Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Анастасия Валерьевна Колпашникова
Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Глава 8. Ретроспектива. Ее прошлое

Покинув трактир, мы сразу нашли какой-то ларек и купили по булочке, чтобы заесть тяжелый разговор. Подволакивая ноги, мы бесцельно плелись по мощеной улице. Над головами у нас раздался колокольный звон. Я посмотрела по сторонам, чтобы найти источник звука. Знакомая часовня возвышалась над крышами нескольких домов, отделявших ее от нас. Часовня дома де Меридор? Так они живут близко отсюда? Это же шанс! Я побежала по дороге между домов и потянула за собой Машу. Та замешкалась и чуть не споткнулась.

–Это куда мы? – не поняла подруга.

–Мы можем поговорить с Дианой раньше, чем Шико! – пояснила я, не сбавляя скорости.

О существовании булочек пришлось забыть.

***

Когда мы приближались к парадному входу, одна мысль заставила меня сбавить обороты. Что, если нас не пустят внутрь? Ведь в прошлый раз мы пришли со знатной семьей. Что придумаем теперь? Взойдя на крыльцо, мы постучали в дверь. Через некоторое время в приоткрытую щель протиснулась физиономия того мужика, который просил нашей помощи на свадьбе.

–Чего надо? – не очень вежливо спросил он.

Я потупила глаза и начала шаркать ножкой:

–Здравствуйте, простите за беспокойство. Вчера мы работали в этом доме и обронили одну дорогую нам вещь, которую хотели бы забрать. Можно зайти?

–А, помню вас, помню! Проходите, – дверь открылась по шире. – Но учтите, я обязан ходить за вами, чтобы вы ничего не украли.

Ну нет уж, лишние уши нам ни к чему.

–Так вы идете или нет? – привратника начали раздражать наши колебания.

–А знаете… Кажется, наша пропажа не здесь! – снова соврала я, надеясь, что голос меня не выдаст.

Мужчина цокнул языком и закрыл дверь.

Значит, у нас не получилось проникнуть внутрь с помощью обмана. Придется найти другой способ. Обойдя дом, мы поняли, что остается только воспользоваться окном. Малоприятный и энергозатратный способ, если поднимаешься вверх. Спускаться гораздо проще.

Мы смогли вычислить, какое из окон находится комнате Дианы. По занавескам. Для ее занавесок в ее комнате была использована ткань темно-зеленого цвета, который совершенно не сочетался с интерьером в светло-коричневых тонах. Эта деталь врезалась мне в память вчера. Нам очень повезло – окно было с балконом, на который будет проще влезть. Мы решили сначала взобраться на ближайшее дерево, одна из веток которого «указывала» в сторону балкона. Забрались наверх, стараясь не порвать одежду, затем, с той самой ветки перепрыгнули через перила балкона, теперь оставалось только войти в комнату. Хоть бы Диана была сейчас там и, желательно, одна. Распахнув створки, мы с Машей ввалились в дом. В ту же секунду раздался пронзительный женский визг, а мы лежали на полу с шишками от ударов цветочным горшком на головах. Да, Диана была в своей комнате.

–А, это ты? – девушка, наконец, перестала нас лупить и нашла время вглядеться в наши лица. Она узнала меня.

–Денечек добрый, – пробормотала я, постепенно привыкая к мельтешившим перед глазами звездочкам. – А это моя подруга Маша, – представила я свою спутницу.

–Так это зря я вас так… – лицо Дианы стало обеспокоенным.

–Не стоит волноваться, мы в порядке, – замахала руками я.

–В относительном, – уточнила Маша.

Надо же, в первую встречу я посчитала ее такой беззащитной, а теперь она показала нам, где раки зимуют. А впрочем, физически хрупкой она не выглядела – даже несмотря на платья с жесткими корсетами, глядя на ее фигуру, можно предположить, что девушка много занимается спортом.

–Как твои дела? – она обратилась только ко мне, что немного льстило. – Ты так неожиданно вчера исчезла. Все в порядке?

Она, вроде как, даже рада была нашему появлению. Ей, наверное плохо, когда она остается одна, наедине со своими воспоминаниями о Варфоломеевской ночи.

–Да, все хорошо. Просто у меня началась мигрень и пришлось отпроситься, – сочинила я на ходу.

–Понимаю. Это так неприятно, – в ее взгляде появилось сочувствие. – А я сегодня собираю вещи перед тем, как переехать к мужу.

У нас создавалось впечатление, что мы не миссию пытаемся а выполнить, а болтаем с подружкой на кухне. Пора переходить к делу.

–Диана, разрешите задать вам нескромный вопрос, – Маша решилась первой.

–Какие отношения у вас с герцогом Анжуйским? – закончила я.

–С Анжуйс… – она запнулась, отвела взгляд и покраснела.

–Если не хотите, можете не…

–Он признался, что является моим поклонником, – выпалила бывшая де Меридор.

–И… Как вы к нему относитесь?

–Я уважаю его, он же родной брат Его Величества. Но мы с мужем были помолвлены задолго до свадьбы, и когда он открылся мне, я уже принадлежала другому человеку. К чему бы ни были эти вопросы, я лучше буду откровенна, иначе создам повод для сплетен.

–А давно ли вы помолвлены?

-Извините, вы переходите границу, – она снова покраснела.

–Простите.

Повисло молчание.

–Здесь душно. Может, выйдем на балкон?

–Нет-нет! Нам нужно поговорить без посторонних! – настояли мы.

–Какой смысл прятаться, если в любой момент сюда могут зайти слуги? Если честно это похоже на допрос, – казалось, мы начинаем надоедать ей.

–Диана, скажите, пожалуйста, – Маша заметила, что я осторожничаю, и пришла на помощь. – Вы помните Варфоломеевскую ночь?

Она замерла на секунду, широко распахнув глаза. Неужели мы все-таки коснулись больной темы?

–Ответьте, пожалуйста. От того, что вы скажете, возможно, зависит судьба всего королевства, – серьезно сказала подруга.

–Погодите, уж не значит ли это, что вас прислал король? – настороженно прищурилась девушка.

–Нас послал Шико, – ответила я.

Шико-то как раз велел нам «залечь на дно», но мы почти не соврали!

–У вас есть доказательства?

–Естественно. Можете спросить его о нас в любой момент, – я почувствовала, что кто-то скоро получит леща за непослушание.

Диана села на постель, расправив складки на юбке белого домашнего платья.

–Мне нечего сказать вам. Я действительно ничего не помню о своей жизни. Я очнулась на развалинах одного поселения под Парижем, и все что я помнила, было мое имя – Диана. Там же я встретилась с тем, кого называю отцом. Не знаю, что бы я делала без него.

–Диана, но с этим же надо что-то делать, – сказала я, собираясь положить руку ей на плечо, но она заметила мое движение и мне стало неудобно завершать жест.

–Отец приглашал врачей даже из-за границы – никто не смог помочь, – она говорила о своей проблеме, не выражая никаких эмоций, но в голосе звучала горечь, и от этого было еще больнее слушать ее.

–Хорошо. Нам пора идти.

Мы с Машей направились к двери – покидать комнату через балкон показалось неприличным. Я замешкалась, чтобы сказать Диане:

–Возможно, позже Шико лично зайдет сюда, но вы его не бойтесь. Только не говорите ему, что мы приходили. И еще, вы никому не принадлежите, вы – самостоятельная личность. Я хочу, чтобы вы это знали.

–Иди уже, – поторопила Маша, почти выталкивая меня за дверь.

***

Наша задача сейчас заключалась в том, чтобы незаметно покинуть дом. Никаких проблем не возникло, пока мы не приблизились к парадному входу. Перед самыми дверями мы увидели двух человек.

–…Я же говорю, госпожа де Меридор просила вас не впускать… – лепетал один.

–А я принадлежу королевскому роду, и вы не имеете права меня не впустить! – авторитарно заявил второй.

О ужас! Анжуйский здесь!

Спрятавшись за угол, мы вжались в стену и затаили дыхание, надеясь, что эти двое скоро освободят нам путь.

–Довольно споров. Я вхожу, – раздался твердый голос герцога, а затем стук его каблуков.

Вот же влипли! Он ведь ни в коем случае не должен знать, что мы выжили!

***

Когда за гостями закрылась дверь, Диана снова осталась одна. Снова что-то беспокоило ее. Что на этот раз? Кольцо… Кольцо на руке той девочки, которая пыталась дотронуться до ее плеча – оно показалось знакомым. У Дианы когда-то было точно такое же. Наверное, в том сундуке со старыми вещами, в комнате, где уже давно никто не живет. Диана вышла из комнаты и направилась туда. Она еще не осознавала, для чего ей нужно снова увидеть то кольцо. Казалось это будет «ключом» к тому, что она должна сделать. Подойдя к нужной двери, она приоткрыла ее и вошла. Рядом никого не было, но девушка старалась вести себя тихо, словно занималась чем-то сакральным. В комнате делали уборку перед свадьбой, так что теперь здесь казалось светлее и просторнее, но уюта все еще не чувствовалось. Диана встала на колени рядом с сундуком и подняла крышку. Запустив руку в ворох старой одежды, она нащупала в глубине что-то маленькое и металлическое и вытащила, чтобы рассмотреть. Это было кольцо. Серебряное, с фианитом. Выглядит точно так, как в ее памяти. Чтобы убедиться, что кольцо действительно принадлежало ей, она примерила его на палец.

***

Мы бросились наутек от приближающегося герцога и следовавшего за ним и отчаянно пытавшегося помешать его действиям привратника. Причем мы сняли обувь и бежали в носках, чтобы не шуметь. Рядом с одной из арок, украшавших интерьер дома, симметрично стояли две вазы с цветами. Присев на корточки, мы скрылись за ними. Словно ничего не замечая вокруг себя, Анжуйский прошел через арку. Прет, как танк. Привратник, ранее давший нам с Машей, в прямом смысле, от ворот поворот, неотступно следовал за дворянином. Из груди каждой из нас вырвался вздох облегчения.

–Погодите, это что, мартовские фиалки? Где вы взяли такую прелесть?

Анжуйский вернулся к вазам и стал с любопытством рассматривать растения. Вот облом. Нет, не трогай нас, мы кустики.

–Из Голландии доставили, если мне память не изменяет, -ответил привратник, пришедший за ним и сюда. В его голосе слышалось легкое удивление сменившейся обстановке.

–Наверное, мне стоит заказать себе такие же, – умилялся Анжуйский.

 

–Возможно. За ними не сложно ухаживать, они не прихотливы к условиям.

–…Но сначала я должен поговорить с Дианой!

–Нет, это невозможно…

Продолжение фразы мы не слышали, потому что эта сладкая парочка, наконец-то покинула нас. Выйдя из укрытия, мы снова метнулись к выходу, но у самых дверей мощная горячая волна накрыла нас. Это было последним, что мы почувствовали, перед тем как все поплыло перед глазами.

***

Каким-то образом мы оказались в другом месте. Мы не сразу поняли, что произошло. Небо потемнело, как будто наступила ночь, но на земле было светло, как днем, потому что дома этого поселения (то ли деревни, то ли маленького городка), были охвачены огнем. Маленькая девочка в изорванном платьице шла, покачиваясь, навстречу нам, но словно не видела нас. Мы бросились к ребенку, чтобы подхватить теряющую сознание беднягу, но наши руки прошли сквозь ее тело, как сквозь воздух. Девочка упала в обморок.

–Что это? – Маша с ужасом посмотрела на свои руки. -Мы снова переместились в прошлое?

–Я не знаю, что за место, – я чувствовала себя не менее беспомощной, чем она.

Неподалеку о нас, на крыше, казалось, единственного не подожженного здания в окрестности, стояла девушка, одетая в джинсы и кожаную куртку с нашивкой в виде британского флага. В руках у нее было холодное оружие, опознать которое мы с Машей не могли – слишком короткое для шпаги, слишком длинное для кинжала. Девушка внимательно осмотрелась и спрыгнула вниз, ловко приземлившись. Теперь, когда она оказалась ближе к нам, мы видели черты ее лица. Сомнений не оставалось – это Диана. Вскоре рядом появился незнакомый нам мужчина, тоже вооруженный.

–Здесь тоже беспорядки? – спросил он Диану, плащом вытирая кровь со шпаги.

–На этом пятачке уже все спокойно. Скорее всего, восставшие переместились в северную часть поселения, – ответила девушка. – Я пойду туда.

–Диана, ты бросаешься в самое пекло! Разве ты не дорожишь своей жизнью?

–Дорожу. Если бы я была мертва, я бы не смогла защищать других, господин Наваррский.

–Я надеялся, что вам не интересны такие вещи, как восстания из-за веры.

–Это не восстание из-за веры, – возразила Диана. – Они бунтуют просто потому, что хотят бунтовать. Им уже все равно, кто католик, а кто гугенот.

–Значит, тебя точно убьют в этой неразберихе. Я сам пойду в северную часть.

–Хорошо. Тогда я вас прикрою.

–Диана…

–Я обещала защищать вас и буду это делать, – она произнесла эту фразу уже на бегу, направляясь в ту сторону, откуда слышались агрессивные неразборчивые крики. Наваррский не отставал от нее. Мы последовали за ними, оставаясь незамеченными.

Мужчина и девушка врезались в толпу восставших. Стоя на расстоянии нескольких метров, мы наблюдали за сражением. То, что делала Диана, повергло нас в шок – это было похоже на вторжение голодной волчицы в стадо баранов. Мы насчитали одиннадцать приконченных ею без страха взрослых, более-менее хорошо физически развитых мужчин. Она передвигалась так быстро, что трудно было задеть ее оружием или защититься.

***

Диана лежала на полу возле открытого сундука. Только что она почувствовала, как ей в голову стекает огромный поток информации. Столько лиц и событий пронеслось перед глазами меньше, чем за секунду. Девушка поднялась на колени и окинула взглядом ставшую чужой комнату. Теперь все было ясно. Встав, Диана подошла к зеркалу и резким движением распустила волосы. Светлые пряди легли на спину и плечи. Она уже знала, что ей нужно делать.

–Диана, вы здесь? – позвал из коридора голос человека, которого Диана предпочитала избегать.

Сейчас же она понимала, что он может ей помочь, и даже сам об этом не догадается. Девушка вышла из комнаты, плотно закрыв за собой дверь.

Глава 9. Предвестие беды

–Маш, Диана из будущего.

–Серьезно? Ты догадалась об этом только через сутки? – всплеснула руками Маша.

–Эти мысли не выходили у меня из головы весь вчерашний вечер и всю ночь.

Я сидела на постели в нашей комнате в доме д’Андрель, обняв колени и уткнувшись в них подбородком. – Мы же видели ее воспоминания вчера.

–Это про то, когда она сражалась?

–Да, мы попали в ее прошлое и узнали ее будущее, то будущее, которое ее прошлое… – затараторила я, нервно заикаясь.

–Насть, успокойся, – подруга погладила меня по голове.

–Если мы видели ее воспоминания, значит, она их уже вернула? Как считаешь? – уже спокойнее задала я вопрос, хотя Маша знала не больше моего.

–Должна была, – пожала плечами подруга.

–Хотя… это же был только отрывок. Может, ей это еще ничем не помогло? – меня вновь кинуло в сторону сомнений.

–Но воспоминания появились, когда мы были рядом, и мы их видели. Значит, мы способны помочь ей. Мысли позитивно! – Маша потрогала меня за щеки и растянула мое лицо в улыбке.

В этот момент, негромко постучавшись в дверь и не дождавшись ответа, в комнату заглянула служанка.

–К вам господин Шико, оповестила она.

Королевский шут уже стоял за ее спиной. Он смотрел на нас также, как наша учительница в начальной школе после общей попытки класса сбежать с контрольной по математике.

–Шико? Эм… Вы здесь? А… Вдруг вас ищет король? – мы не знали намерений слуги короля, но его присутствие нас напрягало.

–Я знаю, поэтому я и здесь, – не меняя выражения лица, ответил Шико.

Служанка, почувствовав, что обстановка накаляется, предпочла бросить нас на произвол судьбы. Шико переступил порог и закрыл за собой дверь. Без восторга осмотрел бело-розовый интерьер комнаты. Мы надеялись, что шут остынет, но, видимо, случилось что-то действительно серьезное.

–Во-первых, герцог уехал, – начал он более спокойно, чем мы ожидали.

–Значит, можно не прятаться? – первая новость нас немного обнадежила.

–Во-вторых, – Шико проигнорировал вопрос. – Вы, что, ходили к Диане?

–Не то что бы… Мы просто… – начала оправдываться Маша, потупив глаза.

Я перебила подругу:

–Мы не можем оставить ее. Она в беде.

–Она пропала, – Шико сказал это вполголоса, но многозначительным тоном. Сказать, что он застал нас врасплох – не сказать ничего. Напрашивались далеко не оптимистичные мысли:

–Она с герцогом?

–Значит, у вас есть повод так думать? – Шико, не отвечая, начал строить из себя детектива.

–Он был вчера в доме де Меридор, – пояснила Маша.

–Прекрасно, – саркастическим тоном протянул Шико. -Вы не только суете свои носы туда, куда не следует, но еще и вертитесь под ногами у тех, кого стоит опасаться. Браво, из вас получаются отличные шпионы.

–Так она все-таки сбежала с герцогом? – судьба Дианы волновала нас больше, чем фонтанирующее остроумие этого клоуна.

–Я точно знаю, что они уезжали не вместе. Есть шанс, что они сейчас порознь.

–Что же вы сразу не сказали?

Услышав эти слова, я выдохнула, хотя в груди все еще чувствовалась тяжесть. Моя эмоциональность не осталась незамеченной.

–Какие вы душевные… Прошу я вас простить. Не пощекочи я ваши нервишки – вы бы утаили от меня свои походы к замужней девушке.

–Это уже переходит все границы, – сказала я сквозь зубы.

–На этот раз я согласна с тобой, – точно в такой же манере высказалась Маша.

–Спокойно, дамочки. Я же не солгал, – Шико поднял руки в успокаивающем жесте.

–А Диана не могла уехать к мужу? – предположила Маша.

–Могла. Но не уехала. Ее вещи остались в отчем доме. Но давайте договоримся – мои вопросы в приоритете. О чем вы говорили с бывшей госпожой де Меридор? Вам удалось узнать что-то важное?

–Ничего, – почти хором ответили мы.

Ведь если расскажем о ней – расскажем и о себе. А говорить Шико о том, кто мы на самом деле, не стоит – мало ли, как он отреагирует. По крайней мере, не сейчас.

Шут уставился на мои пальцы, теребившие край футболки.

–Ты врешь, – без тени сомнения сказал он. – В доме не жарко, но твои ладони потеют.

Я машинально убрала руки за спину.

–Господин Шико, – никогда раньше я не обращалась к нему так вежливо. -Мы не слышали разговора Дианы с Анжуйским и не можем ничего знать наверняка. Мы сами от нее ничего не добились. Неопределенность и заставляет нас нервничать.

–Действительно. Незнание может порождать страх, – философски заметил шут.

Но нам казалось, что он уловил наше вранье, чтобы сохранить и вытащить на свет в момент, который он сочтет подходящим. Это очень даже в его духе.

–Зная Анжуйского, – он вернулся к теме разговора. – Я бы не упускал из виду его упрямство. Его отъезд может значить – что-то пошло по его плану.

–Да. Создается ощущение, что местное дворянство – большая деревня, где все все про всех знают, – заметила я.

–Именно так. И пользуются этим в своих интересах, – энергично кивнул Шико. -Вы, должно быть, имели иное представление об аристократии: благородство, защита слабых, преданность сюзерену… Но пора бы вам уже понять, что большая часть этого – просто мишура.

–Произошло уже много того, что развеяло эти представления, – сказала Маша.

–Начиная с того момента, как нас взяли под стражу за то, что мы дали воды арестованному мальчику, – мне вспомнилось первое событие, свидетелями которого мы стали во Франции. Этого хватило бы с лихвой, чтобы сбросить любые розовые очки, через которые можно смотреть на жизнь в этой эпохе.

Снова раздался стук в дверь. Не дожидаясь ответа, в комнату вошла Мишель.

–Добрый день, мои мил… – начала она и осеклась, увидев Шико.

Наша «старшая сестра» смутилась, сделала реверанс и вышла.

***

Герцог Анжуйский дочитал письмо, поджег бумагу над свечой и бросил догорать в пепельницу. Он не помнил, когда именно у него появилась эта привычка. Возможно, изначально это была предосторожность, не позволяющая читать письма тем, кому этого делать не следовало, а возможно, ему просто нравилось смотреть как корчится и исчезает среди языков пламени беспомощный листок.

–Франсуа, ты так и не объяснил мне, почему мы уехали, – голос Шарлотты напомнил Анжуйскому о том, что она все еще здесь, в его кабинете.

–Разве это не очевидно? – герцог отвлекся от созерцания догорающего письма и обратил внимание на женщину. -Потому что я выполнил свою задачу.

Все это время Шарлотта сидела на диване, время от времени перелистывая страницы лежавшей у нее на коленях книги. Услышав слова герцога, она захлопнула том и недоумевающе уставилась на отпрыска королевской семьи.

–Ты же знаешь, я всегда получаю то, чего хочу, – герцог заметил жест своей спутницы.

–Подожди, что-то здесь мне не нравится. Разве Диана могла так резко изменить отношение к тебе? Почему она так…

–Причины нам не важны, – Анжуйский приблизился к Шарлотте и приложил свой палец к ее губам. Она оттолкнула его руку.

–Тебя совсем ничего не беспокоит? Девушка слишком быстро изменила свой настрой, вдруг она что-то задумала?

–Успокойся. Даже если ты права, что она может изменить?

Шарлотта ничего не ответила и демонстративно углубилась в чтение.

Каждый из них остался при своем мнении.

Анжуйский был уверен, что мало что может теперь пойти не так. А Шарлотта… она же не знает, для чего ему понадобилась Диана. Он не сообщал ей истинную причину. Да и к чему посвящать ее в это? А она еще и ревнует. Устранить претендента на трон – вот, что ему нужно было от девушки. Ведь она сможет это сделать. Точнее, она никогда бы этого не сделала, но сейчас, после потери памяти, она может быть оружием в чьих угодно руках. Он отправил ее найти и убить человека, которого она когда-то защищала, как цепная собака. Ведь после потери воспоминаний окружающие не делятся для нее на «своих» и «чужих». Все равно, чью сторону занять.

Рейтинг@Mail.ru