Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Анастасия Валерьевна Колпашникова
Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Глава 4. Новый дом

На следующий день мы встали ранним утром, чтобы сбегать на кухню и поесть чего-нибудь. Сейчас, наверное, многие еще спят и наша небольшая прогулка обещает остаться незамеченной. На кухне нам удалось разжиться пирожками с ягодами, вкус которых был нам незнаком. Мы ели их, сидя на полу и прислонившись к стене у входа, и прислушивались к звукам в коридоре. В какой-то момент снаружи послышались шаги. Мы замерли, перестав даже жевать. Когда шаги стихли по другую сторону от кухни, мы поняли, что опасность, в прямом смысле, миновала нас. Мы взяли еще по паре пирожков и быстро, но тихо затрусили обратно к чулану, где покончили с трапезой. Нас не пугало то, что пирожков могут не досчитаться, ведь у них так много еды, а мы взяли всего ничего. Как ни странно это было для нас, мы признались друг другу, что Шико рядом не хватает. Он мог бы отправить нас сделать что-нибудь для него, а так придется либо сидеть безвылазно в этой комнатушке, либо расхаживать по дворцу, вздрагивая при малейшем шорохе. Мы оглядели поподробнее обстановку, так как вчера она нас не заинтересовала. В углу брошены кучей куски старой ткани, которые ночью служили постелью нам с Машей. У стены напротив – пара полуразвалившихся ящиков, которые в случае чего можно использовать в качестве слов или стульев, ведь мебели как таковой здесь не было. В третьей стене была входная дверь, а четвертая было почти голой, если не считать занавески, слишком широкой и длинной для крохотного окна, скрывавшегося за ней. Занавеска внезапно зашевелилась, затем отдернулась в сторону. У меня, да и у Маши, без сомнения, екнуло сердце. Все это время в чулане было не два человека. Мы с Машей прижались друг к другу, как испуганные котята.

–Кажется, кто-то тут говорил, что скучает по мне?

–Чертов клоун!

Королевский шут покинул свое убежище с таким видом, как будто его были рады здесь видеть.

–А подслушивать не хорошо! – я тщетно попыталась устыдить его.

–А говорить всякие глупости у меня за спиной – хорошо?

–Позвольте поинтересоваться, с какой целью вы пришли к нам? – Маша вежливо перевела разговор на другую тему.

–Что же, мне просто так, по доброте душевной, нельзя нанести визит? – Шико сделал вид, что обиделся. -Если переходить к делу, я хочу, чтобы вы немного слились с ландшафтом.

–Можно поподробнее?

–Можно. Идете за мной.

***

–Ну вот, совсем другое дело, – Шико оглядывал нас с ног до головы, пока мы расправляли складки на… да, на платьях горничных. -Ничто так не обезличивает, как одежда прислуги.

Оказалось, шут хотел, чтобы мы переоделись в эти платья, и нам не пришлось прятаться. Горничные в таком одеянии расхаживают по замку в большом количестве, внеплановое пополнение персонала вряд ли будет замечено.

–Мы можем хотя бы знать, кто носил это до нас? – спросила я.

–Разумеется, они тоже были горничными. Одна из них утопилась, а вторая сбежала от пьющего по-черному отца, упокой их души Господь, – мы понадеялись что он говорит не всерьез. -А теперь, покажите мне реверанс.

–Какого мы должны… – вспылила было я, но заметила, что Маша смотрит на меня укоризненно. В ее взгляде читались примерно такие слова: «Шико хочет помочь нам, а ты чересчур непосредственно выказываешь свое негативное отношение к нему. Мы должны быть благодарны. Если ты не изменишь свое поведение, я буду разочарована».

Взяв себя в руки, я изобразила движение, которое обычно делают актрисы в исторических сериалах и которое, как мне казалось, называется реверансом.

–Вам есть, к чему стремиться, – сказал Шико. Либо это выглядело неуклюже, толи это было непривычно видеть в нашем исполнении.

–Да, заходите, мадам Оливье, – он обратился к кому-то позади нас.

Обернувшись, мы увидели в дверном проеме очень старую женщину. Она опиралась на клюку и была, мягко говоря, невысокой, ниже и меня, и Маши, причем, мы обе не могли похвастаться ростом манекенщиц. Зато спину старушка держала на удивление прямо. Поравнявшись с нами она спросила Шико по-старушечьи дребезжащим голосом:

–Так это их вы мне рекомендовали?

–Да, и они уже готовы приступить к выполнению своих обязанностей, – заверил шут.

–Пойдемте со мной, – пригласила старушка.

Чувствуя, что у меня как будто закипают все жидкости организма от злости, я повернулась к Шико, чтобы высказать свое возмущение, но не могла найти слов, поэтому просто открывала и закрывала рот, как рыба. Да и Маша явно была не в восторге от происходящего. Мы поспешили вслед за женщиной, чтобы нам не успели сказать что-нибудь ехидное вслед.

–Значит так, – мадам Оливье бодро шагала вперед и говорила, не оборачиваясь. -Во время работы здесь вы обязаны беспрекословно подчиняться мне. Каждый день – подъем с восходом солнца, пока лето. Зимой я или другие мои помощницы будут будить вас лично. В течение двух часов вы должны будете прибраться в столовой и тронном зале. Вымыть полы, протереть все плинтусы (и за мебелью тоже), вытереть пыль. Затем убираетесь в жилых помещениях западного крыла (восточное – на других людях). Потом направляетесь в библиотеку, достаете все книги из шкафов, протираете все полки и расставляете все книги в алфавитном порядке и по дате издания.

–Извините, это на всю неделю задание? – осторожно спросила я.

–Я что-то сказала про неделю? Ой, заговорилась, память-то девичья! Это все вы проделываете каждый день.

–Каждый!? – впечатление от этого слова можно было сравнить с ударом кувалды по голове.

–Если будете стараться, в качестве награды вам поручат работу в королевском саду. А если украдете что-нибудь – можете собирать манатки и бежать отсюда вперед своего визга, – последнюю фразу она сказала с милой улыбкой, но в воздухе витала угроза. -Можете приступать к работе. Метелки вон там, вода – в колодце на заднем дворе. Вечером проверю.

***

Прошли сутки. Но нам это время показалось вечностью. Невозможно выспаться, нет времени нормально поесть, болят даже те мышцы, о существовании которых мы раньше не знали. Мадам Оливье, экономка – кажется, так назывался ее род деятельности – особо не придиралась, но и не хвалила. С другими горничными пообщаться не пришлось, ведь они были заняты не меньше нашего. Пришло время прибираться в библиотеке. Я лежала на полу, уставившись на люстру. Голова гудела, тело ныло. Даже если бы сюда сейчас явилась мадам Оливье, я бы не встала. Это было выше моих сил. Даже не хотелось переместиться на диван.

–Бедное дитя! Ты плохо себя чувствуешь? – раздался полный сочувствия голос.

Я повернула голову на источник звука и увидела молодую даму, которая стояла рядом со мной на коленях, не боясь ни испачкать платье, ни повредить украшения. Чуть поодаль стоял мужчина со скучающим видом.

–Дорогая, она просто устала, – упокоил мужчина даму.

Женщина слегка стукнула спутника веером, не обращая внимания на смысл его слов, и снова занялась мной:

–Скажи, как тебе помочь?

–Нет-нет, мне не нужна помощь, – сказал я, пытаясь сесть, что далось мне с заметным трудом.

–Бедняжка! Да ты на ногах не держишься! Что с тобой?

–Ничего, я просто работаю горничной.

–Ты больше не будешь здесь работать! Ты будешь жить с нами! – твердо сказала дама.

–Извините, вы это серьезно? Просто так хотите взять меня к себе? – я еще не знала, радоваться или паниковать.

–Конечно. Я всегда хотела иметь младшую сестренку. Бери свой плащ и едем домой, – она кивнула в сторону дивана.

–Это не плащ. Это моя подруга.

Маше повезло больше, чем мне – ее вырубило на мягком диване, а не на полу. Не знаю, вслушивалась она в наш разговор или нет, но только сейчас она нашла в себе силы приподняться.

–Она тоже поедет с нами, – сказала дама.

–Дорогая, ты поступаешь неразумно, – мягко сказал ее спутник.

Дама скуксилась.

–Ты меня не любишь! Права была матушка – не надо было выходить за такого бесчувственного мерзавца, как ты! – еще несколько ударов веером досталось мужчине, который оказался ее законным мужем.

–Извини, дорогая, я был не прав, – по-прежнему сохраняя спокойствие, пошел на попятную супруг.

–Спасибо, милый, я тебя люблю, – проворковала дама.

Тем временем мы с Машей, забыв об уборке, отправились переодеваться, но у выхода из библиотеки столкнулись с экономкой.

–Куда это вы? Уборка на сегодня еще не закончена, – она сказала это безобидным тоном, но создавалось такое ощущение, что над нашими головами навис топор.

–Добрый день, мадам Оливье, – наша «старшая сестра» возникла перед экономкой, протиснувшись между нами, несмотря на широкую юбку. Она сняла что-то с шеи. – Возьмите это ожерелье. Можете делать с ним, что угодно – носить, продать, подарить кому-нибудь.

Глаза старушки блеснули. Она спрятала украшение за пазухой.

–Мне кажется, или нас только что продали? – обратилась ко мне Маша.

–Тебе не кажется.

***

Мы ехали в карете вчетвером – мы с Машей и решившая приютить нас чета. Интересно, как Шико отнесется к нашему решению сменить место жительства? Будем надеется, что забудет о нас.

Поездка продолжалась не долго, но этого времени нам хватило, чтобы из разговора между супругами узнать что-то о них. Фамилия их – д’Андрель, женщину звали Мишель, она – придворная дама, мужчину – Леон, он какой-то чиновник, и сегодня они приезжали в замок по делам. Сидевшей напротив Мишель приспичило меня потрогать:

–Настя, у тебя такие красивые волосы, можно даже прическу не делать! – умилялась она.

Маша, до которой госпоже д’Андрель дотянуться было неудобно, довольно усмехнулась. Я вообще-то не люблю, когда меня трогают за волосы, но приходилось терпеть.

–Погоди, они обгоревшие? – Мишель распахнула глаза от удивления.

–Ничего страшного, – сказала я.

–Это из-за того пожара в Соборе Святого Себастиана?

–Да, но все в порядке…

–Милый, – внезапно расплакавшейся Мишель потребовалось внимание мужа. – Они травмированы!

 

Во-первых, почему «они», если она говорила только со мной? Во-вторых, почему травмированы? Как можно травмировать волосы? Там же нет костей…

–Дорогой, давай возьмем их с собой на свадьбу! – капризно попросила Мишель.

–На чью свадьбу? – хором спросили мы с Машей.

Невозможно было смотреть на то, как нашу судьбу решают при нас без учета нашего мнения.

–Диана, дочь барона де Меридора, выходит замуж сегодня. Бедняжка, у нее, наверное, такой стресс…

–И при чем здесь мы?

–Мы приглашены и хотели бы взять вас с собой.

–Дорогая, я ведь еще не дал согласия…

–Ты не можешь его не дать! Ты же меня любишь?

Мы вздохнули. Приходило понимание того, с кем нам в ближайшем будущем придется делить кров.

***

–Проходите сюда, это будет ваша комната, – когда мы вошли в дом, Мишель решила провести нам небольшую экскурсию по нему, почему-то не доверив это дело слугам.

Увидев нашу комнату, мы были счастливы. Само наличие отдельной комнаты после двух ночей, одна из которых была проведена в чулане, а другая – за уборкой, казалось неслыханной благодатью. И интерьер казался уютным, если не считать того, что расцветка в пастельных тонах заставляла все выглядеть немного по-детски.

–Располагайтесь, чувствуйте себя как дома, – не умолкала Мишель.

–Да, спасибо, – ответили мы.

Ожидалось, что она сейчас уйдет и предоставит нас самим себе, но дама нас покидать не торопилась.

–Может быть, вы хотите что-нибудь?

–Пока нет.

–Может быть, вам здесь неуютно?

–Очень уютно.

–Вам не жарко?

–Нет.

–Не холодно?

–Нет.

–А как насчет…

–Нет.

–Но я еще не спросила…

–Все в порядке, просто мы бы хотели остаться вдвоем.

–Ах, простите, где мои манеры, – она, наконец закрыла дверь с другой стороны.

Мы выдохнули.

–Значит, так, – начала Маша. – Мы уже вторые сутки валяем дурака вместо того, чтобы выполнять нашу миссию.

–Мы ведь даже не нашли ее, – напомнила я.

–А эти интриги, куда нас втянул Шико? Ты считаешь, это не имеет отношения к нашему пребыванию здесь?

–Но этот клоун, кажется, не собирается раскрывать подробности, а значит, мы не можем действовать самостоятельно.

–Почему не можем? Понятно же, что у короля с его братом какой-то конфликт.

–Вряд ли это можно назвать конфликтом. Ведь король ничего не знает, иначе бы он предпринял что-нибудь. Мне кажется, что Анжуйский замышляет что-то против короля, а Шико пытается его остановить.

–Похоже на то.

–И что мы будем делать с этой информацией?

–У меня тот же вопрос.

Поспорив еще не которое время о нашей миссии, мы решили, что можно бы поспать. При этом заснули почти сразу после того, как оказались на кровати.

Глава 5. Плюс один

Ближе к вечеру, когда мы спустились из предоставленной нам комнаты, мы увидели, что в доме д’Андрель поднялась суматоха. Семейство собиралось на вышеупомянутую свадьбу. Мы с Машей слонялись без дела и ждали, когда приготовления закончатся и все отправятся в дорогу. Но в один момент о нашем существовании вспомнила Мишель:

–Вы что, еще не готовы?

«Чья бы мычала» – хотелось сказать мне.

–Вы должны выглядеть подобающе, – немного менторски сказала она.

Мы не успели ничего сообразить, как нас оттащили в другую комнату и оттуда вывели в ленточках и бантиках. Женщина, мы тебе куклы Барби что ли?

–Какие же вы красивые! – Мишель радовалась результатам своего труда. – Пойдемте, мои цыплятки!

***

Вот и пришлось нам снова трястись в карете. Зачем мы только встали? Спасли бы себе и спали. Так ведь нет, – еще куда-то ехать заставляют. Тряска экипажа уже стала привычной, поэтому, когда он остановился у нужного дома, окружающие предметы продолжали прыгать перед глазами. Мы почти вывалились на крыльцо парадного входа, едва открыв дверцу, и оказались у ног какого-то мужика.

–Вы кто? – раздался откуда-то сверху суровый голос.

–д’Андрель, – Мишель и Леон уже были рядом с нами. Задумчиво теребя один из длинных усов, привратник пробежался глазами по свитку, который начинался у него в руках и заканчивался где-то внутри дома.

–Да, я вижу, что вы есть в списке приглашенных. А вот их, – он указал на нас. – Я не вижу. Они кто? Ваши родственницы?

–Вы не можете поступить так с ними! Они нам как сестры!

–«Как» или «сестры»? – беспристрастно уточнил привратник.

–Мы их удочерили! – выдала Мишель.

Опаньки, это уже что-то новенькое!

–Они работали в королевском замке горничными, и мы взяли на себя ответственность спасти этих крошек от их тяжелой жизни! – у нее на глаза навернулись слезы,

–Дорогая, почему «мы»? Это была твоя инициатива, – в своей обычной манере сказал Леон.

–Проходите, проходите, мы всегда рады новым людям, – привратник занервничал при виде плачущей женщины.

Когда мы вошли, привратник тихо отозвал в сторону нас с Машей.

–Девушки, мне тут нужна ваша помощь.

Вот это уже совсем неожиданный поворот событий.

–Почему наша?

–Ну как почему… Вы же были горничными в королевском замке, а туда, наверное, абы кого не берут. Вам же это раз плюнуть…

–Что – раз плюнуть?

–У нас катастрофически не хватает рабочей силы для подготовки свадьбы. Если что-то не будет сделано до венчания, то виноватым считать будут меня!

–Мы уже подрастеряли квалификацию, – попытались мы увильнуть.

–Пожалуйста! Хотите, я вас буду на коленях умолять…

Видеть перед собой взрослого мужчину, стоящего на коленях, было, мягко говоря, неловко. Мы согласились, лишь бы он перестал терзаться. Так нас и отправили: меня – помогать невесте собираться, Машу – прибирать одну из комнат. Ему пришлось подтолкнуть каждую из нас в своем направлении. Тут мы с Машей расстались.

***

Пройдя до конца коридора, я постучала в дверь, и, по своей привычке, вошла не дожидаясь ответа. В комнате я увидела девушку, сидящую за туалетным столиком. Рядом стояла женщина постарше, одной рукой она делала что-то с волосами сидящей, другой умудрялась одновременно держать кувшин и полотенце. Увидев меня, она почему-то обрадовалась:

–Как вовремя вы пришли! Подержите вот это, пожалуйста, – она сунула мне в руки кувшин и повесила на плечо полотенце. Хорошо, что мне явно не собираются доверить волосы невесты. Ведь именно невеста сидела сейчас передо мной, Диана де Меридор? Она глянула на меня. смутившись от ее внимания, я быстро вытащила розовые ленточки из волос. На вид ей было лет семнадцать. Глаза у нее были серого цвета, волосы – очень светлые, что подчеркивалось контрастом со смуглыми руками женщины, делавшей ей прическу. Из-за выражения ее лица мне показалось, что она обеспокоена.

–Все хорошо? – спросила я на всякий случай.

Диана попыталась улыбнуться через силу.

–Да, подготовка идет как нельзя лучше.

–Что же вы грустите? У вас же свадьба сегодня, а не похороны, – попыталась я приободрить невесту.

Судя по тому, как она почти осуждающе посмотрела на меня, фраза про похороны была лишней.

–Можно спросить твое имя?

Я удивилась, что это ее интересует, но ответила:

–Меня зовут Настя.

–Сколько тебе лет?

–Пятнадцать.

–Мне бы хотелось узнать кое-что. Как ты думаешь, может быть брак без любви?

–Ну… хе-хе… Наверное, у меня недостаточно опыта в амурных делах, чтобы говорить об этом, но, мне кажется, что когда люди долго живут вместе, они…

–Привыкают?

–Вот-вот.

–А «долго» – это сколько по времени?

Я заметила, что уже довольно давно глуповато улыбаюсь и тру ладонью заднюю часть шеи.

–Не могу ответить на этот вопрос, – помедлив, сдалась я.

–Вам не стоит беспокоиться из-за того, что вы выходите замуж по настоянию отца, ведь он желает вам самого лучшего, – вмешалась женщина, занимающаяся прической. – Ему бы хотелось видеть вас у алтаря с более жизнерадостным лицом.

Диана снова изобразила улыбку.

–Можно еще спросить у тебя… – она вернулась к общению со мной. – У тебя бывает такое ощущение, как будто ты забыла что-то важное?

–Да, и довольно часто. Я думаю, у всех…

–Нет, подожди. Я не знаю, как объяснить. Это похоже на бессонницу. И словно какой-то поступок может вернуть тебя к обычной жизни, но ты не знаешь, какой. Понимаешь?

–Если честно, не совсем, – ответила я, невольно сделав туповатое лицо.

–Вы снова плохо спали этой ночью? – снова вмешалась в разговор, «парикмахерша».

–Да, это все те сны.

–Не удивительно, что то событие сильно потрясло вас. Но я не сомневаюсь, что вы сможете забыть об этом.

Смуглая женщина взяла у меня полотенце, смочила его водой и подала Диане.

–Вы не принесете щипцы для завивки? – спросила меня «парикмахерша».

–Конечно, – кивнула я и, вернув кувшин, вышла из комнаты.

Я понятия не имела, где взять щипцы, но нужно было сделать вид, что я это знаю.

Не успела я закрыть за собой дверь, как в меня врезалась Маша. Она была взволнована и еще не отдышалась после бега.

–Насть, должна показать это тебе, – сразу сказала она. – Смотри, – она протянула мне серебряное кольцо с фианитом, точно такое же, как те, что перенесли нас в прошлое.

–Еще одно?

–Да. Значит, где-то есть путешественники во времени.

–Может, оно не имеет таких сил? – усомнилась я. – Дизайн не то чтобы уникальный. Это может быть просто совпадением.

–Я сначала тоже так подумала, но… Пойдем со мной.

Она отвела меня в комнату, где ее заставили делать уборку. Многое здесь говорило о том, что этим помещением давно не пользовались: мебель в чехлах, пыль, запах старой ткани. Подруга подвела меня к стоящему в дальнем углу сундуку и откинула крышку.

–Вот.

Встав на колени, я начала разбирать находившиеся там вещи. Внутри обнаружилась одежда: узкие джинсы, длинная белая футболка, короткая кожаная куртка, белые кроссовки и пара резиновых браслетов. В кармане куртки, на который была нашита картинка с британским флагом, обнаружился мобильник с подключенными наушниками, который был полностью разряжен.

–Здесь же я нашла кольцо, – пояснила Маша, дождавшись, когда я закончу разбираться с вещами. -Что, все еще не веришь?

–Кажется, ты права. Кто-то такой же, как мы, оказался в одном отрезке времени с нами.

–Давай наденем кольца! Тогда этот третий человек нас найдет, и мы сможем работать вместе!

–Давай, – согласилась я, доставая из кармана магические ювелирные украшения.

Пристроив кольца на пальцы, мы вышли из комнаты, делая вид, что ничего не произошло.

***

Венчание состоялось в домашней часовне дома де Меридор. Невеста сохраняла беспристрастное лицо, чтобы не выглядеть печальной. Белое платье и фата очень шли ей, а вот личико лично мне больше нравилось без этого плотного макияжа. Без него она выглядела… милой? Жених, который чинно вел девушку к алтарю, был старше ее раза в три. Мы пытались высмотреть в толпе будущего тестя, но не смогли его вычислить.

–Ты как хочешь, а я – за пироженками, зевнула Маша и навострила лыжи к праздничному столу.

Я, на всякий случай, осталась. Вдруг здесь мое кольцо заметит тот самый третий путешественник во времени?

–Милый, наши крошки пропали, – мне резануло слух.

–Дорогая, ты драматизируешь. Они, скорее всего, в этом доме.

Раздался знакомый звук шуршания веера:

–Ты меня не любишь! Права была матушка, надо было выходить замуж за сына ее подруги, он хоть и бабник, но добросердечный!

–Дорогая, не стоит говорить в полный голос в столь неподобающий момент.

Чувствуя надвигающуюся опасность, я старательно закрыла лицо волосами и последовала за Машей, которая, наверное, уже поглощала угощения. У праздничного стола я нашла эту обжору.

–Маш, палундра! Спасайся кто может!

–Что случилось? – она проглотила кусочек, находившийся у нее во рту, перед тем, как задать вопрос.

–Нас ищут наша «сестренка» и ее муж.

Не будучи в состоянии определиться, издать ей звуки паники или продолжить жевать, Маша чуть не подавилась. В этот момент толпа гостей как раз потянулась в банкетный зал. Нас сразу же и след простыл. Маша умудрилась прихватить еще пару кусков с собой, да и я не осталась с пустыми руками.

Наткнувшись на какое-то подсобное помещение, мы затаились там, поедая то, что успели схватить. Но мы не собирались проводить здесь остаток дня, поэтому минут, наверное, через двадцать, побрели обратно в столовую, по дороге услышав за углом голоса, один из которых явно принадлежал девушке, а другой – мужчине. Мы развернулись и собрались пойти другим путем, чтобы не мешать уединившейся парочке. Нас остановило то, что в другой стороне была запертая комната, поэтому мы остались на месте в ожидании и невольно услышали часть разговора. Похоже, это были вовсе не воркующие голубки, как показалось нам поначалу. Между ними назревал конфликт: он уговаривал ее на что-то, она отказывалась. Причем, я догадалась, кому принадлежат эти голоса. Тихо, как мышка, я заглянула за угол, чтобы найти подтверждение своей догадке. Я увидела Диану и Анжуйского. Она была все еще в свадебном платье, он – в дорожном плаще, как будто приехал ненадолго.

 

–Нет, я не могу пойти с вами, это мой окончательный ответ, – девушка сказала это твердо, хотя ее голос подрагивал.

–В таком случае, позвольте мне откланяться, – сдался, наконец, герцог, плохо скрывая раздражение.

Послышался удаляющийся звук шагов и шелеста плаща. Дождавшись, когда из нашего вида исчезнет и дочь барона, Маша полезла ко мне с вопросами:

–О чем они говорили?

–Тише! – цыкнула я. Мне казалось, что ее могут заметить, а привлекать внимание не хотелось. -Я сама не поняла.

–Пойдем за Анжуйским, – Маша кивнула в ту сторону, куда ушел герцог.

Я не видела необходимости следить за этим человеком, но потом мне подумалось, что он может причинить вред Диане. Не хотелось, чтобы что-то плохое снова случилось с этой печальной девушкой, ведь ей, как я поняла, уже пришлось пережить какую-то трагедию. Поэтому я согласилась с подругой:

–Идем.

Стараясь быть тише воды и ниже травы, мы нагнали Анжуйского на заднем дворе дома, который больше напоминал небольшой парк обилием цветущих растений и наличием изящно декорированной беседки. В беседке сидела женщина со слегка вьющимися каштановыми волосами, к которой направлялся Анжуйский. Когда она развернулась к нему, и мы смогли видеть ее лицо, мы узнали в ней ту особу, которая чуть не подожгла нас, но на этот раз на ней было платье. Спрятавшись ближайших к беседке кустах, мы наблюдали за этими двумя.

–Ты все же приехала за мной, Шарлотта, – начал разговор герцог.

–Да. Я беспокоилась, – призналась женщина.

–Беспокоилась? – судя по интонации, Анжуйскому показалось это смешным. -Право, не стоило. Мне приходилось заниматься и более опасными делами.

–Но ведь и в этот раз ты остался ни с чем, – не осталась в долгу Шарлотта.

–Как видишь.

–Почему твой выбор пал именно на Диану де Меридор?

–Это же очевидно. Поддержка их семейства – шаг на пути к моей цели.

–Есть и более знатные семьи. Неужели она мила твоему сердцу? А я ведь даже ни разу не видела ее.

–Так вот, что тебя тревожит? Это не то, что ты думаешь. Просто наивная девица, выданная замуж поневоле, сделает все, чтобы вырваться на свободу из золотой клетки. Именно поэтому ее должно быть легко очаровать. Но всему свое время.

–А если ее отец не даст согласия на повторное замужество дочери? Одна Диана ничем не поможет тебе.

–Кто будет против того, чтобы породниться с родственником монарха?

–Он не чает души в Диане, но непременно хочет выдать ее замуж за знатного человека, невзирая на ее чувства. Я не могу его понять, – Шарлотта задумчиво приложила большой палец к губам.

–Тебе стоит понять, что такое брак по расчету.

–Я понимаю. Франсуа, ты правда никогда не бросишь меня? Просто пообещай, что всегда будешь со мной…

–Я могу пообещать время только отпущенного мне земного срока.

–Все еще иронизируешь? Почему? Я действительно сожалею, что не могу ничем помочь тебе после всего того, что ты сделал для меня. Поэтому я боюсь, что когда-нибудь ты просто выбросишь меня, как сломанную игрушку.

–Ты очень помогла мне, устроив засаду в соборе и уничтожив в огне то, что могло мне помешать. Но я так и не понял, как ты спаслась от огня?

–Сбежала через окно.

Шарлотта резко, но ловко поднялась, как испуганная белка.

–Франсуа, за нами следят.

–Где же?

–Вон там.

Мы с Машей с ужасом поняли, что она указывает в сторону нашего убежища. Как она заметила? Неужели мы издавали слишком много лишних звуков, пытаясь немного приблизиться к заговорщикам, чтобы лучше слышать, о чем они говорят?

Анжуйский вытащил из ножен шпагу и мгновенно оказался перед нами. Плохо понимая, что происходит я прижала подругу к земле и навалилась сверху, когда по руке полоснуло холодным оружием. Рукав был рассечен, и из глубокой царапины выступила кровь. Странное ощущение разлилось сначала от предплечья к плечу, а потом по всему телу – оно было как будто заморожено, и я не могла пошевелиться. Тело подруги также онемело подо мной – ее тоже задело.

–Так-так, шпионите вместо Шико?

Я видела, как с этими словами приблизился и снял кольцо с моей руки Анжуйский. Машино кольцо тоже оказалось у него. И мы ничего не могли сделать.

–Юным особам так к лицу спокойствие, не правда ли, Шарлотта? – герцог с чувством превосходства смотрел на нас сверху вниз, убирая шпагу в ножны. Его спутница гордо улыбалась. – Счастливо оставаться! – брат короля снял плащ и бросил его на нас так, что мы не могли видеть, как ушли заговорщики.

***

Когда нас обнаружат? Высока вероятность того, что кто-то придет сюда. Или нет? Ведь сейчас поздний вечер, если не ночь. Вот ведь знаю, что мы умрем, а мне почему-то не страшно. Наверное, осознание еще не пришло. Так, стоп, у меня работает сердце, мозг, и я могу дышать, хоть и с трудом, потому что грудь не вздымается. И что? До утра может закончится воздух под плащом. Что за звук? Идет кто-то? Нет, просто ветер. Никто уже не придет. Но разве мы может так умереть. Лучше бы этот индюк прирезал нас.

Послышался ритмичный шелест травы. Тяжелая поступь, которая стихла совсем рядом. Я вся обратилась в слух. Давай же, заметь нас. Плащ исчез – появилось звездное небо. Я почувствовала, что мне дуют в нос, а затем – едва ощутимый укол в плечо. В легкие ворвался воздух, а тело обмякло, как будто было сделано из ваты, и покрылось мурашками. С жадностью вдыхая ночную прохладу, я попытаюсь сесть. Удалось. Вновь обретенное тело не желало слушаться. Я чуть не навалилась на человека. Он отложил меня в сторону и занялся Машей. Послышалось ее глубокое дыхание, переходящее во всхлипы.

–Тише, тише, – успокаивающий голос и похлопывание по спине. – Вы, должно быть, продрогли. Вам надо согреться.

***

Застеленная массивная деревянная кровать казалась невероятно удобной. Травяные запахи витали в воздухе, что было не удивительно, так как в этой комнатушке повсюду были развешаны пучки разных видов растительности – свежей или засушенной. Сидя с подругой завернутыми вдвоем в одно одеяло, мы поняли, как же холодно и неудобно было лежать на влажной земле.

Человек, который, на наше счастье, проходил мимо, оказался лекарем, служившим дому де Меридор. Его звали Жак. Он отвел нас в свою скромную обитель, чтобы мы немного пришли в себя после пережитого.

Как раз сейчас распахнулась дверь и появился Жак. В руках он держал поднос, на котором стояли два сосуда, похожих на чашки без ручек, и горьковато пахнущий пар поднимался от них.

–Выпейте. Это придаст сил и поможет согреться.

Принесенное лекарство и на вкус тоже оказалось горьким, но терпимо. Уже делая первый глоток можно было почувствовать, как лицо краснеет и становится влажным от пара.

–Как же вас так угораздило? – сочувственно вздохнул Жак, закрывая ногой дверь и усаживаясь на табурет напротив нас.

–Это произошло из-за шпаги, – сказала я.

–Из-за царапины, – добавила Маша.

Мы решили не вдаваться в подробности.

–Так это получается, на шпаге яд был?

–То есть как? Она была им, так сказать, смазана?

–Да, некоторые дворяне делают так. Вот вам и попало каким-то парализующим веществом. Вам повезло, что я проходил мимо, когда собирал растения. только не говорите моим хозяевам, ведь они думали, что для красоты это все сажали.

–Вы практичный человек, – его слова вызвали у нас улыбку.

–Куда ж без этого в нашем деле? Нечего добру пропадать. Это была идея хозяина – украсить задний двор, чтобы порадовать свою дочь, которая сегодня замуж вышла.

–Они с мужем уже уехали? – осторожно спросила я.

–Нет. Она в отчем доме останется, пока вещи не перевезут.

Ответ заставил меня испытать облегчение. Но кое-что еще в этой семье меня беспокоило.

–Все говорят, что барон де Меридор очень любит Диану, но это не помешало ему втянуть родную дочь в брак по расчету…

–Да не родная она, – сболтнул Жак, на момент задумавшийся о своем.

Я чуть не пролила горячий напиток на простыню и свои ноги.

–Простите, что? Она усыновленная? – вмешалась Маша.

–Я разве так сказал? Нет, я не должен был…

–Сказали «а» – говорите «б».

–Нет, не могу. И не просите. Хозяин спустит с меня шкуру.

–Ее прошлое держится в секрете?

–Ну, получается, да. Разве ж мы, простой народ, поймем этих господ? Кстати, я раньше не видел вас в этом доме. Вы тоже прислуживаете здесь?

Его слова напомнили нам о том, что нужно возвращаться к приютившей нас чете.

Рейтинг@Mail.ru