Изгой

Александр Конторович
Изгой

Кстати… а воду-то он где брал? Тут ведь ни рек, ни ручьёв поблизости не имеется!

– Ах-ха… ах… Спасибо, господин!

Это недогарок, что ли?

Да, а кто ж ещё-то? Он самый… пришёл в себя и повалился мне в ноги.

– Встань!

Он поднимается, морщась и гримасничая от боли. Однако… досталось ему!

Ни бровей, ни ресниц – как корова языком слизнула. Да и волосы подпалило – будь здоров! Одежда буквально рассыпается, по ней тоже огнём прошлось.

Хренасе тут наподдало…и что я теперь полиции буду рассказывать?

– Ты кто такой?

– Лики, ваша милость! Лики!

Чьи, блин, лики? Или это его так зовут? Странное, однако, имечко.

– Сядь, Лики, – указываю ему на землю. А сам опускаюсь на кочку, не убирая, однако, рук от меча – мало ли…

Мужичок кивает и осторожно опускается на указанное ему место. Хм, значит, его действительно так зовут?

– Ну и что ты мне можешь рассказать?

– О чём, ваша милость?

– Ты всё видел… И что ты теперь можешь обо всём сказать?

– Пестрый сделал страшную ошибку, поднял руку на… – он мнётся, не зная, как точнее сформулировать свою мысль.

– На меня он её поднял.

– Ну, да! Ударил огненным заклятьем – а вы, ваша милость, отразили его. Вот он… вот им и не повезло.

Чем-чем он ударил?

– Что он сделал?!

– Он… у него был пояс мага – тот давал носящему силу владения огнём.

– Так почему же тогда он сам сгорел? Разве пояс не должен защищать своего владельца? – попытаюсь подыграть мужику. Похоже, у него от страха мозги набекрень съехали. Психологи в этом случае советуют не возражать охреневшему – так он быстрее в себя придёт.

– Ну, если отразивший заклятье намного сильнее… никакой амулет не поможет!

Дожили… теперь ещё и амулеты…

– Так… Чего ты весь дрожишь?

– Мне… мне холодно, господин!

Вот незадача… замёрз он, видите ли! Ну да, я ж его из ведра холодной водой окатил.

– Вон там, – тычу рукой в сторону фургона, – лежат двое. И один из них, скорее всего, пока ещё живой. Можешь снять с него что-нибудь… Пойдём!

Ну, откровенно говоря, я надеюсь, что живы там оба – хватит с меня и двоих покойников. Хотя… Нет тела – нет дела! По-моему, так у нас в полиции рассуждают?

Впрочем, тут есть, как минимум, трое пострадавших, так что даже и за них могут припаять – мама дорогая! И суду тридцать три раза начхать, что они пытались меня убить. Во-первых – не эти, во-вторых – не убили же?

Посмотрим…

Увы… один точно переселился в мир иной – тот, на кого я так удачно спрыгнул. Ну, а что же вы хотите? Сто кило веса – да на плечи! Тут не всякий бугай выживет…

А второй сидит на траве и ворочает башкой – оклемался!

Увидев моего спутника, оживляется.

– Лики! Помоги мне!

Мужичок, опасливо на меня оглянувшись, спрашивает у сидящего: «А что случилось Гонта?»

– Ох, и не знаю… Что-то выбросило меня из повозки – да сразу шагов на десять! Я и не понял даже, что произошло!

Врёт, как сивый мерин – какие десять шагов?! Два-три метра от силы, да он ещё и сверху сверзился.

– Тебе ещё повезло! – сочувственно качает головою мой спутник. – Пестрый рискнул ударить господина огненным заклятьем – так от него и Выги теперь не осталось и горстки пепла!

И тут сидящий на траве увидел меня.

Секунда – и он зарылся носом в землю!

– Прости нас господин!

На землю падает и мой недавний собеседник – за компанию, надо полагать. И уже в два голоса они орут извинения.

Что за чёрт?!

Это уже никакой не розыгрыш – в их голосах явно слышен нешуточный страх!

– Так! Замолкли – оба! Лики, посмотри на второго – может быть тебе что-то из его вещей подойдёт?

Интересно, от чего этот всё-таки помер – болевой шок от перелома ключицы? Или ещё что-нибудь похожее? Не знаю… Я же не медик в конце-то концов! Лики, надо отдать ему должное, быстро его обшарил и снял пригодную одежду. Похоже, он и впрямь меня опасается – и очень сильно. Свои действия он непрестанно сопровождал комментариями – надо думать, для того, чтобы я не решил, будто он собирается сбежать.

– К костру!

Хм… ну, скажем, к тому месту, где этот костер раньше был.

– Лики… сходи туда, – киваю головой. – Там, в кустах лежат трое твоих товарищей. Думаю, что они ещё живы. Развяжи их и приведи сюда! И скажи – увижу, что они что-то замышляют… Ни один из вас тогда дальше ручья не убежит – достану!

Хрен его знает, где этот ручей… Впрочем, Лики точно в курсе – воду-то он ведь оттуда таскал?

Риск?

Ну… как сказать.

Они здорово ошарашены и напуганы. И сдаётся мне, что реально верят во всякую чертовщину. Блин, если бы не обугленная проплешина – то я бы счёл всё это дурной сказкой. Думаю, что недавний погорелец одним своим видом сможет убедить кого угодно в правоте сказанного.

Кстати говоря, если с этой точки зрения глянуть… мне отчего-то кажется, что полиция будет здесь весьма нескоро. Если вообще когда-нибудь сюда пожалует – нехорошие предчувствия у меня на душе…

Повертев в руках трофейный тесак, втыкаю его в землю – и тотчас же замечаю испуганный взгляд Гонты.

– Что такое? Ты знаешь этот клинок?

– Да, мой господин…

– И что в нём такого необычного?

– Господин изволит шутить?

– Отвечай!

Он съёживается – видать, я его реально приложил. Боится – это хорошо! Значит, будет более-менее искренен.

– Это… это «короткий» тесак… у Яра был…

– Да, я отобрал его у твоего товарища, – согласно наклоняю голову. – Он мог бы и получше за ним ухаживать, вообще-то… Совсем тупой, когда его точили в последний раз?

Собеседник робко улыбается.

– Простите мне мой вопрос, господин, но… Яр жив?

– Пока – да. Во всяком случае – был жив, когда я уходил.

– Вы очень добры, мой господин!

– Не со всеми, – выразительно поглядываю на проплешину.

Секунда – и мужик опять на земле.

– Сядь. Я не приказывал тебе лечь.

Уж если играть роль какого-то жуткого злодея – так до конца и всерьёз!

– Расскажи про этот клинок. Всё, что ты знаешь.

Знал он немного. Но даже и этого хватило, чтобы у меня пошла кругом голова.

Этим клинком никто и никогда не пробовал резать чего-нибудь. В смысле – не хозбыт. Реальное оружие. И стоило, кстати, весьма недёшево. Им «работают» на короткой дистанции, до пяти метров. Совершенно необязательно ткнуть им противника в реальности – достаточно обозначить удар. И противник получает ранение!

Испросив у меня разрешение, Гонта обозначил такой удар – и лежавшее на земле бревнышко раскололось пополам! Всё это время я стоял позади него, держа в руке меч – на всякий, так сказать, случай.

Но, похоже, что у него даже и в мыслях не было причинить мне хоть какой-то вред. Не по доброте душевной, надо думать – а со страху. Зная своего товарища, он, как я полагаю, ни разу не сомневался в том, что тот, прежде чем расстаться со своим оружием, не раз и не два попробовал меня им прирезать. Но тесак лежит здесь, а его товарищ – валяется связанный в лесу.

Стало быть, тот, кто его победил, намного круче – и с ним лучше не портить отношений.

Однако же выглядеть в глазах этого деятеля полным лопухом тоже не очень-то охота. Ещё смекнёт что-нибудь… А оно мне надо?

И так уже понятно, что я нифига не у Этномира, а вообще неведомо где. Так что старый анекдот про «голой пяткой на шашку» в памяти всплыл очень даже вовремя. Пусть даже этот мужик совсем съехал умом после моей оплеухи – так проплешина на месте костра уж точно не могла привидеться всем присутствующим одновременно. Что-то же спалило этих умников и подрало одежду у Лики?

Поэтому стараюсь выглядеть в глазах собеседника эдаким букой, который чем-то очень недоволен. И то сказать – здоровенный (ибо к хилякам я точно не отношусь) мужик, весь обвешанный всяческим железом (хрен кто просечёт, что меч не заточен… я же его в ножны убрал!) и с мрачным выражением на угрюмой морде – далеко не тот персонаж, которому охота травить байки. Да ещё и некий, выражаясь модно, бэкграунд – в виде той самой проплешины и троих обезоруженных мужиков в лесу. Да, чуть ещё про покойника не позабыл… он тоже весьма в кассу в данном случае. Как и отчего он помер – не видно, особых повреждений на теле нет. Так что домыслить можно всё, что угодно – хрен кто проверит.

Понятно (мне – во всяком случае), что оные лопухи слишком уж понадеялись на всякие там штучки в виде навороченных клинков и прочей чуши – но они-то в это верят! Впрочем, глядя на половинки бревна… тут и я поверить готов. Во что угодно.

Так что осторожно расспрашиваю мужика, не забывая время от времени хмурить брови. Мало ли… вдруг я привык на завтрак младенцев есть, а тут ни одного, как на грех, и не отыскалось?

Спустя минут двадцать, из лесу показался Лики, подгоняющий троих обескураженных разбойников.

Ибо мой собеседник уже успел повиниться в том, что вся эта компашка – те самые разбойники и есть! И ныне бесследно исчезнувший главарь – знаменитый Кор Пестрый, коего безуспешно ловят уже целых два года. И неудачи в поиске объясняются тем, что главарь был нефиговым колдуном, умевшим ловко отводить глаза стражникам. Впрочем, как я думаю, толстый кошелёк иногда намного эффективнее любого колдовства…

Вышедшая из лесу троица привычно повалилась на землю, выражая безусловную покорность и преданность. На ногах остался только Лики, вовремя просёкший, что подобные изъявления мне не всегда по душе. И поднявший их на ноги по моему жесту.

Врубился мужик… И судя по всему, всерьёз рассчитывает занять местечко потеплее. В смысле – рядом с новым главарём.

Нечего сказать – волнующая перспектива!

Как у нас пишут в красивых книжках – вот тебе и шанс! Преданные соратники, место главаря шайки сразу…и крепкая виселица в перспективе.

Ибо быть разбойником, не зная местных реалий – глупость несусветная!

Где брать припасы, кому сбывать награбленное, кого подкупать и кого запугивать – всё это должен знать главарь шайки. Не говоря уже и обо всём прочем.

 

Да и фиговый из меня разбойник, если честно…

Но оповещать об этом я пока воздержусь. Пусть считают меня новым главарём, успешно загасившим (хм…) прежнего вожака. Им так понятнее.

Для начала устраиваю допрос. Усадив шайку так, чтобы они не могли слышать моих слов, поочерёдно выдергиваю их на «собеседование». А освободившегося персонажа тотчас же направляю по хозяйственным делам.

Натаскать дров, принести воды, организовать костер и приготовление пищи – дел хватит всем.

То есть, привычного им бардака не последовало. И попойку новый главарь тотчас же на радостях не закатил – тоже, между прочим, звоночек…

Есть их еду я не стал.

Как выяснилось, искреннее удивление топоровладельца было вызвано тем, что он, чуть ранее, наложил на меня заклятие молчания и повиновения. В обычной ситуации жертва молча топала на убой, ни разу не попробовав как-то против этого возражать. И подобным способом Гонт спровадил на тот свет уже около полутора десятков человек – в чём нимало не раскаивался. Такая работа…

На счету шайки было уже более сотни человек – и это никого из присутствующих не напрягало. Вообще ни на секунду. Не они первые…

И вот что прикажете мне делать?

Проявить «сознательность» и попытаться перебить их прямо здесь? Ну, тут уже никакой страх не сработает! Как только они поймут, что их убивают, так, наплевав на всякие там колдовские штучки, навалятся просто всей толпой – и кто-нибудь меня всё-таки по башке да стукнет. А после тривиально дорежут тупым ножом.

Пока – всё в рамках их понятий. Главарь оказался лопухом – за что и поплатился.

Я – в их понимании, жуткий колдун, который отчего-то скрывает свою истинную сущность.

Да-да, именно скрывает!

Ибо, как выяснилось, магией тут владеют все поголовно – но в разной, разумеется, степени.

В массовое помешательство я не верю, так что будем пока воспринимать эту информацию вполне серьёзно. Во всяком случае – до её достоверного опровержения.

Так вот, даже обычный крестьянин, как оказалось, вполне способен какими-то там фокусами владеть. На своём, понятное дело, уровне.

Есть персонажи посерьёзнее – они, разумеется, землю не пашут. А используют свои способности уже совсем в другом направлении. Лечат, строят, что-то создают…

Кузнецы, кстати, в этом мире – личности вполне уважаемые. Ибо, при создании своих изделий, попутно могут наделить их какими-то, только этому мастеру присущими, особыми свойствами.

«Короткий» клинок я уже видел.

Есть, само собою разумеется, и «средние» – достающие до пятнадцати шагов. А вот «длинные» – те можно по пальцам сосчитать. Ибо сделать такой клинок невероятно сложно, да и стоит он соответственно.

Аналогичным образом обстоят дела и со всем прочим снаряжением и вооружением. Есть «зачарованные» луки и стрелы, особо «обработанные» кольчуги и даже топоры.

Короче – колдовство тут вполне в ходу, и никого это не удивляет. Даже еду в харчевне проще подогреть заклинанием, нежели огонь разводить.

Понятное дело, что всё это требует сил и наличия определённых способностей, которые далеко не у всех имеются в должном объёме.

Не беда – можно прикупить соответствующий амулет или ещё какую-нибудь фиговину – это обеспечит тебе некоторые преимущества. Опять же – на срок действия этого амулета. А он тоже далеко не бесконечный…

Кстати, наличие у какого-либо человека или предмета магических способностей, тут практически любой встречный определяет с ходу. И именно по этой причине мой груз особого интереса не вызвал – нет на нём печати настоящего мастера. Не несут эти изделия никакой магии, и уже в силу этого не интересны. Дорого такое не продать…

Хмыкнув, задаю провокационный вопрос – а всегда ли можно почуять такие вещи?

После некоторого молчания, Лики осторожно отвечает – мол, не всегда…

Бывают (и он опасливо на меня посматривает) случаи, когда какому-нибудь могущественному магу или колдуну необходимо скрыть своё истинное лицо. И тогда он прибегает к магии – сложной и опасной. На время его личность как бы размывается… или искажается – так, что никто не может разглядеть и опознать того, кто перед ним стоит. Но происходит это нечасто, слишком уж трудоёмок ритуал.

Но на собственных способностях мага это никак не отражается (при этом собеседник покосился на проплешину) они всегда готовы к немедленному использованию.

Но что-то он не договаривает!

Я ведь вижу!

– И всё? – ехидно подкалываю его.

– Ну…

Есть, оказывается, и прочие люди… Впрочем, их и людьми-то можно назвать с определённой натяжкой. Это те, кто с рождения или по приговору высшего суда лишён способностей к колдовству.

Изгои – их судьба незавидна.

Такого человека видно издали – по определённой ауре. Во всяком случае, я понял это объяснение именно так. Живут они вдали от прочих поселений и городов, куда стараются вообще не заезжать. Общение с ними и любое проявление интереса к этим отбросам общества никем не приветствуется. Хорошим тоном считается вообще данной проблемой не интересоваться.

– Хотя у нас… ну, среди наших… был один такой. Лучник, звали его Остроглазым. Настоящего имени он не называл, да никто им и не интересовался. Так он, даром, что изгой, так стрелял! – Лики восхищенно цокает зубом. – В бегущую белку за сто шагов попадал! Это не каждый сумеет – даже и при наличии заговоренного лука! Да и то – шагов на пятьдесят…

– И что с ним стало?

– Мы тогда в засаду попали – обозный колдун поджарил сразу троих огненным заклятьем. Подождал, пока мы подбежим поближе – и ударил… Вот ему и не повезло.

М-м-да… невесёлые меня ждут перспективы…

А ведь долго морочить голову я не смогу!

– Где лошади?

– Пасутся у ручья! – с готовностью отвечает Гонта. Кстати, их тут два брата – топоровладелец и тот, кому я заехал в скулу. Даже имена похожи.

– Приведи их сюда, надо запрячь. Скоро тронемся… надо сменить лагерь.

– Зачем, мой господин? Это место хорошо прикрыто – Кор лично заклятье налагал!

И где теперь ваш главарь? Как-то вот мне удалось это место без проблем отыскать… Я еле сдержался, чтобы не высказать это вслух. Что-то я не чувствую себя в безопасности. Место открытое, до дороги всего ничего…

– С этого места надо уходить! – повышаю голос.

Парочка разбойников отправилась за лошадьми, а остальные стали приводить в порядок разбросанный груз и укладывать его назад в фургон. При этом они то и дело бросали взгляды на исходящий паром котел у костра. Его как раз сняли с огня – еда готова!

– Быстрее сложим – быстрее и пожрёте!

И дело пошло куда как быстрее!

Привели и запрягли первую лошадь. А вот вторая вырвалась и отскочила в сторону – что-то ей не понравилось. Пришлось ловить.

Наконец, беглянку изловили и начали запрягать.

Ещё чуть-чуть…

Ш-ш-ших!

Словно палкой провели по оконным жалюзи!

Треск не треск – но что-то похожее. Говорят, так рвётся коленкор. Не знаю, сам не слышал.

На моих глазах, один из разбойников мгновенно превращается в замёрзшую ледяную глыбу! Ненадолго – всего на несколько секунд, однако, этого вполне достаточно для того, чтобы на землю упало уже безжизненное тело.

И шайка тотчас же бросается врассыпную!

По-видимому, им не надобно объяснять смысла происходящего.

Двое братьев стремглав несутся прямо ко мне.

Из-за кустов появляется новый персонаж. В отличие от разбойников, он одет достаточно аккуратно. Не новая, но вполне опрятная одежда, нигде ничего не висит и не болтается. Впрочем, это я отметил позже – а сейчас мой внимание было приковано к луку у него в руках.

Стрелок небрежно им повёл… и выпустил стрелу вообще непонятно куда. Но пролетев всего пару метров, она довернула в воздухе – и между лопаток у топоровладельца выросло оперённое древко! Тот сделал всего несколько шагов, ноги его подогнулись – и он ничком рухнул на землю.

Брат погибшего в два прыжка подскочил ко мне и рванул из рук повод лошади.

– Пусти!

– Это моя лошадь!

Вместо ответа он выхватывает откуда-то немаленький такой ножичек. Где взял-то, я же все сдать приказывал?

Замах – отклоняюсь в сторону.

Рву с пояса меч и следующий удар отбиваю уже более уверенно.

Новый выпад – сталь блестит уже в опасной близости около моего лица.

Не глуп – лезет в ближний бой. Понимает, что на дистанции я его нашинкую в мелкие лоскутки.

Ага, если бы ещё и меч был заточен…

Но он-то этого не знает! Вот и лезет ближе.

А так?

И перевернув в руках оружие, шаром на навершии рукоятки заезжаю злодею прямо в лобешник!

Меч – это не только клинок и рубящее лезвие, это ещё и стальной лом немалого веса. И для того, чтобы качественно вынести мозги оппоненту, совершенно не обязательно разрубать ему голову напополам – можно и рукояткой в лоб заехать.

Что в настоящий момент и произошло…

Тело второго братца падает почти на то же самое место, куда он рухнул совсем недавно – после моей затрещины. Только на этот раз ему встать уже не суждено…

Переворачиваю меч.

Побоище уже закончено, живых разбойников более не вижу.

А напротив меня стоит тот самый стрелок. Стрела уже на тетиве и взгляд настороженный. Только дернись – и он выстрелит. Видел я как и куда летят его стрелы…

Улыбаюсь ему и медленно вкладываю меч в ножны.

Лучник тоже осклабляется и медленно опускает лук. Но стрелу с тетивы не убрал!

– Что тут, Варга?

По склону медленно поднимается мужик в сером плаще.

– Разбойники пытались бежать, ваша милость! Один – лежит вон там, а второго очень ловко приложил этот человек.

– Ловко?

– Удар рукоятью меча в лоб – вы могли видеть такой удар на прошлом празднике. Барон Маргон так сразил своего соперника – капитана Синей стражи. Думаю, что господин барон оценил бы этот удар! Он был сделан из гораздо более неудобного положения – но цели достиг! Правда, барон не вышибал мозгов своему противнику…

– За неимением таковых… – хмыкает плащеносец. – Стало быть, этот человек не из числа лесных бродяг?

– Зачем бы тогда разбойник стал на него нападать?

– И то верно, – кивает мужик в плаще. И пристально смотрит на меня. – Кто вы и каково ваше имя?

И вот, что теперь ему ответить? Горохов Алексей Борисович – прошу любить и жаловать? Угу… так он меня и возлюбит… прямо здесь… Вон, и дежурный купидон с луком наготове стоит. А выдержит ли кольчуга выстрел в упор? Не факт…

– Лекс Гор, – называю свой реконструкторский псевдоним.

Как я уже успел понять из объяснений разбойничков, народ попроще обзывается незамысловато. Гота из Крапивницы, Мил из Средостенного – там больше односложные имена в ходу. Ну и обозначение места проживания, разумеется, а то таких вот Милов – как собак нерезаных повсюду. Примерно так и у нас в средние века происходило. И ничего, не путались как-то.

Два слова в имени – это уже чуток посерьёзнее. Право на фамилию – его ещё как-то заслужить надобно! Это уже не рядовой пахарь!

Ну а всякие там титулы…

Лучше и не пробовать, я в этом деле полный лопух.

Мужик в плаще вежливо наклоняет голову.

– Лен Крон, магистр. Рад вас приветствовать, любезный Гор. Что здесь произошло?

А то он не в курсе… Разбойников изничтожали безжалостно, стало быть, прекрасно понимали с кем дело имеют. Но – подиграем….

– На меня напали. Вон тот, – киваю я в сторону проплешины, – постарался меня сжечь. Как видите, ему это не удалось.

– Да, – кивает Крон, – именно последствия применения данного заклинания нас сюда и привлекли. Надо отдать должное покойному главарю, он был незаурядным колдуном! Так долго сидеть прямо под носом у Серой стражи… надо обладать нешуточным нахальством и изрядными способностями. Но, как так вышло, любезный Гор, что вы смогли отразить его нападение? Даже я, магистр, и то не рискнул бы вступить с ним в открытое противостояние! Простите, но я не наблюдаю у вас сильных способностей…

И вот что ему сказать? Как-то вот теряюсь в догадках… Рассказать правду? Интересно, а что за этим последует? Фактически – я изгой. Не очень бы хотелось начинать свою жизнь в этом мире с таких стартовых позиций. А ведь придётся…

– Зеркало, ваша милость… – подсказывает лучник.

Магистр усмехается, поднимает руку… и в следующий момент кубарем катится вниз по склону. Это произошло настолько неожиданно, что мы со стрелком только крякнули от изумления. А стрелок ещё и головой покачал.

– Ну, нельзя же так…

Хм-м-м… это вот он к кому обращается?

Крон неожиданно легко поднимается на ноги. Он ничуть не сконфужен, даже улыбается. И, похоже, что ничуть произошедшим не раздосадован.

 

– Надо же! – магистр поднимается к нам. – Никогда не видел как это работает! Прошу меня простить, любезный Гор, но я просто обязан проверять такие вещи.

– Разумеется, – наклоняю голову в знак согласия.

– Хорошо, вы отбили его атаку, – продолжает Крон. – Но что помешало вам расправиться с остальными?

Соучастие шьёшь, начальник? Пожалуй…

– Меня ударили по голове. Сзади.

Лучник кивает.

– Да, Зеркало не защищает от таких вещей.

Блин, что за Зеркало такое?

– А после опоили каким-то зельем…

А вот тут плащеносец весь подобрался.

– Поподробнее, прошу…

– Увы… – развожу руками, – я на какое-то время… словом, ничего более не помню. Имя своё – да, а больше ничего…

– Что за зелье?!

– Вон туда они бросили бутылку, – показываю рукой.

Блин, ну хоть какую-то отмазку я же должен придумать! Помню, с каким отвращением главарь отшвырнул корзинку с настойками. Если уж даже и разбойнику это оказалось не по нраву…

– Оставайтесь здесь! – отрывисто приказывает магистр. – Лари – отвечаешь!

– Слушаюсь, ваша милость! – вытягивается в струнку лучник. Свистит, и к нему тотчас же подбегает ещё парочка таких же солдат.

Солдат – это совершенно точно. Одинаковая одежда, стандартизированное вооружение – в чём-чём, а в этом я разбираюсь.

– Присядьте, любезный Гор.

Ну, когда прокурор говорит – садитесь, как-то неудобно стоять…

С возвышения неплохо видно, как маг (а больше я никем считать его не могу) осматривает указанное мною место. Остановился, что-то поднял из травы…

И в течение нескольких минут я обалдело наблюдаю, как солдаты стаскивают на это место кучу хвороста. Еще немного – и над всей этой кучей вспыхивает яркое пламя. Тут точно без колдовства не обошлось, чтобы хворост, пусть даже и сухой, так вспыхнул…Я бы предположил бензин, но сильно сомневаюсь, что он тут в ходу.

Вытирая на ходу руки, подходит магистр.

Встаю.

Что-то он сейчас сказанёт…

– Я даже несколько в затруднении… – он покачивает головой. – В моей практике это первый такой случай. Даже и не знаю, что сказать… Вы точно ничего более не помните?

– Нет.

– Прошу меня извинить, но я вынужден предложить вам проехать с нами. Какое-то время вы будете нашим гостем, любезный Гор. Я должен доложить о вас Высшему Совету, таковы правила!

– Ничего не имею против. Я ведь даже не представляю себе, где именно сейчас нахожусь!

– Удивительно, что вы и собственное имя помните, – невесело усмехается Крон. – В вашем-то положении…

Солдаты, оказавшиеся магистратскими стражниками, помогли мне запрячь лошадь и собрать разбросанные вещи. После чего, двое из них взобрались на козлы и уселись рядом, всячески демонстрируя своё ко мне расположение. Странно… я ведь ничего такого для них не сделал? Ну, уконтрапупил разбойника – так они прекрасно и без меня бы справились. Но виду не подаю, принимаю это отношение с благодарностью.

Ехали недолго, около двух часов.

Деревья разошлись в стороны и перед нами возникли невысокие городские стены.

М-м-да…

Это что угодно, но только не Этномир…

Впрочем, на это я как-то уже и не надеялся – особенно, опосля той самой бойни на поляне. Стражники, если чем и походили на наших полицейских, так это быстротой и резкостью поведения. Раз приняв решение, они перли вперёд с уверенностью тяжелого танка. Впрочем, это явно уже не обычная полиция… СОБР или ОМОН – так будет вернее. Как лихо они помножили на ноль всю эту шайку! С их слов выходило, что покойные разбойнички были далеко не ангелами и прославились исключительной жестокостью по отношению к своим жертвам. Ну, вспоминая слова ныне покойных злодеев, я, в общем, этому и не удивлялся. Это только в книгах попадаются благородные разбойники – в жизни всё несколько иначе обстоит. Во всяком случае, я таковых персонажей пока не встречал.

Вскоре мы уже въезжали в ворота, приветствуемые стоящими рядом охранниками. Дюжие парни в кольчугах и с копьями – и без таковых. Да уж… это точно не Подмосковье…

К моей повозке подъехал на лошади магистр.

– Вас временно разместят в казарме стражи. Там более-менее удобно, и есть, кому оказать вам помощь в случае чего!

Ага, и присмотреть за непонятным персонажем…

Повинуясь указаниям попутчиков, сворачиваю в сторону, проезжаем какими-то проулками, ещё поворот… и перед нами медленно раскрываются тяжелые, окованные металлическими полосами, створки ворот.

Крепость в крепости – казарма Серой стражи обнесена почти трехметровой каменной стеной. В которой имелись двое ворот, прикрываемых привратными башенками. А на стенах и у ворот постоянно дежурил караул.

– Иначе нельзя! – заметив моё удивление, степенно поясняет старший из моих спутников, Донг. – Тут не только мы живём, в том крыле ещё содержат тех людей, в отношении которых ещё не прозвучал приговор суда!

То есть, окоромя казарм, тут ещё и следственный изолятор! И есть у меня немалый шанс сменить одно помещение на другое – гораздо менее комфортабельное…

Ну… будем посмотреть…

Однако, против ожидания, мне отвели не только отдельную койку – но и вообще, отдельную комнату!

Правда, небольшую… но вполне ухоженную и относительно уютную.

Коек тут было две, но соседа у меня не оказалось.

– Ларса отпустили в деревню к семье, – поясняет провожатый. – А старый Берг три дня назад покинул нас…

– Что-то случилось?

– Выслужил своё! Пятнадцать лет в рядах стражи! Теперь у него своя лавка на рынке…

Мне показали кухню и напомнили, чтобы вечером, если я не собираюсь помереть от голода, обязательно должен прийти туда на ужин.

– Колокол позвонит дважды!

Дверь закрылась, и я опустился на койку. Простая деревянная конструкция, набитый сеном тюфяк, грубый солдатский плащ сверху – вот и все удобства. Ничего, в повозке кое-что есть…

И что мы имеем? Не в смысле комфорта, разумеется…

Вещи – целы. Лошадей отвели на конюшню, думаю, что уж кого-кого – а их там приняли со всем радушием. Ибо коняшки у фермера были весьма ухоженными и выглядели вполне прилично.

Доспехи – на мне. Никто и не подумал покуситься.

Оружие…

Тупой меч? И аналогичный кинжал-леворучник?

А кстати… Вот, заодно, и проверим кое-что!

Спускаюсь во двор, и почти тотчас же, не успел я пройти и десяти шагов, сбоку нарисовался стражник.

– Что-то ищем, уважаемый?

Поясняю свою проблему – и уже через несколько минут раскручиваю ногой точильный круг. Не бог весть что, в фургоне куда как получше есть… но – пока сойдёт.

Увлекшись знакомым делом, не сразу замечаю рядом новое действующее лицо.

Коренастый мужик в кожаном фартуке – коллега?

Вежливо здороваюсь, и с первых же слов понимаю – не ошибся!

Слово за слово… и вот его подручный, вместе с давешним стражником-провожатым, волокут из фургона моё устройство.

Ну, тут и говорить не о чем – проняло мужика!

У него – грубая деревянная подставка, а у меня – мастерская работа! Сам варил и сам же ковал!

С шелестом раскручивается точило – и клинок запел свою песню. Брызнули искры.

Привычное дело – оно всегда благотворно влияет на настроение.

– А почему, любезный Гор, вы не затачиваете нижнюю часть лезвия?

– Простите моё невежество, мастер Дин – но, зачем?

– А как вы собираетесь им рубить?

Тут надобно пояснить.

У меня – не серьёзный двуручник, но вполне себе полуторник, которым можно кое-какие штуки из репертуара швейцарских наёмников выполнять. Не так, разумеется, красиво – но очень даже эффективно!

Сколько я в своё время пота пролил… как меня Артём гонял! Мама дорогая… как вспомню – так вздрогну!

Но – научился!

– Так я и не собираюсь…

Сопровождаемые неведомо откуда взявшимися зрителями, выходим во двор. Большая его часть отгорожена – тут тренировочная площадка. Несмотря на то, что дело к вечеру, усатый немолодой дядька гоняет по ней нескольких юнцов – молодое пополнение, надо полагать. Парни усердно работают затупленными мечами, стремясь вызвать похвалу из уст наставника.

Проходим мимо – наш путь лежит к стене. Именно здесь стоят и лежат колоды и связки прутьев, на которых отрабатывают колющие и рубящие удары.

Осматриваюсь.

Ох, не ударить бы в грязь всей харей!

Ага, вот, есть подходящая деревяшка! Даже чуть тоньше, нежели это нужно – вообще хорошо!

Ставлю её на толстую колоду и отхожу на пару шагов.

Ну… перекрестясь!

Взмах мечом, раскрутка, увод «вражеского» клинка в сторону, парирование удара воображаемого противника – клинок с шелестом рассекает воздух. Это не легкая шпажонка – такой меч свистеть не будет. Ну, скажем так – не будет у меня. Я-то видел настоящих мастеров!

Перехват – нижняя часть клинка ложится в левую руку – тычок!

И две половинки расколотой деревяшки падают на песок.

Позади слышу изумлённый выдох – подошли мальчишки из пополнения.

– Неплохо… – одобрительно произносит кто-то.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru