Штурмовая бригада

Александр Тамоников
Штурмовая бригада

Глава 3

Скорый поезд № 108-2 прибыл в Туру с опозданием в три минуты, в 10.07. Подполковник Пашин и прапорщики Затинный с Щуриным, неся в руках свои дорожные сумки, сразу же, минуя старый вокзал, вышли на привокзальную площадь. «Ниву» под номером… заметили сразу. Она стояла прямо у центрального входа. Около нее находился молодой человек. Офицеры спецназа подошли к нему. Григорий обратился к сотруднику местного отдела ФСБ:

– Здравствуйте!

– Здравия желаю! Прапорщик Власов. Как понимаю, офицеры спецслужбы?

– Угадал, вот мои документы.

Пашин протянул фээсбэшнику служебное удостоверение.

Тот, осмотрев его, вернул документ владельцу:

– Все в порядке, товарищ подполковник! «Нива» в вашем распоряжении. Бак полный, автомобиль готов к эксплуатации. Его номера известны инспекторам ГИБДД, так что в этом плане у вас проблем не возникнет!

– Спасибо! Тебя подбросить до управления?

– Нет! Я отдежурил свое, а живу рядом, пять минут ходьбы. Поэтому и подрядили передать вам машину!

– Как вернуть ее обратно?

– Подогнать сюда и позвонить по номеру…

Прапорщик ФСБ продиктовал цифры. Пашин, записав их, спросил:

– И что сказать абоненту?

– Ответит оперативный дежурный, скажите, что вы гости из Москвы и автомобиль вам больше не нужен. После чего можете уходить.

Через пять минут «Нива», ведомая прапорщиком Затинным, выехала за пределы небольшого провинциального города Тура. За постом ГИБДД остановились.

Пашин развернул карту:

– Так, сейчас, Зорро, по главной дороге до деревни Голяны! Ясно?

– Так точно!

– Вперед!

К назначенному Пашиным месту выехали спустя двадцать минут. Григ слева увидел грунтовку, уходящую на запад, в глубь леса. Приказал свернуть на нее. И как только асфальт скрылся из глаз, на опушке отдал команду: «Стоп!»

– Костя, поставь машину глубже в кусты. Шунт, на выход!

Пашин с Щуриным, забрав вещи, вышли на опушку. Поставив «Ниву» в заросли кустов так, что ее не стало видно, к ним присоединился и Затинный.

Григорий развернул карту, посмотрел на компас, повернулся вполоборота:

– Так! Судя по карте, если идти строго на северо-запад, то через километр мы с вами, господа, как раз и выйдем к плотине.

Затинный заметил:

– Смотри, Григ, грунтовка дальше разветвляется, одна продолжает углубляться в лес, другая уходит направо. Думаю, именно она и ведет к водохранилищу.

Подполковник согласился:

– Очень может быть. А посему разделимся. Ты, Зорро, двигайся по дороге с поворотом вправо, а мы с Шунтом пойдем напрямик. При обнаружении плотины остановиться. Выйти на связь. Вопросы?

Спросил Затинный:

– А если грунтовка идет не к водохранилищу? И уведет меня в сторону?

Пашин прикинул:

– Километр идти где-то минут 15–20. Если через полчаса не выйдешь к плотине, вызывай меня, буду выводить тебя из дебрей, Сусанин!

Офицеры спецназа по двум направлениям двинулись к искомому объекту, отмечая все особенности местного ландшафта. Спустя двадцать минут рация Пашина издала сигнал вызова.

– Григ на связи!

– Я – Зорро! Ну, где вы запропастились? Я уже у плотины.

– Вот-вот должны выйти. Что видишь?

– Как что? Плотину!

– Это понятно! Что еще?

– Вышки с охранниками за рядом рваной во многих местах колючей проволоки, ворота, домик чуть правее. Там, наверное, караул и офис какого-нибудь плотинного начальства.

– Оставайся на месте. Жди вызова, конец связи!

– Понял! Конец!

Не успел Пашин как следует закрепить рацию в боковом кармане, как Щурин остановился, рукой указывая вперед:

– Вон она, плотина.

Подполковник подошел к подчиненному и через кусты увидел почти то же самое, что описал Зорро. Они вышли к объекту почти рядом. Пришлось вновь доставать радиостанцию малого радиуса действия.

– Зорро?

– Я!

– Мы напротив ворот, в кустах, двигай к нам!

– Понял!

Прапорщик Затинный появился практически тут же! Он действительно находился рядом, в каких-то метрах тридцати от товарищей.

– Здесь я, командир!

Пашин осмотрелся, увидел пень. Направился к нему.

– Всем ко мне!

Прапорщики подошли к подполковнику.

Тот положил карту на широкий пень.

– Мы вышли к южной оконечности плотины. За вышкой и зданием как раз и находятся шлюзы, взорвав которые можно разрушить все сооружение и затопить город. Подошли к объекту мы легко, даже очень легко. Теперь следует проверить бдительность охраны. Зорро, клади мешок и шагай к воротам. Если часовой остановит тебя, скажешь, нужен, мол, Кузнецов Александр Иванович, это начальник сооружения. Далее по обстановке. Пропустят, осмотришься, прикинешь, можно ли быстро снять сразу всю охрану объекта. Задачу понял?

– Понял!

– Тогда чего ждешь?

– А если не пропустят?

– Возвращайся! Что за вопрос?

– Иду!

– Иди, дорогой, иди! А мы посмотрим за тобой!

Сбросив с себя дорожный мешок и прикурив сигарету, прапорщик Затинный вышел из кустов на открытое пространство до колючки и вышки, что стояла сбоку от въездных ворот. Ворот, к которым и вела лесная грунтовая дорога.

До объекта около двадцати метров, поэтому Пашин со Щуриным все видели и слышали.

Охранник на вышке, пожилой мужчина в какой-то непонятной, похожей на довоенную форме заметил постороннего, вышедшего из леса. Он окликнул Затинного:

– Эй, мужик, ты чего здесь?

– А что, нельзя?

– Не видишь, запретная зона!

– Как же я увижу, если она ничем не отмечена?

– А проволока на что? Да и я! Неужто не понятно?

– Понятно! Но мне надо пройти к местному начальству.

– Это к кому же?

– К Кузнецову!

– Сам-то кто будешь?

– Какая тебе разница? На месте Александр Иванович?

– Сашка-то? Нету! Да он тута почти и не бывает. Но ты не ответил, кто будешь?

– Инспектор гостехнадзора! Плановая проверка.

Мужчина на вышке задумался.

– А чего пешком?

– Да тебе какое дело? Кто вместо Кузнецова на плотине?

– Я сейчас свое начальство вызову. Оно проверит, какой ты инспектор. С ним обо всем и потолкуешь!

– Давай, только поживее!

Раздался характерный звук вращения ручки полевого телефона «ТАИ-43». Затем голос в трубку.

– Василий? Выдь-ка к воротам! Тут какой-то инспектор прибыл!.. Да нет, не по нашей части. К Кузнецову он… Ага! Ладно!

Охранник положил трубку, крикнув Затинному:

– Жди, сейчас начальник караула выйдет!

Прапорщик затоптал окурок.

Из домика появился тоже немолодой мужчина в зеленой униформе. Он вышел из ворот, представился:

– Начальник караула сооружения Степанов Василий Петрович. Кто вы, и что вам надо?

Затинный махнул перед лицом «начкара» своим служебным удостоверением, бросив:

– Инспектор гостехнадзора Зайцев Константин Александрович! Плановая проверка объекта. Кто из обслуживающего персонала на месте?

– Никого! Кузнецов здесь появляется редко, чаще мастер, но тот сейчас в отпуске. Я здесь один старший.

Пашин укоризненно покачал головой.

– Кузнецова вызвать можно?

Начальник караула почесал затылок:

– Вряд ли! Попробовать можно, но сомневаюсь, что застанем его дома.

– А мастера?

– Кольку-то? У него не то что телефона, своего жилья нет. К какой бабенке пристроится, там и живет недели две. Потом меняет дислокацию. Да и в отпуске он, я говорил, может, вообще к своим в деревню уехал.

– Так! Очень плохо! И мне не резон здесь задерживаться. Знаешь, Василий Петрович, давай с тобой проведем инспекцию.

– Да я вроде и не уполномочен.

Затинный положил на плечо начальнику караула руку:

– Это же чистая формальность. Пройдем по плотине, осмотрим ее, и все дела!

– Не знаю, можно ли? По инструкции допускать посторонних на охраняемый объект запрещено.

– Да ладно тебе, нашел тоже объект! Бетонная дамба с парой шлюзов. Но нельзя – так нельзя. Приду завтра. Но тогда уж я вашему Кузнецову такой акт составлю, что его в момент скинут с должности! Да и вашему ведомству достанется!

– А нам-то с чего?

– До кучи! Бывай, «начкар»!

Прапорщик развернулся, имитируя желание уйти, но Степанов остановил его:

– Погоди, инспектор! Говоришь, пройдемся, и все?

– Конечно! Даже Кузнецову можешь ничего не говорить! Я на месте, в управлении, составлю нужные документы, что у вас все в порядке, и делу конец. Такая проверка раз в два года планируется. Так что…

– Ладно! Идем! А то потом еще лишат работы, хрен вас, проверяющих, знает, что вы за фигуры! Идем.

Затинный с начальником караула вошли на территорию стратегически важного объекта и двинулись по верхней части плотины, удаляясь к противоположному склону, где виднелась вторая вышка.

Вместе с Пашиным следящий за действиями товарища Щурин проговорил:

– Да, что ни говори, а охрана здесь «первоклассная». Удивляюсь, как это только сейчас Гурбани пришла в голову мысль рвануть сооружение и затопить город. Подобное спокойно можно было сделать и ранее. Бардак, мать его!

– Согласен, Шунт! Не зря Гульбеддин устремил свой взор сюда! Не зря! Интересно, кто подсказал ему идею рвануть эту дамбу?

– Нашелся доброжелатель!

– И как все просто, а? Раз, и нет города! Ты прав, Шунт, всему этому одно определение – бардак!

Затинный вернулся через сорок минут. Отошел от плотины по грунтовой дороге под бдительным взглядом так называемого часового. И только когда стал недоступен для наблюдения со стороны вышки, вошел в лес и вернулся к месту, где его ждали друзья.

Доложил Пашину:

– Ваше приказание, товарищ подполковник, выполнено в полном объеме! Разговор с «начкаром» перед воротами слышали?

– Слышали!

– Заметили, он даже документы мои не проверил?

– Заметили!

– Черт знает что!

Григорий спросил:

 

– И что собой представляет объект?

Затинный объяснил:

– Плотина с двумя шлюзами, домик охраны и управления, две вышки да периметр с рваной, а кое-где и вообще снятой колючей проволокой. На вышках двое! Между постами метров двести пятьдесят. Часовые вооружены карабинами. У начальника караула «наган» времен Гражданской войны. Короче, прикажи, Григ, и я один разнесу это сооружение к чертовой матери.

Пашин согласился:

– Да! Для отработки этого объекта и пары профессионалов хватит! А Гурбани планирует задействовать здесь диверсионную группу как минимум в семь бандитов. Это значит, не помешаем мы, город будет гарантированно затоплен. И все же не нравится мне все это.

Затинный поднял глаза на командира:

– В смысле, Григ?

– Что-то подсказывает мне, Гурбани не ограничится этой дамбой.

– Тебе не дает покоя относительная близость секретного объекта 17?

– Возможно!

– Но там «духам» не прорвать заслон боевого охранения. Ни с земли, ни с воздуха.

– Кто знает, кто знает! Но вернемся к объекту! «Духи» будут подбираться к плотине с трех направлений. Из Москвы, Питера и Ростова. Естественно, взрывчатку и оружие с собой не потащат, значит, до их прибытия кто-то и где-то в этом районе должен заложить тайник.

В раздумья подполковника вмешался Затинный:

– Схрон вполне можно устроить прямо здесь, где мы сейчас находимся.

Григорий согласился:

– Можно и здесь. А также в ста метрах левее или двухстах правее и в любом другом месте по периметру водохранилища. Вокруг лес, в котором полно грунтовок, обрывающихся у водоема. И три деревни, в которых никто не живет. Мест, где реально можно оборудовать тайник, более чем достаточно! Что схрон будет организован и что там перед акцией соберется вся банда, очевидно! Но где?

Пашин взглянул на подчиненных:

– Попытаемся просчитать?

Затинный пожал плечами:

– А что нам еще делать? Не сидеть же двое суток в кустах у плотины, изучая и так понятный режим охраны стратегического объекта?

Подполковник свернул карту.

Офицеры спецназа покинули наблюдательную позицию, углубившись в лес.

Возле машины уточнили маршрут, и в 13.25 «Нива» с туринскими номерами, выехав на дорогу, идущую вокруг водоема, медленно начала продвигаться вперед, то удаляясь в лес, то выбираясь на самый берег водохранилища. Затинный сосредоточенно вел автомобиль, Пашин же со Щуриным внимательно осматривали проплывающий мимо ландшафт. А вокруг был лес, лес, лес. По пути обследовали селения Черная и Ильинское.

В деревне Барская группа подполковника Пашина оказалась в 15.25. И первым, что увидели, было немалое количество неплохо сохранившихся строений. Таковых насчитали шесть домов. В одном из них Григ решил устроить привал. Пока Затинный раскладывал на чудом сохранившемся в одной из комнат перекошенном столе нехитрую закуску, заменившую офицерам обед, Пашин и Щурин обошли селение. Подполковник – западный сектор, прапорщик – восточный. За уже накрытым столом встретились. Перекусили. Вышли во двор. Расположились на бревнах.

Пашин, прикурив сигарету, первым доложил обстановку:

– В общем, так! Что мы видели в ходе марша? Лес и в лесу три деревни, включая и эту, где сейчас находимся. Деревня Черная полностью развалена, в ней нет ни одного более-менее пригодного для укрытия диверсионной группы здания. В Ильинском картина та же, но там неплохо сохранился остов церкви, и к селу можно подойти и со стороны Туры, и со стороны Барской. Тайник там закладывать не имеет смысла, а вот собрать группу можно. Следовательно, берем на заметку церковь. Далее, что в Барской? С запада три сохранившихся дома. Рядом друг с другом, но это вы видели на подъезде сюда. Так вот, от первого здания дощатый и довольно крепкий спуск к открытой воде. Берега высокие, обрывистые, травы нет. Следовательно, сразу глубина приличная, не менее метра. И так в секторе по ширине метров в пятнадцать. Останки причала, вполне пригодного для спуска резиновых лодок. Но и у воды, и выше в деревне, возле самих строений, признаки посещения деревни человеком также отсутствуют.

Затинный заметил:

– После нас останутся.

На его реплику не обратили внимания.

Доложился и Щурин.

– С востока та же картина, и домов, сравнительно целых, три. Подходы к воде закрыты зарослями осоки. Лес с юга труднопроходим. Признаков деятельности человека в последнее время не обнаружено. В общем, почти как у тебя, Григ. Но… есть один интересный момент. За деревней находятся остатки животноводческой фермы, а за ними еле угадывающаяся в траве грунтовка, отходящая от деревни строго на юг.

Пашин развернул карту:

– Хм! Действительно, интересно. На карте ничего подобного не отмечено! Но это объяснимо. Дорога могла быть пробита местными жителями самостоятельно, только вот куда она ведет? Это надо проверить! Значит, говоришь, сразу за фермой?

– Так точно! А ферма метрах в тридцати за березовой лесополосой, что отсекает Барскую от леса с севера.

– Сворачиваемся – и к ферме!

Через пятнадцать минут были у фермы, представляющей собой кирпичный квадрат без крыши и внутренних перегородок, почти ушедший в грунт.

Пашин посмотрел на Щурина:

– Ну и где твоя трасса?

– С заднего от нас торца.

Подполковник приказал Затинному аккуратно объехать ферму.

«Нива» с трудом, но прошла через бурьян. По колее следом прошли и Пашин со Щуриным.

Последний указал на открытую лужайку и едва заметную просеку в лесу.

– Вот и трасса!

– Ну, что ж, по коням и вперед? Посмотрим, куда выведет нас эта лесная магистраль.

Офицеры сели в салон, и вездеход начал движение в глубь леса, держа курс по компасу на юг, удаляясь от водохранилища.

Ехали медленно, на ощупь.

Автомобиль выехал из леса и уперся в кювет асфальтированной дороги. Пашин проговорил:

– Похоже, перед нами трасса от Туры на поселок Горный в объезд лесного массива. А в Горном железнодорожная станция. Надо узнать, что за поезда проходят через нее.

Он повернулся к Затинному:

– Давай, фермер-диверсант, выезжай на асфальт. Поворот направо, направление – поселок городского типа Горный.

«Нива» буквально выпрыгнула на дорогу и, набирая ход, пошла в сторону, определенную Пашиным.

Проведя разведку в Горном, группа подполковника Пашина вернулась к лесу, в котором ранее прощупывала плотину. Григорий спрятал машину в зарослях кустарника. Затинный спросил:

– В Туру не поедем?

– Нет! – ответил подполковник.

Голос подал Щурин:

– Что, здесь будем отираться? Интересно знать, в каких целях и сколь долго? Я бы лично с удовольствием душ принял и прилег на гостиничную койку.

Пашин посмотрел на подчиненных:

– Так, ребята, чтобы впредь не задавали подобных вопросов, объясню, что остаток дня и предстоящую ночь мы проведем здесь, в этом самом лесу, наблюдая за плотиной, вернее, за порядком ее охранения в темное время суток! Вопросы есть?

И тут же сам ответил за прапорщиков:

– Вопросов нет! И это хорошо!

Затинный все же спросил:

– Ты, Григ, не обмолвился о том, где предположительно, когда и каким образом, по-твоему, будет заложен тайник с оружием и взрывчаткой.

Подполковник согласно кивнул головой:

– Ты прав, Зорро, об этом я умолчал, так как ничего конкретного сказать не могу. А предположить? Ну, понятно, что тайник заложен будет обязательно. Ясно и то, что оружие в лес доставят либо из Туры, либо из Горного. Кто и на чем это сделает, неизвестно, но не один человек и не на себе, очевидно. Следовательно, должен быть использован либо автомобиль, либо гужевой транспорт, другими словами, лошадь с телегой, что в этих местах редкостью не является. Как в реальности поступят люди Гурбани? Об этом можно лишь гадать! А это дело, как знаете из собственного опыта, неблагодарное. Но скрытые посты наблюдения выставим во всех селениях! Остальным личным составом заменим местный караул и блокируем лесной массив, в том числе и правый от плотины склон. Будем встречать Омара здесь! Тут его банду и загасим!

Затинный вздохнул:

– Удивляюсь, и чего люди ушли отсюда? Места красивые, до города недалеко, электричество, судя по поваленным столбам, проведено было. Опять-таки водохранилище. Рыбалка, охота. Удивляюсь! Где-то возле свалок дачные поселки строят, а здесь все отмирает. Непонятка!

Пашин посмотрел на прапорщика:

– Думаю, процесс этот затяжным был. Молодежь сваливала в города, старики вымирали. Вот таким естественным путем и опустели деревни. А то, что даже дачи здесь не строят? Кому их возводить? Местные из Туры ближе к городу участки садово-огородные имеют, да и других не менее красивых мест в этом регионе хоть отбавляй. Вот москвичи здесь бы развернулись, но… далековато! Так что при желании, Зорро, все объяснимо! Печально, конечно, но объяснимо!

Щурин спросил:

– А ты, Григ, не думаешь, что атака на плотину может развиваться с противоположной стороны сооружения?

– Вряд ли! От самой Барской по всему северному берегу, согласно карте, болота. Есть проход от Голян, но с той стороны диверсионной группе до плотины и добраться труднее, и штурмовать объект сложнее. Да и со взрывчаткой лишняя канитель. Но если все же, вопреки логике, Омар пойдет с той стороны, мы обстреляем его боевиков прямо с дамбы! Для чего установим и у дальней вышки огневую точку.

Затинный поинтересовался:

– А на вышки поднимем муляжи?

– Муляжи и по одному бойцу. Также придется устанавливать на вышках бронезащиту, чтобы бандиты не подстрелили ребят через доски, но это уже дело техники.

– Ну если ты уже принял решение по пресечению террористического акта у города Туры, то, извини, Григ, какого черта сидеть тут ночь? Я, конечно, понимаю, ты командир, приказы не обсуждаются, и все же, может, рванем в гостиницу?

Пашин отрезал:

– Нет! Сказал, до утра будем находиться здесь! И попрошу далее никаких предложений по поводу смены работы не делать.

Затинный, вздохнув, проговорил:

– Есть! И чего я не пошел учиться на офицера? Глядишь, сейчас сам бы принимал решения, имея на погонах пару просветов да большие звезды! А так остается одно – подчиняться.

– Вот-вот, Зорро, подчиняться! И лучше безоговорочно! А насчет учебы ты правильно заметил. Надо учиться, надо! Это никому никогда не вредило.

Прапорщик встрепенулся:

– А вот здесь готов поспорить с тобой, Григ!

– О чем?

– О том, что учеба никому и никогда не вредила!

– Ну, попробуй!

Затинный указал на поваленную березу:

– Присядем? Историю одну расскажу, все одно до смены караула тут торчать, как тополям на знаменитой Плющихе.

Офицеры обосновались на небольшой лужайке возле разлапистой березы. Затинный начал:

– Дело было в городе, где я учился в школе. Помню, семья только переехала туда, ну и пошел ваш покорный слуга первый раз в четвертый класс. Иду, значит, по тротуару, навстречу люди как люди. И вдруг чудо выплывает, в сапогах, шароварах широченных и рубахе навыпуск, подпоясанной ремешком. И это в городе! А рожа? Упасть и не встать! Ну, вылитый Карл Маркс с бодуна. Морда заросшая, волосы дыбом, словно чувака перед тем, как он на улицу вышел, током в 380 вольт долбануло. Я, признаюсь, немного струхнул, ну, пацан, сами понимаете. А бородач прямо на меня прет. Глаза горят, словно фары, губы дрожат. Я уже хотел на другую сторону улицы метнуться, а он меня за рукав хвать и приказывает: «Стой, парень, время твое пришло!» Ну, тут я чуть с испуга не обделался, в натуре говорю. Да и как было не испугаться. Такое чучело захватило. Рука у мужика крепкая, волосатая, как рожа. Мандец полный!

Пашин улыбнулся:

– Ты давай, Зорро, по теме. И короче!

– А куда спешить? Но ладно. В общем, приказал он мне стоять! Стою! Чучело спрашивает: дважды два сколько будет? Четыре – отвечаю. Он как заржал, словно лошадь необъезженная. «А не угадал», – бормочет. «Никто знать не может, сколько точно будет дважды два!» Поднял палец вверх и повторил: «Никто! Ибо…» И понес такую околесицу, в которую я ни хрена не врубился. А урод этот еще и спрашивает: «Ты понял, парень?» Ну я, естественно, отвечаю, что понял. А он – «Не мог ты понять, зачем лжешь?» Я и не знал, что делать. Он в это время чихнул да отпустил рукав, полез в свой карман за платком. Я и рванул. Мужик мне вслед: «Ату его, неуча, ату!» А я – как литерный по улице.

Григорий попросил:

– Все это интересно, Костя, но можно ближе к теме?

– Вот всегда так! Неужели нельзя не прерывать, Григ? Что за привычка у тебя, в натуре? – Затинный сплюнул в траву, но продолжил: – Ну, в школе познакомился с пацанами из класса. Они мне и сказали, что раньше этот мужик профессором был, ученым. А потом от ученья и всяких там дум чердак и сорвало. Вот и ходит по улице, к прохожим пристает с идиотскими вопросами. Но мужик не злой и безобидный.

 

Затинный замолчал.

Щурин спросил:

– И что?

Константин посмотрел на товарища:

– В смысле?

– Так ты что, окончил рассказ?

– В первой части – да!

– Так давай вторую!

– Но главное-то – в первой!

Щурин не понял:

– Подожди! Я не въехал, в чем состоит это главное?

– Да в том, что не всегда ученье идет на пользу! Это же наш новоиспеченный подполковник Пашин утверждал.

Григорий проговорил:

– Рассказанная тобой история, Зорро, частный, если не единственный случай! Исключение, без которого правил не бывает. Но, интересно, что с этим ученым стало дальше?

– А вот дальше самое интересное. Загремел наш Карл Маркс в дурдом. Уж не знаю, кому он мешал, но кто-то, видимо, из местного начальства определил его туда. А дурик находился в старом монастыре в одном райцентре. Вот больные, которые, понятно, не буйные, с монахами вместе и пахали в хозяйстве. А хозяйство большое, на берегу реки, я почему знаю, мы туда с отцом на рыбалку ездили. Короче, как-то осенью стали в саду монастырском яблоки собирать. Привлекли и тех, кто с башкой не дружил. Среди них оказался наш Карл Маркс. Как потом рассказывали и в газете областной писали, полез он на яблоню. А мужик тучный был, ветка не выдержала, грохнулся наш тронутый. Да прямо чайником в землю. Кто был рядом, думали – хана. Ан нет! Поднялся ученый. И… чудо, в натуре, мозги на место встали. Правду говорю. Враз напряги с головой прошли, стал мыслить разумно. Медики сильно удивлялись, но факт остался фактом. Я школу заканчивал, когда он вернулся из какого-то научно-исследовательского института. Не узнал бы, если б не пацаны, что жили рядом с ним. Стал этаким франтом, в костюмчике с галстуком, портфелем и тростью. Опять преподавать взяли. Вот такие дела. Бабки говорили, что подобное могло произойти только в монастыре. Мол, бог помог! Может, и так!

Щурин подозрительно взглянул на Затинного:

– А ты не брешешь, Зорро?

На что Константин спокойно ответил:

– Брешет собака, сказал как было!

– А там, в этом монастыре, других тем же способом лечить не пытались?

– Не знаю! Но если и пытались, то ни хрена не вышло. Иначе давно всем, особенно начальству разного уровня, мозги вправили бы, чтобы не только воровали, но и о людях думали!

Шунт возразил:

– Бесполезно! Головами наших чиновников хоть проруби пробивай, ничего не добьешься. Они у нас бронеголовые! И свое дело туго знают!

Пашин, посмотрев на часы, встал:

– Так, кончили базар. Шунт, останешься здесь с задачей проконтролировать из кустов порядок движения очередного караула к объекту, мы же с тобой, Зорро, выдвигаемся на утренние позиции. Там посмотрим на смену. Да, Костя, захвати с собой дистанционную прослушку. Послушаем, о чем говорят караульные. Вперед!

Заняв позицию в кустарнике напротив центрального въезда на территорию сооружения, в 17.50 Пашин принял вызов Щурина, оставшегося контролировать подъездную к объекту дорогу:

– Григ! Я – Шунт!

– Слушаю!

– Мимо в сторону плотины прошел автобус «КавЗ». В нем человек десять. Предполагаю, новый караул.

– Принял. Продолжай оставаться на месте.

Автобус показался из-за поворота и подошел к центральным воротам. Из него вышли семь человек. Пятеро мужчин и две женщины. Начальник караула был вооружен «наганом», караульные имели лишь патронные сумки на ремнях, опоясывавших гимнастерки. Из этого следовало, что карабины передавались из наряда в наряд. Караул, сбившись толпой, отворив одну из створок проволочных ворот, двинулся к караульному помещению, им навстречу вышли члены отстоявшего смену наряда. Никакого официального доклада между начальниками, лишь обыденное:

– Как дела?

– Нормально! Как всегда!

– Без происшествий?

– Какие здесь могут быть происшествия? Правда, утром к Кузнецову приезжал какой-то инспектор. Но Сашки, понятно, на месте не оказалось, пришлось пропустить проверяющего на объект.

Начальник заступающего караула удивился:

– Ты сделал это без разрешения?

– А у кого, позволь спросить, было спрашивать разрешение? У дежурного? Попробуй дозвонись ему!

– Но инструкция же запрещает!

– Запрещает! Но не пропусти я инспектора, тот притащил бы на объект комиссию. А потом Сашка да и наше начальство рвали и метали бы. А так прошелся проверяющий по плотине и ушел! Даже протокол или какую другую бумагу на месте не составил. Сказал, все нормально. Да проверка эта – одна формальность.

– Все одно надо было доложить!

– Ладно тебе, Василич! Я ничего не говорил, ты ничего не слышал. Мои проблемы – это мои проблемы. Только ты никому ни слова, лады?

– Обо мне не волнуйся. Но в следующий раз поаккуратней! Эти проверяющие народ еще тот. Возьмет и доложит где-нибудь о том, что беспрепятственно прошел на охраняемый объект!

– А чем он это докажет? Инспектор был один! В случае чего, я его не видел! И все дела!

– Ладно! Жратва там в запаснике еще не закончилась?

– На смену хватит, потом завозить придется!

– Лады. Забирай своих и отчаливай!

– Угу! Счастливо тебе тут службу оттянуть.

Начальник сменяемого караула отдал распоряжение своим подчиненным передать карабины смене и следовать в автобус. Его команда была выполнена, и в 18.04 автобус с отстоявшим наряд караулом, развернувшись, взял курс в обратном направлении на Туру.

Пашин сказал по связи Щурину:

– Шунт! Полчаса следить за дорогой, затем в «Ниву» – спать! До нуля часов!

– Принял!

Подполковник, расширив в кустах сектор наблюдения, проговорил:

– А теперь, Зорро, смотрим, как организует службу новый начальник караула.

Затинный, перевалившись на спину, закурил в кулак:

– Ты заметил, Григ, в карауле женщин?

– Конечно!

– Удивительно! Что, в отделе вневедомственной охраны мужиков не хватает? Разве бабье это дело – на вышке с карабином торчать?

– Что тебе ответить, Костя? Не бабье, конечно, но наверняка в Туре, как и в других городах подобного типа, напряги с работой. Вот и берется прекрасная половина за то, что подвернется! Другого объяснения этому факту дать не могу!

– А одна из охранниц девица ничего! Видать, разбитная бабенка. И на «начкара» глазками так и стреляла, когда из автобуса наряд выходил!

– Прямо и стреляла?

– Сам видел!

– Глазастый!

– Ты прав! У меня на такие вещи глаз наметан!

Григорий изобразил удивление:

– Да?…Но, внимание, первая пара выходит к вышкам. Время? 18.17. Итого, если учесть, что последняя смена старого караула покинула посты где-то в 17.50, то получается, что почти полчаса плотина практически не контролируется. Смотрим далее.

Но больше ничего интересного на объекте не произошло. Первая смена заняла посты в 18.20. Вторая – в 20.00, третья – в 22 часа. Около девяти часов включили два прожектора на вышках. Они неплохо освещали подступы к плотине. Но только поверху. Там, где находились шлюзы и начиналось русло неширокого канала, царила полная мгла.

В полночь Пашин отправил Затинного на отдых. Тот добрался до «Нивы», разбудил Щурина. Последний прибыл на временный пост наблюдения за объектом. Олег прилег рядом с Григорием, отчаянно зевая:

– Ну, какие тут дела, командир?

– Никаких! Тишина! Мертвая тишина! Караулка, похоже, вся спит, то же самое и на вышках. Оттуда не доносится ни звука. Да, ребята несут службу «как надо»! Кстати, до этой смены стояли женщины. Те как раз и не спали! Получается, что они-то и есть настоящие охранники, в отличие от мужиков, которым все по барабану! Эх, бардак, бардак! Шунт, давай-ка пройдись по лесу вправо и до окончания колючки, спустись по склону к отводному каналу. По нему попытайся сблизиться с плотиной. Но в сектор обстрела вышек не выходи. Мало ли что! Понял?

– Не совсем!

– Объясню для непонятливых. Я хочу знать, можно ли ночью, не снимая караула, незаметно подойти к шлюзам и заминировать их! Теперь ясно?

– Так точно! Только, Григ, по-моему, ты все усложняешь!

– А вот это уже…

Щурин поднял руки:

– Все, все, понял! Приказ командира – закон. Посему удаляюсь. Доклад по возвращении или связь по ходу движения?

– На твое усмотрение, я постоянно на приеме!

– Понял! Выполняю!

Прапорщик словно испарился в темноте густого леса, не издав ни единого звука.

Через двадцать минут вызов:

– Григ! Я – Шунт!

– Да?

– Я у канала, до плотины метров тридцать. Далее продвигаться не могу!

– Причина?

– «Клопы»!

– Да что ты? Сигналки?

– Угу! И довольно плотное заграждение.

– Ясно! Возвращайся!

– Принял!

Отключив связь, Пашин решил перекурить. Он уже почти отвернулся, как боковым зрением заметил две мелькнувшие справа тени. Что это? Подполковник перевел в ту сторону микрофон, приложив динамик к уху. Четко было слышно, как кто-то вошел в лес. И не один. Двое. Между собой не разговаривают. Но метнулись они от колючки. Так! Это уже интересней!

Пашин вызвал Щурина:

– Шунт?

– Я!

– Ты далеко?

– На правом склоне!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru