Litres Baner
Войти во тьму

Алексей Николаевич Наст
Войти во тьму

«»»»

У каждого государства есть секреты: военные, экономические, политические. Сохранением таких секретов заведуют специальные ведомства. В России – это Совет Безопасности при Президенте. Совет контролирует секретные объекты и разработки, акции и исследования. И очень часто случается так, что где секреты, там и злой умысел, где зло, там преступление. Расследование подобных преступлений поручено специальному подразделению Совета – Особое Специальное Управление ФСБ. Подразделение курируется Федеральной Службой Безопасности, но имеет своего начальника, который подчинён Совету Безопасности. О сложной и опасной работе трёх агентов-следователей из многочисленного штата служащих ОСУ, вы узнаете из этой книги.

«»»»»

По коридору управления в кабинет к генералу Харченко – начальнику подразделения, шли двое мужчин. Черноволосый, высокорослый балагур Ваня Купчик, в слегка помятом костюме, но в свежей рубашке и при модном галстуке, постукивал кожаной папкой о бедро. Он был хмур. Его напарник, такой же умник, конечно, с пролысиной и большим лбом, Петя Загин вытягивал губы дудочкой, в уме напивая глупую мультфильмовскую мелодию.

Их идеальному тамдему пришёл конец – полковник Сычёв, старая кабинетная ворона, сегодня утром огорошил известием – их двойка реорганизуется в тройку, причём они, два бравых капитана, ещё не дотянувших до возраста Христа, но на грани, уходят в подчинение некоему майору, который совсем не из их конторы, да ещё и возрастом младше! «Умный человек!», – это всё, что им пояснил Сычёв. «Разве бывают майоры в таком молодом возрасте?», – переглянулись капитаны, но смолчали. Видимо, сынок какой-нибудь правительственной шишки, которому кидали звания через две ступени по поводу и без наличия такового. Ничего, они сумеют поставить наглеца на место.

В огромном кабинете, за столом у стены, под российским флагом, но без портрета Президента (Президенты, по идее, меняются – безопасность страны остаётся) восседал глава подразделения генерал Харченко. Он был седоват, с пышными бровями и усталым лицом, в свежем мундире. Орденских планок у него не было – ещё несколько лет назад генерал был сугубо гражданским человеком, работал деканом оборонного института, попал на глаза Президенту, вошёл в федеральный, кадровый резерв, а там генеральское звание и должность начальника Особого Специального Управления. Обычная карьера в России. Можно быстро вознестись из небытия к вершине, и также мгновенно кануть в лету, без всяких причин. Стечение событий и обстоятельств. Президент всё обещал наградить, но как-то не представлялось случая. Вся ФСБ посмеивалась над ОСУ – у вашего генерала ни одного ордена, даже юбилейной медали, и то нет… Наверное, поэтому Харченко был вечно недоволен, а может не поэтому – никто не знал, что у него на уме.

–Садитесь, орлы, – невесело предложил генерал.

Капитаны переглянулись, но покорно уселись в кресла у стола.

Харченко вытащил из тумбы стола скоросшиватель, открыв, посмотрел на агентов.

–Доработались? Последнее дело зависло, движения не предвидится. Перед этим неудачное расследование с утерей доли секретности. Смотрю, господа офицеры, не делом занимаетесь, а между собой соревнуетесь, кто кого обойдёт…

–Виталий Харитонович, – открыл рот Ваня.

–Купчик, молчи. Оправдания мне не нужны. Решил я ваши соревнования прекратить – будет у вас теперь не двойка, а тройка, и вы, герои мои, пойдёте под юбку.

–То есть? – переглянулись непонимающе капитаны.

–Представляю начальника тройки – Александра Сергеевна Андреева, майор, юрист, прекрасный следователь… и тд, и тп. Стреляет и дерётся получше вас парни, хотя и деваха. Ко всему прочему, как говорилось в известном фильме – просто красавица.

Капитаны повеселели и растянули рты в улыбках – фотографии начальника из досье – в мундире, в платье, были что надо – ай да Александра Сергеевна!

–Но, – Харченко шутливо сдвинул брови. – Саботажа с вашей стороны не потерплю, если вдруг кто-то из вас начнёт показывать характер. Подчинение – беспрекословное.

–Замечание излишне, Виталий Харитонович.

В дверь кабинета постучали.

–Войдите! – разрешил Харченко.

Вошла красивая молодая женщина в кремовом платье. Ваня Купчик скривил многозначительную мину и качнул головой, мол, пойдёт, а Петя был ещё красноречивее, он сказал:

–О!

Александра улыбнулась. Она сразу поняла – два симпатичных оболтуса – её команда, и по виду, с ними не соскучишься.

–Разрешите, товарищ генерал?

–Проходи, Александра, садись, – впервые улыбнулся Харченко. Указав на капитанов, представил. – Вот, знакомься, твои подчинённые. Капитаны Пётр Загин и Ваня Купчик.

–Очень рад, – улыбнулся Ваня.

Александра хмыкнула:

–Сработаемся.

–Ладно, ребята, ещё успеете познакомиться, а теперь о серьёзном, – генерал обвёл взглядом сотрудников, и вытащил из тумбы стола новый скоросшиватель. – Всем вам заказаны билеты на самолёт – через пять часов рейс на Красноярск. Там вас встретит заместитель начальника местного УФСБ. Доберётесь до войсковой части, а оттуда вылетите в глубокую тайгу – вертолёт в нашем распоряжении.

Купчик с Загиным переглянулись – далеко их забрасывают. Майор слушала с улыбкой на лице и, казалось, не переживала о предстоящем путешествии. Такую бы дамочку, да на Канары, а не в красноярскую тайгу.

Загин тихонько скользнул взглядом по ногам майора и упёрся в глаза Вани Купчика. Глаза Вани говорили, что генерал, закрыв одно соревнование, дал старт другому.

–В этой самой тайге, внимание, передаю секретную информацию, расположена станция слежения и контроля за космической группировкой спутников-шпионов стран НАТО. При необходимости, размещённое там оборудование, может вывести часть группировки спутников из строя. Объект повышенной секретности, хотя давно морально и физически устарел. Однако, чем богаты… Обслуживают станцию операторы-охранники, всего двенадцать человек, – генерал умолк, перебрал листки с убористым, печатным текстом, перевёл взгляд на капитанов. Капитаны смотрели серьёзно, но в глазах у обоих мерцали странные огоньки. – Да, там произошло убийство. Убит один из операторов. Убит с применением пыток. И там есть ещё странный момент – на месте преступления найдена отметина – древесина разодрана когтями медвежьей лапы.

Харченко задумался, вздохнул, захлопнул скоросшиватель.

–Это всё. На месте провести расследование, выяснить причины убийства, найти преступника, доложить. Даю четыре дня. Действуйте. А дело назовём, ну, например, Медведь. Пожалуйста, это вам. И ещё флэшка с полной базой необходимых данных, закачайте в свой компьютер. – генерал протянул Александре скоросшиватель с бумагами, флэшку, улыбнулся. – Удачи, товарищ майор! … Или как ты предпочитаешь? Госпожа майор?

Александра усмехнулась – сухарь генерал пытался заигрывать.

–Лучше товарищ. Так по уставу… Так привычнее.

–Тогда, не задерживаю…

«»»»»»

Из кабинета генерала капитаны вышли кривляясь, а Александра важно несла скоросшиватель.

–Разрешите обратиться, товарищ майор, – подал голос из-за её спины Загин.

–Меня зовут Александра, – улыбаясь, оглянулась она.

–Очень приятно. А меня Петя.

–Слушаю тебя, Петя, – Александра почувствовала, что капитан хочет сказать что-то такое, что сможет выбить её из колеи, чтобы потом увиливать от полного подчинения. Знала она таких умников, и подобные психологические приёмы тоже.

–Генерал, к сожалению, не до конца рассказал о вас. Вы же наш руководитель теперь. Подчинённые должны знать много о своём начальнике… Вы не замужем, как я понял, но друг-то у вас есть? Или ваше сердце свободно?

Александра готова была к чему-то подобному, и не убрала насмешливой улыбки.

–А ты, Петя, разузнай сам всё. Ты же сыщик.

Загин не ожидал отпора и остолбенел.

Зато Ваня просиял, оттесняя плечом напарника.

–Александра Сергеевна, а я и так вами доволен, как руководителем, без лишней информации! Очень доволен!

Александра хитро взглянула на Ваню – тот ещё гусь, тоже, естественно, потом выкинет номер. Ладно, она готова поиграть с ними – так даже интереснее.

–Молодец, Ваня!

Ваня победно подмигнул Загину: « Один – ноль!».

В кабинете капитанов царил бардак – два стола и тумбочки устилали бумаги, в урнах было полно бумажной стружки. На аппарате для уничтожения документов стояла грязная пепельница из панциря черепахи и дешёвый, пластмассовый электрочайник. Оба старых компьютера были выключены. В лотке принтера лежал лист с распечатанными дурашливыми стишками:

Хочу тебя!

Хочу! Несчастный!

А, э, у, а!

Любовь ужасна.

Александра пробежала взглядом строки, улыбаясь, посмотрела на капитанов.

–Действительно, ужасно. Чьи?

–Это новый авангард, – отозвался Загин.

–Петя, ты не женат, – определила майор.

–Ещё нет, – согласился Петя.

–И я тоже, – поспешил привлечь к себе внимание Ваня Купчик.

–Как интересно! Красивые, неженатые, весёлые, – подкинула им комплиментов. Пусть немного подцепятся на крючок. – Как устоять девушке?

–А я ещё и умный, – заметил Загин.

Ваня Купчик удивлённо округлил рот: «Один – Один!».

–О-о!!! – выдохнул Ваня.

–Да! – обернулся к нему Загин. – Умный!

–Не замечал.

–Правда, умный.

–Вот что, парни, есть у вас тут еда, в этом холостяцком, захламлённом кабинете? – спросила Александра, садясь за стол.

–Есть, – Ваня полез в свою сумку и извлёк пакет с бутербродами. – Пожалуйста.

Все взяли по бутерброду. Александра, жуя смазанный маслом хлеб и сыроваренную колбасу, продолжала осматривать кабинет подчинённых – капитаны не любили прибираться и больше походили на киношных следователей-суперменов, а не на настоящих бумажных крыс, сопоставляющих разложенные в строгом порядке криминальные факты.

–Что ж, задание мы получили. Времени до вылета не так много. Документы оставляю вам. Встретимся в аэропорту.

 

Доев, Александра вытерла руки платком, поправила платье на плечах.

–Всем по домам, паковать вещи и рюкзаки. Кстати, какая там погода?

–Погода дрянь. Дождь, сильный туман, – отозвался Загин.

–Тем лучше, – заметила Александра, выходя из кабинета.

–Чем? – удивились капитаны.

Александра усмехнулась.

–Ну, и незадачливые вы, ребята. Комаров нет.

–О-о!!! – услышала она, уже шагая по коридору, и засмеялась…

«»»»»»

Из управления Александра прямиком отправилась на своей машине домой. Белый «Хюндай-Соната», почти новый (три года), купленный папой известным художником по случаю четвертьвекового юбилея дочурки незамужней неудачницы, отдающей все душевные и моральные силы службе Родине, мчался по улицам, плавно обгоняя российские «лады» и подержанную иношваль. Крутые на новых джипах, «мерсах» и «бмв» вихрем уносились вдаль. Какие-то перекачанные молодые удоды, в чёрных безрукавках, с бритыми затылками, обгоняя на блистающем серой сталью, давно вышедшем из моды и снятым с производства «Хаммере», дерзко проулюлюкали. Как негры в старых голливудских фильмах…

Александра, весело хмыкнув, махнула им рукой – «Свободны!».

Заехав во двор и притормозив у солидной, респектабельной многоэтажки, она выключила зажигание, вышла из машины. Задрав голову, посмотрела на застеклённую лоджию квартиры родителей.

Папы не было дома – он тусовался на каком-то фестивале в Каннах, мама в цветастом шёлковом халате от безделья ходила по уставленным антикварной мебелью комнатам, шлёпала хлопушкой мух и иногда спорила с горничной насчёт меню. Скучная преуспевающая жизнь. Отец был в курсе, чем занимается по жизни любимая дочура, мать же (отчаянная либералка, ругающая власть) ещё пребывала в сладостном неведении, считала, что Александра работает в важной инофирме «УСО» или «ОСУ» – Александра иногда забывала название и меняла буквы по своему усмотрению, общалась на немецком, английском, французском, шуршала клавишами на компьютере почти вслепую и имела в месяц энное количество тысяч рубликов – ставка следователя-секретника плюс доплата за майора, да сердобольный папа подкидывал столько же, в общем, Александре для безбедной самостоятельной незамужней жизни хватало с лихвой.

«Такая ли я неудачница?», – усмехнулась она, вспомнив любимую присказку отца, но тут же помрачнела, войдя в кабину лифта – представилось обрюзгшее лицо матери, скучающей в одиночестве и боящейся, что папа-«звезда бомонда», заведёт роман на стороне.

–Привет, ма! – Александра чмокнула мать в щеку, придирчиво вдохнув через ноздри – запаха алкоголя от любимой родительницы не исходило. Что-то припозднилась она сегодня с началом своих повседневных тихих одиноких возлияний. Ну, тем лучше. – Я уезжаю в командировку. Вещи соберу и ту-ту, полетела.

Мать зевнула, почесала неприбранную голову – Александра умчалась утром, когда она ещё спала, не удивилась очередному отъезду – дочь вечно моталась туда-сюда. Пусть, если ей нравится. Сейчас таков мир – все в движении, все и всё. Одна она не выходит из этих проклятых апартаментов, «стережет» обстановку.

–Есть будешь?

Александра выглянула из своей комнаты с готовым командировочным рюкзаком – у неё дорожный набор был всегда собран, как у отличного солдата, кивнула:

–Буду. Ещё не ела. Так, перехватила бутерброд на работе.

–Пойдём на кухню.

–Сейчас. Загружу в комп данные с флэшки!

–Флэшки, мышки… С ума вы посходили со своими ноутбуками и смартфонами… Ну, разве это хорошо? … Ладно… Есть сырный сур с гренками, кабачковые котлеты, какой-то салат Марина приготовила, – ответила мать, сбросив с себя дремоту. Марина – это горничная, пожилая и ворчливая, но мать, хотя и ругалась по поводу её ворчания, расставаться с ней не собиралась.

–Где она? – улыбнулась Александра.

–В магазин пошла. Сегодня с утра с ней повздорила. Говорю – сделай котлеты с мясом, а она – сегодня разгрузочный день, сделаю из кабачков, а по вкусу будут напоминать мясные. Напоминать! А зачем мне напоминания? Я не собираюсь забывать вкус мяса, слава богу, картины отца, особенно портреты, идут нарасхват!… Её разве переспоришь! Ешь теперь кабачковые.

Александра переоделась в дорожное, прошла на кухню, села за маленький, раздвижной столик, включила пультом маленький телевизор, закреплённый на кронштейне над холодильником. Мать поставила тарелку с тёплым супом и гренки, стала возиться с котлетами.

–Куда летишь? За границу?

–Нет, в Красноярск.

–О, боже! Посылают же тебя! Река Ангара, тайга, тучи комаров. Купи спрей в аэропорту. Приедешь вся в прыщах и язвах! Там же ведь ещё и мошка! А здесь, в Москве, лицо для девушки, самое главное. Особенно, для сотрудника такой важной , иностранной фирмы!

Александра улыбнулась – мама, кроме Москвы, остальных городов не признавала, разве что заграничные мегаполисы проходили в её рейтинге первым номером, но и о них она периодически судила скептически.

–Да, что-то подобное, – сказала Александра. – Комары, мошка, язвы…

Мать поставила на стол блюдце с котлетами и миску салата.

–Кушай… Ешь… Надолго туда, в этот ад?

–Дней на пять, на три. Как получится.

–О, как раз про Красноярский край. Послушай, – мать сделала громче звук телевизора.

Александра обратилась во внимание – диктор «Новостей» зачитывал повторное сообщение:

–Как мы уже передавали, вертолёт с намытым золотодобывающей артелью «Зудино» золотом, весом триста сорок килограммов, имевший на борту, кроме членов экипажа, начальника артели, бухгалтера и двух охранников, вылетевший в среду из артельного посёлка в Красноярск, до сих пор не найден. Над тайгой висит плотная пелена тумана, и погода портится – поисковые работы вести не представляется возможным. Предполагается, что в тумане вертолёт сбился с курса и потерпел аварию. Ничего конкретного пресс-служба начальника краевого отделения министерства по чрезвычайным ситуациям сообщить пока не может…

«О-ля-ля», – подумала Александра. В этом что-то было.

Она выскочила из-за стола и, заглянув в свою комнату, схватила с письменного стола оставленный смартфон, быстро вошла в интернет, нашла карту Красноярского края. Вот он дорогой. Море тайги, реки, озёра, болота. Где-то здесь упал вертолёт с золотом. Может, его угнали? А почему нет? Ради такого куша могли рискнуть – триста сорок килограммов благородного металла – это вам не шутка! Если прикинуть, сколько такая музыка стоит, сердце начинает биться чаще!… Да, очень интересно. И где-то здесь есть злосчастная база спутниковой обороны. Двенадцать человек обслуги. Теперь одиннадцать… Когда пропал вертолёт? В среду. Сегодня суббота. По акту из скоросшивателя, труп на базе нашли в пятницу. Связь прослеживается или вы, Александра Сергеевна, как следователь-профессионал, пытаетесь притянуть факты за уши и быстренько спровадить дело в военный суд? По идее, связь должна прослеживаться. А вдруг угонщики золотого вертолёта в сговоре с парой-тройкой операторов с базы? Артельщики тайги не боятся, могли и вызнать о базе, тогда и родилась идея угнать вертолёт, и укрыться на базе. Один из посвященных в тайну военных передумал и его убили. Нет, это уже для детективного романа. Всё на самом деле должно быть проще и прозаичнее. Всё это будет видно на месте. И там ещё медведи ходят, никакие им проволочные ограждения (если они, вообще, присутствуют) им не помеха – след медвежьих когтей на древесине на территории базы. Страсти.

«Вот только медведей мне не хватало», – подумала Александра, закрывая страничку интернет-приложения на смартфоне.

«»»»»

В аэропорту рюкзак заботливо подхватил Ваня Купчик.

–Как настроение? – Александра оглядела своих капитанов. Физиономии капитанов были унылы и кислы – лететь в Красноярск им не хотелось.

–Настроение боевое, – не бодро отозвался Загин.

–Вижу, – ухмыльнулась Александра. – Идёмте на регистрацию. Герои.

–О-о. Несколько часов в начальниках, а уже покровительственный тон, – всё также хмуро, промямлил Петя.

–Винюсь. Впредь буду предельно корректна.

Очередь к регистрационной стойке двигалась споро. Петя держал в руках все три билета.

–Наши места десятое, одиннадцатое и двенадцатое. Кто полетит рядом с майором? А, товарищ майор?

–Здесь люди, Загин. Починённые летят сзади. А я сяду рядом с тем, кого подкинет судьба, – усмехнулась она над неудачливыми ловеласами.

Капитаны, скептически морщась, посмотрели друг на друга. Девушка пока не поддавалась, была не по зубам. Как говорил иногда генерал Харченко: «Не берёт собака волка!».

Александра, видя на лицах капитанов перепады эмоций, кивнула головой, подтверждая – да, да, я ещё та штучка! Ещё наплачетесь!

–Ребята, вы слышали о пропаже в нашем районе вертолёта с золотом? – спросила она.

–Слышали.

–Его до сих пор не нашли, – сказала Александра.

–А его и не искали – там база рядом, никто массовых поисков не позволит никому. Для народа отбрехались туманом и дождями, а всё значительно сложнее. Их может искать только спецотряд МЧС «Буран», но он задействован в другом месте. Значит, поисков не было и не будет! А по телевизору первые дни ещё будут гнать туфту про плохие погодные условия, а потом спустят дело на тормозах! Помнишь, пропал Ан-2 и найти не могли больше года, а он в восьми километрах от аэродрома в болоте ржавел! Что, не знаешь нашей необъятной страны? Шагнул в сторону от дороги и тебя никто никогда не найдёт, как бы не старался… А ведь и не стараются! – объяснил Купчик.

–Понятно, – вздохнула Александра. Значит, вертолёт, всё-таки, связан с секретной базой, только не детективной канвой, а очень прозаически – просто рухнул рядом… Стоп! Рухнул рядом, а в пятницу на базе произошло убийство! Чёрт возьми, а версия с сообщниками может заработать, если постараться!

Адреналин в крови убыстрил работу сердца – клапан в груди застучал: Тук-тук-тук! А ты азартна, Александра Сергеевна, только вот этого «если постараться» быть не должно – никаких подтасовок, как бы не желалось, и виделось, и мнилось! Работа – только на высоком профессиональном уровне!

Тем не менее, мысли бурлили, будоражили, возникали догадки и предположения, и все они заворачивались на «золотой» вертолёт. Александре уже хотелось быть на месте событий, быть прямо сейчас, чтобы вокруг дикая тайга и медведи…

Но всё шло положенным чередом – после регистрации, утомительной проверки через сканеры, со снятием обуви, ремней и тому подобных процедур, пассажиров томили положенное время в отстойнике в ожидании посадки, потом на автобусе (дело было не в Шереметьево и Домодедово) повезли к шумящему турбинами Ту-204-му МЧС. Пассажиров силовых ведомств было через край.

–Пассажиров через край и всем надо в Красноярский край! – заявил Петя. – Складно!

–Нет! Ритм сбит, – буркнула Александра, стоя в старом аэропортовском автобусе, в котором все места была только стоячие. Двадцать первый век, а техника семидесятых-восьмидесятых брежневских годов! Может, тогда и был пик прогресса?

–Что такая хмурая? Не хочется ехать в дальнюю даль? – заботливо поинтересовался Ваня Купчик.

Александра мотнула головой с улыбкой:

–Представь, очень хочется!

Стюардессы стояли на трапе и, злясь, орали на тупых, ведомственных пассажиров, что первыми заходят пассажиры первого отсека салона, но люди, то есть, «сотрудники» (все считали себя крутыми!) упорно пытались пробежать по ступенькам трапа наверх и поскорее занять указанное в билете место, словно это был не самолёт, а городской маршрутный автобус, и мест всем не хватит.

–Мы ФСБ!

–Мы МЧС!

–Мы сами ФСБ и МЧС! Соблюдайте порядок! – рвали криком глотки взбешённые стюардессы, но ничего не помогало.

В итоге, стюардессы махнули рукой на такое безобразие ( с силовиками летать – хуже некуда! Все развращённые властью своих корочек, все «шишки на ровном месте»). Отступив в самолёт, они смотрели билеты на входе, указывая, куда кому – кому в первый отсек салона, кому – во второй. Самолёт был новый, но уже пропахший терпким, аэропортовским запахом, очень специфическим, бытовавшем ещё при советском авиационном парке.

Соседом Александре достался улыбчивый парень с короткой стрижкой и вальяжной ухмылкой. Тоже наглый эфэсбэшник, контрразведчик или, на худой конец, боец спецотряда. Он лихо познакомился и начал развлекать её глупой болтовнёй. Александра оглянулась на скучных капитанов и подмигнула им. Капитаны сразу увлеклись видом, открывающимся из иллюминатора… Как дети!

Через какое-то время, после начала полёта, Александру начал морить сон – удобное кресло, мерный гул турбин – почему не подремать? Но Саня Дрыгин (тёска!) не переставал говорить. Александра уже не понимала, о чём болтает её сосед, и тупо смотрела на его шевелящиеся пухлые губы. Оглянувшись, она увидела, что капитаны беззаботно спят. Счастливцы. Сколько ещё лететь? Вот дрянной мужичок! Как сорока – стрекочет, не останавливаясь… Хуже бабы!

 

Ближе к Красноярску Саня начал донимать Александру просьбами продолжить приятное знакомство, выдать ему номер сотового и «наивно» предлагал, если ей негде остановиться в промышленном флагмане Сибири Красноярске, посетить его жилище, заверяя в своих пуританских взглядах на мораль.

«Шустрый мальчик», – подумала Александра.

–Увы, меня у трапа встречает супруг. Он молодой генерал. И я его люблю.

Дрыгин онемел. Эх, а она считала себя хорошим психологом – надо было сразу, после знакомства, отбиться от дурака мифическим мужем. Ладно, прокол принимается – век живи, век учись!

Капитаны проснулись и тупо смотрели спросонья перед собой – со сна при посадке им стало нехорошо. Александра злорадно усмехнулась – так вам, засони!

Объявили – можно на выход.

Дрыгин покорно плёлся за Александрой к выходу, оттеснив капитанов, и продолжал молчать. Он в тайне надеялся, что Александра всё-таки его обманула, и обман вскоре вскроется в аэропорту Красноярска.

Увы, его ждал удар. Ступив на трап, Александра увидела хмурого толстощекого полковника местного УФСБ (фотография встречающего была в скоросшивателе с делом) в чёрном, отлично подогнанном костюме – он стоял перед дорогущим внедорожником «ауди» (Автомобиль, что надо!), широко расставив ноги. Уверенный такой. Это всё из-за корочки. Не было бы у него удостоверения, был бы он таким уверенным в себе? Корочка решает всё! Так было и так будет. Без бумажки – ты букашка, а с бумажкой – Человек! Поговорка из Брежневских времён! Что-то изменилось? Конечно! Чиновничий беспредел стал ещё беспредельнее, и, не смотря на всевозможные электронные услуги и гаджеты, бюрократы ещё больше всё обюрократили.

Тем не менее, Александра довольно хмыкнула – уверенный мужик у дорогущей машины, то, что требовалось, чтобы отпугнуть болтливого Дрыгина Саню-тёску.

Дрыгин, вконец заскучав, потерялся за спинами капитанов. Уаву– уаву! Эффектно получилось. Александра Сергеевна избавляется об навязчивых воздыхателей! Учитесь, люди!

Холодный, сырой ветер обжёг мгновенно лицо, смыв радостные мысли, пробравшись под одежду, облизал льдом тело. Холодища! Здравствуй, Красноярск!

Александра уверенно подошла к эфэсбэшнику и представилась:

–Майор Андреева.

Эфэсбэшник онемел – не поверил (такая молодая красавица, модельная внешность), но капитаны были злы и, поймав их взгляды, он дошёл – это совсем другой уровень, и майоры здесь, соответственно, не похожи на обычных майоров.

–Полковник Николаев! – прохрипел он, представляясь в ответ. – Прошу Вас!

Он открыл дверцу внедорожника, поддержал Александру за локоток (какой галантный!). Она кинула взгляд капитанам – учитесь! Капитаны подленько заулыбались. Ну, ничего, на месте она их погоняет, посмотрит, что они за интеллектуальные волки-сыщики.

Эфэсбэшник был один. Он погнал джип с взлётного поля в город, потом вывернул на дорогу, сжатую с обеих сторон стеной высокого сосняка. А может, это были лиственницы – Александра ещё не разбиралась в нюансах местной флоры, но будет, конечно, специалистом – она привыкла во всём, чем занимается, быть первой.

–Вертолёт уже готов, – говорил полковник Николаев, глядя на дорогу. – Мне приказали, чтобы я встретил вас один, и отвёз в в/ч, где всё готово, для отлёта… Есть хотите?

Александра взглянула на капитанов. Ваня Купчик буркнул:

–На месте перекусим…

Через два часа, не смотря на усилившийся дождь, ветер и спустившуюся темень ночи, сонная Александра и выспавшиеся в самолёте, теперь бодрые, капитаны, вылетели куда-то в секретную таёжную глушь.

–Летим на одинокий островок цивилизации в безбрежном таёжном океане, – философски заметил Загин.

–Петя, ты поэт, – оценила Александра.

Загин заулыбался.

Купчик тут же возмутился:

–Он болтун! Говорит не думая.

–Почему я болтун? – весело удивился Загин.

–Конечно, ты – болтун! Островок – он на поверхности. А попробуй, найди в этом безбрежном зелёном море место, скрытое под глубокой толщей дикой тайги! Реально? Если ты его не знаешь точно, и у тебя нет современных, продвинутых приборов, указывающих это место – найти такой «островок» невозможно. – Купчик азартно «прессовал» Загина. Соревнование за внимание «начальницы» принимало беспощадные формы.

Загин изобразил лицом: «О, как заумно!». Но это его не спасло.

–Точно! – согласился первый пилот вертолёта, радостно смеясь. – Но у нас такие приборы есть, и мы знаем, где это место, потому – не промахнёмся! Найдём «островок»!

«Блин, я ещё не добралась до места, а мне уже не комфортно», – подумала Александра, закрывая глаза в дрёме… Куча мужиков искали её внимания… « А мне это надо?!»…

«Сама всех задушу… Лично… И глаза выдавлю большими пальцами… Лично… Лич…»

«»»»»»

Вертолёт противно трещал полночи. Или так казалось. Но очень долго! Ваня Купчик умудрился уснуть среди бочек горючего на грязном стальном полу, не заботясь о чистоте своего спортивного костюма, в который был одет, и камуфлированной ветровки. Петя качал головой, что-то слушал через наушники из МП3-плеера, и даже пытался подвывать. У Александры, по-настоящему, разболелась голова – сегодня какой-то муторный день: шум, шум, шум…

С группой вылетел представитель военной части, которой была формально подчинена база, толстый майор Вепрев – тридцатилетний, задумчивый служака, привыкший не спрашивать и никогда не болеть. И не болтать. Потому он уже майор, а её подчинённые, болтливые оболтусы до сих пор горе-капитаны. Им теперь новое звание светит только за подвиг. А так – бесполезно, спишут на пенсию капитанами, ещё и какие-то выплаты сократят. Всё-таки у нас система какая-то подлая – служишь, служишь, все силы, всё здоровье, всего себя отдаешь, а в итоге – пук… Испокон веку Россия славилась таким говном – служакам на периферии ноль, а столичным, тем, кто в правящей обойме, им всё, и должности, и оклады, и ордена…

Александра смахнула с себя дрёму – во сне, что ли, такое придумала? Нечего ныть, хочешь всё иметь, войди в элитную обойму, докажи, что ты вся для своей страны, для своего народа, для России!

Уже в воздухе, Вепрев сообщил, что с той «чёрной пятницы» база не выходила на связь, а послать вертолёт не могли из-за строго приказа – пока не прибудут следователи-секретники из ОСУ, не «дёргаться». Теперь всё решили обделать за один раз (экономия горючего (видимо, много разворовали, раз так пеклись теперь за каждый галлон топлива)). По официальным данным, вроде бы, у военных с горючкой уже давно не было никаких проблем! Тем не менее, решили всё спроворить в один присест – привезти группу, раскрыть преступление и этим же вертолётом обратно – со следователями, трупом и разоблачённым убийцей. Вот так-то! И это в суперсекретной части! А ещё пытаются утверждать в СМИ, давя на массовое сознание, мол мы способны противостоять внешней угрозе, от кого бы она не исходила. Будешь противостоять всего с одним полным баком горючего! Причём так ловко говорят, что уж к 2030-му точно сможем противостоять, а про 2050-тый и говорить не приходится! Там мы, вообще, джокеры! Только вот как дотянуть до тех благословенных 30-х – 50-х… Вроде реформы, вроде повышение денежного содержание, строительство жилья, но… Александра решила пока не вмешиваться в ход армейской реформы. Потом, если ничего не изменится, она начнёт пытаться что-то делать, пытаться писать на эту тему аналитические статьи, взывать к начальству, а пока это не её забота, её, Александру, это ныне не касается – с армией разберутся политики. Её дело – расследование убийства и «золотой» вертолёт. Почему именно упор в мыслях на вертолёт? Ну, а вдруг её бредовая версия ( не дай бог!) – это верная догадка? На базе скрываются преступники с похищенным золотом. Посадили вертолёт рядом с базом, объединились с сообщником, или, даже, с сообщниками-операторами базы, неугодного грохнули и захватили базу – вот тебе и отсутствие связи. И что это? Это захват стратегического оборонного объекта! Для чего захват? Чтобы просто отсидеться с золотом и потом благополучно слинять? А, может, нет? Может, золото – предлог, предлог, чтобы просто уничтожить базу? Это ведь куда круче, чем обыденный вариант с воровством золота, а после «героям» гарантированно богатое прозябание на теплом зарубежном побережье… Может, там и действуют персонажи некоей «частной армии». Сделают дело, получат десятки миллионов гонорара в долларах, и предъявить России претензии некому – действовали частные лица…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru