Изгой

Александр Конторович
Изгой

Поворачиваюсь, это тот самый усатый наставник. Усы – первое, что бросается в глаза. Они у него ухоженные, видно, что внимания им уделяется постоянно.

– Школа имперских мечников, так? Только у них я видел настолько здоровенные мечи, чтобы вытворять ими такие вот штуки. Кто учил?

– Мастер Артём, – честно отвечаю я.

– Мастер, соглашусь! Чтобы эдак-то махать тяжелой железякой, надобно не один год с ней прошагать! Да не просто прошагать…

Ну… спорный вопрос. Он вообще-то на киностудии работает… но мечом работать может, этого не отнять.

– Дядька Ян, а нас таким вещам будут учить? – интересуется кто-то из молодняка.

– Вряд ли… Посмотри на меч… э-э-э…

– Меня зовут Лекс Гор.

– … на меч мастера Гора – он длиннее ваших почти на локоть! У нас здесь таких нет. Это оружие, которым проламывают стену щитов – а где вы тут такую видели в последний раз? Имперцы – да, так представьте себе, сколько магов прикрывает их в бою?

– Жаль… – вздыхает кто-то из молодняка.

– Вы и тому, что вам показывают каждый день – и то через пень-колоду учитесь! А тут…Марш по местам!

И молодняк исчезает со скоростью молнии – видать, дядька отличается суровым характером.

– Иначе нельзя… – Ян вмиг становиться обыкновенным усачом и, кряхтя, опускается на колоду. – Подай-ка, парень, мне воды…

Подмастерье срывается с места и через несколько мгновений наставник жадно пьёт холодную воду, которую, в запотевшем глиняном кувшине, приволок подручный кузнеца.

Присаживаюсь рядом и я. Если это не приглашение к дружескому разговору – то я полный лопух.

А наставника тут, как это хорошо видно, уважают! Видать, мужик реально серьёзный.

Молчу, первым общение не начинаю.

– Лари мне всё рассказал, – ставит кувшин Ян. – Даже и не знаю, что сказать… Думается мне, мастер, вам повезло!

– А почему – мастер?

– Ну, мне нечасто приходилось видеть, чтобы рядовой мечник настолько серьёзно вникал в тайны кузнечного дела. Да и добро ваше, что в телеге лежит, уж извиняюсь, но я видел. Это не просто какие-то вещи на продажу – там весь инструмент для походной кузницы. Обычный человек не станет с собою возить кучу ненужных лично ему вещей. Посмотрел я, и как вы меч затачиваете, как точило раскручиваете… Словом, кузнечное дело вам явно не новинку. А раз так – мастер!

– Ну, спорить не стану. Как ковать – это я и впрямь знаю. И смею надеяться, что забуду не скоро.

– Парень! – поворачивается Ян к подмастерью. – А сгонял бы ты к старухе Иге… Сам знаешь, за чем…

Получив одобрительный кивок от кузнеца, подмастерье исчезает. А сам кузнец, сполоснув в бадье с водою руки, присаживается к нам.

– Вот и славно! – кивает усач. – Как в старые добрые времена…Мы, бывалоча, так тут с Бергом сиживали не раз…

Берг – этот тот старый стражник, чью койку я занял. Понятно, что теперь у него свои заботы, так что компанию Яну составить некому.

Парень притащил кувшин пива, кстати, очень даже неплохого, и всякую закусь к нему. Ну, сидеть под пиво с собровцами – мне точно не надо привыкать! И не только с ними.

Так что на ужин мы потопали уже вполне дружной компанией.

Ужин, к слову, тоже оказался весьма неплох. Особых разносолов тут не имелось, но в целом – очень даже прилично. А главное – сытно. Про себя я дал зарок утром притащить на кухню кой-чего из своих запасов. Чем тотчас же и поделился с недавними собу… хм…сокувшинниками.

– А что же тут может быть такого особенного? У наших стряпух всё есть… – удивляется мастер Дин.

Как я уже успел понять, всех, кто реально что-то может создать своими руками, тут уважительно именуют мастерами. Не только их – тот же усач вполне заслуживает столь почтенного именования. Ибо, человек, способный из вчерашнего рохли сделать грамотного бойца – мастер в своём деле!

– А пойдём!

Прихватив коё-чего со стола (и завернув на кухню за пивом…) мы дружно топаем к моей повозке.

Порывшись в своих запасах, достаю банку с аджикой. Она у меня настоящая – из Абхазии! Не левак, купленный в каком-нибудь сетевом магазине! Я её у настоящих спецов беру! И хотя и сам мог бы что-то подобное сотворить, ибо рецептуру и процедуру успел должным образом изучить, но – не рискую. Как умно сказано грамотными людьми – каждый должен делать только то, что может делать правильно. Да и приятно мне пару раз в году съездить к хорошим людям.

А учитывая то место, куда я собирался приехать – данный продукт ещё дома был переложен в глиняный горшочек. Чтобы даже внешне соответствовать принятым правилам. Никакой стеклянной посуды и жестяных банок! Антураж должен быть во всём!

– Вот! – демонстрирую я сокувшинникам горшок. – Где там мясо?

Мастер Дин осторожно принюхивается.

– Эм-м-м… что-то знакомое…

– Сомневаюсь! – меня аж пропёрло. – Поверь – ни одна стряпуха во всей округе такого не сотворит! Отвечаю!

Далеко не пошли, уселись прямо здесь.

Беру кусок мяса, наливаю из кувшина в кружку пива (а крепкое оно тут!), осторожно обмакиваю мясо в приправу.

Ну – понеслась!

Ян скептически приподнимает бровь – и не успеваю я хоть что-то ему сказать, макает мясо во всю ширь своей души.

Напрасно он так!

Проглотив пиво, открываю рот…

Поздно.

Глаза у усача выкатываются на лоб, он судорожно вдыхает воздух. Понимаю… я такое не раз уже видел. Привыкшие к подделкам из супермаркетов люди реагируют приблизительно похожим образом. Здесь народ покрепче, но такой приправы, как я уже понял, тут тоже не знают.

Не знали – до сего дня.

– Пива! – я протягиваю Яну кувшин.

Думаю, что не менее трети он точно выхлебал…

Утро…

То, что оно наступило, я понял по хриплому зову трубы – построение! По этому сигналу весь наличествующий состав стражи, через десять минут уже должен стоят на плацу. Так сказать, развод и распределение на посты – всё, как у нас.

Кстати, по итогам вчерашнего застолья, я чётко понял одно – магистр Крон, кто угодно – но только не лопух.

Поселив меня здесь, он разом решал несколько задач.

Постоянный присмотр – ибо в город я просто так выйти не смог бы, тут не постоялый двор.

Осторожное выведывание того, что я реально помню и умею – это, положим, он тоже обставил грамотно.

Непрерывное наблюдение – ну, про это и говорить нечего…

Ну и любой интерес ко мне – с чьей угодно стороны, в этом случае отслеживался бы на раз-два. Да, только не будет никакого интереса… никому я тут не нужен.

А что до вызывания меня на откровенность путем спаивания… Ну, для этого нужно кое-что покрепче местного пива. У меня – есть. А вот имеется ли оно у стражников?

Да и споить человека, привыкшего к семидесятиградусной чаче, слабеньким пивом? Ну-ну… продолжайте в том же духе… Это ещё кто кого споит!

Но, начав в одном ключе, надобно так же и продолжать!

Помниться мне, что я вчера кое-что кое-кому пообещал…

Вскакиваю, ополаскиваю морду из глиняного кувшина с водой (кстати, а кто его сюда притаскивает?) и выбегаю во двор.

Для начала – двадцать кругов вокруг плаца, чтобы выветрился к хренам весь хмель! Это после чачи утреннего бодуна не бывает, а вот после местного пива – вполне!

Нарезаю круги вокруг плаца и ловлю на себе удивлённые взгляды стражников. Ещё бы – мужик в полном доспехе – и бегает, как угорелый! Ребятки, так он у меня и полегче вашего будет! Всё же триста или более лет разницы в кузнечном деле – оно чего-нибудь, да стоит! Равные по прочности титановым пластинам – такие же, но железные или стальные, весят раза в два побольше, как минимум. Да и кольца в кольчуге… У меня – качественная сталь – а у вас что? При равной прочности, вес будет тоже ого-го какой!

Не, кирпич в огород уважаемого мастера Дина, я, разумеется, кидать не стану. Мужик вполне на своём месте, и делает, наверное, максимум возможного в своих условиях. За что честь ему и хвала!

Без шуток – я реально его уважаю.

Но триста лет разницы в технологиях… вот они – на моих плечах!

Пробежка всё… теперь – отжимание!

И только через час, скинув с себя всё железо и наскоро ополоснувшись, сижу за столом с кузнецом и усатым наставником. Они сами меня на это место пригласили, так что теперь никто ничего поперёк не скажет – мужики тут в авторитете. Словом, место моё – вполне законное.

Кстати, наставник молодых ничего не позабыл, и аджику на кухню я передал. Не всю – кой-чего, естественно, осталось. Так что и у нас на столе она стоит. Но – только у нас!

Пришлось, правда, обстоятельно проинструктировать главную повариху – ту самую «старуху» Игу. Ничуть, кстати, не старуха – лет сорок, наверное…

Но – тётка умная, мои объяснения поняла сразу. Попробовала приправу, удовлетворённо кивнула и подвела итог – пойдёт!

А с утра у нас мясо…

И у раздачи столпотворение и гул голосов – народ просит добавки.

Ян ехидно ухмыляется в усы – распробовали!

К столу подсаживаются трое – десятники, как успел мне шепнуть на ухо мастер Дин.

– Твоя работа? – кивают они усачу на раздачу. – Поварята проболтались, ты утром заходил на кухню.

– Его! – указывает он на меня.

Мужики уважительно кивают – оценили. Понравилось!

– Что это за штука?

Указываю на стол – вот она.

– Где взял? – интересуется один из них. – Не праздно спрашиваю – у меня жена харчевню на рынке держит. Там – очень бы сгодилось!

– Да есть у меня небольшой запас… – но увидев разочарование на лице собеседника, успокаиваю его. – Но ещё сделать могу! Надо только по рынку пройтись – кой-чего докупить.

– Так! – пресекает беседу Ян. – Этот вопрос мы решим! В город выйти – это у магистра надобно соизволения испросить – займусь. А ты, Оран, не торопись поперёк забегать! Будет тебе «живое пламя», это я обещаю!

«Живое пламя» – это Дин вчера предложил такое название. А мы согласились – и верно ведь!

Ага, подтверждается – свобода моего передвижения… скажем так, несколько ограничена.

 

– Тут заработать можно, – поясняет мне усач. – Сотнику долю положим, без этого никак! Он у нас мужик нормальный, но, сам понимаешь…

– Да какие вопросы? Надо – значит надо!

– Мастер Дин – тоже.

– Спрашиваешь! Да я и сам бы огорчился, кабы ты его не назвал.

– Ну, и старуху Игу – она много стряпух знает. Даже и в серьёзных домах! Через них тоже много чего продать можно.

– Добро! А с магистром я переговорю…

Полдень следующего дня застаёт меня в кузнице – надо исполнять обещанное!

Пашем на пару – позавчера, во время распития пива, забились с местным кузнецом. Мол, кто лучше выкует кинжал? Судья – усатый наставник.

Раздут горн, я ещё вчера приволок из повозки заготовку и свой инструмент.

А внутри только сейчас ёкает неприятная мыслишка…

Ведь местный мастер – он же ведь своё колдовство применит! И?

Вот тебе и здрасьте – а я что могу противопоставить? Хрен его знает, какой кирпич у Дина заготовлен на этот случай?

И назад не отыграть – даже сославшись на выпивку и похмельное состояние. Мастер Дин в таком же состоянии – а работает!

Горн у нас у каждого свой. Своя же и наковальня. Уголь – пока свой, Благо в повозке есть небольшой запас. Местный мне как-то не покатил… не то… древесный, не самого хорошего отжига…

Причём, я наковальню устанавливаю не абы как, а сориентировав по сторонам света. Точно так же располагаю и емкость для закаливания.

Дин закаливает просто в воде – а у меня свой собственный состав. Чистая вода – сам набирал, всевозможные добавки и так далее…

Все предварительные операции с заготовками произведены заранее – как у меня, так и у Дина. Сегодня – финальная стадия.

Собственно, он уже закончил и уволок клинок куда-то в подсобку. Как я понимаю – накладывать на него чары.

Бог с ним, у меня сейчас процесс старения идёт. По древней японской традиции. Дважды я уже нагревал клинок до нужной температуры – и дважды же давал ему остыть. Это не меч, там такая процедура требует почти целого дня – раз десять надобно повторить. И очень важно правильно выдержать температурный режим!

А кинжалу – хватит и трех.

Присаживаюсь на обрубок бревна и вытираю пот. И кто-то ещё спрашивает – отчего толстых кузнецов не бывает? Вот посмотрю я на него, опосля такого вот процесса… Жилистые и крепкие – почти повсеместно. А лишнего жира тут не нагуляешь! В таком-то жару…

Любопытные поглядывают издали, да расспрашивают подмастерьев, которые, то и дело выбегают на улицу за водой. Всем интересно – слух о споре моментально разнёсся по казарме. А я, ещё в процессе пивопоглощения, поведал старинную легенду о японском кузнеце. Ту, где он отсёк руку ученику, решившему попробовать температуру жидкости для закалки. Мол, неча чужие секреты воровать!

И это было правильно воспринято мастером Дином, он только покивал понимающе. Слушавший всё это Ян, сделал свои выводы – и к нам в кузницу никто и не пробует заглядывать.

Всё, процесс окончен. Теперь – шлифовка, полировка…

Опять же – точило у меня своё. Поаккуратнее, нежели у местных коллег. И прочий инструмент тоже – а это не может не сыграть своей роли. Дайте Пикассо вместо изящной кисточки малярный квач – он дофига им нарисует? Сомневаюсь, что подобный «шедевр» потрясёт внимание публики…

– Ещё воды! – и срывается с места подмастерье.

Блин, даже и пожрать толком некогда – хаваем наскоро прямо здесь. Краем уха слышу, что кое-кто уже и ставки принимает. На того, кто выиграет в этом поединке.

Ну, одного-то выигравшего я точно знаю – усатый дядька в любом случае внакладе не останется.

Наконец, работа закончена – и сияющий Дин появляется на улице. Как я понимаю, процесс наложения чар на изделие прошёл вполне успешно.

Ну, мне накладывать нечего, но вот поработать над клинком, пожалуй, надо бы ещё… Шлифовка, доводка, да и ножны ему точно не помешало бы сделать.

Но – всё это после. Зрители в нетерпении приплясывают около нашего усача – всем уже невмоготу! Не каждый день тут такие развлечения!

Перед Яном два клинка, которые он с интересом рассматривает.

– Так… Заклятие двух ударов? – берёт он в руки кинжал моего оппонента.

То есть, как тотчас же комментирует кто-то из толпы, клинок точно не сломается после первого и второго удара. Как я уже знаю, редко какой мастер может придать изделию более одного магического дара – это удел очень и очень немногих специалистов. Уровня хорошего кузнеца тут явно недостаточно – нужен маг! Да и то не всякий…

Кузнец важно кивает – мол, а чего ж ты, друг ситный, ещё хотел? Что могу, то и делаю. Практически вся Серая стража ходит с его клинками. Редко кто может позволить себе купить на стороне что-либо более навороченное – дорого!

Теперь в руках у наставника уже моё изделие.

Форма – непривычная для этих мест. Обоюдоострый на первой трети, слегка изогнутый там вниз – за образец я взял хорошо известный мне ятаган, привнеся в него кое-какие добавки. Нестандартная рукоятка – без привычной гарды, но с «ушами». И – более длинный клинок, смотрящийся очень хищно. Поскольку такой агрегат приходилось ковать не в первый раз, у меня в запасах имелись рукоятки, которую я и поспешил поставить на место.

Кинжал Дина – тяжелее и не так хорошо сбалансирован. Впрочем, для такого рода клинка это и не обязательно.

– Хм… – наставник озадаченно вертит в руках моё изделие. – А почему он так изогнут? Понимаю, что не просто так – но зачем?

А вот тут у меня есть ответ – предвидя подобные вопросы, я кое о чём заранее позаботился. И это – маленькая капелька (а может – и не такая уж и маленькая…) на мою чашу весов.

Для этой цели я попросил помощи у Яна, мол, дай мне парочку своих учеников. Зачем, для чего – там всё сам и увидишь.

И сейчас эти ребятишки быстро выволакивают на плац парочку досок и всякие там бревнышки различной толщины. Устанавливают (я заранее им объяснил – как именно и в каком порядке) и отходят в сторону.

– Мастер Ян, вам же несложно будет пробить кинжалом мастера Дина… ну… хотя бы – вон ту дощечку?

«Дощечка» почти дюймовой толщины. И пробить её насквозь кинжалом, разумеется, можно – только удар должен быть достаточно сильным и хорошо поставленным. А рукояти у него нет – в смысле, не имеется хорошо пригнанной рукоятки. Так-то щечки на клинке имеются, но вот более качественную рукоятку надо будет ещё потом изготавливать. И поэтому его не так удобно держать. Настоящий мастер всегда старается подогнать оружие под владельца – но вот как раз с ятаганом это особо-то и не требуется.

– И вон то бревнышко срубить…

«Бревнышко» уже потолще – пара дюймов там точно есть. Снести ятаганом – пара пустяков, а вот обычным кинжалом – уже не так просто. Он, вообще-то, совсем для другого предназначен.

Но усатого такими пустяками не смутить. Он подходит к мишени, делает пару пробных замахов, проверяя баланс оружия и то, насколько хорошо оно сидит в руке.

Раз!

Доску он, конечно же, пробил – острие клинка вылезло аж на сантиметр.

Два!

А вот срубить бревно с первого удара не получилось.

Ещё замах…

А пресловутое заклятье двух ударов?

Перерубить бревно не вышло и на этот раз, даже пришлось высвобождать клинок, накрепко засевший в древесине.

Третий удар – ну, тут уже всё пошло правильно…

– Опа…

А внутрь бревна, оказывается, вставлен металлический штырь! Не шибко толстый – миллиметров пять, но он там есть! Я бы даже сказал, что это больше похоже на гвоздь… Разумеется, для кинжала это не сильно большая помеха – он и два-три таких гвоздика зараз перерубит без большого напряга. Но вот лезвие теперь надо править и заново затачивать – удар-то был уже не первым!

– Есть ли заклятье на моём клинке, мастер Ян?

Здесь ответ был категоричным – нет тут ничего!

– С вашего позволения, мастер, я попробую это сделать сам – вам такое оружие непривычно…

Никто и не спорит. Как мне всё это знакомо… Сам придумал – сам и исполняй! С тебя и спросят в случае неудачи.

Везде так…

Резкий взмах!

А клинок-то у ятагана не просто так сделан именно такой формы… И не просто так имеет утяжеление в передней части. Тут и до меня умные люди много уже осмыслили – я только кое-какие мелочи додумал.

– М-м-да… – хмыкает усач, осматривая доску.

Здесь и комментариев никаких не нужно – клинок вылез с той стороны почти на ладонь.

– Прошу прощения, мастер Ян…

Взмах – щелчок – и верхняя часть бревна косо втыкается в песок плаца – я тоже не просто так именно это место выбирал для демонстрации. Мягкая тут почва…

А рубить подобным образом меня давно уже обучили – это всегда очень эффектно смотрится. И на зрителя воздействует соответствующим образом.

Резкий поворот – бросок…

Ятаган-то ведь и метать можно, если кто не знал!

Недалеко – но очень даже неплохо. Я и это умею. Благо, двор на участке у меня большой, посторонних нет… а вот возможность появления непрошеных гостей – очень даже велика! «Времена ноне суровые – соцдействительность!» – именно так говорил один из главных злодеев в старом советском детективе. Так что, тренируюсь… тренировался, блин!

– Прошу осмотреть клинок, мастер!

Словом, мне теперь ему ещё и ножны делать… потом, когда после дружеской попойки отойду…

А сегодня мы (то есть, усач, двое «случайных» попутчиков и я) топаем на рынок. Затея с аджикой не даёт моим будущим компаньонам покоя, так что вопрос с сотником и магистром благополучно разрешён. Ну, скажем, за сотника я и не сомневался – он в доле, а вот магистр и по сей день так и оставался для меня неизвестной величиной.

Но как-то, наверное, смогли убедить и его…

Сегодня мы никуда особо не спешим, так что могу рассмотреть город уже подробнее.

Что можно сказать…

Город…

Хоть я и немного (а точнее – ни единого раза) видел средневековых городов, могу отметить – тут все не так, как писалось в различных книжках и показывалось в кино.

Во-первых – грязновато. Я от такого уже как-то отвык – у нас, даже и в деревне, где я живу (точнее – жил), убираются всё же почаще. И почище! Да и запашок тут… уж точно не как на парфюмерной выставке.

Во-вторых – тесно! Две повозки на боковой улочке не всегда в состоянии разойтись.

В третьих – народ. Тут не видно никаких праздношатающихся – каждый чем-нибудь, да занят. Как я понимаю, обстановка к приятному ничегонеделанию отнюдь не располагает.

Ну, есть, разумеется, в-четвёртых… и даже в-десятых, не говоря уже о более мелких цифрах – но всё это уже не так существенно.

Главное – это точно не привычный мир.

Я как-то вот даже затрудняюсь, кому, а главное – за каким хреном, надо было городить столь масштабную мистификацию? Ради того, чтобы запудрить мне мозги? Хорошо, запудрили – что дальше?

А ничего…

Так что не будем далее перенапрягать голову и воспримем всё, как данность.

И что теперь?

Покаяться магистру и поведать ему, что я являюсь пришельцем из иной реальности?

Допустим, он мне поверит. Что потом?

Строить тут современное индустриальное общество?

На какой, извиняюсь, базе?

А главное – им-то самим это, прямо вот так, блин, и надобно? Прямо-таки кушать не могут без прогресса, что ли? Столько лет жили и не переживали – и вдруг!

Опасаюсь, что в данном случае, я имею все шансы близко познакомиться с местной психушкой, или тем заведением, что тут выполняет её функции. Не помню, монастыри когда стали душевнобольных лечить?

А не один ли хрен, откровенно говоря?

Не факт, что здесь есть эти самые монастыри.

Не факт, что в них кого-то вообще лечат.

И далеко не факт, что тут подобных «страдальцев» попросту не выгоняют за ворота…

Так что – молчим! Пока – так во всяком случае…

Рынок!

Кто там его символом прогресса называл? По-моему, так оный товарищ несколько на солнышке перегрелся…

– Нам туда! – энергично кивает налево усач. – Думаю, что мы там всё и отыщем…

Щас… отыскал один такой…

Чеснок – этот быстро нашли. Он тут, кстати, куда крупнее знакомого мне аналога. Сахар – тоже отыскали, хотя он тут и довольно дорог. Между прочим, он тут тоже на привычный не шибко похож.

Вот соли – этой аж три разновидности. Разного цвета и величины помола. Оказывается, неподалёку располагаются целых четыре соляные шахты. Надо же…

Растительное масло – глухой утык. Подсолнечника, судя по всему, здесь вообще не знают. Есть – конопляное (во всяком случае, по запаху похоже), ещё какое-то… Словом – надо экспериментировать.

Перца – тоже нет. Есть нечто, отдалённо его напоминающее. И сладким этот фрукт (овощ?) бывает, и кислым – да и вообще, всяким. Смотря, где вырос и как давно его собрали…

Помидор…

 

Почти полукилограммовая красная фиговина – это он? Они тут не на дереве, случаем, произрастают? Или, как арбузы, на бахче?

Словом, набрали много, теперь на пару дней занятия хватит.

Навьючив «случайных» попутчиков покупками, направляемся далее – охота мне на кузнечный ряд посмотреть. Зародились тут кое-какие мысли и на этот счёт…

Толпа вокруг не так чтобы очень уж основательная – но очень деятельная. Кто-то торгуется, что-то обсуждает, спорит и доказывает – короче, все при делах. Постоянно обходим какие-то кучки народа.

Оп!

И чья-то осторожная рука шарит по моему поясу!

Ну, родной, это ты не к тому сунулся.

Прижать руку к телу, рывок – падаю на землю.

– Эй!

– Что это?!

И вокруг тотчас же начинается суета. Словно, блин, все внезапно проснулись.

Подо мною барахтается на песке худощавый парень, чья рука пребывает прямиком в моём кармане.

– Вор! Карманник! Бей его!

Парня тотчас же из-под меня выдергивают. Секунда – и ему сейчас прилетит…

– Стоять! – рявкает усач. – А ну – держать его крепко!

Он проводит рукою по лицу, словно что-то стряхивает.

– А ведь мы его не видели… – словно оправдываясь, говорит один из провожатых.

– Так и я не видал, – кивает Ян. – Не иначе – «заклятие тени»…

Толпа вокруг глухо гудит – но мундиры Серой стражи пока её сдерживают, иначе воришку уже лупили бы смертным боем.

– Так… – подводит итог усач. – Гай, возьми себе кого-нибудь в помощь и тащи покупки в казарму. Лен, держи этого парня!

Наставник кидает одному из сопровождающих мелкую монетку, чтобы тот нанял здесь носильщика. Безапелляционным тоном приказывает тем прохожим, которые держат парня, чтобы они направлялись вместе с нами на суд магистров. А те и не возражают – им, похоже, это и самим интересно.

Так вот я и оказался у магистра Крона – гораздо раньше, чем рассчитывал.

И по пути мне стало ясно, отчего вдруг местные маги занимаются тривиальными кражами.

В обычной ситуации всякие кражи расследуют и наказывают за них городские власти. Но в тех случаях, когда кража или преступление совершены с помощью колдовских способностей преступника, либо обстоятельства преступления неочевидны – вопрос передаётся магистрам.

– Что теперь ждёт этого шкета?

– Кого?

– Ну, так у нас называют таких вот тощих… – киваю я на воришку.

– Ха! Надо будет запомнить! Ишь ты – шкет! А ведь и верно! – развеселился усач. – Если магистры определят, что кража совершена при помощи магии…

Он скептически осматривает парня.

– Ну… полсотни плетей, для начала… И два года свинцовых рудников – если выживет после всего этого. Но, думаю, что рудники ему не грозят – раньше помрёт…

Суд магистров был на удивление скорым.

Нас всех пригласили в отдельную комнату, где поочерёдно расспросили. Производил допрос дежурный магистр – худощавый старичок, державшийся, надо сказать, очень даже бодро. Потом всех, вместе с воришкой, завели в зал, где на особом возвышении сидели местные шишки колдовского ремесла. А воришку усадили на скамью, по бокам которой стояло двое дюжих стражей. Видок у него был совершенно… опрокинутый, что ли… Словом – я ему не завидовал.

Магистры – а их оказалось тут четверо, по очереди подходили к парню, клали ему руку на лоб и что-то там пытались разобрать. А потом вынесли вердикт – заклятие Тени имело место быть, и использовано оно было во вред потерпевшему. То есть – парню теперь однозначно светят те самые рудники.

Это заклятие, как я понял, делает применившего человека невидимым для окружающих. Не навсегда, понятное дело – на время. И на очень небольшое. Чем больше людей – тем меньше оно действует. В нашем случае – всего несколько секунд. Но для совершения кражи этого вполне достаточно.

– Что ж, палачу сегодня будет работа, – буднично замечает один из магистров, собираясь выходить из комнаты. – Пусть потерпевший сделает заявление…

Для этого вовсе не требовалось чего-то там писать. Тем более что большинство присутствующих этого и не смогло бы сделать даже под угрозой четвертования – грамотеев среди местного населения не водилось. Читать – да, могли. Да и то – только вывески. А вот связно изложить мысль на бумаге…

Поэтому, процедура заявления была предельно простой.

Дежурный маг произносил формулу заявления – и человек, подтвердивший, что понимает её смысл, уже не мог произнести ни слова лжи. Считалось, что тяжкая кара постигнет его прямо на этом самом месте. Так это или нет – не знаю, но окружающие свято в это верили. А дальше вступал в действие собственно суд…

– Мастер Гор, – сухо произносит старичок-магистр, – хотите ли вы обвинить этого человека, по имени Ларс Фер, в том, что он посягнул на вашу собственность?

Блин, да у меня в кармане-то ничего особенного и не было! Да и прав усач – рудники парню не грозят – раньше помрёт, ещё под плетьми.

– Нет, – делаю отрицательный жест. – У меня нет к нему претензий. Он ничего у меня не украл.

– И вы не хотите, чтобы магистры покарали его?

– Не хочу.

– Дело закрыто, – кивает старичок. – Все свободны. Стража – отпустите этого… А ты, Ларс – помни, что в случае совершения повторного проступка, тебе припомнят ещё и этот случай! И никакого заявления от мастера Гора уже не потребуется!

Надо сказать, что никто из присутствующих не высказывал никакого сожаления по поводу несостоявшейся экзекуции – впечатлений на сегодня и так всем хватило. А Ян даже понимающе кивнул и сделал одобрительный жест – мол, всё правильно!

И вот сегодня, с самого утра, сижу за процессом приготовления приправы. Вот, чем мне начинает нравится местная реальность – так это наличием некоторых приятных штучек. Та самая «старуха Ига» выделила мне в помощь одну из своих стряпух – Лелу. Оная девица, как оказалось, может – буквально, одним движением руки, измельчать и перемешивать в кашу любые овощи. Да, блин… магия в кухонном деле – великая вещь!

Так что, пробуем…

И пока получается… ну, короче, ни хрена не получается. Чего-то не хватает, нужной остроты нет! Понятно, что классический рецепт накрылся медным тазом, и надо срочно изобретать что-то новое.

Иду к Яну. Он ныне занят, гоняет новобранцев. Что-то там у них важное, похоже, намечается. И бросить это занятие он не может. Но совместный бизнес под угрозой!

И поэтому со мною в город идут двое стражников и та самая Лелу.

Парни, надо отдать им должное, очень ответственно отнеслись к поручению усача и большую часть времени тратят на то, чтобы внимательно осматривать всех встречных-поперечных. Так что поговорить с ними просто не получается. А вот стряпуха оказалась неожиданно словоохотливой и засыпает меня кучей всяческих подробностей. И, между прочим, в этом что-то имеется…

Аккуратно направляю её болтовню в нужное русло… есть контакт!

Как понемногу выясняется, магия в этом мире очень даже структурирована.

На самом низшем уровне ею владеют практически все. Одно-два заклинания могут легко сотворить даже дети, но силенок на что-либо серьёзное у них попросту не хватает. Даже разжечь очаг двенадцатилетнему мальчику пока не под силу. Более-менее это использовать получается лет с пятнадцати-шестнадцати – но и тут есть свои исключения. Многие способности наследственные – это касается, как ни странно, именно кузнецов!

Более высокая ступенька – колдун. Такой человек, как правило, знает уже несколько заклинаний и может успешно их применять – на это у него достаточно сил. Их, обычно, нанимают на службу старосты небольших поселений и деревень. Но встречаются и вольные, никем не востребованные умники – их достаточно много. Между прочим, покойный разбойничий главарь – как раз таким колдуном и являлся.

Человек, прошедший обучение в специализированном заведении – маг. Теоретически, им может стать любой. Ага, если есть деньги на обучение и соответствующие способности. Окончивший заведение и выдержавший выпускные испытания маг – служит пятнадцать лет там, куда его направят. После чего, он волен предложить свои услуги кому угодно. Магов мало – ибо шесть лет обучения может выдержать далеко не каждый. Да и стоит это дорого… Хотя, талантливого человека могут освободить от платы за обучение – но служить тогда он будет на пять лет дольше.

Маги – не многостаночники в нашем понимании. Каждый специализируется на каком-то одном направлении. Есть лекари, строители и спецы по земледелию. Имеются маги-каналостроители и горнодобытчики. Отдельная категория – военные маги. Как раз наш любезный Лен Крон – из них и будет. Есть даже полицейские – они ищут краденое и вычисляют воров и убийц. Все маги города входят в городскую гильдию магов.

Кстати, магистр – это низшая степень, её получает каждый выпускник.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru