Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Анастасия Валерьевна Колпашникова
Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Глава 12. Встреча после долгой разлуки

Если бы Шарлотту спросили, как Франсуа относиться к ней, она бы не смогла дать однозначный ответ. Одно можно было сказать наверняка – она всегда будет на его стороне. Они встретились несколько лет назад, еще до Варфоломеевской ночи, в бытность ее одной из шпионок Екатерины Медичи. В летучем эскадроне, как его называли в сплетнях, состояли молодые девушки, которые, входя в доверие знатным мужчинам, выведывали у них нужную политическую информацию и передавали ее матери короля. Но не только красотой и молодостью нужно было обладать, чтобы войти в круг, так сказать, приближенных к аристократии. Не лишними были ловкость и навыки обращения с оружием – не мало опасностей могло встретиться шпионкам. За эти навыки ее, Шарлотту Лилит, и взяли в эту компанию. Без этого ней, скорее всего, не стал бы никто связываться. Во-первых, потому что она была сиротой. Во-вторых, в ее волосах был рыжеватый оттенок, а такие люди, согласно некоторым суевериям, приносят несчастье. Девушки, с которыми она работала, избегали лишнего общения с ней. Подружиться с кем-либо из них у нее не получилось. Для мужчин, с которыми приходилось общаться, она была только игрушкой. Она все время испытывала мучительное одиночество, еще с детства, когда родители погибли, а она оказалась в приюте. Но однажды был положен конец этому чувству.

Герцог Анжуйский приехал в Париж незадолго до того дня, когда должны были пожениться Наваррский король и Маргарита де Валуа. Екатерина Медичи не слишком радовалась его присутствию, что было заметно по холодному общению между ними, которое сводилось к предписанным этикетом ритуалам. Герцог заговорил с Шарлоттой первым. Обратился к ней с просьбой. Еще не зная, что от нее потребуется, девушка сказала, что ей надо подумать. Ведь если она поможет ему в тайне от Екатерины Медичи, матери короля может это не понравиться. При следующей встрече она предложила правителю Анжу обратиться к кому-нибудь другому, на что получила ответ:

–Из всех мне нужны именно вы.

Эти слова заставили Шарлотту задуматься. Что, если она интересует герцога не только как шпионка, но и как человек? Может, сблизившись с ним, она больше не будет чувствовать себя одинокой? И она согласилась. Согласилась на убийство лидера гугенотов, чтобы обрести близкого человека.

Предполагала ли она, что ошибалась в нем все прошедшие годы? Конечно, предполагала, но теперь это уже не важно. После того, как она испачкала свои руки чужой кровью, пути назад не было. Либо снова одиночество, только еще более удушающее, либо оставаться с герцогом. Не важно, что он чувствует по отношению к ней. Только бы он был рядом.

***

Уже около получаса Шарлотта провела одна в кабинете герцога, расхаживая из стороны в сторону. Она не понимала, почему Франсуа проигнорировал ее замечание. Как бы дорог для нее не был этот человек, его излишняя самоуверенность не могла не раздражать. Ведь если хорошенько подумать, ситуация выглядела странно. Почему Диана изменила свое отношение к правителю Анжу? Потому что он изменил свое поведение по отношению к ней? Но тогда ей все равно понадобилось бы время для раздумий. А ведь еще вчера она отказала ему. Если бы какой-то прогресс был уже тогда, Франсуа бы обязательно похвастался. Шарлотта начала осознавать, что она знает не все замыслы этого человека. В очередной раз проходя мимо письменного стола, Шарлотта задела широкой юбкой неопустошенную пепельницу, уронив ее на пол. Кажется, она подрастеряла свою ловкость. Надо позвать горничную, чтобы она убрала это все. Среди мусора на полу оказался недогоревший клочок бумаги, на котором еще можно было прочитать несколько слов. Никогда раньше Шарлотта не позволяла себе читать переписку герцога, но нельзя было не обратить внимание на такие слова: «Смерть… Навррского… Направляется к нему.» Пазл в голове мигом сложился: так Диана де Меридор вовсе не тот человек, которым ее все считали! Франсуа не хотел на ней жениться, он хотел, чтобы она убила Наваррского! Значит, единственная девушка, способная на такое, выжила. Но она не убьет его – она хочет воссоединиться с ним. Герцог совершил роковую ошибку, о которой знает только она, Шарлотта, и которую необходимо исправить.

***

–Я вот сразу поняла, что с этим продавцом что-то не так, – проворчала Маша.

–Зачем тогда мы послушали его? – вступила я в диалог.

–Как будто у нас выбор был. Как мы могли догадаться, что его предложение сэкономить подразумевает покупку одной лошади на троих, которая только двоих может выдержать.

–Вообще-то это наши проблемы, что у нас не хватило денег, – присоединилась к разговору Диана. -Ничего страшного. Будем ехать на этой лошади по очереди.

–Мы так вечно добираться будем, – хором выразили мы свое раздражение.

–Конечно, скорость здесь пострадает, зато быстрая езда привела бы к травмам, – рассуждала наша спутница.

Такие разговоры мы вели, сидя с Машей вдвоем на лошади бело-коричневой расцветки, которую Диана вела под уздцы.

–Диан, можно тебя спросить? – нарушила я воцарившуюся ненадолго тишину.

–М?

–А как ты выжила?

При этих словах даже лошадь как-то испуганно фыркнула, и Маша успокаивающе погладила ее по шее.

–Это в пещере-то? Не знаю, но, возможно, местные крестьяне потушили пожар вскоре после того, как я потеряла сознание. Я была тогда уверена, что не выберусь. Наверное, поэтому я и потеряла память. Как я уже говорила, кольцо путешественника во времени забирает себе воспоминания хозяина в особо опасные для него моменты, что нашедший кольцо смог по воспоминаниям определить миссию предшественника и закончить ее вместо него. Все-таки вам повезло, что я выжила. А то сами бы сейчас думали, где искать Наваррского.

–Да уж, действительно… Погоди, мы разве не в Наварру едем?

–Ну здрасти! Вы собрались налегке в другую страну ехать?

–Куда?

–Наварра – это, вообще-то, не Франция, а территория Испании, которая принадлежит Франции, поэтому ее возглавляет французский правитель. У кого-то плохо с географией!

–А куда же мы направляемся?

–После той ночи Наваррский оставил государственные дела и они с супругой уже несколько лет уединенно живут за городом. Анжуйский сказал мне, куда ехать.

–А он-то откуда знает?

–Выслеживал, наверное. Я не спрашивала.

***

Мы все-таки уговорили Диану сделать передышку, хотя, как мы поняли, не любила лишних трат времени. И мы решили остановиться в первой попавшейся гостинице на пути между Парижем и каким-то полупровинциальным городом, через который лежал наш путь. На вывеске было выведено странноватое название «Приют спящего быка», которое дополнялось рисунком силуэта головы всем известного рогатого скота на коврике у входа, впечатление от которого заставило нас неловко переглянуться. Вытерев ноги об коврик, мы взошли на крыльцо и открыли дверь. В прихожей спал за стойкой и нагло храпел портье. Я осторожно позвонила в колокольчик на столешнице. Спящий не отреагировал. Я взяла колокольчик в руку и потрясла его над ухом портье.

–Дай сюда, – Маша схватила меня за запястье и потрясла мою руку с колокольчиком так, что звон стал громче.

Никакого толка. Рядом раздался лязг металла – это Диана обнажила свой кинжал. увидев наши испуганные лица, она помотала головой и положила оружие на пол. Мы с Машей выдохнули. Диана подошла к портье и стала дуть тому в уши. Мы со скепсисом наблюдали за этим. У нее ничего не вышло.

–Да что ж это такое, – выругалась вполголоса Диана, и, позабыв обо всех манерах, с силой воткнула кинжал в стойку. В дереве образовалась глубокая трещина. Портье подскочил, огляделся, заметил испорченную мебель.

–Вандалы! Я заставлю вас платить! – воскликнул он неожиданно высоким для мужчины голосом.

–Мы-то заплатим, вы только нас обслужите, – сказала Диана, вытаскивая кинжал.

–Я бы обслужил вас, но, к сожалению, не могу, – впечатлений физической силой девушки, портье сменил тон на более почтительный.

–Как не можете? – почти обиженно воскликнули мы с Машей.

–Видите ли, – он смущенно побарабанил пальцами пухлой руки по стойке. – Сегодня, несколько часов назад, сюда приехал господин, который скупил все номера в гостинице.

–Это что, шутка? – прищурилась Диана.

–Ни в коем случае! – заверил портье. -Человек честно заплатил все до единого экю, как я ему откажу? – он нервно теребил прядь почти доходивших до плеч волос.

–Тогда нам стоит… – я собиралась попрощаться, но Диана жестом велела мне замолчать:

–Мы можем поговорить с ним?

–Можете, наверное. Это уже не мое дело, – портье потерял к нам интерес и вернулся в царство Морфея.

Диана направилась к лестнице на второй этаж. Нам с Машей оставалось только тащиться за ней.

–Пойдемте, – она вспомнила о нашем существовании. – Ну вот кто мог додуматься до такого? Кто мог скупить всю гостиницу?

–Это сделал я, – сказал мужчина, с которым мы чуть не столкнулись, войдя на второй этаж.

Мы встретили его первый раз, но уже знали, кто это. Ведь это человек из воспоминаний Дианы. Вот он – правитель Наварры, лет сорока, с уже начинавшими седеть стриженными волосами и усами.

–Ваше Величество? – Диана смотрела на него не мигая, словно не веря своим глазам.

–Это же Генрих.

–Наваррский.

Прошептали мы с Машей, но потом сочли более уместным отойти в сторонку и не мешать разговору.

–Диана, это ты, – монарх узнал путешественницу во времени.

–Я думал, в твоем возрасте люди быстро растут, а ты совсем не изменилась. Я думал, ты не спаслась.

–Да, не каждому повезло выжить в ту кровавую ночь. Но я осталась жива. Было неожиданностью встретить вас здесь. Как вы?

–Взаимно. Мы с женой переселись в загородное поместье. Мы не интересуем друг друга в романтическом плане – между нами только дружеские отношения. Вчера мне пришло анонимное письмо, в котором говорилось, что меня собираются убить, поэтому я в спешке уехал. Я заплатил за все номера этой гостиницы, чтобы не было риска оказаться рядом с убийцей.

 

–Так вот оно что! оригинальная предосторожность.

–Почему же я не слышал о тебе столько лет?

–Некоторое время я не имела возможности связаться с вами. Но потом искала вас. Я хочу сказать, что Франсуа Анжуйский готовит заговор против короля, поэтому вам нужно принять католичество и ехать нему на поклон, чтобы заявить о своих правах на престол.

–Диана, я не хочу больше участвовать в этих играх. Меня не интересует французский престол.

–Что!?

–Именно так. Я отошел от дворцовых интриг и не жалею об этом.

–Да во что вы превратились? – Диана стукнула ладонью по стене. -Я не верю, что это тот же человек, которого я защищала несколько лет назад. Скупили всю гостиницу… Да вы просто трус!

Мы с Машей, услышав возмущение спутницы, приблизились к разговаривавшим, чтобы удобнее было наблюдать за происходящим.

Это не было похоже на беседу монарха с его телохранителем – в Диане сейчас намного сильнее чувствовалась сила воли и обеспокоенность судьбой государства. Она словно вот-вот возьмет его за воротник и начнет трясти. Неужели осмелится? И осмелилась. Ну да, это же наш Дианатор.

–Кто это? Ты позволила нас подслушать? Это не похоже на тебя.

–Подружки мои, маникюр вместе делали, – огрызнулась Диана. -А если серьезно – они на нашей стороне. У меня есть веская причина доверять им.

–Мы просто вместе хотели вернуть вас на трон, – сказала Маша.

–Вовсе не стоило…

–Стоило! – перебила Наваррского Диана. -Потому что если королем станете не вы, то им станет Анжуйский, который приведет к власти ненавистных католиками гугенотов. Вы хотите еще одну резню? Вам было мало Варфоломеевской ночи? Ответьте!

–Видимо, Диана, ты не помнишь, что именно из-за меня все произошло в ту ночь. Всем будет только лучше, если я останусь в тени.

–И с этой мыслью вы жили все эти годы? Вот ведь Анжуйские ублюдки! – Диана сжала руки в кулаки. -Это произошло не из-за нас! Это анжуйцы убили лидера гугенотов!

–О чем ты? Они не могли так поступить, ведь их герцог – гугенот, он не допустил бы этого.

–Я тоже так думала. Но их цель заключалась в том, чтобы спровоцировать массовое убийство католиков и вызвать недоверие к новой власти.

–Откуда тебе это известно?

–От самого убийцы! Вы думаете, я могу шутить с такими вещами?

Мне сказа об этом человек, который был уверен, что я умру.

–Значит, это не моя вина?

–Ни в коем случае.

–В таком случае, я обязан заявить о своих правах на престол.

–Такой настрой мне уже больше нравится.

–Мне нужно хорошо продумать этот ответственный шаг.

–То есть, мне связаться с вами позже?

–Да. Сейчас тебе лучше взять своих друзей и вернуться в безопасное место.

–Слушаюсь.

***

Мы втроем покинули гостиницу. Перед уходом Диана оставила на стойке рядом со спящим портье несколько золотых монет в качестве компенсации за свое хулиганство. Оказавшись подальше от посторонних глаз, Дина достала свое кольцо. Оно выглядело так же, как и раньше.

–Похоже, моя миссия еще не заверена, – сделала она вывод.

–Ты что-то сделала не так? – спросила я.

–Если кольцо не реагирует, значит, мы сделали еще не все, что зависит от нас. Наверное, наше присутствие будет нужно до тех пор, пока Наваррский не будет официально считаться следующим королем.

–А что значит вот это «заявить о своих правах на престол»? – спросила Маша.

–Я имела в виду, нужно получить согласие ныне правящего короля. То есть, получить от него бумажку с закорючкой. В случае с Наваррским, ему нужно будет сначала принять католичество, так как он является гугенотом.

–Нам еще нужно остаться здесь?

–Ну вы-то уже давно можете вернуться домой.

–Нет. Раз мы решили тебе помочь, значит, мы будем вместе до конца.

–Да, мы никуда не торопимся.

–Вам и незачем торопиться. Ведь вы вернетесь в тот же момент времени, в который переместились сюда. – Диана сделала паузу. -Значит, так. Сейчас мы возвращаемся в Париж. Я снова госпожа де Меридор. Ой, то есть, уже не де Меридор. Вы… тоже живете, как жили. Связаться с помощью телефонов мы не сможем. Письма… Нет, письма лучше не писать, – может получится слишком явная улика. Встретимся на Празднике Ивовых Сережек, который будет проходить двадцать третьего мая.

–А сегодня какое число?

–Сегодня – двадцатое. Так вот, это праздник простолюдинов, вряд ли там будет кто-то из важных шишек. А пока что – прощайте. Или, как здесь говорят – оревуар.

***

После поездки мы с Машей благополучно вернулись в дом д’Андрель. Мишель, как ни странно, спокойно восприняла наше отсутствие. Видимо, та опрометчивая ложь на утро после свадьбы была небесполезна. Леон укорил нас за то, что мы без спросу купили лошадь, за что получил от жены удар веером и обвинения в скупости.

***

–Сколько раз я просил тебя не лезть, куда не просят! – герцог Анжуйский был в бешенстве.

Он только что узнал от Шарлотты о письме-предупреждении об убийстве, которое она отправила Наваррскому.

Франсуа резко замолчал, поняв, что ругаться сейчас бессмысленно. Он просто обессиленно сел за стол и закрыл ладонью глаза.

–Ты уже отправила гонца?

–Да, он ушел, – полумертвым голосом сказала девушка, не зная, ждать ли от герцога еще одной вспышки гнева.

Анжуйский молчал. Почувствовав себя в безопасности, Шарлотта приблизилась к мужчине. Тот резко поднялся и дал ей пощечину.

–Дурочка! Ты испортила все мои планы! Года работы пошли псу под хвост из-за одного росчерка пера!

Шарлотта была более чем смущена. Она чувствовала себя, как котенок, который подбросил мертвую крысу хозяевам в суп, рассчитывая, что его похвалят за принесенную добычу, и получил нагоняй.

–Франсуа, я хотела помочь…

–Чем ты, по-твоему, помогла?

–Я предотвратила воссоединение Дианы с Наваррским. Я ведь правильно поняла, что дочь де Меридора и девушка-телохранитель, которую мы видели незадолго до Варфоломеевской ночи – одно и то же лицо?

–Ты утверждала, что она умерла на твоих глазах. Но мне довелось убедиться в обратном.

–Мне тоже странна мысль об этом.

–Но она не могла воссоединиться с Наваррским! Она ничего не помнит о своей жизни! У нее остались ее возможности, которые помогли бы мне избавиться от него.

–Но ты можешь не догадываться об истинных намерениях Дианы. Изначально она была на стороне Наваррского, а Наваррский может занять престол Франции. Скорее всего, она хотела воссоединиться с ним. После получения письма Наваррский сбежит, и они не встретятся.

–Ты предполагаешь, что к Диане вернулась память?

–Именно так, – закивала Шарлотта, обрадованная тем, что ее, наконец, поняли.

За этим последовала еще одна пощечина.

–Не могло произойти ничего такого, из-за чего она могла бы все вспомнить! Нам остается только избавиться от соперника самим. Все же придется пачкать руки.

Дополнительная глава. Ретроспектива. Неузнанный враг

Диана де Меридор безуспешно дергала дверную ручку. Пора бы уже смириться с тем, что заперто. Только что она узнала, что в этой комнате сложены ее старые вещи. Отец обмолвился об этом с кем-то из гостей – ведь в их доме сейчас званый вечер.

–Я могу вам помочь? – раздавшийся позади голос прервал мысли девушки о том, где можно раздобыть ключ.

–Нет, спасибо, – Диана сделала вид, что потеряла интерес к двери.

–Мы с вами не встречались раньше?

–Извините, я не помню такого. Но я знаю о вас. Вы ведь Франсуа де Валуа, герцог Анжуйский?

–Верно. Но в одном я бы с вами поспорил. Мы с вами виделись несколько лет назад.

Диана ничего не могла сказать наверняка. Но с ее губ сорвалось:

–Нет.

–А мне кажется, мы с вами разговариваем не в первый раз. Это ведь вас называют собакой Наваррского?

Герцог выхватил из ножен шпагу и приставил к шее девушки, зажав ей рот и прижав ее к стене.

–Считаете свою маскировку удачной? Нет, не получилось у вас меня провести, прикинувшись невинной овечкой. Ты же на самом деле знаешь, где Наваррский?

Побледневшая Диана не могла пошевелиться от страха. Откуда ей знать, в чем ее сейчас обвиняют? На ее счастье, они были не вдвоем в этом коридоре.

–Что здесь происходит?

Герцог отстранился. Его заставило это сделать не только присутствие постороннего, но и ужас в глазах Дианы. Она настолько хорошая актриса? Нет. Зачем быть притворщиком, когда владеешь оружием? Она действительно не узнает его.

–Почему бы вам не оставить в покое девушку, которая не желает с вами общаться?

Новоприбывший подошел вплотную к герцогу и пристально посмотрел ему в глаза.

–Да, вы правы, я увлекся, – герцог понял, что сейчас ничего не добьется жесткими методами. – Мне пора откланяться.

–Не пугайтесь, вас никто не тронет, – спаситель дождался, пока стихли шаги брата короля, прежде чем заговорить. – Вы ведь Диана де Меридор? Я давний друг вашего отца.

–Вы давно знакомы с моим отцом? – осторожно спросила девушка.

–Мы знаем друг друга с детства. Но наша дружба закалилиась несколько лет назад, в Варфоломеевскую ночь, когда мы вместе помогали жителям одного поселения тушить пожары. Именно тогда я обрел настоящего друга в лице барона де Меридора и ожог на руке, – произнеся последние слова, он бросил взгляд на свои ладони. Одна из них была в перчатке, несмотря на то, что по правилам этикета их снимают в помещении.

***

Позже Диана узнала, что по воле отца ей предстоит выйти замуж за этого человека.

Глава 13. Ретроспектива. Неуслышанное обещание

–Вы же помните, какой сегодня день? – Мишель в ожидании ответа смотрела на нас, точнее, на наши отражения в зеркале, пред которым она примеряла сережки.

–Двадцать третье мая. А что?

Неужели Мишель знает, куда мы собрались? Глупости – она не может знать. Почему тогда с таким подозрением смотрит?

–Вы все таки забыли, – «старшая сестра» повернулась к нам, в ее голосе слышался укор.

–Нет, мы не забыли! Это же… Тот самый день, да? – наше притворство выглядело крайне неубедительно.

–Мы же сегодня едем в гости моим родителям, – Мишель снизошла до объяснения.

–А, к вашими родителям… Так, стоп, почему сегодня?

–Потому что мы с мамой так договорились.

Договорились они… Почему именно двадцать третьего числа? В прошедшие три дня, когда мы сидели дома и помирали от безделья, конечно, нельзя было навестить ее родителей. Это нужно делать именно сегодня, когда мы должны встретиться с Дианой.

–Боюсь, мы не можем с вами поехать… – попыталась вежливо отказаться я.

–Никаких отговорок! Я обещала маме познакомить вас!

–Нет-нет! Мы с вам пойти не можем!

–Но почему? – обижено надула губки Мишель. Спустя мгновение расстроенная гримаса сменилась легкой улыбкой. -А, неужели вы хотите сбежать на Праздник Ивовых Сережек?

Мы не знали, что противопоставить такой догадливости.

–Можно пойти, да? – осторожно спросила Маша.

–Да, конечно, – ответила госпожа д’Андрель. -Наверное, опять хотите на свидание сбежать? – она погрозила пальчиком.

Я почувствовала, что моим щекам стало жарко. Ничего, пусть думает так. Не посвящать же ее во все те заговоры, в которые мы оказались втянуты.

–Только возвращайтесь не поздно, и не разговаривайте с незнакомцами, и… Вообще, вас бы приодеть.

Снова розовые бантики? Только не это! Мишель насильно потащила нас в свою гардеробную. По пути мы свое отражение в зеркале. Как же жалко мы выглядим.

–Мишель, по-моему, ваш котик лапку поранил, – подала я голос.

-Да? Бедный котик… Котик!? Лулу, я бегу на помощь!

Оставив нас в покое, Мишель побежала спасать любимого питомца. По ее причитаниям мы с Машей поползли (по-другому это трудно было назвать) в противоположную ей сторону и скрылись в другой комнате, которая оказалась кабинетом Леона, где мы и столкнулись с мужем нашей «старшей сестры».

–Леон, вы скажете Мишель, что нам нужно было срочно уйти? У нас просто есть очень важные дела, – обратились мы к нему с просьбой.

–Хорошо, – как обычно, с буддийским спокойствием, ответил он.

–Да, и еще кое-что, – мы вспомнили одну вещь. Даже странно, что не задумались об этом раньше. -Как думаете, Мишель расстроится, если нам придется покинуть ваш дом насовсем?

Мужчина вздохнул. Казалось, ему нелегко было нам ответить.

–Я думаю, ей будет трудно это принять.

–Мы догадываемся. Поэтому обращаемся к вам, а не к ней, – сказала я с неуклюжей и неуместной улыбочкой. -Вы же передадите ей?

–Я постараюсь, – уклонился от прямого ответа Леон.

–Даже если она снова обвинит во всем вас?

–Это не страшно. За без малого восемь лет совместной жизни я успел привыкнуть к такому. Осторожно, вы заденете…

 

Во время разговора Маша оперлась руками о стол и случайно уронила на пол стоявшую на нем рамку.

–Я подниму, – подруга наклонилась за вещицей.

Мы обе увидели, что в рамку вставлен портрет, изображавший девочку-подростка.

–Кто она? – полюбопытствовали мы.

–Николь, младшая сестра Мишель.

–Почему мы раньше о ней не знали?

Леон грустно улыбнулся:

–Вы можете увидеть только этот портрет. Настоящая Николь – на небесах. Лихорадка унесла ее жизнь.

Мышцы Машиного лица дрогнули, как будто она собиралась заплакать.

–Мишель было тяжело видеть эту картину, поэтому я поставил ее здесь, – Леон мягко взял рамку и рук Маши и вернул ее на стол.

–Нам очень жаль… – сказала я, стараясь, чтобы голос не дрожал, потому что глаза у меня были на мокром месте. Потом решила не трогать эту тему. Когда мы покидали кабинет, я обернулась и добавила: -…Что побеспокоили вас.

***

Уходить было трудно. После того, что мы узнали о семье Мишель, стало понятно, что наша пропажа не может не задеть ее чувства. Оставаться тоже было нельзя. Ведь рано или поздно нужно будет вернуться домой, к своим близким. Как ни крути – мы виноваты. Но из двух зол выбирают меньшее.

***

–Давно я не был на такого рода праздниках, – сказал Шико, окидывая взглядом площадь, уставленную лавками, в которых продавали игрушки и сладости, и украшенную подобием мишуры.

Было странно увидеть королевского шута здесь, так как Диана сказала, что никого из дворян не будет. Но с ним мы могли бы лучше ориентироваться, ведь все еще плохо знаем город и больше никого здесь не знаем.

–Почему это вы вдруг увязались за мной? – подозрительно покосился в нашу сторону Шико.

–Потому что потому, – уклонились мы от ответа, нервно высматривая нашу Диану в толпе веселящихся горожан.

–Учтите, что дальше вы не пойдете. У меня здесь важная встреча, и вам там рады не будут.

–Не больно-то и хотелось.

Что за встреча может быть у Шико на празднике простых горожан. Хотя, нам нет до этого дела. Нам надо сейчас найти Диану.

Прижавшись друг к другу, чтобы не потеряться, мы пробирались сквозь толпу.

Множество лиц мелькало перед нами: мужских, женских, старых, молодых, детских. Детей лет до десяти здесь было особенно много.

Как же мы найдем Диану среди такого столпотворения? Надо было договориться с ней о более конкретном месте встречи.

Во время наших поисков мы случайно наткнулись на смешного старичка. Глядя на его невысокий рост и длинную бороду невозможно было не улыбнуться. Он напоминал волшебника из детской сказки.

–Не хотите ли вы принять участие в аттракционе? – поступило предложение о него.

–Мы немного заняты, – выразила отказ я.

–Нам очень жаль. В другой раз, – извинилась Маша.

–Но вы даже не выслушали, что от вас потребуется. Всего-то и нужно, что пройти по канату над чаном с водой.

У нас глаза полезли на лоб. И такого рода развлечения считаются нормой в этой эпохе? Да с этим справится только подготовленный акробат! А что, если..

–Мы согласны, – выпалила я.

Маша посмотрела на меня то ли испуганно, то ли удивленно.

–Ну вот и отлично! Следуйте за мной, – довольно улыбнулся старичок.

–Насть, ты что творишь? Нам сейчас не о развлечениях думать! – зашипела сердитым шепотом Маша.

–Не кипятись. С высоты будет лучше обзор. Мы сможем увидеть Диану, – объяснила я.

Раздражение в глазах Маши сменилось уважением.

–Ну ты, Настя, башка!

***

Протискиваясь между горожанами, мы следовали за тем странным дедушкой, пока он не остановился и не повернулся к нам с широкой улыбкой, которой не хватало парочки зубов. Это означало, что пора нам с Машей вступить в игру. Сама конструкция, которую представлял собой аттракцион, выглядела внушительно. Даже странно, что мы не обратили на нее внимания раньше. Это была добротно сколоченная лохань размером с бассейн, наполненная чистой (и на том спасибо) водой, над которой был протянут канат, привязанный обоими концами к двум столбам, один из которых был задействован в креплении палатки, обозначавшей местонахождение аттракциона.

–Пойдешь? – спросила меня Маша.

–Почему сразу я? – нельзя было не возмутиться такой подставой.

–Не с моей координацией заниматься такими вещами.

–Можно подумать, моя координация лучше, – я поворчала, но все-таки отправилась на столь экстремальное дело, нервно сглотнув.

–Удачно повеселиться, – тихо сказал мне дедушка, помогая взобраться на канат.

Первое же, что я сделала – окинула взглядом открывшийся вид. Кажется, я переоценила эту возможность – здесь было не так уж и высоко, и Диану я, конечно же, не увидела. Но пройти над водой все-таки придется. Назвался груздем – полезай в кузов. Не успела я сделать пары шагов, как что-то ударило меня по лицу. Не успела увидеть, что именно. Похоже, кто-то из посетителей ярмарки развлекается таким варварским способом. Еще один такой же предмет ударил меня в плечо с другой стороны. Он оказался небольшим мячиком, наполненным чем-то сыпучим. Собираясь разразиться праведным гневом, я повернулась туда, где ранее стоял владелец аттракциона, и обнаружила, что рядом с ним выстроилась очередь из людей, которым он продавал те самые мячики. Аттракцион был не для нас – он предназначался для этих жестоких зевак. Особенно это развлечение радовало детей. Тем временем мячики продолжали лететь в меня.и Наряду с ними мне доставалось и другими безделушками от решивших сэкономить: старой обувью, тухлыми помидорами, потрескавшейся деревянной посудой. Удары мешали держать равновесие. Передо мной стоял нелегкий выбор: либо набить синяков и шишек, либо спрыгнуть и вымокнуть до нитки. Я просто повисла на этом канате, прижавшись к нему животом и обхватив его руками, как ленивец ветку. Маша повела себя как настоящий друг, придя на выручку. Пока я поневоле развлекала публику, она сбегала до забора, загораживающего один из жилых домов. Каменное ограждение было сломано и в одном месте было заменено на несколько сколоченных вместе досок, которые не были прикреплены к каменной части. Притащив доски, Маша закинула их в бассейн подо мной. Спрыгнув на импровизированный плот, я подгребла к краю лохани и беспрепятственно выбралась на твердую землю. Однако, на этом наши приключения не закончились. Толпа, разозленная тем, что лишилась хлеба и зрелищ, продолжала кидаться всяким мусором теперь уже в нас обеих. Оставалось только спасаться бегством. Мы сметали все, что оказывалось на нашем пути: снесли один из ларьков с игрушками, врезались в лежавшие кучей арбузы, испортив их и испачкавшись в соку, даже напугали до слез нескольких малолетних детей. Хотя, их скорее ввела в замешательство преследовавшая нас толпа.

***

Мы остановились на другой стороне площади, когда я упала на Машу, споткнувшуюся об какой-то камешек. Пролежав неподвижно некоторое время, мы поняли, что можно спокойно встать.

–Фух, кажется, мы отвязались от них, – отдышавшись, я поднялась.

–Правда? – Маша осторожно подняла голову, посмотрела по сторонам и решила, что мне можно верить. Там, где мы сейчас находились, стояла очередная палатка, но уже немного крупнее тех, что мы видели ранее. Вход был загорожен занавеской, на которой крепилась записка: «Ушел по делам. Буду примерно после обеда.» Ну кто так пишет? Совершенно не понятно, когда ожидать эту загадочную личность. Пока мы смеялись над этим сообщением, к палатке подошел не кто иной, как Шико. Как будто только что перенесенного нами ужаса было мало.

–Вы что здесь делаете? – растеряно спросили мы.

–Могу обратиться к вам с тем же вопросом. Мы же договорились, что вы за мной не идете.

–Мы и не шли! Мы тут спокойно занимались своими делами, – сказала я.

–Если бы вы занимались своими делами спокойно, у тебя бы не было синяка под глазом.

Я отвернулась и закрыла рукой пол-лица. Нашел, клоун, к чему прицепиться.

Напугав нас неожиданностью, занавеска у входа в палатку отдернулась, снаружи появился мужчина со шпагой.

–Я же велел приходить в одиночку! Чей голос я слышал здесь? – сердито воскликнул он, угрожая холодным оружием.

Шико встал в боевую стойку, готовясь обезопасить нас от удара. Нельзя было не отметить скорость его реакции. Непросто привыкнуть к этим его переходам о Шико-шута к Шико-отрублю-твои-конечности-быстро-и-дешево.

–Не волнуйтесь, они сейчас уйдут, многозначительно сказал шут, делая нам страшные глаза.

Мужчина нахмурил свои кустистые брови, которые придавали его лицу вид еще более грозный, чем он был на самом деле.

Мы с Машей, не желая связываться с этим гражданином, развернулись и пошли прочь от палатки, оказавшейся убежищем для встречи. Когда мужчины исчезли внутри, мы тут же вернулись ко входу, и, тихонько приоткрыв занавеску, стали подслушивать. Тот, кто ждал Шико, беспечно стоял спиной к выходу, поэтому можно было не опасаться его.

Рейтинг@Mail.ru