Про Генриха фон Штольца

Юлия Вдовина
Про Генриха фон Штольца

– А-ай, не швыряй! – хозяин жилплощади испуганно подпрыгнул и, выпрямившись словно струна, опёрся руками о стол, когда Генрих замахнулся в жёлтую стену стаканом для виски.

– Что этот стакан в масштабах квартиры? Что мы в масштабах планеты?! – Генрих также выпрыгнул из-за стола, яростно глядя на товарища, и, высоко замахнувшись, со всей злостью швырнул несчастный стакан себе под ноги.

– Дружище, нам знатно попадёт от Эрики, когда она не досчитается своей любимой посуды, – пошатываясь, тихо и беспокойно произнёс Отто и, уставив серые глаза в пол – на стакан, почесал свой затылок. Этот же жест повторил Генрих и ответил:

– Пожалуй, мне придётся купить тебе новый набор сервиза.

II

Солнечное утро нового дня выдалось для Генриха легче, чем утро вчерашнего. В воскресенье он проснулся с нестерпимой головной болью на столе, на котором до сих пор спал Отто Краузе. Сейчас же, в понедельник, когда рядом посапывала лохматая Ульрика, а за несколькими стенами делились впечатлениями о новых соседях ещё не ложившиеся Урсула, Франц-Иосиф и Шарлотта, Генрих чувствовал себя хорошо. Он чувствовал себя так же, как чувствовал до первой осознанной встречи супруги с Клаусом и до начала войны.

Соблюдя все утренние ритуалы, Генрих отправился на предприятие. Зайдя в свой рабочий кабинет, вдоль и поперёк заставленный колбами со всевозможными жидкостями, он сразу отправился к столу с кактусами. Возле одного из растений стояла плотно запечатанная коробка с мескалином, которую предстояло открыть через несколько дней. А сегодня, девятнадцатого апреля, Генриха беспокоило другое – ровно в три часа на фронт заберут оружие.

– И без стука, господин профессор? – с иронической ухмылкой произнёс копающийся в бумагах и одновременно что-то на них пишущий Генрих.

– Дружище, куда ты сбежал от меня вчера? Мне пришлось одному оправдываться перед внезапно вернувшейся Эрикой. Как же у меня трещала голова от её визга! – Отто с болезненным видом сморщил конопатое лицо.

– Думаю, голова у тебя трещала не только из-за Эрики. А я спешил к своей благоверной, но она уже отправилась к Клаусу, оставив детей на соседей. – Генрих нахмурился, – Отто, нужна твоя подпись.

***

Ровно в три часа дня в лабораторию заехал специальный человек. Он забрал все составляющие: баллоны, трубы, противогазы.

– Он ничего не забыл, дружище? – сделав наигранно-задумчивый вид, Отто по-заячьи застучал ступнёй.

– Дай-ка подумать, – Генрих сделал всё то же, что и коллега, – разве что совесть, но мы, как одни из разработчиков, вряд ли сможем её вернуть.

– Какой ты серьёзный, Генрих, – широкой ладонью товарищ фон Штольца хлопнул его по круглому плечу, спрятанному под медицинским халатом и прочей одеждой.

III

Со дня отправки оружия на фронт прошло чуть меньше недели. Генрих и Отто уже распаковали коробку с мескалином, входящим в число фантастикумов, для дополнительного исследования. Вещество уже зарекомендовало себя как сильный галлюциноген (по той же причине древние племена индейцев использовали его в повседневном рационе) и требовало тщательного изучения.

– Надел перчатки, дружище? – вопрос заботливо задал натягивающий маску Отто.

– Сейчас надену.

Порошок уже был высыпан в безопасное для людей место. С внешней стороны входной двери послышались два коротких стука.

– Добрый день, господин Краузе и господин фон Штольц, – в проходе появился не дождавшийся приглашения Клаус фон Юнге в качестве представителя местной власти.

– Какого чёрта? – находившийся в противогазе мужчина выглядел не таким устрашающим, каким выглядел бы без средства защиты.

– Спокойно, Генрих. Обсудите личные проблемы за пределами этой комнаты, – повисшей в воздухе ладонью Отто остановил надвигающегося на Клауса Генриха.

– Господин Краузе абсолютно прав, – Клаус самодовольно ухмыльнулся, – Я здесь не для этого. От лица Его Императорского Величества выражаю вам благодарность за проделанную работу на благо нашего государства.

– Благодарность выражается в пустых словах местного чиновника? – раздражённо говорил фон Штольц.

– Генрих, мы на работе, – Отто повернул экипированную голову на товарища.

– Всё остальное позже. Я также прибыл передать, что всё проходит успешно. Итак, теперь я вынужден удалиться в связи с занятостью. Но Вы, Генрих, не расстраивайтесь моему поспешному уходу, ведь я уверен, что про Вас, господин фон Штольц, я ещё много услышу от любезной Ульрики.

Клаус удалился, оставив внутри Генриха ноющую уже долгие годы боль.

– Я не собираюсь разводиться. Нет. Ни за что, – обеспокоенный Генрих едва дотронулся до тёмно-белого порошка оголёнными подушечками пальцев.

– Дружище, перчатки!

Рейтинг@Mail.ru