Выжить. Вернуться. Отмстить

Александр Тамоников
Выжить. Вернуться. Отмстить

Все изложенное в книге является плодом авторского воображения. Всякие совпадения непреднамеренны и случайны.

Книга написана до кровавых событий в Южной Осетии августа 2008 года.


Часть I

Глава 1

Окраина городка Новоильинска. Место постоянной дислокации N-ского отдельного полка особого назначения центрального подчинения, 7 августа.

Как обычно для понедельника каждой недели, после завтрака командиры подразделений вывели подчиненный личный состав на плац части. Ровно в 8.30 из-за трибуны показался командир полка подполковник Виктор Александрович Коршунов. Начальник штаба майор Гласенко подал команду «смирно» и строевым шагом, приложив правую руку к виску, направился навстречу подполковнику. Коршунов, выслушав доклад, поздоровался с личным составом. В ответ над частью прогремело:

– Здравия желаю, товарищ подполковник!

Коршунов рявкнул:

– Вольно!

Затем приказал офицерам и прапорщикам полка построиться на середине плаца. Произнеся короткую, стандартную речь, разрешил командному составу встать в строй.

Поднялся на трибуну. Свое место занял оркестр. Роты прошли торжественным маршем и разошлись по расположениям. Полковой развод был окончен, рабочая неделя началась, плац опустел. У трибуны остались лишь командир полка и начальник штаба. Коршунов спросил у Гласенко:

– У тебя к экстренному совещанию все готово?

Майор ответил:

– Так точно, Виктор Александрович!

– С летунами связывался?

– Еще вчера. Они предоставят вертолет в любое нужное нам время.

Подполковник хмыкнул:

– Попробовали бы не предоставить!

– Осталось определить, когда проведем совещание.

Коршунов взглянул на Гласенко:

– Я сообщу об этом дополнительно, но не позднее 15.00!

– Понял!

– Что у вас с разведданными по предстоящей акции?

– Что сбросила Москва, то и получили.

– Хорошо! Я сейчас к себе, а ты найди начальника разведки и пришли ко мне!

– Есть, товарищ подполковник!

– И еще! Лично проследи, чтобы Макаров под каким-либо предлогом или без такового, что капитан иногда себе позволяет, сегодня до совещания не покинул территорию части. А то ищи его потом.

– Я все понял, Виктор Александрович!

– Понял? Хорошо! И учти, Николай Владимирович, дело начинаем нешуточное. Допустим срыв, лишимся не только денег, но и жизни. Это ты понимаешь?

– Понимаю!

– Работай!

Коршунов направился к штабу.

Вошел в свой кабинет. Налил из графина воды. День сулил быть жарким, с утра на градуснике – двадцать восемь. Прошел к столу, где лежала красная папка с надписью «На подпись». Хотел было заняться документами, но сотовый телефон издал мелодию вызова.

Подполковник достал мобильник, взглянул на дисплей. На нем высветилось слово «Мэр». Коршунов удивился. Бериллову-то что нужно с утра? Или?..

Командир полка ответил:

– Здравствуй, Михаил Тимурович.

– Доброе утро, подполковник! Правда, сегодня оно особо жаркое. Неужели и эта неделя знойной будет?

– Ты не ошибся при наборе номера? Я командир полка, а не метеоролог.

– Я не ошибся, а ты вот что, Витя. Вызывай-ка свой служебный «УАЗ» и двигай к нашему ресторанчику «У озера». Срочный разговор имеется.

– Алхваз?

– Угадал. Давай, через час жду тебя в кабаке. Заодно и позавтракаем.

Бериллов отключился.

Коршунов так же отключил свой мобильник и задумался. Интересно, что побудило Черепа вызвать его на связь? Вроде с переходом границы все у него срослось. Может, возникли проблемы уже на территории России? Но что толку гадать. Надо ехать. Гурадзе все объяснит.

Дверь кабинета приоткрылась. В проеме показалась физиономия начальника разведки полка, капитана Рубанюка:

– Разрешите, товарищ подполковник?

– Войди!

Капитан прошел к столу:

– Вызывали?

– Умный вопрос. Особенно для начальника службы разведки. Иногда думай перед тем, чтобы что-то сказать или спросить.

– Извините! Непроизвольно вырвалось.

– Да я вызывал тебя, но возникли непредвиденные обстоятельства, и мне необходимо отъехать. Дождись меня, поговорим. Понял?

– Так точно, товарищ подполковник!

– Разведданные по акции на стол!

– Сейчас?

Командир полка посмотрел на начальника разведки:

– Ты что, капитан, вчера нажрался до чертиков? Так, что сегодня совершенно не врубаешься в обстановку?

– Нет! Я же практически не пью!

– Это еще хуже. Но ладно, у меня нет времени. Бумаги принесешь, как только я вернусь.

– Понял!

– Свободен!

Выпроводив начальника разведки, командир полка позвонил по телефону внутренней связи дежурному по Части.

Ответил помощник. Коршунов приказал подать его «УАЗ» к штабу.

В 9.40 он подъехал к ресторану «У озера», расположившемуся на выезде из города, на берегу крупного водоема, который являлся местом отдыха горожан. Подполковника встретил хозяин заведения, Армен Балаян:

– Здравствуйте, уважаемый Виктор Александрович, рад видеть дорогого гостя. Господин Бериллов ждет вас.

– Он в нашем кабинете?

– Да!

– А что-то я его машины не вижу. И охраны.

Владелец ресторана объяснил:

– Машину мэр отпустил, водителю куда-то надо съездить, как я понял, а охрана внутри.

– Ясно!

Командир полка вошел в ресторан. Из общего зала поднялся на второй этаж, где располагались отдельные кабинеты для специальных развлечений постоянных клиентов. У кабинета, которым пользовались мэр и его гости, увидел двух знакомых охранников. Они раньше служили в Части, которой командовал Коршунов.

Поприветствовал бывших однополчан:

– Привет, служивые!

Те ответили:

– Здравия желаем, товарищ подполковник.

– Не забыли еще службу в полку?

– Разве ее можно забыть?

– Ну, ладно, удачи вам!

– Спасибо, товарищ подполковник.

Коршунов прошел в кабинет.

Посредине стоял стол с напитками, с двух сторон диваны, в углу телевизор, видеоплеер, музыкальный центр. Окна зашторены плотными портьерами, на полу ковер. Мерно гудел кондиционер.

Бериллов поднялся навстречу Коршунову:

– Еще раз здравствуй, Виктор!

– Здравствуй, Миша. Что там у Алхваза?

– Это ты у него узнаешь.

Мэр кивнул на чемоданчик, лежавший на диване:

– Спутниковый телефон. Позвони Черепу, а я выйду, посмотрю, как Армен свой превосходный шашлык готовит. Закончишь разговор, отзвонись по сотовому.

– Хорошо! Надеюсь, ты проверил кабак на предмет прослушки?

– Ты становишься излишне подозрительным. Кому придет в голову прослушивать кабинет мэра? Прокурору? Начальнику местного отдела ФСБ? Ментам? Да они без меня… но ладно, ухожу, общайся с Гурадзе спокойно.

Мэр города вышел из кабины.

Командир полка извлек из чемодана трубку спутникового телефона. Набрал по памяти длинный номер. Ждал недолго. Спустя несколько секунд услышал голос Гурадзе, главаря довольно крупной террористической группировки:

– Здравствуй, Коршун!

– Здравствуй, Алхваз!

– Скажи мне, друг, ты все подготовил к предстоящей акции?

– Да! Приказ на боевой выход получен. Завтра в полдень отправлю к тебе Макарова.

– Сколько с ним будет человек?

– Взвод!

– Не пойдет, друг. На мое «уничтожение» ты должен отправить не более 10 человек.

– Десять против тридцати? Это невозможно. План боевой операции предполагает использовать против тебя полноценный взвод спецназа. Ты представляешь, что будет со мной, когда в Москве узнают о том, что я самовольно уменьшил количественный состав отправляемой в рейд группировки, по сути заведомо обрекая ее на гибель? Ты хочешь подставить меня?

Главарь террористической банды откашлялся:

– Ты невнимательно слушаешь, Коршун! Я сказал, что на мое «уничтожение», – на слове «мое» бандит сделал ударение, – ты должен отправить не более десяти человек включая Макарова. В целом же на отряд можешь выводить взвод.

– Что-то я не понимаю тебя!

– Объясняю. Ваша разведка должна получить информацию о том, что я, перейдя границу, якобы разделил отряд на три группы. И одна из них, возглавляемая лично мной, пошла в Гули-Чу.

– Я не получал этой информации.

– Получишь!

– Считаешь, наша разведка клюнет на твою «дезу»?

– Уверен в этом.

Подполковник спросил:

– Откуда, если не секрет, у тебя подобная уверенность?

– Долго объяснять. Ты получишь ответ на свой вопрос из тех разведданных, которые сегодня поступят в штаб полка. И не бойся, тебя никто ни в чем не заподозрит. Я все продумал. Главное, чтобы ты обеспечил присутствие у Гули-Чу Макарова.

– Я сам заинтересован в том, чтобы капитан исчез из полка.

– Ну, конечно, вы же вместе с Берилловым трахаете его жену, а Макаров, узнай об этом, способен не только обломить вам кайф, но и головы оторвать. Он на многое способен, поэтому и нужен мне. Да, а вы с мэром по очереди развлекаетесь с госпожой Макаровой или групповуху устраиваете? Но ладно, ладно, мне это без разницы, и я не хотел тебя обидеть. Значит, считаем, договорились по Макарову?

Подполковник, недовольный чрезмерной осведомленностью главаря террористической банды, ответил:

– Договорились, но при условии, что я получу уточненные разведданные, позволяющие изменить план операции.

– Естественно!

– Деньги, как и договаривались, ты передашь курьером человеку мэра, как только возьмешь Макарова?

– Да! Послезавтра ближе к вечеру! Всю сумму!

– Хорошо!

– Как только отправишь спецов в горы, сообщи мне об этом.

– Обязательно.

– Рад был услышать тебя, Коршун.

– Взаимно!

– Глядишь, и встретимся еще?

– Где?

– На тюремных нарах!

 

Гурадзе рассмеялся:

– Хотя нет, Виктор, в случае провала мы до нар не доживем. Шутка!

– Плохие у тебя шутки, Алхваз!

– Не обращай внимания. У меня все! У тебя будут ко мне вопросы?

– Нет!

– Тогда до связи?

– Отбой!

Коршунов выключил спутниковую станцию, уложил ее в чемодан, приговаривая:

– Шутит он, мудак! Дошутится. Придет время, поймает пулю снайпера. После акции ФСБ начнет такую охоту за бандой, что мало не покажется. И вряд ли фээсбэшный спецназ будет пытаться взять главаря живьем. А там черт его знает, как все сложится.

Но это не важно, думал Коршунов. В любом случае останется время свалить за «бугор». Для отхода уже давно все готово. С того момента, как он только начал сотрудничать с бандитами. И загранпаспорта на другие имена, и маршрут с надежным проводником, и деньги на зарубежных счетах. Достаточно денег, чтобы прожить безбедно на Балканах. А вот у Черепа иные перспективы. У него шансов вернуться в Грузию почти нет. Естественно, если за его персону серьезно возьмется Федеральная служба безопасности. И хрен с ним.

Поставив чемодан у дивана, подполковник достал сотовый телефон. Набрал номер мэра. Тот сразу же ответил:

– У тебя все с другом?

– Да!

– Поднимаюсь!

– А стоит ли? Мне пора в часть!

– Стоит, Витя, стоит!

– Ну, ладно. Давай! Только побыстрей! И захвати по пути бутылку минералки?

– Захвачу.

Мэр появился в кабинете через пять минут. Передал Коршунову бутылку «Нарзана»:

– Держи! Из холодильника. Армен божится, что «Нарзан» настоящий!

– Да какая разница?

Подполковник сделал несколько больших глотков, поставил бутылку на стол. Спросил у главы администрации города:

– У тебя есть что сказать мне?

– Угадал!

– Говори, слушаю!

– Вижу, ты забыл о том, что сегодня мы собирались оторваться у меня в загородной усадьбе.

– А, черт! С этими делами скоро имя свое забудешь. Но, может, перенесем пикник на более поздний срок, скажем, на субботу или воскресенье?

Мэр отрицательно покачал головой:

– Не получится.

– Почему?

– Потому что, во-первых, я уже сделал заказ Армену. На жратву, пойло, официантов. Во-вторых, во вторник я убываю в командировку вместе с губернатором в Финляндию, перенимать опыт хозяйствования и развития частных сельскохозяйственных предприятий. Ну и в-третьих, потому, что тебе самому на терпится отыметь нашу кошечку в баньке.

Командир полка закурил:

– Ну, ладно, раз собрались, значит, оторвемся. Расслабиться не помешает, а служба? Она никуда не денется.

– Вот и отлично!

– Во сколько начнем?

– Часам к девяти подъезжай! Дорогу к моей загородной усадьбе знаешь!

– Но Иришку с собой взять не смогу. В городке не в городе, увидит кто, базаров не оберешься. А мне они совершенно не нужны.

– Понятное дело. Ты предупреди ее, чтобы к восьми часам вышла к автобусной остановке за частью. Там ее будет ждать «Волга». Мог бы, конечно, прислать свой «мерин», но он слишком заметен, а «Волга» будет в самый раз. Предупредить-то сможешь?

– Смогу!

– Вот и хорошо! Тогда пошли?

– Пойдем!

Командир полка и мэр города вышли из ресторана. Бериллов укатил на «Мерседесе» в Администрацию, чуть позже на «УАЗе» отъехал Коршунов, направившись в Часть.

Ошибался мэр города, считавший, что его кабинет в ресторане некому прослушивать и что на Армена Балаяна, владельца ресторана, можно положиться во всем. Да, от Бериллова в Новоильинске зависели многие, но не люди Черепа. Охрана, проверившая кабинеты второго этажа перед появлением шефа, обратила внимание на завтракавшего в соседнем помещении бородатого кавказца с безобразным шрамом на щеке и потребовала было у Армена, чтобы тот убрал клиента на первый этаж. Но Балаян ответил телохранителям мэра, что завтракавший человек – его близкий родственник и никакой угрозы Бериллову не представляет. Охрана, зная, что мэр находится в приятельских отношениях с Балаяном, сняла свои требования, попросив владельца ресторана, чтобы его родственник не выходил из занимаемого кабинета, покуда не уедет мэр. Балаян обещал выполнить просьбу. И выполнил ее. Бородача охрана мэра больше не видела. Он не выходил из кабинета. Кавказец поднялся из-за стола только тогда, когда стихли шаги Бериллова, Коршунова и двух охранников в коридоре второго этажа. Поднявшись, он подошел к окну. Проводив взглядом из-за портьеры машины мэра и подполковника, прошел к тумбе с телевизором. Извлек из нее стержень высокочувствительного микрофона дистанционного прослушивающего устройства, прибор с портативным магнитофоном. Отключив «запись», сложил «прослушку» в обычный кейс. Положил его на диван. Достал из кармана сотовый телефон. Нашел в памяти нужный номер, нажал кнопку вызова. Вызываемый абонент ответил без промедления:

– Слушаю, Вахид!

Кавказец приказал:

– Зайди ко мне!

– Одну минуту!

Дождавшись Балаяна, человек Алхваза Гурадзе, Вахид Моллаев, снял с лица накладную бороду, отклеил пленку, имитировавшую шрам, и, скомкав, засунул все это в целлофановый пакет, который бросил к стене. Протер лицо ароматизированной салфеткой.

Появился владелец ресторана, повторив:

– Слушаю вас, Вахид!

Моллаев спросил:

– Камеру из кабинета клиентов снял?

– Да! Перед тем, как зайти к вам! Вот она, держите.

Балаян протянул Моллаеву видеокамеру размером со спичечный коробок.

Вахид взял ее, положил на стол. Затем указал на пакет, брошенный им к стене:

– Забери, вынеси и сожги. Я проверю результаты работы аппаратуры и вновь вызову тебя. Кое о чем договориться. Ты понял меня, Армен?

Владелец ресторана подобострастно ответил:

– Да, конечно, господин Вахид. Я сделаю все, как вы скажете.

– Тогда иди!

– Да.

Забрав пакет, Балаян покинул кабину.

Моллаев же включил телевизор. Переключил его на режим «видео». Через тонкий шнур соединил с миниатюрной камерой, нажал на еле заметную кнопку воспроизведения записи. На экране появился поднимающийся с дивана мэр города. Камера включилась в момент прихода командира полка. Просмотрев пленку, Моллаев через наушники прослушал запись разговора, сделанную прослушивающим устройством. И на пленке видеокамеры, и на пленке магнитофона «прослушки» качество записи беседы Бериллова с Коршуновым было отличным. Моллаев убрал всю аппаратуру в кейс, закрыв его на кодовые замки, вновь по сотовому телефону вызвал владельца ресторана.

Балаян тут же явился в кабинет, занимаемый эмиссаром Гурадзе:

– Да, Вахид?

– Я слышал, мэр города сделал тебе заказ на обслуживание вечеринки в своей загородной усадьбе?

– Да!

– Так вот. Одним из официантов, что ты отправишь в усадьбу мэра, должен быть я!

– Но…

Моллаев строго взглянул на владельца ресторана:

– Что «но», Армен?

– Официантом надо уметь работать. Это не так просто, как может показаться.

– В свое время я держал бар и знаю, что должен делать официант. И потом, уважаемый, это не просьба, это приказ.

Балаян вздохнул:

– Хорошо! Я подчиняюсь. Мои люди не из болтливых, но на всякий случай я официально оформлю вас на работу. Мало ли что.

– Оформляй! Во сколько отъезд в усадьбу Бериллова?

– В 18.00. От ресторана.

– Кого определишь мне в напарники?

– Своего племянника. Так будет надежней.

– Хорошо! Ты сам-то был в усадьбе мэра?

– Один раз, на его юбилей!

– Прекрасно! Дом его охраняется?

– Внутри нет. Охрана из четырех человек находится на улице. По крайней мере так было, когда я приезжал в усадьбу.

– Откуда можно незаметно проникнуть в дом?

Балаян испуганно взглянул на Моллаева:

– Что вы задумали, Вахид?

Моллаев повысил голос:

– Не слышу ответа, Армен!

Владелец ресторана вытер носовым платком вспотевшее вдруг лицо. Ненадолго задумался, потом проговорил:

– Я думаю, из оранжереи, что примыкает к тыловой глухой стене дома. Из оранжереи есть вход в здание, а сама пристройка не закрывается. Там и освещение хуже, и охрана отсутствует.

– Благодарю за ценную информацию.

– Извините, Вахид, надеюсь, вы присланы в город не для того, чтобы убить кого-то?

Моллаев усмехнулся:

– Я убью тебя, если ты не будешь делать то, что скажу. За своих клиентов не волнуйся. Их очередь еще не подошла.

– Понял! Спасибо!

– За что?

– Ну… это… за все… господин Вахид!

– На здоровье. Я подъеду сюда к 17.30. Оставь для моей машины место на стоянке.

– Да, да, конечно!

– До вечера, Армен!

– До вечера, господин Вахид.

Владелец ресторана проводил человека Гурадзе.

Как только его автомобиль отъехал от ресторана, Балаян вновь вздохнул, тяжело, как-то обреченно, проговорив:

– Что будет дальше? Череп затеял какую-то серьезную игру. Как бы не стать в ней разменной пешкой…

Затем он вошел в ресторан.

Командир полка вернулся в Часть в 10.45. «УАЗ» остановился у двухэтажного штаба. Возвращения Коршунова ждали. Не успел он отпустить машину, как к нему подошел капитан Рубанюк. Доложил:

– Товарищ подполковник, в 10.00 оперативный дежурный принял новые разведданные по предстоящей боевой операции против банды Алхваза Гурадзе.

– Они у тебя?

– Так точно, в кабинете!

– Забирай их и ко мне!

– Есть, товарищ подполковник.

Командир полка прошел в свой кабинет. Сел за рабочий стол. Появился начальник разведки с папкой в руке:

– Разрешите?

– Входи!

Рубанюк прошел к столу, положил папку перед Коршуновым:

– Здесь все разведданные, полученные нами из Москвы по Гурадзе, включая и те, что поступили сегодня в 10.00.

Подполковник раскрыл папку. Взял в руки лист, лежавший сверху. Документ с грифом «секретно», подписанный начальником разведуправления ведомства, которому подчинялся полк, с резолюцией генерал-лейтенанта Вертопалова, непосредственного начальника Коршунова.

Командир полка внимательно прочитал текст документа. Отложил его в сторону, взглянул на стоявшего у стола Рубанюка:

– Начальника штаба сюда, капитан!

– Есть! Один вопрос, мне тоже явиться в кабинет с майором Гласенко?

– Да! И тебе тоже! Пошел!

Оставшись на короткое время один, Коршунов подумал:

– Шустро работает Череп. И серьезно. Это ж какие надо иметь связи в Главном штабе, чтобы провести подобную дезинформацию через Москву в полк? Впрочем, один Вертопалов чего стоит.

Вошли Гласенко с Рубанюком.

Командир полка указал им на места за столом совещаний. Передал документ, содержащий информацию, позволяющую командованию Части внести существенные коррективы в уже утвержденный план боевой операции «Эхо в горах».

Гласенко прочитал документ, передал его начальнику разведки. Посмотрел на Коршунова:

– Последние разведданные в корне меняют ситуацию и вынуждают нас действовать по обстановке.

Командир полка согласно кивнул:

– Именно так, Николай Владимирович. Какие будут предложения?

– Надо подумать.

– У нас нет времени думать, ты прекрасно знаешь, что завтра Макаров должен быть в горах. А значит, сегодня мы обязаны поставить задачу взводу роты спецназа.

– Теперь и взвода будет мало.

– Усилим его отделением второго взвода, тем самым увеличим количественный состав отделений, на командование которых временно назначим офицеров роты во главе с капитаном Макаровым.

– Ну, куда будем бросать группу Макарова, ясно, а вот где высадим два остальных отделения?

– Да в любом пригодном месте подальше от Гули-Чу, но у мелких населенных пунктов.

– Ясно, я отработаю этот вопрос, но придется использовать для переброски боевой группировки два вертолета.

– С этим есть проблемы?

– Нет! Я решу и этот вопрос.

– Решай! Значит, так, экстренное совещание проводим в 13.30. Кстати, – Коршунов взглянул на начальника штаба, – Макаров в Части?

Гласенко ответил:

– Так точно! Я приставил к нему своего помощника. Капитан находится в расположении роты.

– Немедленно оповестить его о совещании.

– Есть!

Командир полка перевел взгляд на начальника разведки:

– Содержание поступивших сегодня разведывательных данных доложишь ты. Затем я поставлю Макарову задачу на боевой выход. Тебе, – Коршунов вновь посмотрел на начальника штаба – кроме всего прочего следует подготовить предложение по личному составу, привлекаемому к операции. Я имею в виду офицеров и отделение усиления штатного взвода роты спецназа.

– Есть, товарищ подполковник!

– Тогда работайте. Сбор здесь в кабинете для вас в 13.10! Макарову быть в 13.25. Свободны!

Оставшись один, Коршунов выкурил сигарету, затем вышел из кабинета, прошел по службам Части и, выйдя из штаба, направился к зданию полкового медицинского пункта.

 

В ПМП Коршунова докладом встретил начальник медицинской службы полка. Подполковник спросил начмеда:

– У тебя стоматолог на месте?

– Так точно! А что, с зубами проблемы?

– Не надо задавать глупых вопросов, майор!

– Понял, товарищ подполковник!

– А понял, занимайся своими делами!

– Есть!

Начмед направился к штабу, Коршунов же прошел в здание медицинского пункта. Вошел в кабинет стоматолога:

– Здравствуй, Ирина!

Прапорщик медицинской службы Макарова, стройная, привлекательная, фигуристая блондинка, улыбнулась:

– Это ты, Витя, здравствуй, дорогой. Зубки заболели или пришел так, проведать?

– Разговор есть!

– Садись в кресло!

– Обойдусь. Сюда и так никто не войдет! Терпеть не могу стоматологические кабинеты. Уж лучше операционная. От одного вида бормашины в дрожь бросает.

Макарова рассмеялась:

– Нашел чего бояться. Так что у тебя за разговор ко мне?

– Вечером мы должны быть в усадьбе Бериллова.

Ирина недовольно скривилась:

– Слушай, Витя, а без мэра мы обойтись не можем? Ты что говорил? Что просил? Один раз ублажить в постели мэра. Я согласилась, потому что так было нужно тебе. Потом ты вновь подложил меня под него, поклявшись, что в последний раз. А сейчас снова к Бериллову? Не пойму, на какой черт он тебе сдался? Ну ладно начальник из Москвы прилетел бы, тогда понятно. А что может сделать для тебя, для нас мэр какого-то захудалого, провинциального городка?

Коршунов притянул к себе Макарову:

– Ира! Ты многого не понимаешь. Чтобы получить повышение и уехать отсюда в столицу вместе с тобой, я вынужден поддерживать с Берилловым хорошие отношения. Поверь, у меня сердце кровью обливается, когда ты отдаешься ему. Я ненавижу и себя, и мэра. И готов пристрелить его, но… не могу. Опять-таки исключительно ради нашего будущего. Да, мы не сможем стать мужем и женой, и ты знаешь об этом, но быть любовниками нам никто не помешает. А для тебя это перспектива уехать в столицу, получить квартиру, высокооплачиваемую работу. Я сделаю для тебя все что хочешь, я уже не смогу без тебя, без твоих сладостных, развратных ласк, того дикого наслаждения, что получаю от близости с тобой. После тебя я на жену смотреть не могу. Но и развестись тоже, потому как тогда ее папаша, а ты в курсе, что он довольно влиятельный в Москве человек, мгновенно сломает мне карьеру. Что…

Макарова прервала любовника:

– Мне плевать на твою жену. И развод твой мне не нужен. Живи со своей свиноматкой, сколько влезет. Меня вполне устраивает роль обеспеченной любовницы. Я также получаю от близости с тобой огромное удовольствие, и этого достаточно. Но я действительно не понимаю, как и чем может повлиять на твою карьеру мэр Новоильинска. И ради чего я должна терпеть его извращения? Мне хватает ревности муженька, который, по-моему, начал догадываться, что обзавелся развесистыми рогами. И игры с ним в свою невинность и верность надоели до чертиков.

Коршунов присел на кушетку, усадив любовницу на колени:

– Я тебе все объясню! Бериллов нужен мне, потому что его дядя имеет прямой выход на начальника управления кадров. А тот на главкома. Кадровику стоит внести мою фамилию в проект приказа на повышение, и главком не глядя подпишет документ. Тут и тесть свое веское слово скажет. В результате я получаю должность при Главном штабе, золотые погоны и генеральские лампасы. Ты же – уютную квартирку в центре столицы, необременительную, как говорил, высокооплачиваемую работу в частной клинике и… меня. Вот тогда мы заживем спокойно, размеренно, обеспеченно и независимо. А терпеть своего мужа тебе осталось недолго. Завтра я отправлю его туда, откуда не возвращаются. Но… Ира, это строго между нами.

Ирина отстранилась от Коршунова:

– Насчет Макарова, это ты… серьезно?

– Вполне! Или ты не хочешь терять мужа?

– Его убьют?

– Не знаю! Но в полк он больше не вернется. Ты станешь свободной женщиной! Впрочем, еще не поздно переиграть ситуацию.

– В смысле?

– Макаров останется в гарнизоне, и ты по-прежнему продолжишь играть роль любящей жены. Только тогда мне будет гораздо сложнее увезти тебя. Практически невозможно.

Макарова тряхнула белокурой гривой своих пышных волос:

– Нет уж, спасибо! Отправляй его куда хочешь. Я не намерена из-за него портить себе жизнь. Не хватало тебя потерять! А при его службе еще и вдовой остаться очень даже легко. И что? Гнить до старости в этом гарнизоне? В нищете и забытьи? Нет! Каждому свое. Я выбираю Москву и любовника-генерала.

Коршунов усмехнулся:

– Тогда сегодня вечером надо быть в усадьбе Бериллова.

– Черт с ним. Сделаю что надо, только как мне добраться до загородной усадьбы? Ведь с тобой выехать я не смогу?!

– Мэр все продумал. В 8 вечера выходи к старой автобусной остановке. Там будет стоять «Волга». Она и доставит тебя в усадьбу.

– Мне надо подготовиться. А для этого необходимо, чтобы мужа до восьми вечера не было дома.

– Это я беру на себя!

– Прекрасно. Надеюсь, после мэра мы уединимся в его баньке?

– Конечно!

– Скажи, Вить, а тебе не противно ласкать меня, зная, что я только что переспала с другим мужиком?

– Стараюсь не думать об этом. Трудно, но удается, водка помогает. Впрочем, совсем скоро все изменится, и мы не будем даже вспоминать о Бериллове.

– Быстрее бы. Хорошо, в восемь часов я выйду к остановке.

– Встретимся в усадьбе.

– Да!

– Ну, все, благодарю, дорогая, за понимание и любовь. Ведь ты любишь меня?

– Так слово «любовник» и произошло от слова «любовь». Конечно, люблю.

Коршунов поцеловал Ирину:

– Я пошел! До встречи, дорогая!

– До встречи, дорогой!

Проводив командира полка, Макарова опустилась на кушетку. Криво усмехнулась. Подумала: нашел любовь, придурок. Да лишь бы в Москву свалить и хату получить. А там уж она развернется. Подцепит такого хахаля, что никакой генерал и на хрен не нужен будет. Лучше пожилого, но упакованного по самую макушку бизнесмена. Таких в столице прорва. А когда зацепит стоящего мужичка, то отыграется на Коршунове по полной программе. Мало того, что не подпустит к себе, но еще и с женушкой толстожопой откровенно поговорит. Расскажет, как с супругом ее в Новоильинске развлекались. В подробностях расскажет. Отомстит за унижение. Ну а Макаров? О нем она забудет. Был и нет! В круговороте богатой столичной суеты сделать это будет несложно. Надо думать о себе, а все эти слова о любви, верности, долге – чушь собачья. Они для быдла, что пашет с утра до вечера да живет от зарплаты до зарплаты, нянча сопливых детей. Такое счастье не для Ирины! Ее ждет другая, красивая жизнь! И она готова на все, лишь бы воплотить мечты в реальность. На все! И воплотит! По трупам пойдет, но своего добьется. Ее охватило волнение. Чтобы успокоиться, Ирина достала пачку сигарет. Подошла к окну, закурила. Постепенно волнение улеглось. Пока для нее все складывалось как нельзя лучше. И мужиков на стороне имела, и мужа под боком, и… перспективу резко изменить жизнь. Сейчас следовало играть. И играть профессионально. А она играть умеет!

Глядя в окно из своего кабинета санчасти, расположенной недалеко от забора, огораживающего Часть, прапорщик Макарова не обратила внимания на то, как от стоянки «Военторга» отъехала черная «Вольво». Мало ли машин из города приезжает в гарнизон, чтобы сделать покупки в «Военторге», где цены еще держались ниже городских.

Водитель же «Вольво», отъехав от магазина, за поворотом к железнодорожному переезду остановился. Убрал в кейс микрофон дистанционного прослушивающего устройства. Включил магнитофон. Прослушав запись, довольно усмехнулся. Ему будет что передать Черепу. Алхваз достойно оплатит прекрасно сделанную работу.

Капитан Макаров в канцелярии роты разбирал свой рабочий стол, когда в коридоре дневальный подал команду:

– Дежурный по роте на выход!

И тут же знакомый баритон друга, командира 2-й роты капитана Игнатова:

– Отставить, боец, ротный на месте?

– Так точно, товарищ капитан!

– Это хорошо! Поправь ремень и неси службу бодро!

– Есть!

И вскоре в канцелярию ввалился Игнатов:

– Привет, Макар!

– Привет!

– Чем занимаемся?

– Да вот бумаги перетряхиваю. Набилось макулатуры полные ящики!

– Да вытряхни ты эти бумаги и прикажи дневальному сжечь их в урне к чертовой матери.

– Конспекты тоже?

– И конспекты. Что, у тебя писаря нет, новые написать?

– Я не напрягаю солдат своей работой!

– Тоже мне напряг. Да любой боец за счастье посчитает сидеть в канцелярии и писать конспекты да расписания, а не потеть на занятиях.

Макаров задвинул ящики. Посмотрел на друга:

– А ты чего по полку шарахаешься? Или выходной дали? За наряд в воскресенье?

– Ага, дали, догнали – добавили. У нас дождешься выходного. Заболеешь, справку из санчасти в штаб принесешь с рапортом о предоставлении освобождения на трое суток, так Коршун один хрен наложит резолюцию – лечение амбулаторно. Как будто он лучше врачей знает, что надо больному! А зашел я к тебе узнать, что с тобой в последнее время происходит.

Макаров неумело изобразил удивление:

– Ты о чем?

– О том, что по утрам на разводы выходишь чернее тучи. Что случилось?

– Ничего!

– Нет, конечно, это твое дело, но я-то тебе друг или нет?

– Друг, и что?

Игнатов вздохнул:

– Вижу, не получится разговора. Только учти, выговоришься, легче станет. Впрочем, ты об этом не хуже меня знаешь. Сам бойцов на откровенность разводишь. Ну да ладно, копайся в макулатуре, а я пойду. Через парк боевых машин прямиком в пивную. Ребята уже ныряли, говорят, сегодня чешское пиво завезли. Освежусь, а то жарко. Буду нужен, мобильный номер знаешь. Да, и еще. У твоей казармы помощник начальника штаба трется. Точно насчет кого-то. То в курилке сигарету выкурит, то по спортгородку пройдется. Я, перед тем как зайти, за ним минут пять наблюдал. Что-то «шестерка» Гласенко вынюхивает. Или следит за кем-то. Не за тобой ли?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru