтому и звоню, – продолжал Андрей в ту секунду, когда Демьян уже не слышал его. Ада медленно приближалась к нему. Он ощущал ее тепло на все сокращающемся расстоянии. Его свободная рука скользнула по ее талии окутывающим движением, а затем одним быстрым жестом Демьян прижал девушку к себе. Чувство возникшего опьянения захлестнуло его. Голова слегка закружилась. Забыв про телефон во второй руке, он обнял ее целиком. Она подалась еще немного вперед, и ощущение теплых нежных губ заполнило все его сознание. Она коснулась его языка своим, и волна возбуждения погрузила Демьяна в неизвестный ранее омут желания. Эйфория уносила его куда-то вслед за уходящим солнцем, обжигая своим пламенем все внутри. Он не хотел, чтобы это заканчивалось, словно Ада была той самой весной, которую он так ждал.

– Алло?! Алло, бро! Ты здесь? Куда ты там пропал? – доносились до его сознания непонятные звуки где-то там, совсем далеко.

Ада слегка отстранилась от него.

– С днем рождения! – шепотом сказала она и с интересом стала всматриваться в то, как Демьян приходит в себя. Но сейчас ему меньше всего хотелось возвращаться обратно из этого дурманящего облака, которое он вкусил. Однако открыть глаза ему все-таки пришлось. Она видела в них огонь, который сама когда-то разожгла, превратившийся во всеобъемлющее пламя. Испытывая явное удовлетворение собой, она словно черпала свои силы в том, что с ним происходило по ее воле.

– Договори с другом, – мягко порекомендовала Ада, заметив неопределенность на лице Демьяна.

Он не раздумывая повинуясь, поднес телефон обратно к уху.

– Да?! Да, Андрей, извини…

___________________

Прогуливаясь по площади, они двинулись в сторону парка и, развернувшись около него, решили направиться в сторону общежития. Демьян позволил себе взять ее за руку, чему она, посчитав это уместным сегодня, не стала сопротивляться, по большей части от того, что этого хотелось ему. Для нее пресловутое держание за руки было не больше, чем временное потворство его юношеской прихоти.

Он потерял счет времени, растворившись в моменте, но чем дольше они гуляли, тем больше его мысли возвращались к реальности. Казалось, они обсудили уже все возможные темы. Запас шуток тоже оказался исчерпанным, поэтому Демьян все-таки решил задать вопрос, который все больше звенел в его голове, не оставляя его в покое.

– А куда ты пропала в эти дни? – спросил он, как бы между делом добавив, – Я не мог до тебя дозвониться… – в свете сегодняшних событий, любопытство изъедало его.

Ада помедлила мгновение, сделав вид, что не услышала его вопроса, но в следующую секунду, с уверенность в голосе, отчетливо произнесла:

– Была у друга.

Вспышка фар проезжающего мимо автомобиля ослепила его.

– У друга? – переспросил он, пытаясь понять не послышалось ли ему.

– Да, – спокойно подтвердила она.

– И что, прямо все эти дни не могла говорить? Ты же не все это время была «С ДРУГОМ»? – он умышленно подчеркнул показавшуюся ему абсурдность ее ответа, но легкая тревога пробежалась по коже, закравшись где-то глубоко внутри.

– Все, – вновь односложно подтвердила она. – А что, ты против? – в ее голосе слышались отчетливые нотки издевки.

– И что, вы устраивали девичьи посиделки по ночам? – Демьян понимал, что она вновь заигрывает с его чувствами, но не хотел принимать продиктованные ею правила, между делом стараясь вывести ее на признание, что «друг» – это всего лишь подруга по имени… «А к черту имя!!!».

Она медлила с ответом. Сердце вновь увеличило количество ударов, но теперь они не приносили удовольствие, ком подкрался к его горлу. Он остановился, держа ее за руку, и резким жестом развернул к себе, пытаясь заглянуть в глаза. Это было странно даже для него, но он ничего не мог с собой поделать. Голова была словно в тумане от ее намеков.

– Нет. Его зовут Олег. – наконец услышал он.

– Как интересно! И что же тогда вы с Олегом делали все эти дни? – он уже понимал какой будет ответ, но желал, чтобы это произнесла она.

– Занимались сексом, – спокойным, ровным и даже каким-то обыденным тоном прозвучал ее голос.

Молния проникла в его голову и пустила разряд прямо в мозг.

«Вот же СУКА! Какая же она СУКА!» – вопило его нутро.

Демьян стоял неподвижно и молча, в тот же момент отбросив ее руку, словно это было мерзкое насекомое.

«ДА ЧТО ТЫ МОЛЧИШЬ!» – не успокаивался голос внутри него. Подобно вырвавшемуся наружу огромному голодному животному после непродолжительной спячки, он прыгал и топтался в его голове, пытаясь привести владельца в чувство и побудить хоть к какой-нибудь реакции с его стороны.

– Я не понимаю, – только и смог выдавить из себя Демьян. Он никогда не считал себя кем-то, кто имеет на нее хоть какие-нибудь права или виды. В глубине души он отдавал себе отчет, сколько парней, наверняка, бегает за ней. Но чем чаще она соглашалась с ним встречаться, тем более темный угол в его сознании был уготован мыслям о чем-то подобном, что он узнал только что. Сейчас же мозг попросту был не готов хоть как-то принимать ее слова.

– Ну что тебе сказать, – продолжила Адриана все тем же спокойным и ровным тоном. Эта ситуация будто забавляла девушку оттого, что ее слова имели на этого парня такой эффект. В какой-то мере, ей было даже приятно наблюдать за подобной реакцией, ожидая выплеска чувств, которые бурлили у него внутри. Это наполняло ее энергией от обладания способности воздействовать на другого человека, подчиняя его всему, что она собиралась сказать:

– Ты же не можешь дать мне «ЭТОГО» … – последняя фраза прозвучала не то вопросом, не то утверждением.

Демьян не хотел соглашаться с тем, что слышит. Мозг начал отключаться, блокируя информацию, разрушающую его сознание. «Не можешь!», «Ты не можешь!». Вспышка ослепляющего света пронеслась перед глазами, заставив зажмуриться в бессилии. «Занимались сексом!», «Олег!», «Дать мне ЭТОГО!». Пронзительная боль давила на глазные яблоки с ощущением, что они вот-вот взорвутся. В голове прокручивались одни и те же слова и мысли, на смену которым тут же начала подключаться фантазия, рисуя обнаженные тела в ночи, занятые страстью друг друга. Ничто не в силах было прервать тот акт наслаждения, тем более бесшумные уведомления на телефоне Адрианы о входящих звонках наивного юнца, которыми он сыпал ее несколькими прошедшими днями подряд.

Телефон покоился в безмолвии, сжатый в руке Демьяна, но звон в его ушах усиливался. Попытки обхватить голову руками, пытаясь заглушить эти звуки, были тщетны, ведь их источник уже сидел глубоко внутри!

– ДА КАКОГО … ТВОЮ МАТЬ! – вырвался его низкий вопль, прокатившись во все стороны по улице.

Его захлестнула такая злоба, которой он прежде никогда в себе не знал. Телефон с силой полетел из его рук об асфальт под ногами, разбиваясь вдребезги и орошая кусочками пластика и стекла все вокруг. Ему стоило неимоверных усилий не запустить им в ее наглое личико. Метая взгляд из стороны в сторону, он жадно хватал воздух ртом. Пара капилляров в белках его глаз лопнули от напряжения. Лишь тонкая нить сознания где-то далеко откликалась слабой вибрацией, предупреждая владельца не наделать глупостей. Спустя какое-то время в безмолвии с неимоверной тяжестью ему дались усилия развернуться, чтобы оставить все как есть, и просто уйти в противоположном направлении.

 

Не сделав и пары шагов, давшихся ему с трудом, он остановился и эмоции опять взяли верх над телом и разумом. Эта попытка уйти, молча обуздав их, стала фатальной:

– СУКА! – его внутренний голос вырвался наружу. Он получил свободу, которую жаждал. Свободу действий. Резко развернувшись к стоящему неподалеку небольшому цветочному прилавку, Демьян вдруг принялся вымещать на нем всю свою бурлящую разрушительную энергию. Придорожная конструкция издавала жалобный визг обшивки металла, пока он беспамятно сбивал о нее кулаки.

– СУКА!

Удар!

– СУКА!

Удар!

– СУКА!

Удар!

Где-то внутри ладони, сжатой в кулак и карающей то ли Демьяна за непомерную слабость, то ли неповинную цветочную постройку, раздался острый щелчок характерного хруста. Одна из костей в руке не выдержала противоборства с металлом. Физическая боль выстрелила по нервным окончаниям, словно электрический ток, вернув, наконец, самообладание владельцу или хотя бы напомнив о себе. Только сейчас он смог выдохнуть. Все еще тяжело дыша, Демьян посмотрел на тыльную сторону поврежденной ладони, пытаясь напрячь пальцы и медленно сжимая их в кулак. Он видел, как часть кисти сместилась в сторону под неестественным углом. Чувство опустошения катком проехалось по нему.

Ада словно вросла в землю, наблюдая за его вырвавшимся демоном. Она видела его настоящего. Она видела его распахнутую настежь душу, продуваемую морозным ветром. Это предстало перед ней с силой, тысячекратно превышавшей все, что она могла ожидать от него. Не в силах отвести от него взгляд, глубоко дыша, она вдруг почувствовала то, что ранее было недоступно ей. Это наполняло глубиной смысла все ее нутро. Ей показалось, что страх и возбуждение раскатистым громом пронеслись по ее телу, эпицентром сосредоточившись внизу живота. Она не могла сдвинуться с места и лишь наблюдала за ним.

Обхватив поврежденную руку второй рукой, он презрительно окинул испуганную девушку взглядом. Внутренний голос получил полный контроль над ним. Голова была словно в тумане. Ему захотелось повернуться к ней и расхохотаться прямо в лицо. Настолько сильно и беспамятно, что брызги слюны летели бы в ее мерзкое лицо из его искривлённого ненавистью рта.

Подходя к парку с озером близ студенческого городка, он уже не хотел ни о чем думать.

  «Чёрный человек» – поэма Сергея Есенина. В ней выразились настроения отчаяния и ужаса перед непонятной действительностью, драматическое ощущение тщетности любых попыток проникнуть в тайну бытия. (прим.автора)
Рейтинг@Mail.ru