Возмездие

Александр Тамоников
Возмездие

Автор благодарит заместителя начальника отдела № 3 УВД

по г. Рязани капитана милиции Горковенко Сергея Анатольевича за помощь в создании книги.



Все изложенное в книге является плодом авторского воображения. Всякие совпадения непреднамеренны и случайны.


Глава 1

На стоянку одной из элитных школ въехал новый черный «Мерседес». Водитель, молодой крепкий парень, посмотрел на часы. 14.05. Скоро должны закончиться уроки, и дочь его начальника выйдет из школы. Наверняка немного поболтает с подругами, а потом, как обычно, попросит провезти ее по магазинам. Любит Екатерина Короленко, ученица 11-го класса, как, впрочем, и ее мать, посещать всевозможные торговые точки, от небольших магазинчиков до гипермаркетов. Природа щедро одарила ее красотой. Стройная фигура, шикарные золотистые волосы, достаточно пышные формы задерживали на ней взгляд не только школьников старших классов, но и зрелых мужчин. Что ни говори, а Катя красива. Оттого и капризна, и немного надменна, и кокетлива в свои неполные восемнадцать лет. Водитель иномарки вздохнул. Он был холост, год как вернулся из армии, и дочь бизнесмена, взявшего молодого человека на работу, ему очень нравилась. Юрий, так звали молодого человека, любил девушку. И эта любовь приносила ему только боль. Екатерина не обращала на него внимания.

Из здания школы донесся звонок. Занятия окончились. Сработал сотовый телефон водителя. Юрий включил заранее извлеченный из кармана телефон. Услышал приятный грудной, даже какой-то бархатистый, молодой голос:

– Алло? Ты на месте?

Юрий ответил:

– Да, стою, где обычно.

– Хорошо. Жди.

Девушка отключила телефон. Юрий также закрыл крышку своего аппарата. Опустил стекло, в салоне жарко, а климат-контроль он включит, как только появится Екатерина. До этого, когда ездил один, Юра не пользовался кондиционером. Экономил бензин. Отец Кати, его босс, был человеком богатым, но скупым, естественно, в отношении того, что не касалось его самого и семьи. На них он тратил деньги без счета. А вот людей, работавших на него, Лев Константинович прижимал. Зарплату работникам фирмы установил приличную, но прицепил к ней целую систему штрафов. За опоздание на работу, невыполнение в срок каких-либо заданий, даже за курение в не отведенных для этого местах. За все, за что можно было оштрафовать. И получалось, приходили люди получать зарплату, а она урезана чуть ли не наполовину. Жаловаться некому. У Короленко на претензии один ответ: не нравится, уходите, держать не стану. И уволит! Только заикнись. За забором масса желающих получить работу. Вот и его, Юру, босс недавно оштрафовал на три тысячи рублей. И за что? За то, что опоздал к школе на пять минут. Застрял в пробке и опоздал. Екатерине же, как назло, срочно надо было домой. Позвонила отцу, тот долго раздумывать не стал. И читать нотации тоже. Только обозначил цифру, обещав в следующий раз удвоить ее. Но к нему все же, надо быть объективным, карательные меры распространялись только по случаю. И получил Юрий неплохую зарплату, позволяющую и содержать себя, и помогать матери, и копить валюту. В общем, жить можно. Еще бы от чувств к Кате избавиться. Но здесь молодой человек был бессильным.

Рядом с «Мерседесом» с правой стороны встал внедорожник «Тойота». Через минуту слева остановился «Форд». Раньше этих машин Юрий здесь не видел. Но стоянка для всех, и ничего никому не скажешь. Да и мало ли кто подъехал? Может быть, такие же водители, прибывшие за чадами своих боссов, ранее приезжавшие на других машинах или ставившие эти где-нибудь в близлежащих дворах.

Юрий не почувствовал опасности, а она находилась рядом, в соседних иномарках.

Водитель «Форда», припарковав автомобиль рядом с «Мерседесом» Юрия, поднес к щеке сотовый телефон:

– Блондин? Гриб! Я на месте.

– Вижу. Будь готов отработать водилу «мерина»! Жди команды.

– Понял.

Блондин, или Артур Линц, старший группы лиц, прибывших к элитной школе и сидевший на переднем пассажирском сиденье, переключил телефон на другого абонента:

– Бард?

Хрипловатый от простуды голос ответил:

– На связи, Блондин!

– Что скажешь насчет водителя?

– Стоит здесь минут десять. Как прозвенел звонок, базарил с кем-то по мобильнику. Из машины не выходил. Постоянно смотрел на центральный вход, пока ты не закрыл ему «Круизером» обзор.

– Когда мы встали, он проявил беспокойство?

– Да нет! Сидит как сидел. Видно, девчонка приказала ждать, вот он и ждет! Скорей всего, она знает, где ставит тачку ее водила, но может и перезвонить, не увидев «мерина» из-за «Тойоты»!

Линц приказал:

– Следи за школой и девчонкой! При выходе к стоянке доклад!

– Понял, Блондин! Перебираюсь ближе к школе.

– Давай!

Бард, Николай Барданов, не заставил себя долго ждать. Уже через минуту он вызвал Линца:

– Блондин! Наша девочка на улице. Осматривается. Звонит по сотовому телефону.

Линц взглянул на «Мерседес». По сотовому телефону разговаривал и водитель, приехавший за школьницей. Блондин повернулся к четвертому члену своей группы, Эдуарду Кумареву, водителю «Тойоты»:

– Кум! На выход. С Бардом нежно сажаете девочку к нам в тачку.

– Понял!

Кумарев покинул внедорожник.

Линц приказал водителю «Форда» Степану Грибко:

– Гриб! Работай с водилой. Быстро, но тихо.

– Принял. Работаю с водителем «мерина».

Грибко вышел из «Форда», потянулся, достал из кармана пачку сигарет, по карманам будто искал и не находил зажигалку. Посмотрел вокруг себя, сплюнул на асфальт. Взглянул на Юрия. Водитель «Мерседеса» внимательно следил за движениями неизвестного. А Грибко, проверив и карманы рубашки, одновременно достав из одного из них шприц-тюбик с темной жидкостью, пошел в обход «Форда». И направился к Юрию. Подошел:

– Привет, друг!

– Привет, какие-нибудь проблемы?

Грибко показал сигарету:

– Да вот, зажигалку где-то посеял, а прикуриватель не работает. У тебя огоньку не найдется?

– Найдется.

Юрий опустил руку в карман рубашки. В это время, быстро оглянувшись и не заметив посторонних, ненужных свидетелей, Грибко нагнулся к водителю «Мерседеса» и всадил ему в шею иглу шприц-тюбика. Выдавил темную жидкость. Юрий дернулся и тут же обмяк на сиденье. Голова его склонилась набок, рот открылся. Грибко откинул голову парня на подголовник, хлопнул ладонью снизу по челюсти, закрыв рот, прикрыл дверку и отошел к «Форду», вызвал по телефону Артура Линца:

– Блондин! Водила готов.

– Следов не оставил?

– Нет, все чисто.

– Хорошо. Садись в «Форд», и далее по плану.

Екатерина Короленко вышла из школы одна. И в прескверном настроении. Ее подруга Инга не оценила по достоинству последний подарок отца, дорогие золотые часики. А Катя очень не любила, когда кто-то поступал не так, как она хотела. Поэтому, обидевшись и назвав Ингу дурой, дочь бизнесмена, предупрежденная о приезде машины, пошла на улицу в одиночестве, что бывало крайне редко. С площадки перед лестницей осмотрела стоянку. «Мерседеса» не увидела. Он был загорожен внедорожником. Девушка сердито вырвала из сумки дорогой телефон:

– Юрий? Где ты есть? Почему я тебя не вижу?

Водитель ответил:

– Я же сказал, Катя, машина стоит на обычном месте. Ты не видишь меня, потому что внедорожник загородил «Мерседес». Большой, черный…

– Вижу. Заводи машину, я иду.

– Встречаю.

Это было последнее слово Юрия, сказанное Кате. Препарат, введенный через шприц-тюбик в шею, оборвал жизнь молодого человека. Девушка же направилась к стоянке. Она не обратила внимания на мужчину, следившего за ней и пошедшего следом. Как не обратила внимания и на человека, сидящего в джипе. А также на мужчину, стоявшего у задней дверки внедорожника. Она рывком открыла дверцу «Мерседеса»:

– Ты уснул, что ли, придурок? Почему не встречаешь? Придется отцу…

Екатерина не успела ни договорить, ни сесть в иномарку. Неожиданно сзади кто-то схватил ее за волосы и дернул на себя, одновременно вонзив иглу второго шприца в грудь. Девушка не почувствовала боли. Вскрик от испуга застрял в горле, земля ушла из-под ног, сверху навалилось что-то большое и черное. Она словно растворилась в этом большом и черном, надолго потеряв сознание. Спрятав шприц в карман, Барданов подхватил тело девушки, Кумарев открыл дверцу «Тойоты», и Екатерину втащили на пол у заднего сиденья. Кумарев захлопнул дверцу. Осмотрелся. Никто не видел похищения. Это же Линцу подтвердил и Грибко, отслеживающий обстановку на стоянке во время захвата девушки. Бандитам повезло. Они успели отработать Короленко до того, как из школы на улицу повалила общая масса учащихся.

Линц приказал занявшему место за рулем Кумареву:

– А теперь, Кум, не спеша, не суетясь, выезжай со стоянки.

Повернулся к Барданову:

– Ты же, Бард, смотри за девчонкой.

Барданов усмехнулся:

– А чего сейчас за ней смотреть? Спит как убитая. Перекатывается мешком дерьма, но ножки и попка у нее, Блондин, просто шикарные. Платье заголилось, вместо трусов две черные веревки. Хороша девка.

Линц повысил голос:

– Заткнись! И смотри, не трахни ее там сдуру.

– С вами трахнешь. А, вообще, я дорого бы дал, чтобы поиметь эту красотку!

– Денег не хватит. Не для твоего кармана товар.

– А жаль.

– И чтобы не заводиться, прикрой ее пледом.

– Придется.

Линц посмотрел в зеркало заднего вида.

Кумарев сказал:

– Гриб едет за нами.

– Вижу, не слепой!

– Посмотри вперед. На выезде со стоянки у шлагбаума охранник. Раньше он здесь не торчал. Чего сейчас встал?

– Ты у меня спрашиваешь?

– Ну не у Барда же? Как бы этот секьюрити не заметил чего подозрительного?! Остановит внедорожник и решит проверить тачку.

 

Линц спокойно произнес:

– Тем самым подписав себе смертный приговор. Он на выездном пункте один. Если подаст сигнал на остановку или закроет шлагбаум, останавливайся. С ним вопрос решу я.

– Что, прямо у всех на глазах?

– Зачем же? Для этого будка есть.

– Понял.

Но охранник не стал останавливать внедорожник. Он отошел в сторону, переведя взгляд в глубь стоянки. «Тойота», а следом и «Форд» беспрепятственно покинули территорию элитной школы. Проехав по улице, внедорожник свернул в переулок, встал у площадки мусорных контейнеров недалеко от высотных домов.

Линц вновь воспользовался сотовым телефоном. Набрал номер:

– Алло?! Шеф?

Услышал довольно молодой голос с явно выраженным акцентом:

– Слушаю тебя, Артур.

– Мы провели первый этап акции. Сейчас находимся на месте перегруза.

– Все прошло спокойно?

– Да, шеф!

– Не наследили возле школы?

– Нет!

– Хорошо! Продолжайте работу. С одним уточнением. Твоей группе предстоит сопровождать грузовик до Переслава.

Линц удивился:

– Позволь узнать, шеф, с чем это связано?

– С тем, что так надо! Еще вопросы есть?

– А… что нам делать после прибытия в Переслав?

– Вы сначала доберитесь до города. Как пройдете въездной пост ДПС, свяжешься со мной. Я скажу, что делать дальше!

Руслан Абадзе, он же шеф, выключил телефон. То же самое сделал Линц, чертыхнувшись:

– Черт! Руслан приказал ехать в Переслав.

Кумарев взглянул на Линца:

– И зачем?

– А вот это узнаем, когда прибудем в гребаный Переслав.

Внедорожник объехала грузопассажирская «Газель». И тут же остановилась. Из нее вышел мужчина лет сорока. Подошел к «Тойоте» со стороны Линца:

– Привет, Блондин! Груз на месте?

Линц ответил:

– Привет, Марат! Груз на месте. Здесь перегружаем или заедем в какую-нибудь подворотню?

Марат Сабиров огляделся:

– Э, зачем все усложнять, место здесь тихое, лишних глаз нет. Перегружаем здесь. Я открою задние двери и поднимусь в кузов. Твои орлы пусть перетащат девчонку и бросят между ящиков. Дальше моя работа.

– Шеф приказал сопровождать тебя!

Сабиров кивнул:

– Я знаю, он звонил мне.

– Хоп. Ступай к «Газели». Работаем.

Марат прошел к своему автомобилю, открыл задние двери. Грузовой отсек был заставлен слева и справа коробками из-под стирального порошка. Посредине оставалась узкая полоса свободного пространства. Такое же пространство было оставлено и впереди кузова.

Сабиров поднялся в отсек.

Линц вызвал Грибко:

– Гриб! Что у нас с тыла?

– Все нормально. Чисто.

– Смотри! Если что, подашь сигнал, мы начинаем перегруз девчонки.

– Хорошо, Блондин!

Главарь банды похитителей отдал команду:

– Кум! Бард! Быстро перетащили девчонку в «Газель». Да аккуратно!

Водитель и человек, сидевший на заднем сиденье «Тойоты», вышли из машины. Вытащили спящую девушку, прикрытую пледом, перенесли к «Газели», положили головой в отсек. Сабиров за плечи втащил тело Кати Короленко в тайник передней части закрытого кузова. Закрепил его ремнями. Выходя, заставил проход коробками верхних ярусов. Закрыл двери. К нему подошел Линц, спросил:

– Как будешь выезжать отсюда?

Сабиров ответил:

– Я поеду прямо, дальше переулками выеду на проспект. Вам кружить за мной не надо. Разворачивайтесь, и выезжай на проспект через улицу у завода. Встретимся на трассе у заправки и автосалона. Дальше пойдем колонной.

– Не думаю, что нам следует вступать в контакт на трассе.

– Как скажешь, Блондин, ты здесь старший.

– Ты вот что, остановись у заправки, мы на подъезде мигнем тебе фарами. Ответь аварийкой и продолжай движение.

– Понял! Никаких контактов до Переслава.

– Там тоже посмотрим, контактировать или нет. Все зависит от инструкций шефа. На Окружной возле придорожного кафе тормозни. Мы не знали, что поедем в Переслав. Жратвой да пойлом затаримся.

«Газель» двинулась в глубь переулка.

Линц подозвал к себе подельников, в том числе и водителя «Форда», приказал:

– Быстро меняйте номера! У вас не более пяти минут!

Кумарев и Грибко направились к машинам. Линц посмотрел на часы: 15.43. Закурил. Спросил у озиравшегося по сторонам Барданова:

– Бард? Как думаешь, для чего Руслан вызвал нас в Переслав?

Барданов пожал плечами:

– А черт его знает! Дело, наверное, какое-то нарисовалось. Да и какая, в принципе, разница? Хреново то, что негритянку сегодня не отымею. Заказал чернуху на ночь в одном из салонов. Обещали к 22.00 подвезти. Обломался мне кайф с черной!

– Чего тебя на африканок потянуло?

– Раньше хотел, но, знаешь, как-то брезговал. А потом по пьянке в сауне поимел одну. И ничего. Резвая оказалась обезьяна. Только коричневая вся, а ладони, бля, белые. Но ублажала по полной. Решил еще раз. Не судьба.

– Вернемся, пачку «шоколада» закажешь. Салонов с черными шлюхами в Москве валом.

– Так в столицу еще вернуться надо!

– Вернемся! Куда ж мы денемся?

– Это смотря для чего мы Руслану понадобились. А то сунет в такое дерьмо, что и не выберешься.

– Не каркай! Все! Мужики номера поменяли. По машинам!

«Тойота» и «Форд», развернувшись, двинулись в обратном направлении. Они выехали на проспект, миновали пост ДПС, эстакаду на МКАД, попали в пробку. Медленно двигаясь, вышли наконец к условленному месту встречи. Увидев припаркованную у въезда на заправку «Газель», Линц кивнул Кумареву:

– Мигни фарами пару раз!

Водитель исполнил приказание старшего группы. «Газель» ответила двумя вспышками габаритных огней и пошла вперед по шоссе, удаляясь от Москвы. «Тойота» и «Форд», страхуя друг друга, направились следом. Где-то километрах в сорока от МКАД и придорожного кафе «Газель» остановилась. Встали и «Тойота» с «Фордом». Кумарев с Бардановым сходили в заведение и вышли из него, неся сумки с едой, водой, водкой и пивом. Спиртное Линц приказал положить в багажник, остальное раздать каждому на закуску. Кое-как, в дороге, бандиты перекусили. Сто восемьдесят пять километров от Москвы до Переслава колонна прошла за три часа. Ехали аккуратно, строго соблюдая правила дорожного движения. Перед стационарными постами вперед уходил «Форд», Грибко увеличивал скорость и попадал в поле зрения инспекторов. В результате его останавливали, а «Газель» с «Тойотой» свободно проходили посты. Позже Грибко по телефону сообщал о результатах своего общения с гаишниками. А точнее, называл сумму штрафа или взятки. Линца это интересовало меньше всего. Главарь банды ломал голову, зачем он понадобился Руслану Абадзе в Переславе. До этого группа Линца работала в Москве. Ее наводили на цель – красивых, молодых, как правило, обеспеченных и ухоженных девушек от семнадцати до двадцати лет, и в дальнейшем банда, тщательно спланировав, проводила акцию похищения этих девушек с переправкой в Переславскую область. При этом никогда ранее Руслан не приказывал сопровождать «Газель» Сабирова даже до выезда за Кольцевую автодорогу. Сегодня приказал. Более того, судя по всему, он подготовил группе Блондина сюрприз. Вопрос: что за сюрприз? Но уж не из приятных, типа отдыха в местном пансионате, точно. Оттого и был мрачен Линц, хотя акция и на втором этапе проходила успешно. Все члены банды Артура Линца имели жилье в Москве. Приобрели, когда после дефолта цены на недвижимость рухнули и двухкомнатную квартиру можно было купить по 300–350 долларов за квадратный метр. Бизнес же, которым занимались бандиты, приносил им неплохой доход. Сам Линц купил квартиру недалеко от набережной и стадиона «Торпедо». Старого стадиона, у Москвы-реки, которому дали имя Стрельцова. Уютную трехкомнатную квартиру в четырехэтажном доме. Все бандиты группы Линца имели и собственные автомобили, и даже постоянную работу в частном охранном предприятии, которое исправно платило налоги, но ничего и никого не охраняло, да и имело в штате всего пятерых сотрудников плюс небольшой офис, арендуемый у крупной страховой фирмы. А раз налоги фактически несуществующее охранное предприятие платило в полном объеме и в срок, то у правоохранительных и налоговых органов к нему ни вопросов, ни претензий не возникало. Предприятие называлось «Ромб», «Тойота» и «Форд» состояли на балансе ЧОПа. В общем, террористическая группа Линца была неплохо законспирирована и работала в столице на законных основаниях. Что позволяло ей успешно выполнять задания осевшего в Переславской области, в отдаленном районе, на закрытой перевалочной базе, младшего брата известного и влиятельного в преступном мире террориста и ярого националиста Тимура Абадзе. Руководившего своими боевыми группировками из Грузии, Турции, реже из Афганистана, где имел достаточно весомое положение среди руководства талибов и мусульманское имя Амир Ахадрад. Младший же брат работал в России. Они платили хорошо. И работа была в принципе не пыльной. Похитить девчонку-малолетку, вывезти с места похищения и передать ее Марату Сабирову. Все дела. Что происходило с девушками дальше, Линц не знал и не хотел знать. Его больше волновала сумма, ежемесячно поступаемая на счет ЧОПа за услуги по фиктивному контракту, и наличные деньги, передаваемые тем же Сабировым. И пока все в этой жизни устраивало Линца и его подельников, наемников из разных стран, легализовавшихся в Москве, ставших полноправными гражданами России. Впрочем, каждый из бандитов имел паспорта и нескольких других государств.

Проехав благополучно путь от Москвы до Переслава и миновав пост ДПС, колонна остановилась. Из машин вышли Сабиров и Линц. Марат сказал:

– Тебе надо позвонить Руслану.

– Знаю. Чертов город, до чего же я не люблю эти областные центры!

Сабиров усмехнулся:

– Еще бы, после веселой жизни в Москве. Но в Переславе еще есть чем заняться, где отдохнуть, расслабиться. Пожил бы ты в райцентре или в деревне.

– Нет уж, благодарю. Как-нибудь без этого.

– Надо будет, осядешь и на селе. Вот тогда взвоешь от тоски. Но ладно, время 19.30, а мне, возможно, и нам до райцентра Карск еще сто пятьдесят километров пилить да червонец до села, а там дорога далеко не трасса.

Линц достал сотовый телефон, отошел на обочину, выбрал в памяти аппарата нужный номер, нажал клавишу вызова. Руслан Абадзе ответил тут же:

– Слушаю тебя, Блондин.

– Шеф! Мы в Переславе. На въезде в город, сразу за постом ДПС!

– Хорошо. Проблем в пути не возникло?

– Нет.

– Передай Марату, пусть продолжает движение, сам же… ты город хорошо знаешь?

– Откуда? Центр еще более-менее, окраины нет.

– Тогда слушай! Тебе надо попасть в Северный микрорайон, это по дороге прямо до моста через железную дорогу. Далее поворот налево, на мост, с него по главной дороге. Попадаешь в Северный микрорайон. Проезжаешь высотные дома, въезжаешь в частный сектор за заводом железобетонных конструкций. До этого на платной стоянке оставишь внедорожник. В частный сектор поедешь на «Форде». Этот сектор состоит из двух улиц. Тебе нужна улица Высокая. В самом ее конце справа дом № 96. Дом с усадьбой. Там тебя и твоих людей будет ждать некто Серов Анатолий. Он покажет, где поставить машину, и разместит группу в доме. Накормит, напоит. При нем никаких разговоров по нашим делам не вести. Только выпить немного, пожрать и на боковую. Серов уйдет. Останетесь в усадьбе одни. Днем я позвоню. Предупреждаю, на улице перед соседями не светиться, выходить во двор только по срочной необходимости. В туалет, так как удобства находятся на улице. Сидеть на хате тихо. Ты понял меня, Блондин?

Линц ответил:

– Да понять-то понял. Но найдем ли нужный дом, сомневаюсь. Как бы не блудить перед ментами.

– Если сразу не выедешь на Высокую, то узнай, как проехать по нужному адресу, на стоянке. Уж микрорайон-то ты найдешь.

– Я все понял, шеф.

Линц отключил телефон. Подошел к Сабирову:

– Давай, Марат, езжай на базу один, мы останемся в городе. Девчонка в твоем трейлере не задохнулась?

– Нет. Там хорошая вентиляция и звукоизоляция.

– Послушай, а ты через город поедешь?

– Конечно! Иначе как на дорогу к Карску попаду?

– Отлично. Город знаешь?

– Знаю.

– Объясни-ка мне, как попасть в Северный микрорайон, а точнее, на улицу Высокую!

– Так это просто! Мост через железку проедешь и с него все время по главной дороге. В этот самый микрорайон и попадешь!

– А где этот мост-то? Далеко отсюда?

– Да нет, километра три, ну, как сам город начнется, девятиэтажки справа пойдут, слева лесополоса. И кинотеатр справа будет. Как раз напротив него – мост. Представляешь?

– Смутно!

– Ладно. Давай за мной, я мигну поворотником, когда вам сворачивать на мост надо будет. Мигну метрах в ста до поворота. Дальше определишься.

 

Линц улыбнулся:

– Вот это другое дело. А где там стоянки, не знаешь?

– Ты, Блондин, словно с луны свалился. Да их сейчас везде полно. Другое дело – могут быть забиты, так ты на дальнюю езжай.

– И где находится эта дальняя стоянка?

– Прямо у завода ЖБК. Не промахнешься. Потому как за ним начинается частный сектор, где находится нужная тебе улица Высокая! Понял?

– Понял! Поехали! Да сигнал подать не забудь, а то попремся за тобой в центр.

– Не забуду.

Бандиты заняли места в машинах, и колонна продолжила движение по пригороду Переслава. Стрелки на часах Линца показывали 19.53. Им понадобился час, чтобы найти микрорайон, не без помощи Сабирова, стоянку и улицу Высокую. В 20.55 «Форд» с бандой остановился у дома № 96.

Линц приказал Барданову:

– Бард, сходи-ка посмотри, что за хату подогнал нам шеф.

Барданов покинул салон, подошел к калитке ворот высокого забора. Она оказалась открытой. Грибко заглушил было двигатель, но Линц распорядился:

– Не спать! Держи тачку на ходу. Мало ли что?

– Бензин на исходе, Блондин!

– Так какого черта ты не заправился при въезде в Переслав, ведь стояли возле заправки?!

– У меня канистра в багажнике полная. Подумал, надо будет, перелью. Может, сейчас перелить?

– Сиди.

Отсутствовал Барданов минут пять. Вышел на улицу. Показал Линцу большой палец правой руки. Тут же раскрылись створки ворот. Главарь банды увидел молодого человека. Тот, распахнув ворота, жестом указал: можно въезжать.

Линц кивнул, и «Форд» въехал во двор перед большим одноэтажным зданием. Молодой человек с Бардановым закрыли ворота. Бандиты вышли из машины. Хозяин дома подошел к Линцу, фамильярно, не приветствуя гостя, спросил:

– Ты Блондин?

– Я Блондин, дальше что?

– А дальше прикажи своему водиле отогнать «американца» за левый угол дома, там навес и стоянка для вашего «Форда», затем веди компанию в дом. Я буду там.

– Ты не представился.

– Тебе это надо? Ведь прекрасно знаешь, кто я!

– Не знаю.

Молодой человек усмехнулся:

– Шефу не доверяешь? Может, тебе паспорт показать? Или ментовскую ксиву? Серов я, Анатолий. Можно Толик.

– А ты борзый, Толик.

– Какой есть. Короче, жду вас в гостиной.

Он зашел в дом.

Линц приказал Грибко:

– Ставь тачку под навес, перелей бензин из канистры в бак и к нам! Быстро!

В начале десятого бандиты вошли в дом. Из прихожей, точнее небольшой закрытой террасы, прошли в просторную гостиную. Возле окна стоял Серов:

– Проходите! Короче, так, господа хорошие, дверь слева ведет на кухню, там для вас накрыт стол. Поужинаете. Дверь справа от меня – вход в коридор, там слева и справа четыре комнаты. Как раз по одной на брата. Мебель, не обессудьте, старая, туалет на улице. К нему выход через дверь в конце коридора. Телевизор один. – Он указал на старый «Горизонт». – Тоже не новый и показывает временами. Продукты в холодильнике и погребе, что под кухней. Ночью прохладно, но достают комары. Извините, спецсредств против этих кровососов не имею, так что привыкайте. Я уйду. На столе листок с номером телефона. Ключи, как закрою калитку, переброшу во двор, найдете. Будете уезжать, позвоните.

Линц спросил:

– И куда ты сейчас подашься, Толик?

Серов усмехнулся:

– А вот это, Блондин, тебя не касается! Я же не спрашиваю, откуда и зачем вы приехали в Переслав. Мне сказали обеспечить встречу и временный приют группе из четырех лиц с машиной, я обеспечил. Остальное не мое дело. Вопросы еще будут?

Линц кивнул:

– Будут! Что собой представляет этот район? Кто соседи? Шныряют ли по улице менты, молодежь? И вообще, спокойное место или надо быть начеку?

– Район спокойный, тихий, соседи – по большей части пенсионеры. Менты иногда заглядывают сюда, но проезжают по улице, разворачиваются и сваливают. Молодежь тут не гуляет. Для этого есть новый микрорайон. Да и молодежи по улице пара пацанов да пара девок.

– Дом принадлежит тебе?

– Мне.

– Если вдруг объявится любопытный сосед или, еще хуже, мент участковый, как мы оказались в твоем доме?

– В гости приехали. Скажешь, мы с тобой, Блондин, вместе служили в армии, на Дальнем Востоке. Но никто не объявится, коль будете вести себя тихо. Если вам придется задержаться, оформлю регистрацию, чтобы все было по закону. Надеюсь, паспорта у всех есть?

– Есть!

Грибко проговорил:

– Бабенку бы какую, Толик?! Можно одну на всех! Наверняка в городе со шлюхами проблем нет.

Линц цыкнул на подчиненного:

– Я тебе дам бабенку! И думать забудь. Понял?

Грибко вздохнул:

– Понял, чего не понять?! Хотя…

Серов сказал:

– Никаких хотя… Баб здесь не будет. Блондин правильно оценил обстановку.

Линц пробурчал:

– Мне твое мнение совершенно не интересно. Вопросов больше нет! Можешь проваливать!

– Не забывай, Блондин, это моя хата!

– Была! Пока не приехали мы. И станет, когда уедем. А пока мы здесь, она наша.

– Ладно! Я ушел!

Проводив хозяина дома, Блондин обошел дом. После чего банда направилась на кухню. Сервировка стола приятно удивила бандитов. Серов постарался. На столе стояла водка, чашка с кусками прожаренного мяса, тарелка с зеленью. На большом блюде лежали две копченые курицы. В общем, было все, чтобы сытно поужинать после дальней дороги. В 23.30, заставив Барданова убраться на кухне, Блондин развел подельников по комнатам. Дождавшись, пока те разошлись на отдых, вышел во двор, достал сотовый телефон, вызвал Руслана Абадзе.

Несмотря на позднее время, тот ответил сразу же:

– Слушаю!

– Это Блондин, шеф!

– Я понял!

– Мы на хате Серова в Переславе.

– Я в курсе. Нормально устроились?

– Пойдет! Не апартаменты, конечно, но для временного проживания вполне сносная хата.

– Хорошо! Сабир благополучно приехал, так что твою работу по этой акции можно считать законченной, а значит, и вознаграждение завтра же будет переведено на ваши счета.

– Один вопрос, шеф!

– Ну?

– Что нам предстоит делать дальше?

– Ты опережаешь события, Блондин. Сутки вам на отдых. Затем я определю группе задачу.

– Если предстоит работать в городе, то место, где мы остановились, не совсем удобно. На окраине мы сразу засветимся перед местными. Они наверняка знают друг друга. А если использовать «Форд», то тем более будем на виду. Как бы кто не стукнул о чужаках в ментовку!

Абадзе ответил:

– Я думал об этом. Вы не засветитесь, если будете соблюдать те инструкции, что получите от меня. Но об этом позже. Сейчас отдыхайте. И помните, из дома без крайней необходимости носа не казать. Это все, мне звонить не надо, я сам выйду на тебя. Спокойной ночи, Блондин!

– Спокойной, шеф!

Абадзе отключил телефон.

Свой мобильник бросил в карман и Линц. Прикурил сигарету. Подумал – за каким чертом Руслан перегнал группу в Переслав? Не думает же он и здесь организовать похищение какой-нибудь девчонки? В непосредственной близости от базы? Хотя почему и нет? Но гадать бессмысленно. Вполне вероятно, группе предстоит и другая работа. Наступит время, Руслан все скажет! А пока действительно следует отдохнуть. Кто знает, удастся ли это потом? Выбросив окурок в бочку, стоявшую сбоку от входа, Линц прошел через двор, поднял ключи от калитки, проверил, закрыты ли ворота. Обошел дом. За забором – тишина. Место на самом деле тихое и темное. Окраина. Тут можно чувствовать себя спокойно. Одно странно, собаки не лают. Или их всех перевели? На хрена они нужны, когда охранять нечего? Черт с ними, без них еще спокойней. Сходив в сортир, Блондин зашел в дом со двора. Закрыл дверь на массивную задвижку. Прошел в крайнюю комнату, которую выбрал для себя. В ней стояли кровать, тумбочка и стул. Вся мебель, не считая вешалки, прибитой к стене, да старого, потертого до дыр паласа. Такая же обстановка была и в других комнатах. Конспиративная квартира. Ее под притон использовать удобно. Притащить пять, шесть парочек малолеток, накачать наркотой и развести по комнатам трахаться. А с утра снять штук по десять с каждой. Впрочем, оплату можно получить и до того. Может, Серов так и поступает? Хотя это опасно. Но комнаты обжиты, ощущается, что они не пустуют месяцами. Но это дела Серова. Лишь бы они не повлияли на работу группы. С другой стороны, шеф его абы куда не направил бы. Но все! Хватит ломать голову без толку. Надо выспаться. Блондин быстро разделся, развесив одежду на стуле, выключил свет и упал на довольно мягкую и уютную деревянную кровать. И тут же крепко уснул, обдуваемый слабым приятным сквознячком, гуляющим между открытым окном и приоткрытой дверью.

«Газель», ведомая Маратом Сабировым, прошла город без проблем, а вот на выездном посту ДПС инспектор остановил автомобиль. Молодой попался, рьяный. Раньше здесь Сабира не останавливали. Но, увидев сигнал инспектора, он сбросил скорость, отъехал от поста метров на тридцать и встал, заехав на гравийную обочину. Взял с сиденья пассажира папку, борсетку с документами, вышел из кабины, потянулся и, улыбаясь, направился навстречу молодому сержанту. Подойдя, поздоровался:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru