Восьмая степень свободы

Александр Конторович
Восьмая степень свободы

Глава 3

Неприметный и с виду совершенно безобидный дрон деловито шнырял над пролеском, высматривая любое маломальское движение в кустах, под деревьями или в высокой траве на небольших полянках. Не обошел своим внимание он и грот на своем пути, немного покружил над огромным термитником – нет ли там непрошеного гостя? Оранжевый глаз камеры постоянно помигивал, как будто намекал всем потенциальным визитерам: я, мол, тут высоко летаю, все вижу. Пару раз в область зрения дрона попадали другие его «коллеги», добросовестно облетавшие отведенное им сопредельное пространство. Об этом маленький трудолюбивый охранник немедленно посылал сигнал-сообщение своему «начальству». Охранная система лаборатории принимала сообщение и фиксировала его в своих глубинах, сравнивая и анализируя полученную информацию. Изучив ее, система принимала решение и передавала его далее по инструкции: либо давала дрону отбой и приказ вернуться на базу, либо высылала роботов-охранников на местность, чтобы те разобрались с непрошеными визитерами. В исключительных случаях, когда улетевшие дроны не возвращались, система могла скомандовать начать обстрел квадрата, где произошла пропажа. Огнем накрывалось все живое, попадающее в заданный периметр.

Сложный характер местности, низкий и плотный туман, который часто опускался на землю, густые заросли, наличие диких животных и хищных птиц – все это немало способствовало частым исчезновениям дронов-разведчиков. И поэтому земля вокруг лаборатории на много километров пестрела черными пятнами от пожарищ; некоторые из них частично уже начинали зарастать тропическими растениями, размываться частыми дождями и затаптываться дикими животными.

Дождевой лес тоже торопился заполнить собой все окружающее пространство, но автономная охранная система лаборатории свято соблюдала неприкосновенность периметра, вверенного когда-то ей в охрану. От огня не спасала даже невероятная влажность из-за повсеместно распространенных здесь болот. Из-за этой влажности над землей роились мириады насекомых, они слетались на огонь, вызванный системой охраны, и гибли в нем тоннами, сгорая мгновенными яркими вспышками. Если кто-то и сомневался, что ад существует, то Бразильское белое пятно наглядно доказывало, что он все-таки есть.

На вверенной территории все было спокойно, объект находился в полном порядке, и система тихо загудела, отдавая распоряжения. Принтеры лаборатории уже выполняют замену пропавших дронов, периметр под охраной, внештатных ситуаций нет – все под контролем!

* * *

Сара бесстрашно толкнула дверь бара и шагнула внутрь полутемного помещения. За барной стойкой выпивают несколько человек, заняты пара-тройка столиков, в углу тускло светится спящий экран компьютера, рядом, поблескивая металлом, пристроился небольшой бюджетный принтер – посетители бара в основном печатали там легкие закуски и курево. Печать спиртного занимала больше времени, поэтому, как правило, владельцы баров запасались им заранее, либо печатали его на более дорогих промышленных принтерах, которые располагались вне зоны доступа посетителей.

Вот и сейчас печатная головка деловито пыхтела, исполняя, видимо, чью-то волю – в камере создания уже отчетливо прорисовывались контуры нескольких сигарет.

«Господи, какой ужас, как тут гадко и безнадежно», – подумалось Саре. Ее передернуло от отвращения. Зябко поведя плечами, она оглянулась по сторонам. До встречи оставалось две-три минуты. Сара прошла в глубину бара и села за немытый липкий стол, стараясь не дотрагиваться ни до чего в этом месте. Со стороны она выглядела совершенно непримечательно – черная кожаная куртка, обтягивающие брюки, высокие армейские ботинки, неброская внешность. Туго затянутый хвост не позволял крупным блестящим завиткам выбиваться из прически и нарушать строгий вид своей хозяйки.

Сара не была красавицей, хотя могла бы позволить себе пластическую коррекцию лица. Стать привлекательной сейчас совсем несложно: только заплати – и получишь какие захочешь глаза, волосы, нос, губы. Но, во-первых, тратить деньги на такие глупости она бы ни за что не стала, как будто ей некуда эти деньги девать! А во-вторых, смазливая внешность только добавила бы ей трудностей. Клиенты и так не воспринимали Сару всерьез, да и конкуренты поначалу тоже смотрели на ее деятельность сквозь пальцы. За что им низкий поклон, кстати.

Да и куда ей с кукольным личиком в такой-то помойке, где она обитает, да еще с такими рожами вокруг… кому тут вообще это надо? Сара вздохнула и поняла, что разозлилась. Она нахохлилась и засунула руки в глубокие карманы куртки. В правую руку уютно лег ее надежный защитник. Она своими руками переделала безобидный промышленный лазер в смертоносное боевое оружие и ни на минуту с ним не расставалась.

Сколько себя Сара помнила, ей всегда нравилось возиться с механизмами. Ее сверстницы в детстве просили девчачьи игрушки, а у нее был робот. Он был старомодный, неуклюжий, постоянно ломался, но она его обожала. Она мечтала о машинах и игрушечном оружии, в компьютерах она играла только в войну. Неудивительно, что в подростковом возрасте Сара уже пропадала в мастерской своего отца, помогала ему чинить автомобили, хотя в странах Плодородного Полумесяца – бывшего Ближневосточного региона – такое поведение не одобрялось.

Во время одной из этнических разборок Сара потеряла всю семью. Одержимая идеей возмездия, она связалась с местными радикалами, благо, что традиции региона сплошь основывались на идеях терроризма и кровной мести. В ожесточенном сердце Сары эти идеи нашли свой отклик. Она не любила вспоминать эти годы, каждый раз становилось невыносимо тоскливо и стыдно. К счастью, пути их довольно быстро разошлись, но эта деятельность наложила отпечаток на характер ее нынешней работы – все, что попадало в руки Сары, неизменно начинало стрелять, резать или плеваться огнем.

Свое дело она открыла не сразу – сначала помогала местным умельцам. А затем, понимая, что и сама может сделать не хуже, а то и лучше, начала самостоятельно зарабатывать на переделке вполне легальных и безобидных инструментов и механизмов в боевое оружие. Совсем с террористами распрощаться не удалось – они периодически становились ее клиентами, но в основном переделанное оружие покупали криминальные элементы и боевики из трущоб со всех континентов.

За годы работы Сара повидала много всякого отребья и научилась постоять за себя. Запросто могла ловко заехать по физиономии обидчика, а в случае необходимости – «успокоить» метким выстрелом. Пристреливать оружие, тестировать новые модели, а также демонстрировать переделанный товар покупателям или потенциальным заказчикам все равно ей приходилось самой, вот так она наработала приличный опыт стрельбы практически из всех имеющихся видов вооружения. Из ее рук выходили отличные боевые лазеры, плазменные огнеметы, ультразвуковые пушки, гранаты, уникальное стрелковое оружие. Она могла переделать даже безобидный экскаватор в эффективную машину смерти – был бы заказчик, готовый платить.

А деньги были ей нужны позарез. Еще ходил по земле и отравлял ее воздух этот мерзавец, самолично расправившийся с ее родителями. Нассиб Адел был командиром боевиков одной из террористических организаций региона и был еще жив только потому, что окружил себя непробиваемым кольцом телохранителей. Но дорожка к нему все же нашлась. Все, что было надо – собрать нужную сумму, чтобы подкупить одного из телохранителей Нассиба. И тогда он умрет. Надо было торопиться, пока бандита не убил еще кто-то. Сара не могла допустить, чтобы злодей погиб от рук другого человека. Это должна была сделать только она, своими собственными руками. Сара уже продумала все до мелочей, каждую минуту своей мести она распланировала и учла, оставалось только набрать денег. Сумма была до неприличия большой – продажный телохранитель хотел окупить свой риск троекратно.

Вот поэтому Сара и бралась за все заказы, которые к ней попадали, и работала не покладая рук. Но пропорционально ее мастерству и активности рос интерес к ее особе со стороны Мирового правительства. Сара ходила по острию ножа, ежедневно рискуя своей свободой и даже жизнью.

«Где же заказчик? – Сара незаметно оглянулась по сторонам. Она не любила публичные места и чувствовала себя в них небезопасно. – Двое полупьяных субъектов за столом в дальнем углу выглядят подозрительно», – подкралось к ней сомнение. Впрочем, девушка всегда была начеку и, возможно, в вопросе безопасности слегка перегибала палку. Хотя, с другой стороны, что может быть важнее собственной жизни?

Дверь бара приоткрылась, и в помещение зашел мужчина. Он подошел к барной стойке и заказал бокал пива, затем направился к принтеру и выбрал программу для печати билтонгов – популярной закуски из сушеных ломтиков мяса. Печатная головка быстро забегала по камере, приступив к выполнению задания.

«А вот и он», – Сара внутренне подобралась.

Посетитель направился к ее столику. Коротким кивком головы незнакомец поприветствовал Сару, как старый знакомый, хотя до этого они только один раз говорили по видеосвязи. Получив ответный кивок, мужчина разместился напротив девушки.

– Приятно встретиться, мэм, – начал он разговор.

– Мистер Мирра, – в короткий сухой наклон головы Сара уместила всю радость от встречи с заказчиком.

– Не будем терять время и сразу обсудим дела?

– Люблю краткость, – согласилась Сара. – Подробности заказа и сроки мне известны, меня они устраивают.

– Тогда зачем нужна была встреча? По финансам мы тоже договорились, разве не так?

– Не так. Я прошу удвоить сумму контракта.

На лице мужчины не дрогнул ни один мускул, Хасан Мирра только чуть сощурил глаза, стараясь скрыть мелькнувшие в них эмоции.

«А ведь он ждал чего-то подобного, – мелькнула догадка в голове у Сары. – Черт! Надо было просить больше!» – с неудовольствием подумала она, но сказанного не воротишь.

– С чем это связано? – подал голос Хасан.

 

– Вы дали мне неполную информацию, – без всяких обид и эмоций, деловым тоном заявила Сара. – Вы не сказали, что планируете использовать мой товар на Центральном континенте.

– Это сильно меняет дело?

– Безусловно, мои риски многократно возрастают. Я не люблю совать нос в чужие дела, но мне не все равно, когда мои… изделия используются под носом у Мирового правительства…

Сара сделала небольшую паузу, взвешивая, стоит ли заканчивать фразу, и добавила, немного понизив голос:

– И может быть даже… против него.

Лицо заказчика приобрело суровое выражение. Сжатые губы побелели от гнева, но более он ничем не выдал своих эмоций.

– Ваша похвальная осведомленность вызывает у меня восторг, мэм. Не буду интересоваться вашими источниками, не сомневаюсь, что вы ими не поделитесь.

– Рада, что мы хорошо понимаем друг друга. В этом деле мы с вами заинтересованы одинаково, и мне нет смысла нарушать ваши планы. К тому же я уверяю вас, что не знаю никаких подробностей. Мало того, верите вы мне или нет, я совершенно ничего не хочу об этом знать, мне хватает и своих проблем.

– Я вам верю, мэм. Потому что детали еще не знает никто, даже я. Возможно, вы даже не знаете, что в проекте участвуют очень влиятельные люди, которым лучше не переходить дорогу.

– Если это была угроза, то я ее услышала. Вы должны были проверить мою репутацию, прежде чем обращаться. И вы знаете, что мне можно доверять. И я вас не боюсь. Все мои заказчики рано или поздно произносят похожие слова. И я до сих пор жива, потому что умею держать язык за зубами. Повторюсь, я рискую не меньше вашего. Надеюсь, вы это понимаете.

Хасан немного подумал и согласно кивнул головой.

– Хорошо, мы договорились по цене. Сумма удвоена. Соглашусь, мы были неправы, не дав вам исчерпывающей информации. Надеюсь, все недоразумения урегулированы?

– Абсолютно. У вас есть еще какие-то вопросы?

На самом деле Сара не ожидала никакого продолжения беседы и была удивлена, когда Хасан обратился к ней:

– Мэм, насколько вы доверяете своей команде?

– В полной мере. Я давно работаю с ними, люди проверены. У вас есть какие-то основания для подобного вопроса? – нахмурилась Сара.

– Н-нет, – немного запнулся с ответом Хасан. – Выбирая поставщика товара, мы долго проверяли кандидатуры и их окружение, ваше – в том числе. Занимаясь этим, наши люди получили сведения из непроверенных источников, что в последнее время в вашей, так сказать, среде завелся осведомитель. Вашим конкурентам из Южной Америки стало что-то очень везти. А вы верите в совпадения?

Повисла небольшая пауза. Помрачневшая Сара сосредоточенно о чем-то думала.

– Спасибо за предупреждение. Я ценю то, что вы не считаете осведомителем меня. Да, среди моих партнеров за последнее время есть потери. И да, я не верю в совпадения, – Сара поднялась из-за стола. – Надеюсь, разговор окончен, – она отправила прощальный кивок собеседнику. – Рада нашему сотрудничеству, мистер Мирра. До встречи на испытаниях.

Развернувшись на сто восемьдесят градусов, она уверенным шагом прошла к выходу, по дороге еще раз внимательно приглядевшись к забулдыгам в углу.

«Все нормально, обычная пьянь, никакие они не агенты», – с облегчением решила Сара, закрывая дверь бара.

Глава 4

В стерильной камере медицинского принтера, заполненной физраствором, с лазерной точностью бесшумно сновала печатная головка.

Спасительные универсальные а-клоны – единственный материал для принтеров любых назначений – собирались в молекулы, молекулы строились в определенном порядке и создавали ткани, из которых затем «вырастали» человеческие органы.

«Еще совсем немного, и можно будет приступать к пересадке», – с удовлетворением подумал Фред. Это означало, что пора готовиться к операции. Он любил эти моменты в своей работе, когда новые органы были готовы, и появлялась возможность подарить пациенту жизнь или даже полное выздоровление. Профессия врача в современном понимании уже не предполагала собой облегчение болезни, как это было когда-то раньше. Возможности медицины стали гораздо шире, вплоть до полного восстановления здоровья пациента. Появилась возможность «выращивать» в медицинских принтерах новые органы, руки, ноги, кожу, сосуды. Можно было с большим успехом лечить огнестрельные ранения, ожоги, различные травмы, хронические болезни – врач превращался в волшебника, дарующего исцеление там, где раньше для надежды не было даже места.

Хвану было всего девятнадцать лет, когда он разбился в автомобильной катастрофе. Убитая горем семья нашла умирающего сына в криокамере клиники Фреда Митчелла, куда его доставила служба спасения. Фред предложил все необходимое для лечения и, получив согласие родителей, немедленно принялся восстанавливать здоровье своего пациента.

Оставалось соблюсти кое-какие формальности, Фред отправился к себе в офис.

Почти сразу в его кабинет заглянула медицинская сестра, работающая с посетителями.

– Мистер Митчелл, к вам родители Хвана Че. Вы примете?

Когда в кабинет вошла замирающая от волнения супружеская пара, им навстречу шагал молодой доктор с широкой, обаятельной улыбкой на лице. Заметив беспокойство на лицах посетителей, доктор вместо приветствия сразу перешел к делу:

– Нет поводов для волнения, уважаемые, у нас все идет хорошо, и совсем скоро вы сможете обнять своего сына и забрать его из клиники домой. И да, доброе утро, миссис и мистер Че!

Вместо приветствия маленькая женщина повалилась в ноги врачу, выражая этим свою безграничную благодарность.

– Что вы делаете, миссис Че! Немедленно встаньте! Я всего лишь делаю свою работу. В конце концов, это то, за что я получаю деньги, причем немалые. Прекратите и возьмите себя в руки!

Но отцепить от себя убитую горем мать оказалось не так-то просто. Наконец, совместными с ее мужем усилиями мужчинам удалось усадить посетительницу в кресло перед столом Фреда.

– Мистер Митчелл, мы не можем словами выразить вам свою благодарность, – произнес в волнении отец Хвана.

– Дорогой господин Че, поверьте, я уже столько раз слышал подобные слова, что устал их опровергать. Самое главное, нам повезло, что сразу после аварии вашего сына доставили ко мне в клинику, и я оказался на работе и успел принять неотложные меры.

– Мы будем молиться за вас всю свою жизнь, – заплетающимся языком пролепетала женщина.

– Я весьма этим польщен, миссис Че. Но поверьте, вы мне ничем не обязаны!

– Он и правда сможет самостоятельно ходить, работать, иметь семью? – задал мучающие родителей вопросы мистер Че.

– Безусловно, и в полной мере, – ответствовал Фред.

– Мы никогда с вами не расплатимся, мистер Митчелл!

Теперь и отец Хвана был готов разрыдаться и упасть в ноги доктору.

«Какая слезливая попалась семья, и прямо чуть что – норовят упасть в ноги», – растерянно подумал Фред, а вслух произнес:

– Напротив, вы уже со мной расплатились и больше мне ничего не должны.

– Вы – очень щедрый человек, доктор Митчелл. Я поинтересовался, сколько бы стоило подобное лечение в других местах. Ваше предложение оказалось самым гуманным.

– Я счастлив это слышать, мистер Че. А сейчас прошу меня извинить, я готовлюсь к операции. Можете подождать результата в клинике, наверняка вам так будет спокойнее, – предложил Фред.

– Конечно, не смеем вас более задерживать, доктор. И да… мистер Митчелл… – замялся мужчина.

– Я вас слушаю, – подбодрил его Фред.

– Я хочу сделать пожертвование вашей клинике от лица нашей семьи. Надеюсь, вы примете этот вклад ради здоровья ваших будущих пациен тов.

Фред в волнении поднялся со своего места.

– Теперь я вынужден вас благодарить, господин Че. Это благородный поступок с вашей стороны.

– Не хочу вас более отвлекать от заботы о нашем мальчике, доктор Митчелл. Мы дождем конца операции и потом сможем обсудить вопрос с пожертвованием. Мы будем молиться за вас и нашего сына, доктор!

Фред поспешил в операционную, на его губах играла счастливая улыбка. Какой замечательный сегодня день!

День ото дня дела Фреда шли лучше и лучше. Клиника процветала и приносила стабильный, постоянно увеличивающийся доход. Некогда заурядная, ничем непримечательная больница сейчас стала известным медицинским центром в Даун-Тауне, столице континента Кили.

Да что там говорить, некогда и сам Фред был заурядным шалопаем, доставляющим лишь беспокойство своим почтенным родителям. Отец выбивался из сил, чтобы сохранить клинику на плаву, оплатить учебу сына в медицинском колледже и содержать семью на более или менее приличном уровне. Учиться Фреду никогда не нравилось, но он не стал противиться воле отца и решил продолжить врачебную династию. Однако гораздо больше в то время парня интересовали ночные клубы, ночные гонки, подружки и многочисленные сомнительные приятели. Родители пророчили сыну тюрьму или ссылку в Эрг, что для них было равносильно потере Фреда. Они здорово доставали его своими вечными жалобами и рыданиями. Митчелл не любил вспоминать это время.

Все кардинально изменилось, когда умер отец. Это случилось неожиданно и оттого особенно ужасно. Фред даже не успел проститься с ним – сердце отца остановилось, когда дома никого не было. По злому стечению обстоятельств, Фред был всю ночь на очередной попойке, мать уезжала в гости в сестре, и они обнаружили уже похолодевший труп только под утро.

Стоя над умершим отцом, Фред поклялся, что не бросит его дело и приведет клинику к успеху. С этого самого дня все в его жизни изменилось. Он перестал шляться по вечеринкам, завязал со своим полукриминальным прошлым, занялся работой, пропадая в клинике день и ночь. Дела довольно быстро пошли в гору, но Митчелл продолжал работать как одержимый – он оперировал сам, причем брался за самые тяжелые травмы. Он часами просиживал у восстановительных камер своих больных, всегда уделял много времени общению с родственниками, много занимался благотворительностью. В своей профессиональной среде он слыл филантропом и подающим надежды хирургом с отличной деловой репутацией.

Скрытой от глаз восторженных пациентов, их родственников и коллег по цеху, и даже от собственной семьи оказалась лишь небольшая, но существенная часть его профессиональной жизни. Дело в том, что полукриминальное прошлое не удалось забыть совсем – нашлись люди, заинтересованные в его знаниях и навыках, взамен предложившие выгодные схемы работы и эффективные способы заметания следов. Оказывая нелегальную медицинскую помощь тем, кто не нуждался в огласке, Фред получил доступ к черному рынку медицинских лодеров.

Поначалу его это коробило, но справедливости ради надо отметить, что особого выбора у Фреда не было – его просто поставили перед фактом: либо ты работаешь по нашим правилам, либо тебя не будет. К тому же в своей практике он нередко встречался с пациентами, чьи семьи или они сами не могли оплатить лечение. Видя отчаяние и безнадежность в глазах больных и их близких, Фред принял сложное решение, о котором он пока не пожалел. Нелегальные лодеры были дешевле лицензионных и потому доступны были большему количеству больных, и хоть действовал он с нарушением закона, зато в результате были спасены многие человеческие жизни.

Сейчас в клинику Фреда поступали со всего Центрального континента в основном состоятельные больные, попадавшие в катастрофы, аварии, пострадавшие в результате несчастных случаев, суицида или нападений бандитов – клиника стала известной и оказывала весь спектр медицинских услуг. И лишь в отдельном, закрытом филиале больницы по-прежнему периодически появлялись пациенты, чьи истории болезней не заносились в государственную картотеку департамента здравоохранения Центрального континента.

– Элен, привет! Как дела, дорогая? – Фред обычно разговаривал с женой из автомобиля или из спортзала, так как в клинике он был постоянно сосредоточен на пациентах и не любил отвлекаться на другие дела.

– Привет, милый! У нас все в порядке. Сын передает тебе привет! – зашелестел в трубке голосок жены.

– Рад, что у вас все хорошо. Передай Эндрю, что в выходные мы обязательно пойдем играть в теннис.

– Хорошо, – возникла небольшая пауза. – Ты скоро? – наконец отважилась спросить Элен.

– Нет, дел по горло, извини. Ужинайте без меня.

Попрощавшись с женой, Митчелл помчался на своем шикарном автомобиле на тренировку.

Семья никогда не была важна для Фреда. Его единственной страстью была работа. Поэтому он подолгу засиживался в клинике, затем отправлялся в спортзал, где часами занимался с личным тренером. Фред был готов делать что угодно, лишь бы не торчать дома. Он до сих пор не мог ответить себе на вопрос: зачем он вообще женился? В какой-то момент времени он просто уступил уговорам матери и согласился на свадьбу. Элен была обычной домашней девочкой с милым личиком и высокопоставленными родителями из департамента терраформинга.

 

Облагораживание земель на Центральном континенте было задачей номер один, поставленной Мировым правительством перед обществом, и денег в департамент сливали чудовищно много. Поэтому семья Элен не испытывала проблем с финансами, имела большие связи и в свое время неплохо помогла зятю с клиникой. Совокупными усилиями обеих семей клиника Фреда по достоинству заняла одно из ведущих мест в своей сфере.

* * *

Сара не могла отделаться от ощущения беды. Все вроде бы шло по плану, но в душе шевелилось какое-то мрачное предчувствие. Возможно, она просто чудовищно устала – она беспрерывно работала сама и загнала всю команду, они даже начали огрызаться на ее постоянные понукания и требования ускорить работу. Модификация промышленных лазеров в боевое оружие – дело нешуточное, требующее высокого мастерства и изрядных технических знаний. Партия была практически готова, но Сара все равно никак не укладывалась в положенные сроки, постоянно возникали проблемы с поставщиками необходимых деталей, задерживались оплаты контрактов, все шло наперекосяк.

В мастерской стояла нервозная и напряженная атмосфера, из-за этого Сара была готова сорваться на любую мелочь, которая могла вызвать простой в работе.

– Асаф! Где тебя черти носят?! – орала она на своего помощника. – Если к вечеру партия не будет закончена, завтра ты сам будешь оправдываться перед заказчиком! И учти, что деньги я заплачу только за работу, выполненную вовремя, и никак иначе!

– Сара, ты же знаешь, у нас проблемы с поставщиками, – оправдывался Асаф.

– Мне наплевать на их проблемы, у нас завтра у самих будут проблемы! – продолжала вопить Сара. – Если завтра в одиннадцать утра я не передам партию, нам конец!

– Я рассчитываю закончить к полуночи…

– Прекрасная новость! Как я успею к утру все проверить?!

Она уже не слушала невнятные оправдания помощника, голова была занята планом по спасению ситуации. Надо было все организовать так, чтобы успеть к назначенному времени, не подвести заказчика и не уронить свою репутацию.

– …Сара! Сара!! – сквозь сон услышала она голос Асафа. – Проснись! Ты заснула прямо за столом!

Сара мотнула головой и прогнала пелену с глаз. И правда, она заснула, как-то незаметно вышло – сказалось утомление последних дней.

– Тебе пора выезжать, уже девять, путь неблизкий, – озабоченно произнес Асаф. – Ты в порядке?

– Нет, – помедлив с ответом, сказала Сара. – Я, похоже, заболеваю… как не вовремя, черт! – выругалась она.

– А когда у тебя бывает вовремя? – съязвил Асаф.

– Ты прав, как всегда, – согласилась Сара. – Поехали со мной, а то вдруг я по дороге отключусь, я дня три почти не спала. Эти полчаса – не в счет.

– Конечно, сестра, – кивнул головой Асаф. – Отдам команду водителю, чтобы ждал нас на воротах, едем на твоей букашке?

…Их накрыли на полигоне, прямо во время сделки. Огонь был открыт без предупреждения, и Сара поняла, что это не полиция, а, скорее всего, кто-то из конкурентов. Нападающие сразу уложили практически половину охраны покупателей и пару человек Сары, ей и Асафу повезло – от огня их прикрыл грузовик с оружием. Везение, сопровождавшее ее многие годы, на этом закончилось. Прежде чем все закрутилось в кровавом водовороте, она успела увидеть, как погиб от выстрелов Асаф, как завязалась перестрелка, загрохотали взрывы. Она не чувствовала никакой боли в окровавленном боку, никакого страха, ею владело только холодное ожесточение и желание выжить и отомстить.

«Ну что же, – зло усмехнулась про себя Сара, – так просто я не сдамся». В ее голове уже был готов план спасения, и если повезет, она сможет оторваться от погони, а уж если нет – она дорого отдаст свою жизнь, в том она была уверена.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru