Возмездие

Александр Тамоников
Возмездие

Феофанов взглянул на Батистова:

– Вам слово, Михаил Николаевич!

Полковник вновь кивнул:

– Как уже говорил генерал-лейтенант Феофанов, я возглавляю в МВД подразделение, занимающееся преступлениями, связанными с похищением людей. В последние годы данный вид преступлений, к сожалению, получил весьма широкое распространение. Людей похищают много, по всей стране, где-то больше, где-то меньше, но ни один регион не избежал этого. В основном людей похищают для получения выкупа или решения каких-либо других корыстных задач. Известны случаи, когда похищенных выставляли в качестве смертников. Да вы и сами сталкивались с подобной нечеловеческой жестокостью!

Тимохин проговорил:

– Да уж приходилось!

Феофанов посмотрел на подчиненного. Александр поднял ладони, мол, все понял, молчу. Полковник МВД продолжил:

– В настоящее время нас очень беспокоит то, что стали пропадать красивые девушки от 17 до 20 лет. На настоящий день мы имеем тридцать подобных случаев. Особенность данных преступлений в том, что преступники явно подбирают девушек, проверяют, акцию похищения готовят тщательно, проводят захват быстро и так же быстро уходят с места захвата, используя мощные дорогие иномарки и меняя номера по пути доставки похищенных на свою базу. Такая база, несомненно, существует. Ни местонахождение базы, ни главарь банды, проводящей террористические акции, нам неизвестны. Но вот позавчера, 15 сентября, бандиты допустили ошибку. В этот день была похищена ученица 11-го класса элитной школы, некто Короленко Екатерина Львовна, дочь известного в Москве бизнесмена Короленко Льва Константиновича. Камера видеонаблюдения за стоянкой машин, доставляющих в школу и забирающих после уроков детей, зафиксировала интересный эпизод. Охранник, дежуривший на стоянке с 15-го на 16-е число, также заметил подозрительные движения, но не придал им значения. Его показания рассмотрим позже. Сейчас же я хочу, чтобы вы посмотрели запись, сделанную упомянутой мною камерой слежения.

Полковник выложил на стол кассету.

Потапов забрал ее, прошел к видеодвойке. Вскоре офицеры увидели на экране телевизора изображение стоянки. Частью она была пуста. Полковник подошел к телевизору, раздвинул ручку-указку, указал на экран:

– Вот это и есть стоянка автомобилей у элитной школы. Как видите, она огорожена и имеет два въезда или выезда, один основной, откуда и ведется запись, другой запасной, он с камеры не виден. Вот на стоянку въезжает «Мерседес» Короленко! Обратите внимание на время и дату. 14.03 вторника 15 сентября. Этот автомобиль постоянно забирал Екатерину Короленко ранее. Он всегда подъезжал сюда к двум часам. Подъехал и во вторник. Мы видим, как водитель ставит его на место, откуда хорошо виден центральный вход в школу. Вот он разговаривает по телефону с девочкой. У нас есть распечатка их переговоров. Водитель Юрий Литинский ответил на вопрос Екатерины, на месте ли он. Короленко приказала ему ждать. Ждет. В 14.09 справа от «Мерседеса» встает внедорожник «Тойота», а через минуту, в 14.10, слева от машины Литинского паркуется «Форд». К сожалению, лиц ни водителей, ни пассажиров мы не видим. 14.20. Водитель вновь разговаривает по сотовому телефону. Екатерина, вышедшая из школы, не видит автомобиля и спрашивает, где он. Юрий объясняет. В 14.22 к Литинскому подходит водитель «Форда», и опять мы не видим его лица. Как не видим физиономии водителя «Тойоты», также вышедшего на стоянку. Неизвестный из «Форда» общается недолго с Литинским, наклоняется к нему, далее станет ясно зачем. Садится обратно в «Форд». Появляется Короленко.

Тимохин, не выдержав, спросил:

– Так эта красавица и есть ученица 11-го класса Екатерина Короленко? Ничего не скажешь, девочка более чем привлекательная. Волосы, лицо, фигура. Какая фигура!

Феофанов спросил:

– Александр Александрович, вы не забываетесь?

– Так я же по делу, товарищ генерал-лейтенант. К тому, что у бандитов были причины сорвать такой цветок.

Батистов сказал:

– Вот они и сорвали! Смотрим далее. Девушка обходит внедорожник и выпадает из сектора наблюдения видеокамеры. Мы видим, что возле «Тойты» находятся два человека. Но вот и они скрылись. Внедорожник начал движение. За ним двинулся «Форд». Вот они подъезжают к будке охранника. И… покидают территорию стоянки. «Мерседес» же, как видите, продолжает стоять на месте. Позже водитель «Мерседеса» Юрий Литинский был обнаружен в салоне иномарки мертвым. Экспертиза установила: ему через шприц-тюбик был введен отравляющий препарат, убивающий практически мгновенно. «Мерседес» остался, «Тойота» с «Фордом» ушли со стоянки. Вместе с ними исчезла Екатерина Короленко. Опрос охранника дал следующие результаты. Он обратил внимание на внедорожник и «Форд», так как ранее эти иномарки на стоянке не видел, но, согласно инструкции, охранник не должен проверять машины. Он обязан следить за их сохранностью и порядком на стоянке. Поэтому, когда «Тойота» и «Форд» выезжали с территории, охранник всего лишь запомнил номера подозрительных машин.

Крымов произнес:

– Тоже неплохо! Хоть это догадался сделать!

Батистов кивнул:

– Да! Хоть это! Что позволило в дальнейшем воспользоваться ошибкой бандитов.

Тимохин спросил:

– Что вы, полковник, называете ошибкой? То, что похитители засветили номера? Они наверняка «левые». А вот морды свои так и оставили в тени. Так что ошибки в их действиях не вижу. Они правильно оценили обстановку, выяснив, что охрана несет службу в пассивном режиме, разработали план с учетом работы видеокамеры, поэтому и не оставили своих портретов, взяли «мерин» в «клещи», спокойно отработали водителя. Отработали после того, как тот закончил переговоры с Короленко. И оприходовали девушку, когда она оказалась вне зоны видимости видеокамеры. Мы не видели на экране сам момент захвата. Не видел его и охранник. Напротив, считаю, бандиты сработали весьма профессионально.

Батистов ответил:

– А мы думаем, что похитители ничего не знали о камере видеонаблюдения. И совершили ошибку, решив провести акцию захвата на стоянке. То, что камера не сняла их портреты, как вы выразились, – чистая случайность. Если бы главарь банды имел информацию о камере, то он бы спланировал захват за пределами территории школы. Вот здесь…

Полковник МВД вернулся к столу, открыл свою папку, извлек карту-схему, развернул ее:

– Вот здесь, прошу внимание на квадрат 47, обычно выезжает «Мерседес». Как видите, он проезжает глухой переулок, где в обеденное время, как правило, нет ни машин, ни людей. Глухой переулок небольшой, всего каких-то метров сто, но он удобен для захвата. Стоит заблокировать «Мерседес» в этом переулке, и можно спокойно отработать объект, применив отравляющее и снотворное вещества. Но бандиты проводят акцию захвата на территории охраняемой школы. Следовательно, о камере они ничего не знали.

Крымов пожал плечами:

– Что ж, возможно, вы и правы. Одно непонятно: каким образом мы можем помочь вам?

– Об этом позже. Сейчас я хочу вернуться к похитителям. Отработав водителя «Мерседеса» и захватив Екатерину Короленко, колонна из «Тойоты» и «Форда», как вы видели, вышла за пределы территории школы. Естественно, у нас возник вопрос: куда она пошла? Где находится место, куда доставляют похищенных девушек?

Тимохин покачал головой:

– Ну, на этот вопрос ответить невозможно. База содержания заложниц может быть где угодно. Москва большая.

– Верно! Понимая, что столицу нам не охватить, мы решили отработать версию вывоза девушек за пределы Москвы. И что в результате получили?

Он вновь прошел к видеодвойке, включил воспроизведение записи. На экране высветилась дорога одного из направлений въезда в столицу. Съемка велась с поста дорожно-патрульной службы ГИБДД.

Полковник пояснил:

– Это камера слежения за соблюдением водителями скоростного режима и, в общем, правил дорожного движения. Пост юго-восточного направления. Время 16.10. Поток машин в сторону выезда из города усиливается. Но еще можно контролировать ситуацию. Так! Вот, внимание, внедорожник «Тойота» черного цвета, стекла затонированы. За ним «Форд», автомобили идут аккуратно по средней полосе, не превышая установленную скорость. Номера не те, что запомнил охранник, но их заменили. Мы пробили номерные знаки, которые были установлены на «Тойоте» и «Форде» в момент прохождения поста ДПС. Одни числятся утерянными, другие оформлены на старый «Москвич» одинокого пенсионера, скончавшегося год назад. «Москвич» без номеров до сих пор стоит в сарае дачи пенсионера. Ныне, как уже отметил, покойного!

Крымов сказал:

– Это уже серьезная зацепка! Тачки как две капли воды похожи на те, что стояли у школы.

Тимохин поправил:

– Остановите показ и верните запись назад. По-моему, перед «Тойотой» шла грузо-пассажирская «Газель».

Батистов выполнил просьбу Тимохина.

На экране вновь появилась трасса. Короткое ожидание. Возглас Тимохина:

– Вот она! Идет впереди внедорожника. А тот словно приклеился к ней! Эту машину вы проверяли, полковник?

Александр взглянул на Батистова.

Тот отрицательно покачал головой:

– Нет! Но я немедленно отдам команду, и через непродолжительное время у нас будет информация по этой «Газели».

Полковник достал сотовый телефон. Позвонил кому-то, отдал распоряжение.

Тимохин указал на экран, где в остановленном кадре была отчетлива видна «Газель»:

– А номера-то у нее переславские!

Крымов сказал:

– Так и шоссе это идет к Переславу. Сто восемьдесят пять верст – и областной центр.

В кабинете наступила пауза.

Крымов, воспользовавшись моментом, показал пачку сигарет Феофанову. Генерал махнул рукой:

– Да курите, если неймется!

Прикурив, Тимохин поинтересовался у Батистова:

– А почему ваше подразделение, Михаил Николаевич, не пытается захватить банду, когда ее главарь выходит на получение выкупа? Ведь наверняка девушек подбирают из семей богатых и для того, чтобы получить солидный куш?!

 

Батистов произнес:

– Это было бы проще. Но все дело в том, что ни за одну из похищенных девушек, я имею в виду тот контингент преступлений, которые мы обсуждаем, еще ни разу бандиты не затребовали выкупа или выставили какие-либо другие требования обмена.

Тимохин с Крымовым переглянулись.

Александр произнес:

– Не понял?! Для чего же тогда их похищают? Не для того же, чтобы себе в жены оставить?

Полковник сказал:

– Думаю, их банально перепродают на Восток.

– Работорговля?

– Да! Другого объяснения действиям бандитов я не нахожу.

На этот раз вопрос задал Потапов:

– Послушайте, полковник, но в этом случае наши девушки должны всплыть где-нибудь в Саудовской Аравии, Арабских Эмиратах или Кувейте? Вы в Службу внешней разведки по этому вопросу обращались?

– Конечно, генерал, обращались! Ответ – пока никакой информацией СВР по факту продажи российских граждан в страны Ближнего Востока не располагает. Исключение составляет Афганистан, там, особенно на юге, в провинциях, над которыми талибам удалось восстановить контроль, ситуация запутанная, и достоверность получаемой оттуда информации весьма сомнительна.

– Но туда еще надо перебросить крупные партии рабынь?!

– Видимо, у бандитов налажена система подобной переброски.

Тимохин сказал:

– И, как всегда, не без участия наших продажных чиновников.

Батистов хотел что-то ответить, но сработал сигналом вызова его сотовый телефон:

– Да! Слушаю!

Слушал он несколько минут, затем, сказав: «Благодарю», выключил аппарат. Повернулся к офицерам Главного управления по борьбе с терроризмом:

– «Газель», которая привлекла внимание полковника Тимохина, принадлежит некоему Марату Сабирову, постоянно проживающему в поселке Карск Переславской области. Он использует ее для перевозки различных грузов по найму. 15-го числа «Газель» остановили на выезде из Переслава, на посту ДПС дороги, ведущей к поселку Карск. Было это в промежутке между 19.30–20.30. Инспектор проверил документы, груз. Все оказалось в порядке, Сабиров вез стиральный порошок, и сержант отпустил его.

Крымов сказал:

– А «Тойота» с «Фордом» через этот пост проходили?

– Нет! Не проходили. По той дороге движение, особенно в вечернее время, слабое, в основном ездят местные жители, крутые иномарки милиционеры заметили бы. Но их не было!

– Значит, они либо остались в Переславе, либо, сопроводив «Газель», пошли обратно в Москву!

– Остались в Переславе! Мы проверяли все камеры по маршруту Переслав – Москва, точнее, записи, сделанные позавчера и вчера. Ни «Тойоты», ни «Форда», нужных нам, камеры не зафиксировали, а работают они, как известно, круглосуточно. Однако еще далеко не факт, что иномарки сопровождали «Газель» Сабирова. Хотя пленки на всех постах с аппаратуры, контролирующей движение в сторону Переслава, показывают, что эти три машины практически весь путь до областного центра шли вместе. Плюс старший инспектор поста ДПС, расположенного на въезде в Переслав, видел, как наша колонна останавливалась, проехав пост. Встали три машины. Но это может быть и совпадением. Общения людей из внедорожника, «Форда» и «Газели» капитан не видел. Не до этого было.

Тимохин переспросил:

– Значит, в кузове этого Сабирова был стиральный порошок?

– Да, а что? Вас что-то смущает, Александр Александрович?

– Удобный груз для оборудования тайника. Впереди оставить нишу, остальное пространство заложить коробками, вот и готов транспорт для перевозки заложника.

Крымов выдохнул воздух:

– Ну, проблемы МВД нам ясны. Одно непонятно: что милиция хочет от нас? От спецслужбы? Конечно, случаи похищения молодых девушек – это отвратительно, и то, что данной проблемой занялось специальное подразделение, правильно. Но я не вижу, чем могут быть полезны МВД наши боевые группы? Ведь у нас своя специфика работы. Мы все больше воюем, а не консультируем. Тем более по вопросам, не входящим в компетенцию управления. Вот это мне непонятно.

Батистов взглянул на Феофанова:

– Сейчас, когда я довел общую обстановку, думаю, можно перейти к главному? К тому, ради чего мы и собрались здесь.

Генерал-лейтенант утвердительно кивнул:

– Да! Пожалуйста, Михаил Николаевич! От себя добавлю для подчиненных: вопрос совместных действий с подразделением МВД, возглавляемым полковником Батистовым, согласован на самом верху, и я получил соответствующий секретный приказ. Продолжайте, полковник.

Батистов поправил карту-схему, достал из папки несколько фотографий, заполненный текстом лист бумаги:

– Значит, так, товарищи офицеры. Анализируя все похищения молодых девушек, мы ставили перед собой вопрос: каким образом на них выходили бандиты? Отбирая только молодых, красивых, стройных? И получили ответ. Девушек находили через Интернет! Все похищенные без исключения либо размещали свои фото и данные на сайте знакомств, больше в разделе поиска желающих познакомиться с русскими девушками иностранцев, либо изъявляли желание участвовать во всевозможных конкурсах красоты, либо через Сеть пытались привлечь к себе внимание известных модельных агентств, что также требует размещения полной информации о себе. Бандитам оставалось отслеживать данную информацию и выбирать жертвы. В дальнейшем их, скорее всего, проверяли, после чего и принималось решение на похищение. Подобный подбор потенциальных жертв не позволяет нам выйти на бандитов.

Крымов кивнул:

– Это понятно. На сайтах в Интернете столько всякой информации, что крышу снесет, если пытаться просчитывать действия бандитов по одному только отбору потенциальных жертв.

Батистов сказал:

– Вы совершенно правы, Вадим Петрович, и поэтому решили попробовать зацепить террористов на подставе. Взять, так сказать, на живца. Подробнее предлагается следующее. В Переславе объявлен конкурс «Мисс город», прошел предварительный отбор участниц. Одной из них мы выставили своего человека. Молодую, красивую девушку. Лейтенанта милиции из Тамбова. Вот ее фотографии, оцените, пожалуйста, есть у нас шанс привлечь к ней внимание бандитов?

Батистов передал Феофанову, Потапову, Крымову и Тимохину фотографии.

Крымов тут же воскликнул:

– Вот это да! Вот это дела! И что, такие служат у нас в милиции?

– Служат!

– Да она спокойно могла бы только на своих данных сделать себе карьеру не хуже известных моделей!

– Лейтенант Казарина Елена Владимировна не стремится стать моделью. Ей нравится работа в правоохранительных структурах. Закончила школу милиции, поступила на юридический факультет университета, на заочное отделение. Парень у нее, жених, тоже милиционер, старший лейтенант, в ОМОНе служит.

Тимохин спросил:

– И как она оказалась в Переславе, работая и проживая в Тамбове?

– У нее в Переславе дедушка живет. В общем, легенда такова. Родители Казариной, что соответствует действительности, трагически погибли. Мать умерла при родах, отец попал в автомобильную катастрофу. Воспитывал Елену в Переславе дед. И это тоже соответствует действительности. После школы молодая красивая девушка решила устроить жизнь и… повторяю по легенде, отправилась в Москву, как это делают многие девушки. Поиграть в лотереи. Глядишь, и выпадет счастливый билетик. Ее взяли работать в модельное агентство «Венера». Это агентство создано нами и находится под контролем МВД. Естественно, данная информация строго засекречена. Отработав в агентстве два года и поняв, что Москва и всякие там подиумы не для нее, Казарина решила вернуться в Переслав и на следующий год поступать в Академию МВД. Сейчас ей 20 лет. В реальной жизни за эти два года она окончила школу милиции и была направлена в Тамбовское УВД.

Крымов поинтересовался:

– Значит, если Казарина попадет в поле зрения бандитов и те решат проверить ее, то получат нужную вам информацию?

– Да! Мы уже внедряли таким образом своих сотрудников в криминальные группировки, и это давало неплохой эффект!

– Следовательно, дело за малым, подставить Казарину бандитам?

– Это самое главное. Мы только начали этап внедрения, надеюсь, он принесет результаты.

– Какова наша роль в вашей игре?

Батистов поправил Крымова:

– В нашей игре, Вадим Петрович!

– Ну, хорошо, в нашей игре!

– Задача боевой группировки Главного управления по борьбе с терроризмом – зафиксировать похищение Казариной, отследить место, куда она будет доставлена, блокировать его, выбрать момент и в согласованное время провести контртеррористическую акцию.

– Другими словами, выйти на базу бандитов, оценить обстановку и разнести осиное гнездо к чертовой матери с освобождением заложников или, правильнее, заложниц.

Батистов утвердительно кивнул:

– Если кратко, то да.

Крымов взглянул на Тимохина:

– Ну, что скажешь, Александр Александрович? В принципе задача несложная, если на нас не повесят обязанность во время штурма взять главаря банды живым.

– И если, Вадим Петрович, террористы заинтересуются госпожой Казариной.

– Заинтересуются. Такую девушку не пропустят.

– Посмотрим!

Начальник отдела спецмероприятий повернулся к Феофанову:

– Какие силы будем привлекать к операции?

– Группу полковника Тимохина. В случае необходимости у нас есть кем усилить ее!

Крымов сказал:

– Ясно.

И спросил:

– Вопрос второй: как конкретно работаем?

Ответил Батистов:

– Вашей группе необходимо быть в готовности к немедленному убытию в Переслав.

– Ну, это не проблема. Мы всегда готовы убыть не только в соседний город, но и на соседний континент. Кто-нибудь из ваших людей сейчас страхует Казарину? Ведь бандиты могут действовать стремительно. У них уже отработаны варианты захвата девушек практически в любых условиях. Захвата, надежного укрытия и, скорей всего, гарантированной переброски за кордон.

Батистов ответил:

– Да, лейтенант Казарина находится под контролем спецгруппы из пяти человек, входящих в состав подчиненного мне подразделения.

– Надеюсь, в Переславском УВД об этой группе ничего не знают?

– Естественно! О ней в министерстве проинформирован весьма узкий круг лиц.

Тимохин поинтересовался:

– А ребята – профи?

Батистов улыбнулся:

– Профи! Но в группе не только мужчины, в нее входит и женщина.

– Такая же красотка, как и Казарина?

– Некрасивых женщин, Александр Александрович, как известно, не бывает!

– А, ну да, конечно, согласен, вопрос неуместен. Но я вот о чем подумал: а стоит ли нам по-крупному рисковать Казариной?

Батистов спросил:

– Что вы имеете в виду?

– Стоит ли допускать захват и переправку девушки на базу террористов? Не ограничиться ли нам задержанием тех бандитов, что будут проводить акцию похищения? Мы сможем взять их тихо и мгновенно. Расколоть, где находится база, и без подготовки провести ее штурм. В нашем расположении вертолет, а учитывая то, что база находится предположительно в Карском районе, то время подлета к объекту составит менее часа.

Полковник МВД сказал:

– Я не сомневаюсь в вашем высочайшем профессионализме, но если не удастся быстро расколоть, как вы выразились, похитителей? Или на захват будет отправлена группа, ничего о местонахождении базы не знающая? Имеющая задачу захвата и в дальнейшем передачи девушки третьим лицам? Или, в конце концов, бандиты, несмотря на всю стремительность ваших действий, успеют подать главарю сигнал провала акции? Для этого достаточно нажать всего одну клавишу какого-нибудь брелка или сотового телефона. Что тогда? Тогда бандиты немедленно начнут отход по заранее отработанному плану. При этом уничтожив базу вместе с заложницами, которых могли не успеть переправить за бугор! Мы не имеем права допустить подобного развития событий!

– А если, полковник, среди лиц, входящих в так называемый узкий круг посвященных в суть операции, окажется предатель? Тогда последствия окажутся более трагичными. Мы потеряем и Казарину, и заложниц и никого не возьмем. Операция потерпит полный крах!

– Это исключено!

– Что исключено?

– То, что среди лиц, посвященных в суть нашей работы, окажется предатель.

Крымов поддержал Тимохина:

– Я бы на вашем месте, Михаил Николаевич, не делал столь категорических заявлений. Поверьте, нам приходилось сталкиваться с ситуацией, когда враг сидел очень высоко, и никто не мог даже предположить, что он работает на террористов. Доходило до уровня заместителя федерального министра.

Батистов повысил голос:

– Повторяю, я гарантирую, что среди моих сослуживцев, имеющих отношение к предстоящей операции, предателей нет! А посему будем работать по представленному мной варианту, который уже получил кодовое название «Рабыня»!

– Почему не «рабыни»? Ведь похищена не одна девушка?

 

Феофанов ударил ладонью по столу:

– Прекрати, Крымов! У нас нет ни малейших оснований не доверять полковнику Батистову или ставить под сомнения его гарантии!

Крымов развел руки:

– Понял! Вы начальство, вам видней!

Начальник Главного управления по борьбе с терроризмом спросил Тимохина:

– У тебя, Александр Александрович, еще вопросы или предложения есть?

– Есть! Предложение. Так как к работе по операции «Рабыня» привлекается подчиненная мне группа, я хотел бы, чтобы в группу страховки Казариной вошел один из офицеров «Ориона»! Мне необходима оценка обстановки, что будет складываться в Переславе, от нашего человека. Он не будет мешать сотрудникам спецгруппы МВД. Но его информация поможет мне в привычном режиме отслеживать ситуацию, что повлияет на принятие окончательного решения по реализации плана боевой операции в финальной ее стадии.

Феофанов посмотрел на Батистова:

– Что скажете, Михаил Николаевич?

Полковник спокойно ответил:

– Ничего не имею против. Ваш человек получит возможность работать в контакте с командиром спецгруппы. Или вы предполагаете использовать своего офицера в автономном режиме? Втайне от наших людей?

Тимохин сказал:

– Ну почему автономно? Просто офицер подчиненной мне группы должен иметь полную свободу действий. Что не исключает и совместных мероприятий. Главное, чтобы работа принесла результаты.

Батистов произнес:

– Согласен! Когда ваш человек выедет в Переслав? И где командиру спецгруппы надо будет его встретить?

Феофанов спросил Тимохина:

– Кого, Александр Александрович, планируешь отправить в Переслав?

– Капитана Шепеля.

– Уже майора, но об этом, как сказал, позже. Что ж, у меня возражений нет! У тебя, Владимир Дмитриевич? – Генерал-лейтенант взглянул на Потапова.

Заместитель начальника управления ответил:

– Нет. Тимохину виднее, кого привлекать к той или иной работе.

Феофанов перевел взгляд на Крымова:

– Что скажешь ты, Вадим Петрович?

– То же, что и генерал-майор Потапов.

– Ясно. Хорошо, Тимохин, отправляй Шепеля. И ответь на вопросы полковника Батистова!

– Я сейчас точно не могу сказать, когда Шепель убудет в Переслав и где именно определить встречу с командиром спецгруппы. Если позволите, данную информацию я сброшу вам по прибытии к месту дислокации боевой группировки.

– Хорошо. Буду ждать вашего звонка. Тогда и обсудим все подробности.

– Договорились.

Крымов нагнулся к Тимохину:

– Вот ты Шепеля обрадуешь! Представляю его реакцию, для него работать с милицией как нож в сердце.

– Ничего. Успокою.

– Ты это умеешь.

Феофанов поднялся:

– Ну, что, товарищи офицеры, основную часть совещания можно считать закрытой? Все, что необходимо на данном этапе, обсудили. Различные согласования и уточнения позже, по ходу развития событий и проведения операции.

Встал из кресла и полковник Батистов:

– Считаю, что разговор состоялся конструктивный и мы вместе разгромим банду торговцев людьми. Мой телефон у начальника управления есть, он защищен от прослушки, нахожусь на связи постоянно, днем и ночью, так что, если возникнет необходимость, звоните.

Феофанов сказал:

– Вам, Михаил Николаевич, в дальнейшем работать с полковниками Крымовым и Тимохиным, с ними и поддерживайте контакт. Впрочем, и я, и мой заместитель также всегда к вашим услугам. Кассету с записью произошедшего на стоянке заберете?

– У меня есть копия.

– Тогда я передам ее Крымову.

– На ваше усмотрение, Сергей Леонидович.

Батистов оставил и карту-схему, и фотографии Казариной, взяв в руки папку.

– Разрешите откланяться, товарищи офицеры?

– До свидания, Михаил Николаевич.

Батистов вышел из кабинета, и через семь минут, пока офицеры управления курили, старший прапорщик Ларинов доложил о том, что полковник МВД покинул территорию загородной резиденции. Феофанов, приняв доклад, осмотрел подчиненных:

– Вот такие дела, господа офицеры!

Крымов пожал плечами:

– Да обычные дела в принципе. И не такие успешно решали!

– Правильные слова говоришь, Крым. А тебе, Тимохин, надо бы повежливей с представителем МВД.

– Да я и так вроде с ним нормально общался.

– Ладно. Задача по операции «Рабыня» вам ясна! Теперь можем перейти ко второму вопросу нашего совещания, более приятному. Итак, первое. Сверху решено усилить нашу боевую группировку. Теперь она будет состоять из четырех групп специального назначения. Трех основных: «Орион», «Мираж», «Алтай» и резервной – «Град». Руководство группами возлагается, как и прежде, на начальника отдела специальных мероприятий полковника Крымова. Его заместителем назначен Тимохин, который одновременно остается командиром «Ориона». Боевые группы особых изменений не претерпели, за исключением того, что в их состав вводятся офицеры – специалисты радиоэлектронной борьбы. На них спутниковая связь, прослушка, пеленгация радиопередающих устройств противника, работа с мобильной связью, глушение переговоров и так далее, то есть все, что связано с радиоэлектроникой. В «Орион» назначен старший лейтенант Самойлов Сергей Владимирович, в «Мираж» старший лейтенант Колданов Вячеслав Викторович, в «Алтай» также старший лейтенант Шустов Анатолий Анатольевич. Группа «Алтай» усиливается еще и капитаном Лушиным Андреем Михайловичем, рекомандированным в управление вами же. Резервную группу возглавит подполковник Вербин Алексей Викторович, в недалеком прошлом командир отряда специального назначения «Валдай», расформированного приказом Министерства обороны. Группа «Град» будет состоять из трех офицеров: исполняющего обязанности заместителя командира капитана Иванова Алексея Андреевича, бывшего подчиненного Лушина, старшего лейтенанта Титова Валерия Юрьевича и старшего лейтенанта Викторова Константина Павловича. А также из двух прапорщиков-снайперов: Санеева Павла Михайловича и Богуна Степана Семеновича. Все вновь поступающие на службу в правление офицеры и прапорщики имеют большой и успешный опыт боевых действий против боевиков на Кавказе. Они прошли спецподготовку в антитеррористическом Центре и имеют прекрасные рекомендации по итогам подготовки. Кого-то из них, например Лушина и Титова, вы знаете, имели возможность познакомиться. С другими познакомитесь по прибытии в городок. Они уже ждут вас там. Комендантом городка все необходимые распоряжения по обустройству пополнения мной отданы. Это по реорганизации боевой группировки. Ну а теперь по существу приказа главкома № 00… К о присвоении очередных специальных званий сотрудникам спецслужб, в том числе Главного управления по борьбе с терроризмом, или подразделения «Вулкан».

Крымов с Тимохиным переглянулись.

– В каком смысле «Вулкан»?

Феофанов улыбнулся:

– Так теперь в секретных документах будет называться управление.

Крымов пожал плечами:

– Для чего?

– Кому-то там, – генерал поднял палец вверх, – видимо, нравятся громкие названия. Ну а нам? «Вулкан» так «Вулкан»! Но вернемся к воинским званиям. Пункт 10 выписки из приказа:

Присвоить очередные специальные звания:

Генерал-лейтенант национальной безопасности – генерал-майору Феофанову Сергею Леонидовичу.

Генерал-майор – полковнику Потапову Владимиру Дмитриевичу.

Пункт 12.

Звание полковника присвоить подполковнику Тимохину Александру Александровичу.

Пункт 13.

Звание подполковника – майору Федорову Сергею Ивановичу.

Майора – капитану Шепелю Михаилу Ивановичу, капитану Березину Александру Алексеевичу и капитану Макарову Дмитрию Сергеевичу.

Пункт 14.

Звание капитан – старшим лейтенантам Волкову, Дмитриеву и Пимневу.

Ну и пункт 16.

Звание старший прапорщик присвоить прапорщику Ларинову.

Главком, дата, город Москва.

Феофанов отложил выписку из приказа, взял в руки погоны полковника, подошел к Тимохину:

– А вот сейчас, Александр Александрович, позволь вручить погоны и искренне поздравить с присвоением очередного звания!

– Служу Отечеству! Примите в свою очередь и вы, и Владимир Дмитриевич Потапов мои также искренние поздравления.

Офицеры пожали друг другу руки.

Начальник управления сказал:

– Сегодня соберите в 18.00 личный состав в клубе городка, представьте новых людей, доведите информацию по реорганизации группировки. Мы с Потаповым подъедем, вручим погоны, поздравим офицеров. Ну а дальше, в ходе дружеского и непродолжительного, – на слове «непродолжительного» генерал сделал ударение, – банкета познакомитесь поближе. А с утра все по распорядку дня. Тимохину перевести группу «Орион» в повышенную боевую готовность, майора Шепеля откомандировать в Переслав, предварительно согласовав командировку с полковником Батистовым!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru