Восьмая степень свободы

Александр Конторович
Восьмая степень свободы

Глава 7

Денис Тихомиров, в миру – Тихун, удовлетворенно потер руки. Наконец-то появился шанс! Он столько этого ждал!

Пожалуй, он так сильно волновался, только когда ему впервые удалось стабилизировать силовое поле и получить свой первый печатный эксперимент. Вот и сейчас он просто не верил своему счастью. Закон подлости не сработал даже во время демонстрации принтера гостям – модель исправно выдала все заказанные объекты и выжидающе замерла.

– Как видите, мы с одинаковым удобством смогли напечатать на одном принтере объекты от яблока до стула. То есть размер для нас больше не имеет значения. Теперь мы ограничены только временем создания, но тут тоже есть куда идти…

Гости внимательно слушали Дениса, не перебивая его речь.

– Технология, конечно, еще сыровата, надо поработать над камерой создания, но не хватает запчастей, – осторожно заметил Денис гостям. – Я тут еще кое-что модифицировал, чтобы повысить производительность принтера. А вот центральный модуль остался штатным – я ведь инженер, а не программист. Хотя тут я тоже вижу значительные ресурсы…

Парень бубнил без остановки про особенности своего проекта, а Ноэл с удивлением разглядывал жилище изобретателя. Небольшой полукруглый ангар был забит доверху всяким хламом: различными деталями, коробками, полуразобранными (или полусобранными?) диковинными механизмами, корпусами приборов, штативами и прочими замысловатыми вещами, назначения которых Закари даже не мог предположить. Стеллажи вдоль стен содержали все возможные виды инструментов и приспособлений, в углу лежала огромная гора пустых капсул от а-клонов. За перегородкой виднелась жилая часть помещения – небольшая выгородка с диваном, на котором развалилась огромная рыжая собака, с нехорошим интересом наблюдающая за посетителями.

– Сколько времени у вас уйдет на доработку технологии? – поинтересовался Зак у инженера.

Парень горестно вздохнул:

– Годы… если вообще получится. Тут нет необходимого оборудования и материалов, и смогу ли достать – неизвестно.

Закари задумчиво покивал головой.

– А что это за куча в углу? – поинтересовался он, указывая на пирамиду из капсул для а-клонов. – Разве вы не сдаете капсулы на утилизацию?

– А, это? – кивнул Денис на залежи. – У нас тут капсулы никто не сдает – нечем перерабатывать, промышленных принтеров нет, а у населения – одно сплошное старье, да и то не у всех. А я придумал стационарный утилизатор – перерабатывает капсулы в водку. А еще может – в собачий корм, – Денис бросил заботливый взгляд в сторону своего питомца, тот в ответ вильнул хвостом. – Местные мне пустые капсулы приносят, у кого принтеры есть, я им – водку, а из остатков – корм.

Зак обалдел от услышанного.

«Водка? Собачий корм?» – подумалось ему, вслух же он произнес:

– А почему именно собачий корм, а не вафли? Например?

– Интересная мысль! Я не подумал, знаете ли. Я же не программист, хотя, конечно, немного разбираюсь. Я написал программу утилизации про первое, что мне пришло в голову – водку. Тут ее все пьют… А корм – для Лисички. Очень удобно…

– Лисички?..

Денис увидел вытянувшиеся в недоумении лица собеседников.

– Это моя собака, корм – для нее… хотя вафли она тоже ест…

– Денис, а на что вы живете, позвольте поинтересоваться? – полюбопытствовал Зак.

– Ну как… Починить могу что угодно – всю жизнь что-то мастерю, мне не привыкать. Если надо, соберу любую машину, ко мне вахтовики часто обращаются за помощью.

– А где же вы детали берете?

– Да тут на свалках столько всего – десять лет не разобрать. Когда все производство за Урал переносили, у нас тут много чего затерялось в неразберихе. Привезли – и забыли, тут для таких, как я – Эльдорадо, – усмехнулся Денис.

Зак метнул быстрый взгляд в сторону Гомеса – похоже, его компаньон хорошо знал о том, что рассказывал Тихомиров. Для Закари эта информация тоже не была новой, Ноэл частенько проворачивал в этом регионе выгодные дела.

– А еще печатаю вот на принтере местным по необходимости – кому лекарство, кому инструмент, ну и всего понемногу, – расплывчато добавил инженер.

– А лодеры где берете? – невпопад спросил Гомес.

Денис покраснел, затем побледнел и закашлялся. Зак под столом наступил Гомесу на ногу.

– Это ведь не относится к делу, не так ли, дружище? – перебил Гомеса Ноэл. Гомес в ответ торопливо покивал головой.

Тихомиров облегченно вздохнул и с горящими глазами опять пустился в перечисление своих усовершенствований:

– Печатная головка и центральный модуль – это самая большая сложность, их надо брать только лицензионные, и чем новее, тем лучше, мое, конечно – уже отстой, столько с ними провозился… А у нас тут с этим проблема… Э-э-э… Ну вы знаете, – он горестно почесал затылок, вздохнул, и продолжил: – Зато я поставил реактор на портативную модель – представляете, какие возможности использования теперь у этого принтера?! – Денис в волнении забегал по замусоренному полу от стены к стене, размахивая руками. – Загрузочному отсеку для а-клонов я изменил форму и оптимизировал его работу, и вот тут-то как раз я установил резервуар для утилизации капсул! А это, сами понимаете, какая выгода!

– Какая? – растерялся Зак, переглянувшись с Эусебио. Тот, судя по его виду, уже совершенно «поплыл» от подробностей. – У вас теперь всегда будет корм для Лисички?

– Ну, зачем же! Это же не стационарный утилизатор, а портативный принтер! Капсулы и остатки недоиспользованных а-клонов здесь перерабатываются в обычную воду! А она нужна для печати продуктов питания! Практически замкнутый цикл!

– Да? Это… как-то уж очень… уж слишком хорошо, – еще больше растерялся Зак.

– Ну, тут я чуток преувеличил… насчет замкнутого цикла, – замялся инженер. – Воды, конечно, надо больше, чем получается от переработки использованных капсул, – немного смущенно уточнил Денис. Но тут же опять радостно повысил голос: – Но это только начало! У нас еще все впереди!

«Интересно, кого это он имеет в виду под словом ”мы”»? – с подозрением подумал Зак. В его воображении возникла картинка необъятной русской семьи с Денисом во главе. Ноэл немного разволновался от такой перспективы.

– Но самым главным преимуществом моего принтера является наличие виртуальной камеры создания! – радостно и торжественно, наконец, заявил изобретатель.

Видя, что посетители не очень явственно разделяют его восторга, Денис пояснил:

– Видите ли, в своей работе я поставил задачу сделать портативный принтер трехмерной печати, имеющий преимущества промышленной модели. То есть принтер практически не имеет ограничений по размеру печатаемого объекта! При адекватных затратах энергии, естественно, – пояснил Тихун.

Денис упивался реакцией своих собеседников. Сказать, что они выглядели удивленными – ничего не сказать.

– То есть, – осторожно начал Зак, – вы хотите сказать, что ваши силовые поля в приборе заменяют стены камеры создания?

– Да! – радостно кивнул головой Денис. Он уселся верхом на стул и уперся руками в колени – высокий, худой, лохматый, носатый и с красными от волнения ушами – ни дать ни взять, гордый макак на вершине баобаба. И этот человек обставил Корпорацию?

– Он – гений, – тихо пробормотал сидящий рядом Эусебио.

– И вы можете изменять эти поля в зависимости от размера печатаемого объекта?

– Да, – опять радостно клюнул носом Тихун.

– Просто гений! – опять ахнул Гомес.

– И что вы хотите за эту модель? – осторожно спросил Зак, кивнув головой на демонстрируемый принтер.

Он ожидал ответ, затаив дыхание. Гении всякие бывают, жадные тоже…

– Квантовый центральный модуль! Нет, два! – выдохнул Денис и осторожно покосился на гостей: не много ли он запросил?

– Он идиот! – одними губами произнес Гомес и от возмущения потряс головой.

* * *

Дела требовали присутствия Зака в Кили, и поэтому компаньоны в тот же день возвращались на Центральный континент. Закари выглядел задумчивым и за всю дорогу до самолета не проронил ни слова. Уже в салоне, налив себе по бокалу виски, мужчины разговорились.

– Зак, вы же не собираетесь оставить парня в той дыре, где он сейчас живет? Зачем вам принтер без его изобретателя?

– А что мне делать с этим изобретателем? Согласно закону, я не имею права не только производить принтеры, но даже модифицировать имеющиеся модели. Хотите, чтобы я нарушал закон?

– Полно, мистер Ноэл, как будто вас интересуют законы… То есть… – быстро поправил себя Гомес, увидев удивленно выгнутую бровь собеседника, – я не призываю вас их нарушать, ни в коей мере! Но согласитесь, что без создателя прибора выгода от приобретения будет неполной. Техника имеет свойство ломаться, вы хотите посвятить в эту тайну еще кого-то? Или будете чинить его сами? – с поддевкой спросил Гомес.

– В ваших словах есть резон, милый Гомес, – согласился Закари. – Но что случится, если об этих делах что-то узнает Корпорация? Представляете? Одно дело – купить нелицензионный принтер, а как я объясню мои связи с инженером? На нас спустят всех собак мира, и спрятаться не выйдет, разве что жить в Эрге. Но что за радость там жить?

– Соглашусь, что это было бы самым плохим вариантом развития событий. Вот поэтому-то я сказал, что дело непростое, Закари. Тут нужны ваши связи, – парировал Гомес.

– Согласен, дело сложное. И я не уверен, что Корпорация еще ничего не знает о нем.

– Ну, наш герой сильно рискует, поэтому он будет молчать, – успокоил Зака Гомес.

– Если бы дело было только в нем… Но у Корпорации всюду глаза и уши.

– Да, но в России, в такой дыре, где живет Тихомиров, даже в голову никому не пришло бы искать угрозу для Корпорации! Они туда полезли бы в последнюю очередь! – парировал Гомес.

– Друг мой, – мягко произнес Зак, поглядев на собеседника. – А как в таком случае вышли на него вы?

Это был аргумент. Гомес обиженно булькнул в ответ и замолк. Помолчав минуту, он ответил:

 

– У меня там дела с местными. В этом районе есть большие промышленные склады… – Гомес взял паузу. – Гидронил подскочил в цене, а тут появилась возможность подзаработать… – пояснил он далее. – Нужны были сложные инструменты для… операции. Знающие люди подсказали специалиста. Вот так я и вышел на Тихомирова. Мы довольно тесно поработали. Потом я подумал, что с его помощью смогу сделать кое-что из оборудования для вашего проекта. Я пообещал ему хорошие деньги, мы к этому времени уже тесно сотрудничали. И тогда он показал мне свое изобретение. Он ведь тоже заинтересован выбраться из этой дыры…

Гомес поднял глаза на Закари.

– Остальное вы знаете.

– От кого он скрывается? Не интересовались?

– Он не любит об этом говорить. Похоже, он напуган. Мой русский партнер сказал, что Тихомиров появился в этих местах года три назад, раньше жил где-то в главном округе, может быть – в столице.

– Не знаю, кому он перешел дорожку, но, похоже, у него есть основания бояться за свою судьбу. Ладно, дома что-нибудь придумаем, – закончил тему Зак. – И я ваш должник теперь, мистер Гомес. Этот сюрприз, действительно, превзошел все мои ожидания.

– Запомню это, мистер Ноэл, – с улыбкой ответил Эусебио Гомес. – Пока летим, составлю, пожалуй, список своих пожеланий, – пошутил он.

Зак прикрыл глаза и задремал. Он знал, что еще до возвращения домой в голове уже созреет какой-нибудь план.

Глава 8

Когда-то давно человечество жило себе спокойно и потихоньку развивалось – медленно, без гигантских скачков. А потом пришел научно-технический прогресс. Бац! – и интернет за несколько лет изменил весь мир. Затем мир опять претерпевал значительные изменения – возникали новые климатические и геополитические условия.

Так же, как когда-то интернет, немалую роль сыграли в изменении условий жизни на Земле принтеры трехмерной печати.

У истоков создания промышленных, а затем и бытовых принтеров встала Корпорация «Глобал Принт», организованная переселенцами из США и Китая. Компания быстро набрала обороты и стала единственным производителем трехмерных принтеров в мире. Сейчас от деятельности «Глобал Принт» зависели миллионы людей на Земле, благополучие государств и многих политических деятелей. Мировое правительство вывело Корпорацию под ее нажимом за рамки государства – «Глобал Принт» стала своеобразным отдельным государством со своей территорией, службой безопасности, правовой структурой, экономикой и политикой. Налоговые вопросы решались путем ежегодных выплат в бюджет Центрального континента, на этом все взаимоотношения между фирмой и правительством заканчивались, не считая, конечно, политических связей и совместных действий по поиску хакеров.

Лодеры – печатные программы для принтеров – мог производить любой, обладающий лицензией, которую выдавало государство. Но лодеры сертифицировались отдельным комитетом при правительстве, куда обязательно входили представители Корпорации. За свою сертификацию, естественно, «Глобал Принт» получала немалые деньги. А также совершенно понятно, что сертификация программного обеспечения могла быть и стала мощным рычагом давления на бизнес и хорошей возможностью для манипулирования кем и чем угодно.

Ох, уж эти хакеры! Они доставляли Корпорации много головной боли. «Глобал Принт» ревниво оберегала законы, и в пределах Центрального континента и союзных государств нарушать авторские права было серьезным риском для смельчаков. Но хакеров всегда хватало. А уж оппозиция и ресурсные страны вообще постоянно нарушали закон и вываливали на черный рынок недорогие аналоги взломанных программ, наперекор Корпорации, Комитету и всем адвокатам по этике печати вместе взятым.

Конечно, пробовали подделывать и сами принтеры, но ввиду сложности производства это могли бы потянуть только большие предприятия, которые нелегко спрятать от всевидящей Корпорации, имеющей свои глаза и уши на всех континентах Земли.

Постепенно принтеры вошли практически в каждый дом, в каждый офис или производство. Они заменили собой многие отрасли хозяйства – такие, например, как розничная торговля, сельское хозяйство, легкая и пищевая промышленность, частично строительство, транспорт и многое другое.

Любая семья со средним достатком могла приобрести или взять в аренду трехмерный бытовой принтер – для хозяйственных нужд или приготовления продуктов питания. Можно было купить и универсальный принтер со сменными печатными головками и камерами создания – все зависело от кошелька покупателя.

Благодаря принтерам стало возможно производить товары на дому, необходимым условием было только наличие лодера – программы печати определенного товара или объекта. Лодеров существовало миллионы – это был совершенно новый рынок, в котором было непросто ориентироваться. Но так же как в прошлом опытная хозяйка, заходя в супермаркет, безошибочно набирала свою корзину с едой для семьи, любой современный человек неплохо ориентировался в многообразии лодеров для своих потребностей.

В общих чертах, принтер состоял из печатной головки, центрального модуля, куда загружались лодеры, отсека для а-клонов – «материи», из которой производилось создание объектов. Рынок а-клонов – атомных клонов – новое явление, которое изменило экономику многих ресурсных стран. Они стали производить а-клоны и поставлять их всем, кто являлся пользователем принтеров. В каждом доме появился коннектор – аналог водопроводной трубы, по которому доставлялись капсулы с материей, а ежемесячная плата за пользование а-клонами стала такой же привычной, как и плата за энергию.

Для печати также использовалась вода, особенно необходимая при печати пищи, для нее в принтере был предусмотрен отдельный отсек. Все объекты печатались в камерах создания, и именно она ограничивала размеры производимого объекта. Поэтому индустриальные принтеры имели большие камеры создания, бытовые – в зависимости от стоимости – были представлены средними и малыми размерами, а портативные принтеры были пока еще довольно примитивными и неудобными. И наконец, сердце любого принтера – элементы питания, в основном это были водородные батареи на гидрониле, которые позволяли принтеру функционировать.

* * *

– Я слушаю, Виктор, – отозвался на вызов Закари. – У тебя все в порядке?

– Без проблем, шеф. Уверенно отбили две атаки от Бюро по этике. Я перешел на запасной шлюз, а потом соскочил с него на новый портал – платформа работает стабильно! Да, – вспомнил Левеки, – за эти три дня адвокаты отловили человек пять – все активисты «Анко», но мы к этому не имеем никакого отношения, они попались по своим левым делам.

Виктор говорил так, как будто работа с «Анко» не была самой левой из всех возможных. Но ее создатель обожал свое детище и не усматривал в нем никакого зла, одну только пользу.

– Что нового?

– Новости есть, – уже серьезным тоном сообщил Виктор. – Появилось одно серьезное предложение. Не думаю, что владелец сможет быстро оформить сделку, на такой лодер нелегко найти покупателя.

– Настолько серьезное, что нам не стоит ввязываться?

– Если только вы не хотите сломать Стену…

– А вот с этого места поподробнее, – скомандовал Зак.

Он внимательно слушал Виктора, покусывая губы и монотонно кивая головой. Закончив слушать рассказ, Закари немного помолчал, затем, что-то решив, бодрым голосом произнес:

– Отлично, Виктор, спасибо за новости. – И уже в последний момент спросил: – Имя Ченг By тебе ни о чем не говорит?

Зак услышал, как хмыкнул Левеки в ответ его на вопрос.

– Чокнутый парень этот By, патрон, – услышал Зак. – У него крыша едет по полной программе. Так бывает, когда единственное дитя в богатой семье ни в чем не знает отказа. Я бы не советовал с ним связываться. Хотя говорят, что в компьютерах он – бог!

– Боги не продают наркотики, Виктор, – немного резко возразил Зак. – В любом случае, спасибо, и до связи! – он дал отбой и погрузился в раздумья.

Полчаса назад Закари получил самые надежные сведения из Бюро по этике о том, что Ченг By задержан адвокатами и обвиняется в распространении лодеров запрещенного использования, а если проще – парень попался на продаже программного обеспечения для печати наркотиков.

Поразмышляв еще немного, Ноэл вызвал помощника:

– Макс, устрой мне встречу с Адаром Басом из Бюро. Скажи, я бы хотел сделать взнос в Фонд помощи пострадавшим на службе адвокатам.

После повсеместного распространения принтеров в каждом развитом государстве появилась новая государственная структура – Бюро этики печати, которое строго следило за тем, чтобы пользователи не имели возможности изготавливать и распространять лодеры ограниченного использования и запрещенные. Центральный модуль – мозг прибора – легко распознавал признаки запрещенных к печати объектов – оружия, рецептурных медикаментов, наркотиков, человеческих органов и тому подобного. Сотрудники этого бюро назывались адвокатами по печатной этике. Задачами этих людей было соблюдение правовых и этических норм, благодаря которым принтеры могли бы повсеместно применяться людьми. Бюро этики вместе с Комитетом по лицензированию при Мировом правительстве отчаянно гонялись за хакерами, распространителями нелегальных и запрещенных программ, а также за покупателями этих товаров и услуг.

* * *

Сара поймала свое отражение в зеркале и вздрогнула от неожиданности. Она опять не узнала свое лицо. По правде говоря, Митчелл мог гордиться своей работой. Хирург не просто устранил шрамы на разбитом лице – он создал новый образ Сары. Нет, он не сделал ей идеальную внешность – и слава богу, Сара этого не хотела бы. Митчелл лишь слегка скорректировал линию скул, носа и бровей, но боже, как разительно изменилось выражение лица!

Сразу, как только Сара очнулась от последней операции, ее перевезли в отдаленный район Центрального континента, в небольшую частную клинику с отличным уходом. Она все еще была очень слаба, но отеки от хирургических вмешательств уже спали, швы успешно рассасывались, появился аппетит. Все, что было еще нужным Саре – это время на реабилитацию, хороший уход и питание.

Каждый день Сару посещал ее персональный врач, справлялся о здоровье, проверял анализы, делал перевязки. В один из дней ей сняли повязки с лица, и тут Сару ждал приятный сюрприз.

– Мисс Далил, помимо прочих повреждений во время нападения сильно пострадало ваше лицо, и в процессе восстановления мы были вынуждены внести небольшие изменения в вашу внешность. Мы постарались сделать это максимально корректно, – пояснил врач. – Надеюсь, вы удовлетворены тем, что увидели.

Сара была удивлена, растеряна и одновременно довольна. Она никогда не придавала своей внешности большого значения, но ее новое лицо ей очень нравилось. Несмотря на то, что изменения были совсем незначительны – они добавили ей шарма. Впервые в жизни с Сарой произошло что-то хорошее, и это сильно ее тревожило.

– Насколько я знаю, расходы на мое лечение взял на себя мистер Закари Ноэл. Не знаю его мотивов, но уж совершенно точно, ему было совершенно необязательно заботиться о том, как я выгляжу. Он и так сделал максимально возможное – спас мою жизнь. Когда я смогу с ним встретиться?

– В самом ближайшем будущем, мисс Далил, – обнадежил Сару врач. – И могу только добавить, что это именно он настоял на том, чтобы мы провели пластику лица.

Сара была в смятении от всего услышанного. Она никогда не верила в чудеса, в благотворительность и уж тем более в то, что такие вещи могли бы произойти с ней.

«За мной водится столько грехов, что даже если и есть высшая сила, то я уж точно не заслуживаю ее снисхождения. А тогда, стало быть, я зачем-то нужна этому мистеру Ноэлу», – решила про себя Сара.

Она здраво рассудила, что если бы Ноэл был ее врагом, то ему незачем было бы ее спасать. И уж если он потратился на ее внешность, то убивать в ближайшее время он ее тоже вряд ли будет. И вряд ли ему нужны секреты ее клиентов – уже совершенно точно, что их она бы могла спокойно ему сдать с каким угодно лицом. Денег у нее нет. Вернее, их нет столько, чтобы заниматься вымогательством. Редкими способностями она не владеет, личных тайн за душой у нее нет, семьи – тоже. Все, чем Сара может похвастаться – умением делать оружие. Выходит, она ему нужна… именно для этого.

«Нет, тут тоже не сходится, – с неудовольствием думала Сара. – Наверняка он может достать какое угодно оружие, зачем ему моя кустарщина?»

И все-таки она ему зачем-то нужна. У девушки от напряженных раздумий разболелась голова. Она накрыла голову подушкой, закрыв ей все посторонние звуки. Тишина и темнота позволили ей сосредоточиться.

«Итак, еще раз – если оружие, то тогда в таком месте, где Ноэл не может достать его сам. Либо, он хочет, чтобы я делала его… для других, и уж точно – не на Центральном континенте», – эта мысль выглядела самой правдоподобной из всех, которые крутились у Сары в голове.

 

«Пожалуй, стоит взять этот вариант за основу. И что я имею? Я совсем скоро буду здорова, в относительной безопасности, да еще я теперь почти красавица… но наверняка опять буду вынуждена заниматься чем-то противозаконным… – Сара невольно вздохнула. – Впрочем, я уже могла бы быть мертвой, так что пока я в любом случае в выигрыше».

Девушка немного поразмышляла на эту тему. Представить себе, что ее нет на свете, у нее не получилось, пришлось опять вернуться к исходной ситуации – она жива, почти поправилась и впереди ее ждет что-то необычное. На неприятности у Сары было врожденное чутье, и кем бы мистер Ноэл ни был, ждать от него хороших новостей не стоило.

«Я готова на все, главное – выжить. Мне еще надо вернуть один должок, – напомнила себе она. Убийца ее родителей не уйдет от ее возмездия, чего бы это ей ни стоило. – И, пожалуй, надо бы поторопиться», – с этим вердиктом Сара заснула.

Она не слышала шума подъехавшего к клинике автомобиля, шагов в коридоре, звука отъезжающей двери. Она не проснулась даже тогда, когда над ее кроватью склонился мужчина. Вошедший внимательно рассмотрел лицо спящей женщины, поднял с пола свалившуюся подушку, убавил свет в помещении. Судя по всему, посетитель остался доволен увиденным, так как на выходе из комнаты на его лице блуждала легкая улыбка.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru