Из тьмы

Александр Швед-Захаров
Из тьмы

Харитон стоял возле дверей морга и смолил подходившую к концу сигарету. Его острый слух уловил звук тарахтевшего двигателя ритуального автобуса ПАЗ-32053-80, в простонародье именуемый катафалк.

– Ну что, очередного «жмура» привезли, пора за работу, – сказал вслух он и, затушив сигарету, скользнул за железные двери морга.

«Жмуром» оказалась бабушка преклонных лет. На вид ей было восемьдесят или даже больше. Полноватая, среднего роста, с длинными седыми волосами. Полотенце, подвязывавшее нижнюю челюсть ослабло и рот старухи приоткрылся. Создавалось ощущение, что она хочет что-то сказать молодому человеку. Веки её закрывали две рублёвые монеты советской эпохи. Он усмехнулся и убрал монеты к себе в карман. Впереди было ещё много работы. Предстояло сделать из этой старушки красотку, чтобы родственники были довольны. Старший санитар принялся за работу.

Бабушка

После обеда Ксения Брониславовна поднялась к себе в комнату и, усевшись в большое кресло, обитое бархатом, предалась воспоминаниям. В голове всплывали картины прошлого, в котором она не была дряхлеющей старухой, а была активистом местной партийной ячейки, со временем реализовавшей себя на руководящей позиции. Вспоминала она, как полюбила соратника по партии, ведомого Павла Геннадиевича Борисова, с которым разделила судьбу и создание финансовой империи под названием Торговый Дом «Борисовых». С улыбкой вспоминала внука Николая, которого ей подарила жена единственного сына. После всех тягот жизни внук являлся её светлым жизненным лучиком за последние двадцать лет.

Глаза её намокли, когда память капнула глубже: туда, когда она была совсем молодой и юной. То время, когда встретила она свою первую любовь, что принесла ей много радости и много трудных и горестных минут. Те грехи, что сейчас приходиться замаливать.

Посидев ещё немного, она подошла к окну и бросила утомлённый взгляд на лужайку их семейного поместья, там её сын Гена и невестка Людмила, что-то оживлённо обсуждали. Ксения Брониславовна откровенно недолюбливала Людмилу, хоть и сама в тайне выбрала её своему сына. Ей нравилась схожесть характера невестки с её собственным, но материнская любовь и ревность тяготила их отношения долгие годы. Было в Людмиле что-то отталкивающее, что ускользало от интуиции свекрови. Своим строгим характер на отдалила от себя сына. Гена проводил больше времени с отцом, а после смерти последнего, общение с сыном свелось к минимуму. Глубоко вздохнув, женщина отошла от окна и села на мягкий табурет возле туалетного столика. Немного посмотрев на своё отражение, она распустила свои длинные седые волосы и начала медленно их расчёсывать, словно удаляя плохие воспоминания из головы. Зачем брать с собой плохое?

Через полчаса Ксения Брониславовна уснула в своей кровати.

Рейтинг@Mail.ru