Восьмая степень свободы

Александр Конторович
Восьмая степень свободы

Глава 5

Майк Фостер с огромным удовольствием сейчас бы перекусил. Дежурство сегодня тянулось невыносимо долго, и он уже часа два назад страшно проголодался. Впрочем, отправляясь на службу, он заранее знал, что именно так и произойдет. Из-за этого сегодня он был особенно зол, так как после смены ему надо было ехать на встречу. Перспективу провести вечер голодным скрашивало лишь то обстоятельство, что сегодня он увольняется из армии.

Наконец-то у него начнется нормальная жизнь. Денег поначалу ему хватит, за это время он найдет себе занятие по душе, заведет подружку, съездит куда-нибудь в отпуск. А то он толком нигде и не был за свои тридцать два года. Военные операции конечно же не в счет. Особенно если учесть, что после одной из таких поездок он три месяца валялся в госпитале, после чего стал негоден для боевых действий и остаток контракта провел на военном складе.

Впрочем, Майк не жаловался. Он даже считал, что ему повезло. Здоровье он, в конце концов, восстановил и заодно заработал неплохие деньги. Когда он увольнялся из армии, сослуживцы все как один сказали, что он совершает ошибку – работа непыльная, жалованье платят, чего тебе еще надо? Пришлось врать – Майк сказал, что захотел поработать по специальности, а в армии ему этой работы не дождаться.

Майк все это обдумывал по дороге на встречу с покупателем. Его приятно грела мысль, что к моменту ухода на гражданку ему удалось сколотить себе неплохой капиталец. А сегодня он его еще чуть приумножит – продаст ворованные а-клоны и заработает неплохие деньги. Воровать ему было не впервой – вся юность прошла под надзором полиции. В Америке, в районе, где жила его семья, кражи считались обычным делом. В его трущобе пили, кололись, воровали и убивали каждый день. Постоянно кто-то либо отправлялся в тюрьму, либо выходил из нее – только для того, чтобы угодить туда опять в самое ближайшее время.

Он не пошел по проторенной дорожке только потому, что дальний родственник отца пристроил парня в армию. Как он тогда бесился и протестовал, столько раз сидел в карцере, отбывал постоянные наряды вне очереди, бегал лишние кроссы. Постепенно Майк привык к дисциплине, только где-то внутри еще сидел бесшабашный чернокожий подросток, обиженный на весь свет. В армии же Майк получил перспективную специальность – дизайнер виртуальной реальности. Однако поработать на армию по профессии не вышло – Майк по дурости напился сразу после сдачи экзамена и чуть не угодил в тюрьму, серьезно подравшись с сослуживцами. Дело замяли, его перевели в боевую часть на Центральный континент, а диплом выдали уже позже, задним числом.

Стало понятно, что работать по специальности в армии ему никогда не придется. Вместо этого он отправился воевать – побывал в Южной Америке, Австралии, в обоих Эргах Центрального континента – Западном и Восточном, и даже участвовал в экспедиции в Азиатское белое пятно, откуда еле унес ноги с остатками своего Корпуса Справедливости.

Нет, все-таки все его мытарства того стоили, еще раз убеждался Майк – перспектива спокойно пожить на гражданке, с неплохими деньгами на счету окупала прошлые неприятности с лихвой.

* * *

– Когда мы добрались до места, где она укрылась, там вокруг лежало столько боевиков – мертвых и раненых, что сложно было поверить, что их перестреляла одна раненая женщина. Она без устали лупила по ним, не давая им поднять головы.

– С вашей стороны без потерь?

– Все в порядке, шеф. Она так нахлобучила боевиков, что те даже не заметили, как мы подошли сзади. Сработали чисто, тихо вошли, аккуратно ее забрали – она была уже практически без сознания. Место зачистили. Отвезли ее по вашему адресу. Все по плану.

– Что-то необычное заметили?

– На ней была электронная метка. Кто-то напылил ее, даже не знаю, как она это допустила. Метку я нейтрализовал перед тем, как перенести девушку в машину, все чисто.

– Спасибо, Тео. Ты с ребятами сделал, как всегда, все отлично. Ваш гонорар вы получите по обычной схеме. Отдыхайте, вы это заслужили, – Зак кивнул головой собеседнику на прощание. И, вспомнив что-то важное, окликнул посетителя уже у дверей: – И если что-то пробьете по метке, которую ей поставили, дай знать, я в долгу не останусь.

– Будет сделано, шеф, – здоровяк наклонил голову в знак прощания и вышел из кабинета Зака.

Тотчас в дверь просунул голову Макс:

– Мистер Закари, вы просили сказать, если будут новости…

– Выкладывай, – перебил его Зак.

– Состояние тяжелое, прогноз положительный, – коротко, по-военному доложил Макс.

– Если что-то будет надо…

– Я все обеспечу, как обычно, – договорил за Закари помощник. – Вы будете встречаться с врачом?

Ноэл откинулся в кресле и немного подумал:

– Не сегодня, Макс. Сообщай новости, и учти – мне эта девушка нужна живой и максимально здоровой. Так что за нее отвечаешь головой!

* * *

К встрече с потенциальным работодателем Майк тщательно подготовился: надел строгий костюм, выучил свою речь, отрепетировал улыбку. Он немного волновался. Приглашение на собеседование пришло неожиданно быстро, пришлось отложить планы на отдых и ехать на встречу. Компанию «Лодэкс» он отыскал быстро и был приятно удивлен большим и солидным офисом. Ездить на собеседование ему представлялось слишком уж старомодным и непродуктивным – компании по всему миру предпочитали иметь виртуальные офисы для встреч с сотрудниками, тем более – с потенциальными. Но во время первого разговора помощница мистера Ноэла сказала, что директор предпочитает на ключевые позиции отбирать сотрудников лично, не доверяя виртуальным встречам. Майк пожал плечами и решил, что ему все равно, лишь бы был результат. Тем более что ехать оказалось недалеко.

– Прошу вас в кабинет, мистер Фостер, – пригласила его секретарь.

«Мистер Фостер – звучит необычно», – подумалось Майку. Он так поразился этому обращению, что забыл волноваться. Улыбаться он тоже забыл, кстати.

– Здравствуйте, мистер Фостер, – с улыбкой произнес человек за столом. – Я – директор этой компании, Закари Ноэл. Присаживайтесь.

– Здравствуйте, мистер Ноэл, – машинально произнес в ответ Майк. – Спасибо.

«За что спасибо-то? – спросил себя Майк. – Надо было уточнить, мол, спасибо за вызов на собеседование или что-то в этом духе… черт, теперь поздно», – растерянно подумал он.

– Спасибо, что откликнулись на наше предложение, – тем временем продолжил человек за столом. – Думаю, что нам есть что обсудить.

Майк немного оживился, сбросил скованность и постарался вставить несколько заученных заранее фраз:

– Буду рад оказаться вам полезным, мистер Ноэл, сэр. Готов ответить на все вопросы.

– К вам, мистер Фостер, у меня практически вопросов нет. С вашим резюме я ознакомился, меня все устраивает. Я думаю, что вопросы будут у вас, – мужчина в кресле приглашающе кивнул головой и чуть приподнял брови. – Итак?

«Интересное собеседование… И какие вопросы мне задавать? – лихорадочно думал Майк. Он почему-то вспомнил детскую игру в вопросы. – Ну, раз так, поехали…»

– Когда мне надо выходить на работу?

– Если мы с вами договоримся, то с завтрашнего дня вы можете считать себя нанятым.

– Я буду работать над проектом один?

– Нет. У вас будет команда из четырех-пяти специалистов во главе с руководителем.

– Какой тип реальности надо разработать? Офис? Публичное здание? Открытое пространство?

– Задание вы получите в первый рабочий день. Я вас уверяю, что вы с ним справитесь.

«Надо задать какой-то правильный вопрос, – в отчаянии подумал Майк. – Я что-то делаю не так». Он немного поразмышлял, взяв паузу.

– Мистер Ноэл, сейчас на рынке большая безработица. Я семь лет служил в Корпусе Справедливости после получения специальности и отстал, так сказать, от технического прогресса, – немного растягивая слова, начал Майк.

«Ага, ну наконец-то», – с облегчением подумал Зак.

– И что вас смущает, мистер Фостер?

– Мне непонятно, почему, имея возможность выбрать специалистов с опытом, вы приглашаете меня?

– Меня устраивают имеющиеся у вас навыки.

– Навыки разработки виртуальной реальности? – уточнил Майк.

– Нет, мистер Фостер, – собеседник впервые перестал улыбаться и перешел на серьезный тон. – Ваши навыки уметь стрелять.

В кабинете образовалась тишина. Майк сжал губы и молча смотрел на Закари, а тот, в свою очередь, внимательно изучал реакцию собеседника.

– Не скрою, мистер Фостер, что вы интересуете меня не как дизайнер, хотя я уверен, что и в этом качестве вы пригодитесь в моем проекте. Я хочу вас отправить в экспедицию в Бразильское белое пятно.

– Мистер Ноэл, а вас не интересует мое мнение по этому поводу? – холодно спросил Майк.

– Я легко могу предположить, что вы об этом думаете, Майк. И меня не интересует ваше мнение, – жестко ответил Ноэл. И пояснил: – У вас просто нет выбора. Если вы в этом сомневаетесь, я легко вас могу в этом переубедить, – приглашающим жестом кивнул Закари на оптическую панель.

Одного взгляда в сторону появившейся голограммы хватило, чтобы Майк сник перед столом Закари Ноэла.

– Вы очень аккуратно работали, и отдам вам должное, поймать вас было непросто. Пожалуй, это мог сделать только я. Продажа оптовых партий ворованных а-клонов – это дело нешуточное, а уж их кража из действующей армии – дело дойдет до ссылки в Эрг, как минимум. Хотя, ваши масштабы вполне могут потянуть и на высшую меру.

Закари внимательно наблюдал за реакцией собеседника. Не приведи господи, решит застрелиться. Или набросится с кулаками – тоже не самый лучший вариант. Но парень сидел тихо и с угрюмым видом внимательно слушал.

– Как вы видите, – Зак кивнул в сторону оптической панели, – доказательства у меня есть. Но я готов уничтожить их, если вы согласитесь принять мое предложение.

– Как будто у меня есть выбор, вы же сами это и сказали только что, – жестко ответил Майк. Он разозлился, и от его учтивости не осталось и следа. – Вы шантажируете меня. Я вынужден согласиться.

 

– Хорошо, что вы правильно понимаете расклад, – покивал головой Зак. – Однако прошу заметить, я готов хорошо оплатить ваш труд. И с вашим опытом, думаю, вы вполне справитесь с поставленной задачей.

– Вы и вправду рассчитываете на мою лояльность? После того как не оставили мне выбора? Откуда вы знаете, что я не придушу или не перестреляю всю команду, как только окажусь вне вашей досягаемости? – зло поинтересовался Майк.

– Отнюдь, молодой человек. Я вам не доверяю. Я не зря говорил, что внимательно изучил ваше досье, в котором указаны факты не только вашей биографии, но и всей вашей семьи. Я думаю, что вы любите свою семью?

Майк угрюмо молчал. Закари Ноэл загнал его в угол. Если что-то и было у Майка ценного в жизни, то это касалось его родителей и сестер.

«Сволочь, шантажист, доберусь до него – задушу голыми руками», – пообещал себе Фостер.

– Вы напрасно обвиняете меня в ситуации, в которую попали, молодой человек.

Закари откинулся на спинку кресла, сцепил перед собой руки и посмотрел сидящему напротив него человеку прямо в глаза. Майк ощутил цепкий и уверенный взгляд, и ему стало неуютно. Сделанное второпях обещание как-то резко потеряло актуальность.

– Вас никто не заставлял воровать а-клоны в армии, да еще в таких количествах. Вы попались – не армейским следователям, но мне – какая разница? Вы не сумели замести следы – чья в этом вина? Я же, со своей стороны, предлагаю вам работу, которую вы хорошо умеете делать, причем за приличные деньги. В армии вы выполняли ее за гораздо более скромное вознаграждение. Ничего не изменилось, кроме условий контракта – для вас он стал выгодней. Почему же вы так на меня разозлились? Не умеете проигрывать? – поддел Майка Закари.

«Черт возьми, он прав», – подумал про себя парень. Вслух же произнес:

– А вам нравится быть загнанным в угол?

– Я предлагаю вам выбраться из этого угла и просто выполнить работу. После этого мы прекращаем все отношения, и вы становитесь обеспеченным человеком. Могу даже подыскать вам работу, все, что в моих силах.

Майк опустил голову и сосредоточенно думал. Закари Ноэл наблюдал за собеседником и не торопился ему мешать – он уже знал его ответ.

Глава 6

– Мне пришлось заменить ей пару ребер, разбитую кость на левой руке, это не считая поврежденных внутренних органов и большой потери крови, ну и еще множество сопутствующих мелких травм и повреждений, – перечислял Фред своему собеседнику.

Тот согласно кивал головой в такт словам доктора. Почему-то Фреду казалось, что все эти подробности не интересуют родственника его пациентки. От посетителя исходила аура власти и уверенности, и это сбивало Митчелла с толку – обычно посетители благоговели перед ним, или, по крайней мере, были вне себя от счастья и благодарности, хоть он и не одобрял никогда такого отношения к себе. Этот же тип не высказал ни тени благодарности, просто сидел и кивал головой, будто что-то считал про себя. Это выводило доктора из состояния равновесия. Он вновь пустился в перечисления своих манипуляций и забросал собеседника медицинскими подробностями.

– Меня интересует ваш прогноз, мистер Митчелл. Это все, что я хочу знать, – перебил Закари врача.

– Э-э-э… хорошо. С учетом состояния вашей родственницы, я планирую ее выписать через три недели на долечивание в домашних условиях.

– Две недели.

– Что, простите? – не понял Фред.

– Она должны быть дома через две недели, не позже.

– Почему? – тупо уставился на Зака доктор.

– Потому что я думаю, что вы не успеете утрясти свои дела раньше этого времени, мистер Митчелл, – произнес Ноэл.

– Я не понял… Вы хотите, чтобы я лично занимался домашним лечением вашей родственницы? Но это невозможно, при всем желании… у меня клиника, пациенты. В конце концов, вам это будет совершенно невыгодно – мои услуги стоят гораздо дороже, чем помощь самого опытного специалиста по реабилитации.

Фред надеялся, что перечислил достаточно веских причин, чтобы странный посетитель выкинул из головы свою безрассудную идею.

– Соглашусь с вами в одном доводе.

– Да? Ну, хорошо, – облегченно произнес Фред и тут же добавил, почувствовав какой-то подвох: – А в каком именно?

– В том, что вы действительно ничего не поняли. Мне надо, чтобы через две недели вы устроили все свои дела с клиникой и семьей и были готовы к поездке в Южную Америку. Вы отправляетесь волонтером на задание, по окончании которого вы меня больше никогда не увидите, – спокойно произнес Закари Ноэл. – Уверен, что за три месяца с вашей клиникой ничего не случится.

Фреда прошиб холодный пот. Почему-то ему казалось, что незнакомец знает о нем что-то такое, что дает ему право шантажировать.

– У меня семья, ребенок… – начал было Митчелл.

– Прекратите, – жестко оборвал его Зак. – Надо было думать об этом раньше. Я знаю истинные причины вашего процветания, Митчелл, – подчеркнул Ноэл и внимательно посмотрел ему в глаза. – Поверьте, не в ваших интересах мне отказывать. Это для окружающих вы – благотворитель и человек, спасающий жизни пациентов, но я знаю о вас всё.

Фред после не хотел вспоминать тот кусок беседы, который последовал дальше. Незнакомец был жесток, холоден и беспощаден. Он, действительно, знал все. Откуда ему было это известно, Митчелл не понимал, но он сидел на таком большом крючке, что рыпаться было бесполезно. Фред в изнеможении опустил руки, затравленно посмотрел на собеседника и сбивчиво спросил:

– А что… кем… то есть в чем будет заключаться мое участие?

– Все то же самое, Митчелл, в случае необходимости вы будете лечить людей, то есть мою команду.

– А… то есть характер экспедиции подразумевает, что такая необходимость может возникнуть? – посетила доктора неприятная догадка.

– Безусловно, Фред, иначе в вашем участии не было бы смысла. Я вам обещаю много практики, – уверенно произнес Зак, поднимаясь со своего кресла. – Список необходимого оборудования пришлете моему помощнику, не стесняйтесь, Фред. Это тот случай, когда вы можете включить все ваше воображение. Я постараюсь стать вашей доброй феей и выполнить все пожелания.

– Э-э… да, хорошо, я сделаю, сэр. Все, что в моих силах…

– Это единственное, что я готов сделать для вас от чистого сердца. И чтобы вы понимали – вы нужны там только для моих людей, и ни для чего больше. От того, насколько хорошо вы будете выполнять свои обязанности, будет зависеть, увидите ли вы свою клинику еще когда-нибудь или нет.

И уже покидая кабинет, Закари обернулся и произнес:

– А кое в чем вы ошибались, Митчелл.

– В чем? – машинально спросил Фред.

– В том, что мне будут не выгодны ваши услуги. Напротив, они мне не будут стоить ничего, вы ведь едете за свой счет, как настоящий волонтер.

С этими словами Зак закрыл за собой дверь, оставив молодого доктора в своем кабинете в полном отчаянии и растерянности.

* * *

Закари был вне себя от злости. Макс благоразумно смылся с глаз долой, не дожидаясь, когда гнев шефа падет на его ни в чем не повинную голову – лучше не попадаться под горячую руку. Как только пришло сообщение, из кабинета шефа раздался рык:

– Черт бы побрал этих русских!! И надо же мне было связаться с этими проходимцами! Это грабеж средь бела дня!!

Зак неспроста разозлился на русских – эти ушлые ребята опять подняли стоимость на гидронил. Это было их любимым занятием – чуть что, менять условия поставки. Разумеется, в сторону увеличения стоимости. Россия неплохо зарабатывала, став практически монополистом в производстве водородных топливных элементов – основного источника питания для принтеров. Можно было сколь угодно далеко продвинуться в создании лодеров, технически продвинутых реакторов, до бесконечности расширять возможности печати или вырабатывать самые дешевые а-клоны – без энергии принтер просто не начинал работать. Гидронил, а на сленге технарей – дрова – понемногу производили и в Объединенной Европе, и в Азии, и на Центральном континенте, но только Россия добилась в этом самых лучших результатов.

В мире шутили: «Россия как продавала дрова, так и продолжает». В каком-то смысле мир был прав. Эта страна, как всегда, шла особенным путем, который не понимал никто, похоже, даже сами русские.

После Потопа, как стали называть последствия глобального потепления, многие страны потеряли свои территории, произошло переселение народов, изменилась политическая и географическая карты Земли. Государствам пришлось объединиться, чтобы выжить, кто-то был вынужден уступить, принять чужие правила игры – так всегда бывает, когда на кону стоят судьбы миллионов. И, конечно, как обычно во времена революций, возникла новая мировая оппозиция. В нее вошли Индия, Россия, ортодоксы Плодородного Полумесяца, Антарктида со своими скандинавскими переселенцами и Эрг – так называли ту часть Центрального континента, куда сместили всех бедных жителей африканских стран, тех, что еще оставались в Африке после Большой миграции.

Россия в оппозицию вошла скорее по привычке, чем из-за несогласия с новым мироустройством. Создавалось устойчивое впечатление, что русским просто как воздух необходимо против чего-то выступать и бороться, иначе терялся весь смысл жизни.

Выступать у них получалось неплохо, отчасти из-за того, что все космодромы благополучно были разрушены или пошли на дно, а их «Восточный» очень хорошо сохранился, и достаточно долгое время Россия заправляла системой связи, попутно удачно пропагандируя свои жизненные ценности всему миру – от кино до ежедневных новостей. Из-за этого полмира стало понимать по-русски, что неплохо сказалось на установлении международных контактов на уровне обычных граждан и малого и среднего бизнеса. Засилье русского языка даже в некоторой степени повлияло на формирование нового «объединенного» английского. В нем появилось довольно много русских слов, а также стали различаться две формы обращения к человеку: «вы» – как универсальная, подходящая абсолютно для всех ситуаций, и «ты» – применимая для особых, например, родственных или давних дружеских отношений.

Свои спутники русские запускали в космос исправно и постоянно, сохранив в этом деле высокое мастерство. С других стран драли втридорога за их аренду и неплохо на этом наживались. К сожалению, подобные «товарные» разделения повсеместно процветали в современном обществе, создавая проблемы для бизнеса, развития конкуренции и технического прогресса. Но в этом вопросе политика стояла на первом месте, а все остальные интересы подчинялись ее требованиям.

Россия, как обычно, отставала от многих стран в программном и техническом обеспечении, но благодаря ведущим позициям на рынке гидронила, она заставила весь остальной мир считаться с собой – куда же принтерам без источников питания? Нехватку программ для принтеров русские частично решали с помощью пиратских копий лодеров, пышным цветом расцвело хакерство, с которым, по традиции, не очень удачно боролось государство. Сами принтеры Россия, как и весь остальной мир, покупала у «Глобал Принт» – естественно, далеко не по самой выгодной цене. Впрочем, в России, как и во многих странах оппозиции, еще оставалось довольно много ручного труда, что ставило эту страну, по мнению аналитиков Центрального континента, в хвост мирового прогресса. Хотя русские, видимо, вели отсчет в противоположном направлении, потому что считали, что стоят на одном из первых мест в мире по уровню жизни, сохраняя баланс между техническим прогрессом и природой.

– Макс! – рыкнул зычным голосом Зак.

– Патрон? – осторожно просунул голову в дверь его помощник.

– Закажи переговоры с этим, как его… черт! Почему у русских всегда такие сложные имена!! – бесновался Закари.

– С мистером Дердиященко?

От звука этого имени Закари взвился до потолка. Как же он сейчас ненавидел этого человека, всю его компанию и вообще всю эту ужасную страну.

– Да, черт возьми! С этим Дир… Дер… ящер… тьфу! – в изнеможении Ноэл опустился в кресло. – С ним! Я хочу просто посмотреть этому проходимцу в глаза и сказать все, что я о нем думаю! И пусть встреча пройдет в моем виртуальном офисе! Я в Россию больше ни ногой!!

– Да, сэр, – Макс уже хотел было улизнуть в приемную, но его остановил жалобный голос Зака.

– Никогда, слышишь? Никогда больше не давай мне подписывать договор с русскими. Если я когда-нибудь забудусь и решу опять сотрудничать с ними, а тем более соберусь туда лететь, я тебе разрешаю взять вот этот стул и дать мне им по башке, – усталым жестом Зак указал на огромное кресло в углу своего кабинета. – Понял?

– Да, мистер Закари, – неуверенно пробормотал Макс и наконец-то скрылся за спасительной дверью.

 

Зак еще раз мрачно посмотрел на монитор, сокрушенно вздохнул и загрузил в принтер лодер его любимого черного кофе с кардамоном. Поставив под загрузочный контейнер чашку, Ноэл внимательно смотрел, как стекает вниз черная струйка кофе, и ощущал, как запахом этого замечательного напитка наполняется воздух его кабинета.

Закари взглянул в окно и в который раз испытал огромное чувство удовлетворения, граничащее с восторгом – красивая и величественная Килиманджаро гордо высилась прямо перед его глазами. Эта гора дала название столице Центрального континента – Кили.

Ради только одного этого вида уже можно было оправдать те чудовищные деньги, которые Зак заплатил за офис. Впрочем, у местоположения офиса был еще целый ряд других преимуществ, таких, как уединенный частный двор, подземный гараж, вертолетная площадка на крыше. А также немаловажной деталью являлось наличие скоростного коннектора для подачи а-клонов. Трубы для а-клонов были в каждом мало-мальски цивилизованном жилье, но скоростные доставки стоили дорого и далеко не каждому были по карману. Без а-клонов никакой принтер не мог бы ничего печатать, а бизнесу Закари порой требовалось такое необычное оборудование!

Вид Килиманджаро немного восстановил душевное равновесие Зака. Его все еще немного потряхивало от возмущения, но в голове уже прыгали всякие интересные мысли, как компенсировать непредвиденные убытки от удорожания гидрониловых аккумуляторов. Рука медленно потянулась к чашке с кофе…

«Эх, черт бы побрал этих русских…» – в который уже раз подумал Закари, но довершить свой пассаж не успел – на оптической панели возник вызов, и Ноэл немедленно на него откликнулся.

– Гомес, дружище! Рад вас видеть! Как поживаете?

– Спасибо, мистер Ноэл, все неплохо. Вы видели мой список оборудования?

– Конечно, Эусебио! Я уже отдал распоряжение Максу все подготовить.

– Прекрасно. А что с людьми?

– Все идет по плану, скоро вы всех увидите.

– Отлично, с нетерпением жду, – Гомес взял паузу и затем спросил: – Мистер Ноэл, при подготовке вашего списка я случайно наткнулся на кое-что интересное. Думаю, вам стоит на это взглянуть.

«Никогда не поверю, что Гомес может что-то сделать случайно», – подумал про себя Ноэл, а вслух произнес:

– Вы меня интригуете, Гомес. Но я всегда доверял вашему чутью. Показывайте, что там у вас – новое оружие, средства связи, ворованные лодеры человеческих органов? – с иронией спросил Ноэл.

– Ни за что не догадаетесь, сэр, – усмехнулся собеседник Закари. – Принтер.

– Я не ослышался? Принтер? – переспросил Зак. – «Глобал Принт» выпустил новую модель, и мне ничего об этом неизвестно? – с удивлением, граничащим с возмущением, воскликнул Ноэл. – Или вы занялись промышленным шпионажем и выкрали у них перспективную разработку? – пошутил Закари.

– Посмотрите, Зак, – усмехнулся Гомес, – просто посмотрите. А я с удовольствием буду следить за вашей реакцией, – с этими словами Гомес запустил голограмму.

Через пару минут демонстрация видео закончилась, и в кабинете Зака повисло молчание. Затянувшуюся паузу прервал голос Гомеса:

– Могу поинтересоваться вашим мнением по поводу увиденного, мистер Закари?

– Где вы это взяли? – хриплым от волнения голосом спросил Ноэл.

– Я всегда слежу за новинками в области технологий, – уклончиво ответил Эусебио. Несмотря на то, что Закари и Гомес были давними партнерами, каждый ревниво охранял свои территории и источники информации.

Зак немедленно почувствовал, что партнер напрягся.

– Извините, дружище. Я просто обалдел от того, что увидел, и задал вам неуместный вопрос.

– Извинения приняты, – прозвучал вежливый ответ. – Вы мне так и не сказали своего мнения, Ноэл, – напомнил Гомес.

– Я хочу видеть это своими глазами. Это прототип? Как я мог пропустить такое чудо? – в очередной раз удивился Зак.

– Этот парень не публикует свои открытия в научных журналах, – усмехнулся Гомес. – Так я вас жду?

– Да, завтра же я вылетаю к вам, сообщите мне ваши координаты, Макс подготовит транспорт, идет?

– Без проблем, Ноэл. Одному мне тут не потянуть, нужны ваши связи, – туманно высказался Гомес.

Зак услышал некоторую озабоченность в голосе Гомеса, но решил, что со всеми обстоятельствами он будет разбираться по ходу их возникновения.

– Лады, тогда до встречи! И можете мне отправить голограмму? Кстати, а почему такое плохое качество связи, почему она не тактильная? Вы что, на Луне?

Макс занимался документами для мистера Ноэла в приемной, когда услышал из его кабинета сначала возмущенный вопль патрона, затем гневные звуки его шагов туда-обратно. Через минуту на столе засветился вызов от босса.

– У вас все в порядке, шеф? – с волнением на лице влетел в кабинет Закари его помощник. И стал свидетелем оригинального аттракциона под названием «летающая кофейная чашка». Он проследил взглядом за перемещающимся в воздухе предметом и стал очевидцем еще одного действа под названием «растекание кофе по полу».

Очевидно, мистер Ноэл только что закончил деловой разговор и был чем-то рассержен. Его лицо было пунцовым от гнева. «Боже, что же такое он узнал?» – с ужасом подумал Макс, приготовившись услышать что-то страшное. Но шеф неимоверным усилием воли взял себя в руки и постарался отдать распоряжение спокойным голосом:

– Подготовь транспорт, Макс. Завтра я вылетаю в Россию.

Оба мужчины одновременно устремили свой взгляд на угол, где обычно стояло большое кожаное кресло. Макс быстро отвел свои глаза в сторону. В углу было пусто.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru