Восьмая степень свободы

Александр Конторович
Восьмая степень свободы

Серия «Боевая фантастика»


© Нина Демидова, 2022

© Александр Конторович, 2022

© ООО «Издательство АСТ», 2022

Предисловие

Идея названия этого романа взята из физики. Термин может показаться непонятным для читателей, поэтому я постараюсь объяснить его самыми простыми словами.

С точки зрения механики, количество степеней свободы связано с возможностью объекта перемещаться в различных направлениях. Обычно шесть степеней свободы позволяют описать движение большинства объектов в трехмерном пространстве: три степени скольжения (вперед-назад, влево-вправо, вверх-вниз) и три степени вращения (наклон вверх-вниз, крен влево-вправо, поворот влево-вправо).

Этот же принцип может быть применен к математическим моделям, в которых степени свободы будут характеризовать «гибкость» системы. В таком случае говорят, что количество степеней свободы будет равно количеству независимых параметров в модели.

Перенося этот принцип на роман, получается, что этими параметрами и будут мои герои. Их восемь – и от действий каждого из них будет зависеть не только успех операции, но и сама их жизнь.

Глава 1

Грозовой фронт уже настолько близко подошел к равнине, что в воздухе ощущался заметный запах озона. Частота вспышек молний стремительно возрастала, и почти каждые две-три секунды небо повсеместно прошивали ослепительные огненные разряды. Раскаты грома не стихали, и из-за этого люди практически ничего не слышали вокруг себя, кроме нескончаемого грохота. В сумерках, на фоне грозового неба, освещенного яркими стрелами молний, от стены холма, в котором был замаскированный вход в лабораторию, и до вертолетной площадки с последним оставшимся после эвакуации вертолетом безмолвно и быстро передвигались люди. Они сновали деловито, без паники, заканчивая последние приготовления к ликвидации места. Все было рассчитано и продумано до мелочей.

Все, кроме чикейро – скопления малоизученных мощных грозовых облаков, возникающих спонтанно и часто на стыке разлившегося бассейна Амазонки и центрального плато Бразильского нагорья. Его появление невозможно было ни рассчитать, ни предсказать – совершенно новые реалии мира заставили климатологов и экологов опустить руки в бессилии. Облака были крайне мобильны, агрессивны и несли в себе разрушение и смерть.

– Илай, остались считанные минуты, и нас накроет гроза – мы не сможем выбраться, – прокричал прямо в ухо одному из своих соратников пилот. – Нам срочно надо улетать!

– У меня все готово, собирай людей! – криком ответил ему товарищ.

Фигурки заспешили к вертолету, по дороге с опаской оборачиваясь на сверкающее небо. Три минуты – и вертолет уже поднялся в воздух и, заложив вираж, устремился в небо, торопливо обходя грозовой фронт.

Илай демонстративно раскрыл свой планшет и, пока вертолет не отлетел далеко от лаборатории и сохранялась связь, запустил программу самоуничтожения. Участники ликвидации облегченно перевели дух. Теперь можно расслабиться, через минуту от этого места не останется и следа. Это означает, что их миссия выполнена, и тайна будет сохранена. В огне термического заряда исчезнет все – от документов до самих стен. В кабине вертолета послышались смешки, люди хлопали друг друга по плечам, воспрянув духом после пережитого напряжения.

Илай тоже сделал вид, что обрадовался. Он принял участие в разговоре, затем отпраздновал со всеми вместе завершение операции, выпив свой глоток виски из походной фляги. Немного еще перекинувшись словами с командой, он взглянул на время и понял, что вертолет наконец-то входит в зону устойчивой связи. Поднявшись с сиденья, он перешел в кабину пилота и передал короткое и сухое донесение. Из полуоткрытой двери он слышал, как в салоне все бурно обсуждают прожитый день. Илай усмехнулся – он был единственным, кто знал правду. Она заключалась в том, что он лично отключил систему уничтожения за минуту до того, как покинул станцию. Он был последним, кто видел ее изнутри, и он был практически единственным, кто знал, что будет дальше. И теперь все будущее этого проекта находится в его руках…

Он еще продолжал улыбаться, когда вертолет разлетелся на тысячи раскаленных осколков от запущенной в него ракеты из ПЗРК, отправленной с земли опытной рукой солдата одной из повстанческих армий страны…

* * *

Закари Ноэл бегло просмотрел содержимое файла и ощутил небольшое головокружение. Он постарался справиться с волнением, нарочито небрежным движением закурив сигару. Фиолетовый дымок потянулся вверх и растаял под потолком его шикарного кабинета, пара затяжек тут же помогла побороть возбуждение. Закари узнал это чувство. Оно всегда означало только одно – нарисовалось весьма перспективное дело. От ощущения свалившейся на него удачи захватило дух. Вместо четкого плана в голове пока красовались размытые контуры и наброски операции, но даже они выглядели весьма перспективно.

«Надо взять себя в руки», – одернул себя Закари. Он довольно улыбнулся и откинулся на спинку кресла.

– Макс, зайди ко мне, – вызвал своего помощника Закари.

– Сэр?

– Макс, найди мистера Гомеса…

Услышав это имя, вошедший вскинул брови, собираясь что-то сказать.

– Немедленно, – не дав ему возразить, быстро добавил Закари. – Свяжись с ним, где бы он ни был, скажи, что это срочно.

– Хорошо, сэр, – кивнул Макс и поспешил выйти.

«Ну что ж, начало положено, – удовлетворенно подумал Закари. А теперь надо все хорошенько обмозговать. Время есть, средства – тоже. Не будь он Зак Ноэл, если это дело у него не выгорит!»

Удача всегда сопутствовала Закари, как, впрочем, и его отцу, который положил начало их семейному бизнесу. В те мутные времена, после мощнейшего глобального потепления и прочих последовавших потрясений, в мире произошли столь драматические изменения, что большинству человечества приходилось начинать жизнь чуть ли не с нуля. Этим обстоятельством успешно воспользовался старик Ноэл, и его дело приумножил и упрочил он, Закари. Многие сомнительные сделки и не вполне законные операции на Центральном континенте планировались и проходили именно в стенах этого здания, в котором уже лет десять как успешно функционировала некая компания по производству лодеров – программных продуктов для получивших повсеместное распространение трехмерных принтеров. Конечно, компания «Лодэкс» была всего лишь красивой ширмой, за которой проворачивались основные дела Зака, и он рьяно заботился о своей компании, несмотря на то, что «Лодэкс» никогда не была основным источником его доходов.

Выход на рынок лодеров стал для Закари знаковым – он получил возможность легализации своих доходов, стал появляться в приличном обществе и даже обзавелся некой положительной репутацией в деловых кругах. Свои дела он долго и тщательно планировал и умело скрывал подноготную своего успеха. На него трудились талантливые программисты с «проблемами»: нелегальные беженцы, переселенцы, специалисты, находящиеся в неладах с законом, сотрудники на удаленке из Северной Америки и Объединенной Европы. Зак разыскивал специалистов в области программирования повсюду, отдавая предпочтение тем, кто попадал в сложную жизненную ситуацию – не мог, например, прокормить себя, найти жилье или мечтал выбраться из неблагополучных регионов. Таким образом, он мог рассчитывать на высокую мотивацию и работоспособность этих отчаявшихся людей, и отчасти благодаря именно этому Ноэл сумел завоевать некоторую часть рынка лодеров, отставая, конечно, от крупных и успешных фирм – своих конкурентов. Однако в чем у Закари не было конкурентов, так это в том, как он ловко придумывал способы успешного обогащения на незаконных операциях разного толка.

Везение Зака заключалось не только в том, что он умел выбирать себе выгодных партнеров, но и в том, что умудрялся заполучать выгодных должников. Всех проштрафившихся Зак обдирал как липку, оставляя буквально ни с чем, и его никогда не мучила совесть. Свои интересы он охранял свято.

Как-то пришлось прижать одного из контрагентов из Объединенной Европы – Йена Ларсена. Контрабандист сильно просрочил условия контракта и подвел Закари на поставках редких металлов. Слушая его бессвязные оправдания о беспорядках в Южной Америке, необязательности русских и проблемах с транспортировкой груза из Новых Антарктических поселений, Закари откровенно скучал. Он уже знал, как поступит с должником, и необходимость терпеть его объяснения выводила Зака из равновесия – он не переносил пустой траты времени. Видимо, выражение его лица было столь красноречивым, что провинившийся контрабандист понял, что за будущее ему светит, а вернее – не светит. И тогда, спасая свое благополучие, а может, и вообще жизнь, должник расплатился с Заком своим секретом.

– Мистер Ноэл, я знаю одного человека… Если он окажется вам полезен… – в голосе Йена отчетливо звенело отчаяние. – Если это так, вы спишете с меня долг! – в голосе Ларсена зазвучали одновременно мольба и утверждение, странное сочетание эмоций, если не сказать, невозможное.

– Почему этот человек может быть мне интересен? – бесцветным голосом ответствовал Зак. Как всегда, он постарался выглядеть безразлично, в конце концов, он уже придумал, как расправится с должником, а менять свои планы он не любил.

– Дело в том, что этот человек когда-то работал… – Йен немного замялся и затем выдохнул, – в Корпорации. Он что-то знает о темных делах «Глобал Принт». Толком ничего сказать не могу, я никогда не лез к нему с расспросами, просто он как-то случайно обронил пару слов спьяну, а я запомнил…

Разговор резко приобрел интересное развитие, Закари внутренне подобрался и обратился во внимание.

– Выкладывай, – коротко скомандовал Зак.

Закари интересовало все, связанное с Корпорацией. Начиная от самых мелких поставщиков лодеров, заканчивая ее акционерами и советом директоров, обретающих на такой невообразимой социальной высоте, что ему, Закари, равно и любому другому смертному, путь туда был заказан навеки. Слова Йена почему-то обнадежили Зака, в тот момент он почуял ветер удачи. Чутье подсказало, что долг Ларсену он простит. Так потом и случилось.

 
* * *

Закари немного отвлекся от воспоминаний. Выбрал в компьютере лодер, загрузил программу в центральный модуль принтера и замер, завороженно наблюдая, как в камере создания виртуозно возникает его любимая сигара.

Пока печатная головка принтера деловито сновала туда-сюда, выполняя указания выбранной им программы, Закари налил себе немного виски и задумчиво отхлебнул глоток из бокала. Он устало прикрыл глаза и потер небольшой шрам у левого виска – скорее по привычке, из-за начинающейся головной боли.

«Нет, все-таки надо взять отпуск и отдохнуть где-нибудь в холодке», – с некоторой долей раздражения подумал Зак.

Прохлада вообще была довольно актуальной темой на Центральном континенте. Здесь повсюду царила жаркая погода, о свежести и прохладе можно было только мечтать. Земля сильно изменилась после резкого климатического сдвига, в который, кстати, раньше никто особо не верил.

А вот случилось, и причем очень быстро. Уровень мирового океана значительно поднялся, и привычные очертания материков изменились до неузнаваемости. Человечеству пришлось срочно менять все географические карты, заново приступать к изучению мирового пространства и приспосабливаться к новым условиям жизни. Повезло, как всегда, не всем. Причем изменения затронули целые народности, государства и даже огромные геополитические регионы.

Богачи и власть имущие, конечно, устроились неплохо, объединив усилия во имя спасения своих задниц. Больше всего досталось коренному населению Африки – нынешнему Центральному континенту, впрочем, нелегко пришлось и обеим Америкам, и остаткам Европы, а от Австралии вообще осталась только половина. Многие островные государства и вовсе отправились на дно. Зато часть Европы перекочевала в Антарктиду, где до сих пор происходил дележ территории и уточнялись границы.

Там, где сейчас прекрасно обустроилось Мировое правительство и большинство толстосумов, ранее испокон веку жили африканские народы. Нельзя сказать, что они благоденствовали, богатой Африка никогда не была. Но люди, однако, жили хотя бы на своей земле, а не в пустынях за непроходимой стеной, куда их одним лихим пинком быстро и ловко спихнули предприимчивые богатые страны, когда смекнули, что собственная земля в буквальном смысле слова уходит у них из-под ног. После этого Африку Мировое правительство предусмотрительно переименовало в Центральный континент. Коренным народам поначалу затыкали рот гуманитарной помощью, а потом построили непроницаемую границу на севере континента и поставили вдоль всей ее линии армию, чтобы никто не мог бесконтрольно шастать во вновь образованное государство. И все сделали вид, что под боком у новоявленной и благополучной страны нет никакой огромной трущобы размером с половину Европы, а граница – тщательно охраняемая – это так, ничтожная формальность.

По злой иронии судьбы многие страны Западной Европы, куда ранее с таким вожделением стремились беженцы, стали почти непригодными для житья. Восточное побережье Северной Америки тоже сильно пострадало от климатических изменений. Правительства этих стран, зная неутешительные прогнозы климатологов, вступили в мировой сговор и открыли границы для переселенцев. Они принимали и зазывали к себе всех, кто хоть сколько-то мог передвигаться. Когда страны Африки наполовину опустели, американцы и европейцы аккуратненько и быстро двинули туда. А когда ситуация стала разъясняться, беженцам было уже поздно возвращаться – им там попросту уже не было места. «Вы же хотели в Европу? Вот и живите там!» – ответствовало правительство Центрального континента.

Зак, конечно, тоже ловил свою рыбку в этой мутной воде, но действия Мирового правительства он никогда не одобрял. Впрочем, по натуре он всегда был анархистом-индивидуалистом и не признавал никаких государственных структур. Возможно, именно поэтому (или хотя бы отчасти) у него были натянутые отношения с властью – полицией, таможней, налоговыми комитетами и даже органами безопасности.

В кабинет просунул голову Макс. Закари поймал его взгляд и кивнул, затем подошел к оптической панели и откликнулся на входящий вызов.

– Мистер Гомес?

– Мистер Ноэл, – голос был глухой и тусклый, как будто собеседник Зака разговаривал с космической орбиты Земли, никак не ближе. Хотя Гомес действительно мог сейчас быть где угодно – от Америки до Европейского Эрга, работа требовала постоянных разъездов.

– Есть дело. Надо встретиться.

– Перспективное дело?

– Скажем так – стоящее того, чтобы поторопиться.

Повисла недолгая пауза. Собеседник обдумывал предложение.

– Ладно, вечером прилечу. Готовьте виски, мистер Ноэл!

– Уже прикупил два лодера с коллекционным бурбоном, к вашему приезду обе бутылки будут готовы. До встречи!

«Мистер Гомес будет кстати, – с удовлетворением подумал Зак. – С его помощью я продвинусь в этом деле гораздо быстрее».

Глава 2

«Лодеры спиртного… коллекционные лодеры предметов искусства… лодеры редких лекарств… лодеры трансплантантов… лодеры запрещенных препаратов… лодеры продуктов питания… промышленная партия высококачественных а-клонов…» – и так несколько страниц объявлений, уже рябит в глазах. Все это – «улов» одного дня платформы «Анко», любимого детища Виктора Левеки, баловня судьбы и гения компьютерного взлома. Нелегальная платформа для продажи и обмена ворованных, взломанных и запрещенных лодеров «Анко» была его лучшим творением и поводом для пожизненной гордости.

«Опять он появился, что-то зачастил наш парень, – оживился Виктор. – А-клоны периодически мелькают в продаже, но такими объемами похвастаться мог далеко не каждый – у шефа вполне может возникнуть интерес… к продавцу», – подумал Левеки, ухмыльнувшись.

Молодой человек потянулся в своем кресле и устало провел рукой по глазам. Пожалуй, сегодня уже можно идти домой – основные сделки на этот день закрыты, вряд ли будет еще что-то стоящее. Осталось только позвонить шефу.

Звонок застал Закари в авто, он вел машину сам, но услышав вызов, включил систему навигации. Автомобиль послушно снизил скорость до разрешенной и, исправно исполняя все дорожные указания, продолжил мчать своего пассажира к выбранному месту назначения.

– Виктор? Какие новости?

– Здравствуйте, мистер Закари. Все как обычно, в рамках статистики… – он немного замялся, формулируя фразу.

– Ну что там, выкладывай, не тяни.

– Мне кажется, опять он, – Виктор в очередной раз поразился проницательности шефа.

– Опять а-клоны?

– Угу… промышленная партия!

Собеседник взял небольшую паузу.

– О’кей, посмотри характеристики, котировки цен и свяжись с продавцом. Успеешь сегодня – отлично, в крайнем случае – завтра утром.

– Сделаю, шеф!

– Только аккуратно там… не спугни, – напомнил Закари.

«Не в первый раз», – чуть не слетело с языка Виктора, но он вовремя осекся. Мистер Закари не выносил в сотрудниках самонадеянность и пренебрежение к чужому опыту.

– Обязательно, сэр, – пробормотал Виктор и поспешил дать отбой.

Он крутанулся в кресле и вновь погрузился в изучение объявлений на экране монитора. Работа спорилась и доставляла огромное удовольствие. Пускай он потерял самостоятельность, зато приобрел гораздо более важное – надежное покровительство и возможность практически безнаказанно заниматься тем, что у него лучше всего в жизни получалось – совать нос в чужие программы.

Виктор никогда не жалел о выбранном пути. Программирование было его призванием, и он наверняка бы преуспел на этом поприще и самостоятельно. Если бы не досадное недоразумение – Виктор очередной раз взломал несколько лодеров, чтобы сбыть программы на нелегальном рынке. Но кто же знал, что продавать ворованное он придет именно к собственнику этих самых программ.

Закари Ноэл, а именно он был владельцем этих треклятых лодеров, красноречиво описал ему перспективы будущего, где слово «тюрьма» отнюдь не было самым ужасным. Гораздо худшим вариантом могла быть высылка из страны и поселение где-нибудь в Западном Эрге без права возврата на Центральный континент. Впрочем, мистер Ноэл оказался столь любезен, что предложил Виктору альтернативный вариант развития событий, на который Виктор, конечно, согласился: Закари Ноэл поставил хакеру настолько интересную и непростую задачу, что сумел задеть его профессиональную гордость.

На разработку и внедрение платформы ушло несколько месяцев напряженной работы, но Виктор еще никогда не был настолько счастлив. Мистер Закари сдержал свое слово – он предоставил молодому дарованию с криминальными наклонностями все необходимое для выполнения задания и не мешал чрезмерным контролем.

Когда программа была готова, Виктор немного растерялся, подыскивая имя для своего проекта. В итоге нескольких дней метаний был выбран вариант «Анко» (UNCO), что одновременно означало «незнакомец», «странный», «необыкновенный» или «примечательный». Эти слова отлично характеризовали проект – нелегальную платформу для общения хакеров и продажи краденых, взломанных или запрещенных лодеров. Кажется, слово происходило из языка хинди, и это только добавляло уникальности созданному проекту.

Благодаря деньгам, и немалым, а также связям Ноэла платформу удалось внедрить на черный рынок, и она довольно быстро получила признание среди нелегалов. Рынок никоим образом не связывал «Анко» с «Лодэксом», и единственным разработчиком и владельцем платформы официально считался Виктор Левеки, что было Закари только на руку. Виктор слыл в среде хакеров харизматичной и почти легендарной личностью, чью благонадежность и компетентность эти любители компьютерного взлома никогда бы не поставили под сомнение.

Платформа была надежно защищена от государственного контроля и позволяла сохранять анонимность всем ее пользователям – как продавцам, так и покупателям, давая им возможность заработать на своих незаконных операциях. До морали никому тут не было дела, все, что можно было украсть, взломать и продать, воровалось, ломалось и сбывалось на нелегальном рынке через «Анко». Конечно, компании-разработчики и федеральные структуры постоянно боролись за свои программные продукты, усложняли степени защиты, отлавливали хакеров и покупателей нелегальных программ. Но там, где ловили одного продавца, немедленно возникали двое новых, и поэтому платформа процветала, принося стабильный доход Виктору, и еще больше дивидендов – его шефу.

Не стоит говорить, сколько плюсов принесла эта программа тайной империи Зака: теперь он мог контролировать значительную часть черного рынка лодеров, отслеживать спрос, современные тенденции, нанимать новых перспективных сотрудников или просто воровать их идеи, а также – что совсем немаловажно – собирать компромат на наиболее успешных пользователей платформы. И это стоило каждого потраченного на этот проект доллара!

* * *

– Иными словами, вы хотите, чтобы я подготовил вам команду для заброски в Южную Америку?

Мистер Эусебио Гомес вертел в руках тяжелый бокал с виски и внимательно смотрел на собеседника.

– Именно так, причем это будут непрофессионалы, поскольку я не могу прибегать к услугам официальных охранных структур – характер дела не позволяет даже малейшего шанса утечки информации, – пояснил Закари Ноэл.

– Есть солидные фирмы, которые очень беспокоятся о своей репутации, где утечка информации исключается.

– М-м-м… дело не только в этом, мистер Гомес… – немного замялся Закари Ноэл. – Скажем так, в этом проекте я хочу все контролировать от начала до конца.

Мистер Гомес пронзительно взглянул на собеседника. Зак спокойно выдержал этот взгляд. О чем думал Гомес, Заку не было понятно – в усах и короткой густой бороде умело скрывались эмоции.

– Как вам угодно, Зак. Это не мое дело, – согласно качнул головой Эусебио. – Как я понимаю, кандидатов вы планируете отбирать сами?

– Я думаю, что справлюсь с этим вопросом.

– Ничуть в этом не сомневаюсь, мистер Ноэл. С вашими-то возможностями и опытом! Уверен, что с мотивацией у ваших волонтеров все будет в порядке, – ухмыльнулся мистер Гомес.

Оба собеседника прекрасно понимали, какими способами Зак достигает необходимой ему лояльности, ведь не зря Ноэла в криминальных кругах считали королем шантажа, но вслух никто из собеседников об этом не сказал.

– Все вопросы обеспечения я тоже возьму на себя.

– И вас волнует исключительно уровень командной подготовки этих людей? – уточнил Гомес.

– В этом вопросе я как раз хотел положиться на вас, друг мой, – Закари поднял глаза на собеседника.

 

– В какие сроки вы предоставите людей?

– Постараюсь справиться оперативно, но не обещаю, что они появятся все одновременно. Но уже сейчас начните готовить учебную базу и инструкторов для четырех-пяти человек.

– Ну что же, будем надеяться, что ваши люди хотя бы будут знать, как выглядит оружие. Даже не смею надеяться, что они будут уметь стрелять.

– Вот вы их и научите, Гомес. Вы в этом деле специалист, – усмехнулся Зак.

– Господи, как все плохо! – воскликнул Гомес. – А я уж было думал, что вы просто посмеетесь над моей шуткой.

– Я же предупредил вас заранее, и потом, что можно ожидать от непрофессионалов?

– Учтите, вам это выльется в круглую сумму, да и вытирать сопли я никому не собираюсь. Так уж лучше постарайтесь найти кого-нибудь с крепкими нервами и физически выносливого, потому как спрашивать буду по полной программе.

– Лады, Гомес, – улыбнулся Зак. – Слабонервных не предлагать, я понял!

– Вам бы только шутить… А с меня спросите по полной, ведь так? – проворчал собеседник. – Хорошо, буду держать вас в курсе, Зак. С вами всегда приятно иметь дело. А теперь займемся нашим виски, старина? Заодно опишете мне характер местности и сложности, с которыми могут столкнуться ваши люди.

– Охотно, Гомес, но взамен вы обязательно должны мне рассказать о той переделке в Антарктиде-сити, как же вам удалось спрятать наши медикаменты от этих ищеек из Мирового правительства?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru