Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Анастасия Валерьевна Колпашникова
Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

–Мы, наверное, не будем дольше задерживаться, – сказала Маша, выбираясь из одеяла первой.

–Да, большое спасибо за вашу помощь, – я последовала ее примеру.

–Куда вы пойдете так поздно?

–А мы недалеко живем.

–Да-да, в двух шагах.

Мы успокоили Жака, с ужасом вспоминая, сколько мы сюда ехали и сколько нам придется возвращаться обратно на своих двоих.

***

Петляя по улицам ночного Парижа и уточняя дорогу у редких прохожих, мы вернулись в дом д’Андрель. К этому времени в небе уже появились намеки на рассвет. На цыпочках мы вошли в дом. Гробовая тишина говорила о том, что его обитатели спят.

–Мы просто проберемся в свою комнату и ляжем спать, – прошептала я на ухо Маше.

–Угу, – у той не оказалось возражений.

Ощупывая все находящиеся на пути предметы руками и пол ногами перед каждым шагом, мы пробирались. Сквозь темноту послышалось жалобное мяуканье. Это был Лулу, кот Мишель. Белая мохнатая зверюга пристроилась на любимом коврике у двери. Сейчас, казалось бы, его присутствие нам ничем не угрожало. Но в этом мы ошибались. Лулу переменил свое местоположение, запрыгнув на полку, где пылилось несколько фарфоровых статуэток. Мы с Машей замерли, потому что если Лулу заденет хоть одну, уронит все содержимое полки и наделает шуму. Но кот прошелся вдоль полки, не задев ни единой вещи. У нас словно гора с плеч упала в тот момент. Но Лулу замяукал.

–Кис-кис-кис, – позвали мы его.

Он подошел ближе и потерся об ноги, но продолжал издавать звуки. Проснулся раньше всех в доме и чувствует за собой право требовать еду.

–Будь добр, заткнись уже, – шикнула Маша.

–Так не сработает, надо ласково, – назидательно сказала я и обратилась к коту, пытаясь показать класс подруге: – Тише, заинька, вот будет утро и тебя покормят.

Лулу, не обращая никакого внимания на мои слова, продолжал терзать наши нервы и барабанные перепонки. Более того, он приподнялся на задних лапах и стал точить когти передних об мои брюки. Почувствовав кожей иглообразные когти, я не смогла это терпеть и, взмахнув ногой, отбросила от себя Лулу. С диким воплем кот угодил на злосчастную полочку со статуэтками, половина из них попадала на пол, разбившись. Кот испуганно носился по комнате. Пытаясь поймать его, мы опрокинули шкаф и диван.

Находясь в это время недалеко от дома д’Андрель, можно было увидеть, как постепенно во всех окнах двух первых этажей зажигается свет.

Вокруг нас собралась полуодетая прислуга дома. А мы с Машей не могли пошевелиться, потому что запутались в покрывале от дивана.

–Ласково, значит? – пробормотала сквозь зубы подруга.

–Ничего не говори.

***

Шико прошел мимо двоих людей, заканчивающих играть партию в шахматы: короля Франции и его брата.

–…Недавно пришлось запереть в одной из комнат двоих, помешавших аресту преступника, – король резко переставил на доске очередную пешку. – Не понимаю, что не так с молодежью в наши дни.

–Заперли в комнате? Я не ослышался? – герцог поднял взгляд на брата. – Зачем вы так поступили? они могли уже давно сбежать.

–Не волнуйтесь, они уже были казнены, – эта ложь Шико была заготовлена достаточно давно.

–Правда? Когда?

–Сегодня на рассвете.

–Почему я этого не помню?

–Помните тот указ, который вы утром подписали не читая?

–Припоминаю.

–Вот это и был приказ о казни, – Шико смотрел прямо в глаза Его Величеству, и тот не видел в них лжи.

–Это отличная новость – мне больше не придется думать о них.

Так, воспользовавшись доверием Генриха де Валуа, Шико обезопасил своих помощниц. Ведь рано или поздно о них бы вспомнили, но теперь об этом можно не волноваться. Между прочим, он знал, где они сейчас. Во-первых, те странные девочки давно не попадались ему на глаза. Во-вторых, он застал мадам Оливье, рассматривающей богато украшенное ожерелье, которое она не могла бы себе позволить. Дело оставалось за малым, спросить у старушки, откуда у нее украшение, и не для того ли ей доверяли столько лет, чтобы потом подозревать в воровстве. Так он узнал, что девочки сейчас у знатного семейства. Но не торопился снова связываться с ними – пока ни к чему.

Этикет обязывал перекинуться парой ничего не значащих фраз с гостем, хотя его присутствию он был, мягко говоря, не рад.

–Как съездили на свадьбу?

–Неплохо. Разве что устрицы были несвежие. Совсем как ваши шутки.

Шико в этот раз не собирался отпустить очередную остроту в ответ – его мысли были заняты другим.

–Я думаю, настало время отходить ко сну, – сказал Франсуа вместо того, чтобы сделать очередной ход.

–Мы не собираемся заканчивать партию?

–По моим расчетам, она все равно закончится не вашим ходом.

Шико направился в сад, где, как ему казалось, он сможет не только уединиться, но и подышать свежим воздухом. Шут почувствовал досаду, когда заметил, что они с герцогом идут в одном направлении. Какое-то время мужчины шли рядом молча.

–Кстати, о свадьбе, – заговорил герцог, когда они остались одни в королевском саду. – Мне довелось встретить там наших общих знакомых.

Тон Анжуйского заставил Шико насторожиться.

–Кого именно? – спросил он с лишенным эмоций лицом.

–Тех самых девиц, которых тебе следует отучить совать носы в дела взрослых людей.

–Так вот оно что? – Шико сменил тон на ироничный. – Может, вам стоит отучиться участвовать в политических заговорах? Неужели расстроены, что вас поймали с поличным?

–Рано радуешься, Шико, – усмехнулся Анжуйский. – У тебя больше нет помощников, которые бы ходили за мной по пятам.

Герцог небрежно взмахнул рукой. На землю упала пара серебряных колец с фианитами. У шута екнуло сердце.

–Что ты сделал с ними? – сдерживая ярость, Шико сжал руки в кулаки так сильно, что побелели костяшки пальцев.

–Что это ты так расстроился? Ты же просто использовал их.

–Если я говорю о них так, не значит, что и тебе можно.

–Видимо, ты с возрастом становишься сентиментальнее. Интересно знать, что с ними? Они были отравлены ядом моей шпаги.

–Я не удивлен. Яд – оружие трусов.

–Что же ты так обеспокоен судьбой своих незадачливых шпионов? Может, еще и перчатку мне бросишь?

Но Шико не станет вызывать на дуэль Анжуйского – ведь это не понравится королю. И герцог об этом догадывается, но держит руку на висящем за поясом пистолете, а Шико дотрагивается до своей шпаги.

–Перестань делать вид, что ты лучше меня. У нас обоих руки в крови. Ты же помнишь Варфоломеевскую резню, Шико? То есть, Жан-Антуан д’Англере. Ведь это твое настоящее имя. – Последние слова герцог произнес вполголоса и подавшись вперед. Шико, приняв это за угрозу, выхватил шпагу, но Анжуйский молниеносно вскинул пистолет и нажал на курок. Шико стиснул зубы, чтобы не вскрикнуть, когда почувствовал боль в сжимающей шпагу руке. Пара капель крови упала на землю.

Глава 6. Смена тональности

–Господин Шико? Ей Богу, мы вас не ждали! – засуетилась служанка, увидев небезызвестного господина на пороге дома д’Андрель.

–Право, не стоит беспокоиться, я здесь ненадолго и по делам, – успокоил ее шут. -К тому же, вы выглядите уставшей.

–Я вовсе не устала, просто не выспалась, -зевнула служанка и тут же воспользовалась возможностью пожаловаться: – Хозяйке нашей, видите ли, взбрела в голову очередная глупость. Приютила каких-то девиц и носится с ними, точно курица с цыплятами! Вроде, пытались сбежать, – госпожа просто места себе не находила, а они возьми да и явись среди ночи! И ладно бы, пробрались на цыпочках – нет же, перебудили весь дом!

Шико внимательно посмотрел на женщину.

–С ними все в порядке? Они здоровы?

–Видали и здоровее. Ну, такие же они были, как и всегда.

–Когда это было?

–Под утро почти, светало уже.

Шико попытался вспомнить, когда Анжуйский вернулся со свадьбы. Он не видел герцога сразу после его приезда, но когда они разговаривали в саду, было около полуночи. А теперь выясняется, что на рассвете, то есть, около 4-5 часов утра, его помощницы, которых, по словам Анжуйского уже не должно быть в живых, явились в дом д’Андрель и устроили его обитателям веселую жизнь. Значит, Анжуйский либо ошибся, либо обманным путем заполучил кольца, чтобы напугать Шико.

–А что вы ими так интересуетесь? Натворили чего? – полюбопытствовала служанка.

–Нет, не совсем. Вы можете передать вот это, если увидитесь с кем-то из них?-он извлек из складок плаща миниатюрную шкатулку.

–Хорошо, мне не трудно. А госпожа…

–Ей совсем не обязательно знать об этом. Передайте лично в руки.

–Как скажете, господин Шико.

***

Я открыла глаза, почувствовав, что мне в лицо светит утреннее солнце. Осмотрелась, поняла, что Маши рядом нет, и села на постели. Как правило, она встает раньше меня.

Вчерашний инцидент не принес нам с Машей особых неприятностей, кроме ворчания невыспавшейся челяди. Пришла Мишель в ночнушке и с бигуди в волосах. Мы ожидали слезы, сопли и укоры, но госпожа д’Андрель сказала, что поговорит с нами утром, и велела всем присутствующим вернуться в свои спальни. Это выглядело как затишье перед бурей.

Я зевнула, потом взъерошила себе волосы. Что мы сегодня будем делать? Так, стоп, у нас же колец нет! Их забрал вчера этот герцог!

Щелкнула дверная ручка.

-О, проснулась, – показавшаяся в дверях Маша глянула на мою полусонную физиономию. – Я тут гуляла по дому, наткнулась на одну из служанок, она дала мне вот это.

–Что это? – я взяла небольшую шкатулку из ее рук.

Мы вздохнули с облегчением, когда открыли ее, потому что внутри лежали наши кольца. К ним прилагался сложенный треугольником листок. Это была записка. Судя по подписи – от Шико.

–Должно быть, ему нужно с нами встретиться, – предположила Маша.

–Легок на помине, шут наш гороховый, – закатила я глаза.

–Насть! – нахмурилась Маша. – Ты несправедливо относишься к Шико!

 

–А как я могу относиться к тому, кто помыкает нами, пользуясь безвыходным для нас положением, да еще и потешается? – рассердившись, я вскочила с кровати и приблизилась к ней.

–Считаешь, если бы он отпустил нас на все четыре стороны, нам было бы легче? – повысила голос подруга.

–Да хоть бы и отпустил! – вскрикнула я.

Взгляд Маши заставил меня замолчать. Она смотрела с каким-то испугом. Я почувствовала стыд за то, что накричала на нее, и отвела взгляд.

–Надо извиниться перед Мишель за вчерашнее, – после неловкой паузы я решила сменить тему.

–Да, ты права.

***

В нерешительности мы стояли перед дверью в спальню нашей «старшей сестры». Да, они с мужем спали в разных комнатах, потому что, как пожаловалась один раз Мишель, Леон громко храпит (хотя по нему и не скажешь). После нашего вежливого стука из комнаты раздалось негромкое «Войдите». Мы приоткрыли узкую щель и протиснулись внутрь. Госпожа д’Андрель была еще в постели. Ее спальня была просторной, и пока мы преодолевали расстояние от двери до кровати, успели еще раз почувствовать, как же не охота начинать этот разговор. Каждая из нас старалась пропустить другую вперед, чтобы не брать на себя инициативу. Приблизившись, мы увидели, что женщина лежит, прижав к голове влажный платок.

–Не обращайте внимание – небольшая мигрень, – сказала она не свойственным ей спокойным тоном, когда заметила, что мы уставились на ее лоб.

–М-мы хотели извиниться, – начала Маша и тихонько ткнула меня локтем в бок.

–Простите, пожалуйста, за наше поведение вчера, – в свою очередь сказала я.

Госпожа д’Андрель не торопилась с ответом. На глазах у нее выступили слезы.

–Я не понимаю, – сказала она подрагивающим голосом. – Не понимаю. Почему вы так поступаете? Я всего лишь хотела заботиться о вас, а вы сбежали на всю ночь. Неужели я этого заслуживаю? – чем дольше она говорила, тем более мокрым от слез становилось ее лицо. И это ничуть не походило на притворство.

Какими же сволочами мы почувствовали себя в тот момент! Мы были готовы сделать что угодно, лишь бы утешить ее.

–Нет, мы вовсе не хотели! У нас такая жизненная ситуация, нам пришлось… – мы начали оправдываться, потом закрыли рты и переглянулись.

Нет, нельзя рассказать. Если она узнает, что с нами было вчера, узнает, какой опасности мы подвергли себя, она только сильнее расстроиться. Надо шевелить мозгами, надо придумать что-нибудь! Я в панике огляделась и остановила свой взгляд на изображении купидона, вырезанного на изголовье кровати. И тут я выдала:

–Мы были на свидании!

Повисла неловкая тишина. МХАТ отдыхает. За это время Мишель успела не только успокоиться, но даже и заметно повеселеть. Сев на постели, она посмотрела на нас снизу вверх блестящими от еще не высохших слез и любопытства глазами.

–На свидании? Это как, друг с другом что ли?

–Нет-нет! Вы не так поняли!

–Нет? И кто же ваши избранники, если не секрет?

–Ну… – а вот об этом мы не успели подумать.

–Впрочем, я , наверное, лезу не в свое дело, – на наше счастье. Мишель резко потеряла интерес к нашей личной жизни. – А теперь, будьте добры, покиньте помещение. Мне нужно переодеться. – она ненавязчиво вытолкала нас за дверь.

***

–Ты что несешь? Какое к черту свидание? – с грозным шепотом накинулась на меня Маша, когда мы остались одни.

Я и сама не поняла, зачем сморозила такую глупость.

-Откуда я знаю, какое… Под луной наверное.

–Ага, с отравленной шпагой и горькой настойкой. Пошли, горе мое.

***

Диана подошла к шкатулке с драгоценностями. Вынула и повертела в руках тонкую цепочку. Что она помнила о ней? Вроде бы, эти украшения появились у нее недавно. Самые старые – пару лет назад. Что было до этого – она не знала. Каждый человек хорошо помнит себя начиная с детского возраста. У каждого этот возраст – свой. Диана же не помнила ничего о своем детстве. Дочь барона де Меридора оставила шкатулку в покое, встала и подошла к окну прислонилась лбом к прохладному стеклу. Странное чувство терзало девушку. Ни на минуту не покидало ощущение, что она ответственна за что-то глобальное, и чем дольше она не может понять, в чем дело, тем дальше остается шанс все исправить. Особенно тяжело становилось, когда Диана оставалась одна. Она старалась не оставаться одна, но была другая проблема – сны. Странное чувство не покидало ее и в царстве Морфея. Часто ей снился один и тот же сон: кроваво-красное от лучей восходящего солнца небо, разрушенные дома и мертвые люди вокруг. Только она – жива. И страх. Давящий на грудь страх.

Но ничего. Она теперь замужняя дама, и после переезда в новый дом забот у нее прибавится. А пока нужно просто собирать вещи. Просто жить настоящим. Просто жить.

Глава 7. Ретроспектива. Призрачное дворянство

Шум улиц, гудевший в голове, помогал отвлечься от обилия мыслей, крутившихся вокруг истории Дианы де Меридор и заговорщиков. Сказав Мишель, что пошли погулять, мы отправились на встречу с Шико в трактире, где мы были ранее, о которой он говорил в записке. Постскриптум к небольшому посланию нас повеселил: «Просьба вернуть шкатулку – она стоит денег». Королевский шут явно был в своем репертуаре, когда писал это. По пути пришлось свернуть на улицу с парой торговых лавок.

–Зайдем в аптеку? – предложила я. – У Мишель же вроде мигрень.

–После того, что было утром, ты все еще не стесняешься с ней общаться? – Маша окинула меня скептическим взглядом.

–Просто хочу загладить вину.

–Она же больше не сердится.

-Тем не менее.

Оказавшись внутри магазинчика, я по инерции чуть не спросила, примут ли у меня наличные. От опрометчивости меня остановил вид выставленных здесь чучел животных: крокодилов, ящериц, рыб. Я слышала, что в этом веке с помощью таких чучел в витрине привлекали покупателей, наличие редких животных внушало доверие к аптекарям. Пока Маша позади меня любовалась засушенными улитками, я подошла к продавщице – женщине лет тридцати в простом платье, с покрытыми платком волосами, которая читала потрепанную книгу, ведя указательным пальцем по строчкам.

–Извините, у вас есть что-нибудь от мигрени?

Аптекарша отчеркнула ногтем строчку, на которой остановилась, отложила книгу и посмотрела на меня.

–От мигрени? Много чего есть. Могу предложить слюну тараканов.

Она встала и порылась в склянках, стоящих под прилавком. Я не понимала, как у таракана взяли слюну и как она может вылечить мигрень. И, если честно, не хотела понимать.

–Нет, не стоит! Боюсь, у меня на нее аллергия.

–Поищем что-нибудь другое, – пожала плечами аптекарша.

Она встала на низенькую табуретку и достала с полок другой пузырек, объяснив:

–Жабья слизь!

Маша сзади меня уже издавала утробные звуки.

–Почем?

–50 экю.

–Дороговато, – соврала я, чтобы отказ звучал вежливо.

–Понимаю. Религиозные войны нанесли серьезный удар по благосостоянию Франции. Как насчет этого?

Она поставила передо мной третий пузырек. Я взяла его двумя пальцами и прочитала состав на привязанной к горлышку бумажке. Ромашка, крапива, подорожник. Звучит вполне безобидно.

–Сколько с меня?

–30 экю.

Порывшись в карманах, я отсчитала нужную сумму и положила монеты на прилавок. Деньги у нас с собой были – дали супруги д’Андрель перед тем, как мы вышли из дома. Хотя мы отнекивались, говоря, что и так приносим много хлопот.

Взяв лекарство я поблагодарила аптекаршу и вышла на улице, забрав по дороге позеленевшую Машу.

–И что ты, в результате, купила? – подруга с недоверием посмотрела на пузырек.

–Там в составе какие-то травки.

–Погоди, здесь еще побочные эффекты написаны, – она взяла у меня склянку.

–Да? – я забрала ее обратно, и мы вчитались в надписи на прикрепленной бумажке. Возможны следующие побочные эффекты: тошнота, диарея, повышенная температура, бере… Беременность? Даже так?

–Я думаю, не стоит приносить это, – осторожно сказала Маша.

–Действительно, – согласилась я.

Отойдя подальше от магазинчика, мы засунули пузырек в какой-то ящик.

***

По просьбе Шико мы вошли в трактир не с парадного входа, как другие посетители, а через боковой. Хотя в дневное время здесь было не людно, королевский шут принял предосторожности. Оказавшись в помещении, мы нашли столик, о месте расположения которого также говорилось в записке. Шико, уже находившийся здесь, поднялся нам навстречу.

–Добрый день, – вежливо поздоровалась Маша.

Я коротко кивнула в знак приветствия.

–Разрешите задать нескромный вопрос: что вы делали вчера на свадьбе Дианы де Меридор? – Шико начал разговор странным образом.

–Эм, нас привезли д’Андрель… – замялись мы с Машей, чувствуя, что возражать бесполезно.

Когда он только успел все разнюхать? Зря мы думали, что этот клоун отстанет от нас.

–Об этом я мог бы и сам догадаться, – отмахнулся Шико от нашего ответа. – Я спросил, что вы там делали?

–Но Анжуйский действительно вызвал у нас подозрение своим поведением, – раскололась Маша.

У Шико, видимо, было необычное умение – ставить людей в тупик, из-за чего они ведут себя так, как ему нужно.

–Вас ведь не просили устраивать эту слежку?

–Не просили.

–То есть, это ваша инициативность сыграла злую шутку с вами, – сделал вывод Шико, барабаня пальцами по столу. Мы заметили бинты на его руке.

–Вы ранены? – осторожно спросила Маша.

–Ничего серьезного, – ушел от ответа Шико, пряча руку в рукаве. -Вы ведь не планируете еще появляться в высшем свете?

–Нет, не планируем, – пробормотала моя подруга, переводя взгляд на меня, словно ожидая подтверждения. Я кивнула снова.

–Очень разумно. Вы ведь догадываетесь, что для Анжуйского вас нет в живых?

–Да, было бы глупо думать иначе, – помедлив, сказала я.

–Но нам же это на руку! – осенило Машу. – Он подумает, что больше никто не следит за ними не будет осторожничать, а мы будем у него на хвосте.

–Дамочки, оставьте свои порывы до лучших времен. Знаете, что будет, если вы попадетесь? Он снова попытается избавиться от свидетелей.

–Вот оно что… Тогда, наверное, вы правы, – пожала плечами Маша.

–Нет, мы не можем сидеть, сложа руки! – вмешалась я.

–Что я только что говорил насчет геройских порывов? – отчеканивая каждое слово, сказал Шико.

–Только не сейчас! Ведь мы должны увидеть… – Шико оставался спокойным несмотря на то, что я говорила на повышенных тонах. Все присутствовавшие посмотрели в мою сторону. Почувствовав себя неловко, я заговорила тише: – Наша помощь нужна Диане де Меридор.

–Какая именно помощь?

–Ну, понимаете, она вышла замуж без любви и… – начала я и вспомнила, что здесь это – обычное дело, и вряд ли мои слова тронули Шико. Если его вообще может что-то тронуть.

–Я не знаю, может, мы и не сможем ей помочь, но нужно хотя бы попытаться. Я говорила с ней, и знаете… У нее в глазах такая печаль…

–Печаль… – повторил королевский шут и тут же сменил тему. – Вы можете сказать, что делал на свадьбе Анжуйский?

–Как мы поняли, ему нужна поддержка рода де Меридор для какого-то дела.

Шико помолчал какое-то время, переваривая эти слова.

–Поддержка этого рода ему не поможет. Следуйте за мной, я все объясню.

Шут встал из-за стола и направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Поднявшись и пройдя в конец коридора, мы оказались у двери, которая выглядела немного более надежной, чем двери других комнат. Сопровождавший нас шут повернул ключ в замочной скважине, и мы вошли.

–Где мы? – поинтересовалась я, оглядывая интерьер.

–Эту комнату я снял на долгий срок около года назад, – не стал скрывать правду Шико. -Стены здесь сделаны из особого материала, поэтому трудно подсмотреть или подслушать, что происходит внутри.

–То есть, идеально для наших обсуждений?

–Да. Но вернемся к нашим баранам. Итак, Диана де Меридор (то есть, в девичестве де Меридор) не может быть подмогой нашему дорогому герцогу, потому что она не является родной дочерью барона де Меридора.

–В таком случае, кто же она? – спросила я.

–Никто не знает ни ее настоящую фамилию, ни ее происхождение, ни точный возраст, ни то, где она жила раньше. Я не знаком близко с этой девушкой, но хорошо знаю барона де Меридора. Он вдовец, и у него никогда не было наследников. Но потом у него появилась Диана.

Предчувствуя долгую историю, я села на стул задом наперед, оперевшись подбородком о его спинку, и приготовилась слушать. Маша пристроилась у окна, прислонившись к подоконнику.

***

–Один раз я увидел его, ведущим под руку молодую девушку, израненную, в потрепанной одежде. Когда я заговорил с ними, она назвала свое имя – Диана.

«Она ничего не помнит, кроме своего имени, – пояснил барон. – Должно быть она пострадала во время Варфоломеевской ночи.»

 

–Вы же слышали о Варфоломеевской ночи? – Шико счел нужным отвлечься от рассказа и проверить нашу осведомленность.

Я порылась глубинах памяти.

–Восстание из-за религиозных конфликтов между католиками и гугенотами, да? – неуверенно озвучила я свою догадку.

–Слышали, значит, – наши знания удовлетворили шута.

–Ну а что дальше было с Дианой? – нетерпеливо заерзала Маша.

–Они стали жить вместе. Можно сказать, скрасили одиночество друг друга.

Через некоторое время мы с бароном встретились на охоте, и я спросил его о той девушке. «Диана, должно быть, очень плохо себя чувствует. Она целые дни проводит в комнате, которую я ей отвел, и отказывается от еды. Слуги жаловались, что с трудом уговорили ее переодеться.» – таков был ответ. В следующий раз мы встретились на званом вечере, и Диана была с ним. Тогда я увидел в ней обычную девушку, хоть и немного грустную, но совершенно в своем уме. Тогда я решил, что ее состояние – это последствия страха, перенесенного во время Варфоломеевской ночи. Но странным было то, что она так ничего и не вспомнила.

–А почему Диану насильно выдали замуж? – все-таки решилась спросить я.

–У нее не было другого выбора. Поскольку Диана родилась не от дворянина, или тому нет доказательств, ей не полагается никаких привилегий. После смерти названного отца она бы лишилась всех средств к существованию. Но она может получить их от мужа. Потому сейчас, когда прошло несколько лет после Варфоломеевской ночи, барон де Меридор решил считать свою приемную дочь совершеннолетней и позаботиться о ее будущем.

–Так вот оно что, – пробормотала я, обдумывая полученную информацию.

–Теперь вы поняли, что нашему дорогому герцогу не будет никакого толка от женитьбы на Диане? С тем же успехом он мог бы жениться на своей шляпе со страусиными перьями – ее он хотя бы искренне любит. Диана нужна ему для каких-то других целей. Я ответил на интересующий вас вопрос?

–Ответили, но появилось еще больше вопросов, – я поднялась со стула. – Кто такая Диана? Почему она потеряла память? Что хочет от нее Анжуйский? Опасен ли он для нее?

-Будет не лишним найти ответы. Ведь если мы узнаем о прошлом Дианы – потянув за эту ниточку, сможем вытащить на свет Божий планы Анжуйского.

–У нее может быть какая-то способность, в использовании которой заинтересован герцог, – предположила я. -Мне кажется, что они были знакомы до того, как она потеряла память. А теперь герцог, пользуясь состоянием девушки, пытается ее использовать.

–Мне нравится ход твоих мыслей, – Шико посмотрел мне в глаза. – Я даже удивлен, что мы можешь быть такой умной.

Вот вроде похвалил, но почему так обидно?

–Но почему Анжуйский делает вид, что это интрижка? Не боится дурных слухов? – задали вопрос Маша.

–Да, боится. Как свинья грязи. Слава этого дамского угодника уже давно ушла за пределы и Анжу, и Парижа.

–Но странно, что он говорил об этом, как об интрижке, перед другой женщиной,

–Какой женщиной? – Шико поймал нас на слове.

–Ее зовут Шарлотта. Он обсуждал с ней свои планы в ту ночь. Мы тогда их и подслушали. И это она подожгла Собор Святого Себастиана.

–Если речь о Шарлотте Лилит, то ранее она была важной фигурой при дворе.

–Она дворянка?

–Не совсем. Но сейчас не об этом. Нас больше интересует Диана.

–Точно. Мы поговорим с ней! – вызвалась я.

Шико закатил глаза.

–Я же сказал, что вы будете сидеть в доме д’Андрель. С Дианой поговорю я.

–Нет, не поговорите! – запротестовала я.

–Насть, ты чего? – удивилась Маша моей эмоциональности.

–Вы же не поймете ее, вы же… черствый!

–Разумеется, – без колебаний согласился шут. – Черствость так необходима при французском дворе. Поэтому я подхожу для того, чем сейчас занимаюсь. И я буду говорить с Дианой, если посчитаю нужным. Если вам так не сидится на месте, хотя бы дождитесь, пока Анжуйский уедет из Парижа. Договорились?

Я неуверенно кивнула. Маша, скорее всего, сделала тот же жест, хотя я стояла впереди и ее не видела.

–До свидания, – мы сдержанно попрощались и ушли.

Рейтинг@Mail.ru