Возмездие

Александр Тамоников
Возмездие

Скрепин медленно обернулся, посмотрел мутными глазами на Дементьева, так же медленно перевел взгляд на Куленина, спросив:

– А это кто?

Василий, икнув, удивленно произнес:

– Участковый?!

И тут же крикнул:

– А кто, капитан, позвал тебя? Мамаша, что ли, бумагу накатала? Так мне плевать и на нее, и на ее бумаги. Че? Забирать будешь? Давай, коль документ имеешь. Мне лично все по херу! Понял, мент?

Балбес кивнул головой:

– И мне… это… по херу все!.. А ты… мент… валил бы отсюда!.. Я, когда злой, зашибить могу. О-очень даже легко! Куль… гони его на хер! Тоже мне, фигура! Оборотень в погонах.

Дементьев выслушал пьяный лепет спившихся мужиков, вздохнул:

– Вижу, для нормального разговора подготовка требуется. Не хотелось бы, а придется.

Скрепин вновь обернулся к участковому:

– Ты че лепечешь, в натуре?

– Пасть вонючую закрой, ошибка природы!

– Че? Кто ошибка? Я ошибка?

– И ты, и твой дружок!

Скрепин перевел взгляд на Куленина:

– Слышь, Василь? Это мы с тобой ошибка природы. Нет, ты понял, как мент поганый нас опускает?

Дементьев повысил голос:

– Вижу, придурки, вы совершенно не врубаетесь, с кем разговариваете?! А ну встать!

Скрепин вдруг набычился. Поднялся со стула, взял в руку нож:

– Не надо меня злить, мент! Я предупреждал.

Куленин явно испугался:

– Ты че, Скрепа? Завязывай. У него ствол.

Но собутыльник Куленина уже ничего не слышал и не соображал. Качаясь, он двинулся на капитана. Дементьев не стал ждать, пока Балбес начнет рассекать воздух ножом. Он нанес короткий удар Скрепину в пах. Балбес охнул, нож упал на пол, Скрепин завалился на бок к радиатору батареи системы отопления, вращая расширенными, красными, как у быка, глазами. Андрей воспользовался моментом, снял с карабина наручники, приковал Скрепина к батарее, ударив ладонью по лбу:

– Вот так, недоносок, посиди пока, отдохни.

Повернулся к перепуганному Куленину:

– Ну что, Вася, займемся тобой?

Куленин дернулся к стене. Но неудачно, зацепившись за стул и так плохо державшись на ногах, он загремел на пол, врезавшись головой в дверку холодильника. Поджал под себя ноги:

– Слышь, участковый, не надо меня бить!

– Не надо? Как это не надо? Ты будешь оскорблять меня, оскорблять погоны, власть в моем лице, а я должен все это выслушивать не реагируя? Какая же я тогда власть?

– Это все водка, участковый! Мозги затуманила, нес че ни попадя, ни хрена не думая.

– Ты и сейчас плохо соображаешь. Встать!

– Не-е, бить будешь.

– Буду! Если не оторвешь свою задницу от линолеума. Встать, сказал!

Куленин поднялся, нервно прикрывая одной рукой пах, другой физиономию.

Дементьев приказал:

– Раздевайся до трусов!

– Че? Как это до трусов? Зачем? Ты че задумал, в натуре, участковый? Не дамся! Лучше убей!

– Совсем с ума сошел! Ты что, идиот, решил, что я петушить тебя собрался?

– А на хрена ж тогда раздеваться?

– Да, мозги у тебя серьезно набекрень съехали. Но отставить базары! Быстро разделся и в ванную! Душ принимать будем.

– А не обманываешь?

– Быстро, сказал!

Куленин сбросил тапки, мятые старые засаленные спортивные штаны, грязную майку. Качаясь, прошел в ванную.

Дементьев остановился у порога:

– Включай воду! Холодную!

Куленин выполнил распоряжение Андрея и вскоре завопил:

– У, бля, холодно!

Дементьев усмехнулся:

– Давай, давай, помойся. Мыло возьми, мочалку. Из-под струи не выходить!

– Ну изверг, участковый!

– Поговори еще!

– Че говорить? Хочешь, чтобы я, как Карбышев, в льдину превратился?

– Ты даже о Карбышеве знаешь?

– В школе учили.

– Мылься!

– Может, без этого?

– С этим! От тебя воняет, как от ишака. Хоть отмоешься. Давно не купался?

– Не помню!

– Плохо! Человек должен следить за собой.

– Да ладно тебе.

– А еще нормальный человек должен вести себя по-человечески. Уважать старших, заботиться о матери, семью кормить, а значит, работать. А ты, насколько мне известно, тунеядствуешь. Паразитируешь на шее матери-пенсионерки, деньги у нее отнимаешь, избиваешь.

Куленин взвизгнул:

– Так это она тебя сюда направила?

– А какая тебе разница? Ты мойся, мойся.

– Да задубел я, начальник!

– Ничего, генералу Карбышеву гораздо хуже было, но он все выдержал, не сломался. А мать твоя меня не посылала. Зря, конечно, но не хочет, чтобы сыночка в милицию загребли да за хулиганку годика на три на нары определили. Жалеет чадо свое.

– Как же! Пожалела! Тогда как ты здесь оказался?

– Ну, объясняться перед тобой я не обязан, но если так хочешь узнать, скажу. Слишком вы с дружком громко орали. На улице слышно было. Ну что, помылся? Или еще постоишь под душем?

– Помылся.

– Одежда чистая есть?

– Есть! В шкафу! В комнате!

– Тогда закрывай кран и мухой в комнату! Но только в комнату и сразу же на кухню. Впрочем, улизнуть из квартиры я тебе по-любому не дам. Вперед!

Выключив воду, схватив полотенце, протрезвевший Куленин выскочил из ванной, оставляя за собой мокрые следы. Переоделся, вернулся на кухню. Встал у холодильника.

Дементьев указал на стул:

– Присаживайся, Вася! Теперь поговорим.

От батареи раздался голос Скрепина:

– Ты че приковал меня? Отпусти!

Дементьев ответил:

– С тобой, Балбес, отдельный разговор будет, и не здесь!

Скрепин сплюнул:

– Тьфу, бля, попал!

– Вот это точно. Попал ты по полной. Но пока молчи и приходи в себя.

Балбес замолчал.

Дементьев достал из папки, которую всегда носил с собой и которую оставил на тумбе, войдя на кухню, чистый лист бумаги, шариковую ручку. Отодвинул бутылку, стаканы, тарелки, сигареты и пепельницу на угол стола, положил лист с ручкой перед Кулениным:

– А теперь, Вася, пиши!

– Че писать-то?

– Объяснительную!

– В смысле?

– Пиши, как над матерью издеваешься, деньги на пропой у нее отнимаешь, что пьянствуешь и дебоширишь каждый день. Пиши о том, как сегодня с дружком встретился, как пили, выгнав мать на улицу. В общем, пиши все о своем поведении.

– Ага?! А ты потом меня в кутузку? И дело заведешь?

– Я дела не веду. Это работа следователей. Но в «обезьянник» отправлю, если откажешься здесь объяснение писать. Даю тебе минуту на размышление. Либо пишешь бумагу и мы продолжим разговор тут, дома, или я вызываю наряд патрульно-постовой службы и общаться будем уже в отделе. Но учти, в последнем случае по-мирному мы уже не договоримся.

– А здесь договоримся?

– Все будет зависеть от тебя!

– Ладно! Хотя я сейчас накатаю бумагу, а ты все одно нас с Балбесом в ментовку определишь.

– Надо было тебя еще под душем подержать. Еще плохо соображаешь. Зачем мне заставлять тебя писать объяснение здесь, чтобы потом вести в милицию, когда я могу без проблем взять с тебя объяснения и в отделе, после того как отсидишь сутки в клетке?

Куленин почесал нос:

– А, хрен с тобой! Хуже не будет.

Он взял ручку и начал писать.

Дементьев прошелся по кухне. Встал у окна. Его окрикнул Скрепин:

– Слышь, участковый?

– Чего тебе?

– Поговорить бы с глазу на глаз.

– В отделе поговорим.

– Зачем отдел? На меня у своего участкового компромата хватает, а тут ты еще с обвинением в нападении, мне же никакого резону на зону попадать нет.

– Раньше об этом надо было думать.

– Да погоди ты! Выслушай.

– Ну, что ж, но только без глупостей. Второй раз я тебя успокаивать в более жестком режиме буду, понял?

– Понял! Все понял!

Дементьев отстегнул наручники, повесил их на карабин пояса.

Скрепин поднялся, поправив рубашку:

– В комнату пройдем, пока Куль на себя бумагу катает?

– Иди вперед!

Дементьев со Скрепиным прошли в комнату. Капитан указал ему на диван:

– Садись!

Сам устроился на стуле, напротив пьяницы и дебошира.

– Ну? Говори, что хотел сказать, я слушаю!

Скрепин тряхнул головой, словно сбрасывая с себя груз тяжелого похмелья. Надо признать, в чувство он пришел быстро. Есть такой тип пьяниц. Нажрутся в дым, вроде на грани отруба, а кемарнут минут пятнадцать или продышатся на воздухе – и вроде почти в норме. К данному типу принадлежал и Леонид Скрепин.

– Короче, начальник, врубаюсь я, что ты намерен повесить на меня нападение на представителя власти, так?

Дементьев уточнил:

– Вооруженное нападение, Скрепин, под действием спиртного и в сговоре с Кулениным. Прикидываешь, по какой статье пойти можешь?

– Я и статей этих не знаю, но чую, от зоны не отмазаться!

– Верно чуешь! Не отмазаться!

– Вот и я прикинул, в тюрьме мне делать нечего, значит, надо попытаться договориться.

– Ты из пустого в порожнее не переливай! Есть что сказать, говори, нет – пойдем в отдел!

– Слушай! Ни для кого не секрет, что в Парке культуры и отдыха наркотой торгуют. И вы, менты, об этом знаете. Хватаете всякую мелочь, а крупняк зацепить не можете, потому как никакой информации по тем, кто рулит торговлей, у вас нет. Верно?

– А у тебя есть, да?

– А у меня, представь, есть!

– Ну, и кто рулит наркоторговлей в парке?

– Какой быстрый! Давай сначала договоримся: ты отдашь нож и отпустишь меня, а потом я тебе через Куля и шепну пару фамилий.

Дементьев усмехнулся:

– Ты, значит, умный, продуманный, а я так себе, погулять вышел? Нет, Леонид, как тебя по отчеству?

– Евгеньевич!

– Нет, Леонид Евгеньевич, так дела не делаются.

– Ну, тогда считай, я ничего не говорил.

– А как насчет нападения на представителя власти?

– Да пусть будет как будет! Глядишь, пронесет!

– Не пронесет, Леня!

– Но мне тоже нужны гарантии.

 

– Моего слова вполне достаточно. Других гарантий не будет. А информацию по наркоторговцам, Балбес, в натуре, в отделе из тебя вытянут не напрягаясь. И ничего ты в обмен не получишь. Так что ты мне сейчас не только расскажешь все, что знаешь о делах в парке по наркоте, но и подробно распишешь на бумаге. Откажешься, на что имеешь полное право, я тебя ребятам из уголовного розыска передам. У них времени долго базарить с такими, как ты, нет, им бандитов ловить надо, так что в угро ты с ходу запоешь канарейкой. На все лады. Ну и естественно, будешь привлечен к ответственности по статьям Уголовного кодекса за оскорбление и нападение на представителя власти. Ножичек сохранил отпечатки твоих пальцев. Придется вместе с нарядом вызывать следственно-оперативную группу, но это не проблема, и через какое-то время загремишь ты, Леня, на зону, куда так не хочешь попасть. Да еще и дружка своего, Василия, к себе прицепишь. А раз по делу на пару с Кулениным пойдешь, то это уже будет рассматриваться как групповуха. Прикидываешь, во что может вылиться твое ослиное упрямство? Но, повторяю, ты вправе хранить гордое молчание. Выбирай!

Скрепин процедил сквозь зубы:

– За горло берешь, начальник?

– А с вами по-другому нельзя! Вы нормального языка просто не понимаете. Так что, будем говорить или я звоню в отдел?

– Васька же тебе бумагу катает? Поверил! А ты его вместе со мной сдашь?

– Не я, а ты сдашь, Леня! Я хочу решить вопрос полюбовно.

– Да уж заметно! Вцепился, как клещ!

– Тебя за язык никто не тянул. Сам на разговор напросился. Потому как шкуру спасать надо. Так спасай, пока есть такая возможность!

– Ладно! Давай слово!

– Я еще ничего ценного не услышал.

Скрепин попросил:

– Закурить позволь? Тут везде курят. Вон и пепельница на подоконнике стоит!

Дементьев протянул Балбесу пачку.

– Не хреновые сигареты менты у нас курят. А все плачутся, мало им платят!

– Прикуривай!

Скрепин прикурил сигарету, сделал несколько глубоких затяжек.

– Короче! Наркоту продавцам и проституткам выдают бармены кафе «Солнечный зайчик» Вадим и Леха. Они меняют через сутки друг друга. Выдают через сучку одну, рыжую и длинноногую. Ее Кариной кличут.

– Проститутка?

– Рыжая не шлюха, но косит под блядь.

– Где бармены берут дурь?

– Этого не знаю, но могу узнать… со временем.

Дементьев спросил:

– Откуда тебе известны эти подробности? Торговцы тщательно маскируют свою деятельность, а ты о них знаешь? Странно, не находишь?

– Чего странного? Я в этом кафе уже второй год пасусь. Мать свою, как Куля, не обираю, на пойло зарабатываю. Вот к кафе прибился. Грузчик Петруха помог, соседи мы, он этажом выше живет и пашет в этом «Зайчике». Как-то бухали вместе, Петька и предложил подрабатывать в кафе. День на подхвате, под вечер пару пузырей имеешь, да еще закуски, что клиенты не доедают. Вот как-то таскал ящики пустые из кафе во двор. Должна была подойти машина, забрать тару. Проходил мимо стойки бара, у Вадима телефон зазвонил. Я в коридор прошел, а там как специально шнурок на ботинке развязался, ну и встал, завязываю и слышу, бармен говорит, типа, понял, высылаю человека. И еще, мол, он и деньги передаст. Ну, вроде базар как базар, а Вадим, закончив разговор по телефону, подозвал к себе рыжую. Та подошла, бармен и говорит: передай пацанве, после обеда дурь пойдет. Ну, я завязал шнурок и на улицу. Позже грузовик подошел, и я загрузил его тарой. Потом водку да пару сосисок с хлебом взял, в кустиках устроился, выпил. А из кустов виден вход в кафе. Где-то к двум часам начали пацаны подходить, и рыжеголовая принялась летать ракетой, от бадыги на аллею, где пацаны ждали, и обратно. Пакетики им передавала, те уходили. Подходили другие. Где-то часов до четырех эта херня продолжалась. Затем все стихло, в смысле пацаны разошлись, а Карина за столиком у окна устроилась. Шампанское жрать с шоколадом. Я по-тихому собрал пожитки и домой.

Дементьев задумчиво проговорил:

– Понятно!

И спросил:

– Значит, наркота в кафе хранится?

Балбес кивнул:

– Да. Где же еще, раз Карина ее из бадыги пацанам таскает?

– И ты готов узнать, как попадает наркота в кафе, так?

Скрепин вздохнул:

– А куда деваться?

– Почему сегодня не на работе?

– Отгул вчера Леха, второй бармен, дал. Сказал, в выходные могу потребоваться.

– Ясно! Теперь быстро написал все, что рассказал.

– Так бумаги нет!

Дементьев протянул ему пару листов и вторую ручку из трех, которые носил в специальном отсеке папки. Указал на стол:

– Тут пиши! А я пойду к твоему дружку.

Василий, закончив объяснительную, молча курил, глядя грустно в окно.

Капитан взял лист. Прочитал написанное. Положил лист в папку.

– Ну вот, это другое дело. Теперь, Василий, у тебя один путь остаться на свободе, это путь исправления. И начнешь ты его прямо сейчас.

Куленин перевел взгляд на участкового:

– В каком смысле, прямо сейчас?

– Докуришь сигарету, пойдешь, наберешь в ведро воды, возьмешь швабру, пару тряпок и приступишь, как говорится в армии, к уборке помещения. Начнешь с уборки кухни. Помоешь посуду, расставишь ее по полкам, протрешь везде пыль, окна не забудь почистить, а то видок у них, прямо скажем, как в курятнике каком. Полы протрешь. В общем, приступаешь к трудотерапии. Она поможет и остатки хмеля из головы выбить, и порядок к приходу матери навести. Вот она удивлена и рада будет!

– Да уж охренеет точно! А ты че с бумагой делать будешь?

– Хранить. Пока вновь человеком не станешь. А не станешь, придется пускать в ход. И тебя следом на нары. Усек, Вася?

– Откуда ты на нашу голову свалился? Служил себе в армии и служил бы. До чинов генеральских. Нет, вернулся и порядки армейские решил людям сугубо гражданским и мирным навязать. Давай, изгаляйся. Власть, она всегда над простым человеком изгалялась. Изгалялась, изгаляется и будет изгаляться. Таков закон нашего общежития.

– Все сказал?

– Все! Че, приступать?

– Мой посуду!

Куленин спросил:

– Слышь, участковый, а че ты с Балбесом делать будешь? Он вообще ни при чем. Это я его сюда притащил.

– Разберемся. Но, если договоримся, шанс на нормальное будущее у вас будет.

– Ага! Дождешься этого светлого будущего. Дед мой ждал – не дождался, мать ждала – не дождалась, а они, между прочим, всю жизнь на государство пахали, а дед-то восемь годков воевал. Как на финскую ушел, так с японской и вернулся. Где уж мне чего дождаться?!

Дементьев улыбнулся:

– Ты работай, Вася, работай! Работа, она человека из обезьяны сделала.

– Я этой хрени не верю. А вот то, что из человека в обезьяну превратит, – точняк.

– Ладно, не буду тебе мешать, мне еще с дружком твоим разговор закончить надо. В комнату не входить, не подслушивать!

– Да надо мне?

– Я предупредил, Вася!

Андрей прошел в комнату. Скрепин, закончивший писать докладную записку, пододвинул листы на край стола.

Дементьев взял их, прочитал. Взглянул на Скрепина:

– Нормально! Описал вроде бы все! Хорошо, даю тебе слово, что эти листы никогда не попадут в другие руки, пока ты будешь вести себя нормально и помогать мне раскрутить наркоторговцев. Скажи, где мы можем при необходимости встретиться? Без лишних свидетелей.

Скрепин вздохнул:

– Встретиться? Да в пивной у привокзального рынка, недалеко от дома. Я постоянно туда ныряю, после семи вечера народу там не так много, можно за столиком уединиться.

– Ну вот и хорошо! Мобильник у тебя есть?

– А как же?

– Не пропил еще?

– Я найду, на что выпить, и без этого!

– Понятно! Номер?

Скрепин достал из брюк старый дешевый, но вполне пригодный для использования по прямому назначению сотовый телефон. Нажал клавишу:

– Записывай!

Дементьев приготовил свой телефон:

– Давай!

Зафиксировав номер Скрепина, Дементьев опустил телефон в карман рубашки, сложив листы докладной и положив их в папку вместе с ручкой, приказал:

– А теперь, Леня, свалил отсюда по-тихому. И прямо домой! Понял?

– Чего не понять?

– Вперед!

Скрепин, буркнув другу: «Покедова», вышел из квартиры. Андрей посмотрел на работающего Куленина:

– Ну что, Вась, получается?

– Шел бы ты, начальник… по делам службы!

– Уйду, конечно, не буду же за тобой, как за малым дитем, присматривать. Но учти, ты под усиленным контролем!

– Че учитывать, когда у тебя, считай, мой приговор в кармане. Хотя ведь я могу и отказаться от написанного?!

– Можешь, да вот только свидетелей твоего безобразного поведения более чем достаточно. Или ты считаешь, тебя уважают соседи? Да они с радостью избавятся от тебя, представься такая возможность. А мы эту возможность им предоставим!

– Может, ты все-таки пойдешь? Не будешь мешать?

Дементьев взглянул на часы:

– Что ж! Можно и уходить. До свидания, Вася!

– Бывай, начальник!

Андрей вышел из квартиры на улицу, прошел к своему подъезду, на лавочке напротив которого сидела мать Куленина. Она при виде участкового встала:

– Ну, что?

– Да нормально все! Часик погуляйте и ступайте домой.

– А что ты там сделал?

– Ничего, просто поговорил с вашим сыном и его дружком.

– Хорошо, видно, поговорил, Балбес из подъезда сам не свой вышел и, качаясь, пошел в сторону стадиона.

– Да, нормально поговорили!

– А почему я только через час могу домой вернуться? Уж не избил ли ты Василия?

– Нет! Час ему нужен навести порядок в квартире.

У Кулениной от удивления даже глаза расширились:

– Чего? Васька и порядок?

– Да, уважаемая Надежда Сергеевна. После нашего разговора у Василия вдруг проявилось непреодолимое желание убраться в квартире. Думаю, он еще сможет начать новую жизнь.

– Невероятно!

– Вы только часик погуляйте, а то рванете помогать ему и все испортите.

– Да как же он один? Нет, участковый, пойду домой. Он без меня такой порядок наведет, что впору ремонт будет делать.

– Ну, как хотите! Я свое дело сделал. Возникнут проблемы, обращайтесь!

– Спасибо тебе, участковый!

– Не за что!

Дементьев кивнул женщине и направился в сторону участкового пункта милиции. Зайдя за дом, достал сотовый телефон, отыскал в памяти мобильника номер Чернышева, нажал клавишу вызова. Друг и начальник ответил тут же:

– Привет, командир!

– Привет! Встретиться бы надо, Черныш!

– Что-то серьезное?

– Думаю, да! Но оценишь сам!

– Куда подъехать?

– Подъезжай на мой УПМ.

– Во сколько?

– Да хоть прямо сейчас!

– Жди! Еду!

Глава 3
Ближнее Подмосковье, район дислокации закрытого военного городка размещения офицеров спецслужб
и их семей. 17 сентября, пятница

С 5.30 подполковник Тимохин сидел с удочкой на берегу озера, недалеко от городка. Водоем находился в охраняемой зоне, поэтому никто не мешал Александру. А он, наконец выбравшись на рыбалку, устроился на обрывистом берегу, имея перед собой широкий участок глубокой, темной от торфа, лишенной растительности спокойной воды. С утра было тихо. Зеркальную поверхность озера иногда разрывали всплески играющей крупной рыбы. Тимохин сидел на складном стуле, держа в руке новую телескопическую удочку, и все внимание его было сосредоточено на красного цвета поплавке. Тимохин уже поймал четырех небольших, с ладонь, карасей и был доволен. Александр смотрел на поплавок, не отрывая взгляда. Какое-то время тот был спокоен и неподвижен, но вот слегка дернулся, от него пошли круги по воде. Тимохин напрягся. Сейчас поплавок должен либо мелкими ударами пойти в сторону, либо лечь. Но тот неожиданно и резко ушел под воду. Александр вскочил, рванул удочку вверх. Удилище согнулось, леска натянулась. Тимохин почувствовал приличную тяжесть на крючке. Леска пошла влево, затем вправо. Александр тянул удилище. Из воды показалась крупная морда карпа. И тут же, рванув, рыба развернулась и, хлопнув хвостом по глади водоема, подняв высокие брызги, скрылась в глубине. Леска оборвалась, Тимохин завалился на спину, опрокинув стул. Тут же вскочил, глядя на оборванный кусок лески. Руки его дрожали. Он протянул:

– Ну, не твою мать? Это что же такое? Крупняк и сорвался! А ведь уже был на поверхности, в каких-то трех метрах от берега. Эх, не повезло. Но каков прохиндей этот карп? Дал подтянуть себя и потом рванул в обратку. Ну не урод? Больше такой не клюнет.

Тимохин сплюнул в траву:

– Тьфу ты, ну надо же, какая невезуха!

Он представил, как выложил бы дома крупного карпа, как удивилась и обрадовалась бы жена Татьяна. Но… нет, нечего выкладывать и нечему радоваться. Вместо этого придется снасть менять. В воду с рыбой ушли крючок, грузило, поплавок и часть лески. Вздохнув, сев на поднятый стул, Александр начал приводить рыболовные снасти в порядок. Закончив, насадил на крючок червя, забросил удочку на прежнее место. Поплавок, шлепнув по воде, постепенно поднялся и вновь застыл среди зеркальной глади, как неподвижный стойкий оловянный солдатик. Александр, закрепив удилище на рогатке, закурил, не сводя глаз с поплавка. На время он не обращал никакого внимания. Оно просто перестало для него существовать.

 

Тимохин в несколько затяжек выкурил сигарету, бросил окурок в жестяную банку, принесенную с собой, дабы не загрязнять берег. Почувствовал голод. Достал из пакета сверток с бутербродами, которые приготовила жена, открыл крышку термоса. В нее же налил горячего крепкого чая. Позавтракал. Поклевки не было. Убрав пакеты в сумку, подполковник вновь прикурил сигарету. Тимохин был настолько увлечен рыбалкой, что услышал шум двигателя подъехавшего внедорожника, только когда тот остановился на поляне. Обернулся. Увидел вышедшего из машины начальника отдела спецмероприятий полковника Крымова. Тот поздоровался:

– Привет, Саня!

И поинтересовался:

– Как рыбалка?

Александр ответил:

– Привет, Крым! А рыбалка? Отличная рыбалка. Жаль, раньше не подъехал, поглядел бы, какая акула у меня сошла. Килограммов на пять, не меньше, карп сорвался. Ушел, сучонок, вместе с крючком.

Крымов усмехнулся:

– Так уж и пять кило?

– Не веришь? Конечно, ведь всегда говорят, что рыбаки склонны преувеличивать улов, особенно перед теми, кто на рыбалке не был. А я тебе, в натуре, говорю, сорвался карп килограммов на пять, у него морда с два моих кулака была и хвост, как веник. Так хлестанул по воде, что брызги до берега долетели. Не повезло. Но ничего, раз здесь такие штучки водятся, хоть одного, но обязательно достану.

Крымов спросил:

– Ну а поймал-то что? Покажи!

Александр кивнул на садок, частью находившийся в воде:

– В сетке посмотри, но так, ерунда, мелочь. А крупняк в озере. Не уйду, пока не выловлю.

– К сожалению, Саня, придется закончить активный отдых. Конечно, ты, как человек упертый, достанешь крупную рыбу, возможно, и того самого карпа, что увел у тебя снасти, но… не сейчас, не сегодня и не в ближайшие дни.

Тимохин посмотрел на друга:

– Что там опять случилось? Феофанов вызывает?

– Точно! С первого раза угадал. И как догадался?

Крымов улыбнулся.

Александр же проявил недовольство:

– Ну чего лыбишься, словно ждешь пирога с медом? Что случилось-то?

– Не знаю! Позвонил Потапов, приказал явиться в загородную резиденцию к 9.00.

Тимохин удивился:

– К девяти? Почему так рано?

– Ты у меня спрашиваешь?

– А у кого же? Ты ж мой непосредственный начальник!

– У нас у всех один начальник, генерал-лейтенант Феофанов. И генерал-майор Потапов.

– Погоди, когда это они очередные звания получили?

– Приказ вчера пришел. Я сам о нем сегодня узнал. Потапов сказал. Кстати, и тебя, и еще нескольких ребят в звании повысили!

– Не понял? Так что, я – полковник?

– Да, но поздравлю, когда Феофанов доведет приказ.

– Хм, с чего бы это? Не ждал!

– А когда у нас что-либо ожидаемо происходило?

– Это точно!

Тимохин взглянул на часы: 8.05. Затем перевел взгляд на поплавок, и тот в это время вновь дернулся и резко ушел под воду. Александр закричал:

– Есть, Крым, попал карпенок!

И, как мальчишка, бросился к удилищу. Он вытащил довольно крупного карпа, килограмма на полтора. Довольный, показал Крымову:

– Понял? Конечно, это не тот монстр, что оборвал леску, и все же уже кое-что!

Крымов улыбнулся:

– Ты как пацан, Саня!

– Возможно! Но надо когда-то и расслабиться, и не только водкой или спиртом. Я раньше как-то спокойно к рыбалке относился, а вот сейчас вкус почувствовал. Теперь, как будет свободная минута – сюда!

Он говорил, укладывая вещи и собирая снасти.

Крымов проговорил:

– А я вот больше охоту уважаю.

Тимохин сказал:

– Здесь с тобой не согласен. Не понимаю, как можно стрелять в беззащитных, не ожидающих нападения птиц или зверя? Я не могу.

– Бандитов валишь спокойно, а в утку или зайца стрелять не можешь?

– Не могу! Потому как животные только пользу приносят, а бандюки, боевики, террористы – боль и горе. Их бью безо всяких эмоций. К тому же они тоже вооружены и тоже стреляют. И заметь, не в воздух, а прямиком целясь в сердце. На войне кто кого. Не ты, так тебя. И это закон. Гораздо более жестокий и несправедливый, нежели тот, по которому живет природный животный мир. Волк пойдет драть овец только тогда, когда голоден или ему надо выводок кормить. Сытое животное не убивает. А люди, что сытые, что голодные, готовы стрелять друг в друга, рвать гранатами и минами, резать тесаками. Я имею в виду тех, кто смыслом жизни сделал войну. Смыслом жизни или, точнее, средством обеспечения собственных интересов. Так что, Крым, человек самый страшный и опасный зверь на земле. Хотя кто-то уже говорил об этом!

– Да, ты повторяешься, но и ладно, высказался, в дороге молчать будешь. Вот только не пойму, тебе до фени, что очередное звание получил?

– Я его, Крым, еще не получил! Вручат погоны, тогда и радоваться буду. Хотя какая в принципе разница? Подполковник, полковник, майор! Все одно в бой вместе со всеми идти. На наш век этих боев хватит. Война, к сожалению, ни завтра, ни в ближайшее время не прекратится. Это раскрутить маховик бойни легко, остановить же его трудно, если вообще возможно!

Крымов вновь улыбнулся:

– Тебя на философию потянуло. Рыбалка подействовала?

– Жизнь, Крым! И не философия это, а признание хреновой реальной действительности.

– С такой же хреновой перспективой на будущее?

– Убеди, что нас всех завтра ждет новая, светлая, спокойная, мирная жизнь! Сможешь?

– Нет, Саня, не смогу!

– Тогда заканчиваем базарить и едем. Ко мне заскочим, я быстро переоденусь и в путь, в загородную резиденцию. Откуда Феофанов может отправить нас к черту на кулички. Легко и непринужденно!

Крымов сказал:

– Садись! Но не похоже, что генерал вызывает для постановки экстренной задачи. Группам не отдано команды на изменение режима боевой готовности. Значит, немедленного применения не планируется.

– Поживем – увидим! Долго ли объявить бойцам полную боеготовность? Или поднять транспорт для переброски в любую часть страны или за ее пределы?

– Тоже верно! Поехали. Тебе на сборы не более пяти минут, и так на берегу время потеряли.

– Понял, командир, пять минут на сборы. Ты только до дома довези! А то плетешься, словно по минному полю! Прибавь газку «японцу»!

В 8.17 «Ниссан» полковника Крымова выехал за пределы военного городка. Избежав пробок на Московской кольцевой дороге, в 8.34 внедорожник въехал на территорию загородной резиденции начальника Главного управления по борьбе с терроризмом – ГУБТ – генерал-лейтенанта Феофанова. Именно здесь, а не в центральном офисе или штабе управления принимались самые важные решения по применению боевых групп Главного управления.

Встретил старших офицеров неизменный помощник Феофанова Василий Ларинов, на чьих плечах красовались погоны старшего прапорщика.

Крымов воскликнул:

– Василь! Да с тебя причитается! Когда третью звезду получил?

Помощник генерала ответил:

– Получил вчера, а выставляться многим придется, вон Сане Тимохину в том числе. Но вы поднимайтесь в кабинет, Феофанов с Потаповым ждут вас.

Тимохин указал на стоявшую у ворот «Волгу»:

– А это чья машина?

Ларинов ответил:

– Полковник из МВД какой-то приехал. Вчера звонил, сегодня приехал. Думаю, с ним напрямую связан ваш утренний вызов.

– МВД решило сбросить нам часть своих проблем?

– Не знаю. Но вы поднимайтесь, поднимайтесь, раньше начнете, раньше закончите.

Крымов спросил:

– А ты куда направился?

– Вот на этот вопрос, уважаемый Вадим Петрович, позвольте не отвечать. У вас своя служба, у меня своя.

– Протирание штанов в приемной генерала ты называешь службой?

– А что бы вы без меня все делали, вояки?

– Ну, без тебя мы, конечно, никуда!

Тимохин тронул Крымова за руку:

– Оставь его, пойдем к Феофанову. Милицейский полковник не поздравить начальство приехал. Наверняка подбросит какую-нибудь подлянку, с которой разбираться предстоит нам!

– Не факт, Саня, но пойдем! Послушаем генералов.

Офицеры поднялись в кабинет Феофанова. Начальник Главного управления встретил их в погонах генерал-лейтенанта, Потапов в новенькой форме генерал-майора. Крымов доложил о прибытии. Пожали друг другу руки. Феофанов указал на стоявшего у кресла полковника милиции:

– Разрешите представить вам сотрудника МВД полковника Батистова Михаила Николаевича, он возглавляет подразделение, работающее по преступлениям, связанным с похищением людей.

Батистов кивнул.

Феофанов представил прибывших офицеров:

– А это, Михаил Николаевич, начальник отдела специальных мероприятий нашего управления полковник Крымов Вадим Петрович и его заместитель, одновременно командир одной из боевых групп полковник Тимохин Александр Александрович.

Тимохин поправил генерала:

– Пока еще подполковник. А вот вас, Сергей Леонидович, Потапова и Ларинова можно поздравить?

– Позже! Об этом позже. Сейчас прошу занять всех места за столом совещаний!

Офицеры сели в кресла.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru