Рик Саттор. Курсант Его Величества

Юлия Цыпленкова
Рик Саттор. Курсант Его Величества

– Или же отсутствие машины.

– Угу, – промычал Ник. – Мы знаем про аварию. Вы же помните, что мой отец – офицер дорожной полиции? Он сказал еще вчера вечером. Вам не на чем гонять сегодня. Это технический проигрыш.

Рик развернулся, Егор встал плечом к плечу с ним, и соперники застыли друг напротив друга. Оба Ника, Кузнецов и Бэнь, ухмылялись, Саттор и Брато ответили высокомерными взглядами.

– Все-таки вы неблагодарные свиньи, – заметил Егор.

– Неблагодарные и неблагородные, – поправил Рик.

– Неблагодарные, неблагородные свиньи, не спавшие всю ночь от счастья, что сегодня влегкую срубят с нас денег, – усмехнулся Брато. – То есть вариант: «Парни, мы готовы подождать, когда ваши машины будут на ходу», – даже не рассматривался?

Курсанты Бэнь и Кузнецов заметно смутились.

– Хрена вам лысого, а не Боба, – отчеканил Рик. – Ничего не отменяется. Подотрите слюни и отсчитывайте наш выигрыш.

– Не слишком спешишь, Саттор? – прищурился Ник.

– Нисколько, – нагло заявил Рик.

– До вечера, девочки, – с нескрываемым ехидством вернул соперникам их обращение Брато. – Губки можете не красить, вы не в нашем вкусе.

– Но натянем по самые гланды, – закончил Саттор.

– Еще поглядим, кто кого натянет, – фыркнул им в спины Бэнь.

Егор поднял руку и кокетливо поиграл пальчиками на прощанье. Уже спускаясь по лестнице, Рик усмехнулся:

– И где возьмем машины?

– Возьму у дяди, – пожал плечами Егор. – А если не получится, – он развел руками в стороны, – гляди, сколько вокруг пасется свободных флайдеров. Народ всегда был жаден до хлеба и зрелищ, а мы можем предложить и то, и другое. И вообще, – Брато остановился и заступил дорогу приятелю, – у меня есть охренительное предложение. Я выйду один против двоих.

Рик прищурился и скрестил на груди руки. Егор мотнул головой:

– Не заводись. Ты отличный пилот, Рик, ты крут, но я лучший, и ты это знаешь. Если я надеру зад сразу обоим – а я надеру – мы утрем нос не только им…

– Ты утрешь.

– Да к чертям, Рик, достоинством мы всегда успеем померяться. Они зарвались. Меня бесит их скотство! Давай отдерем их, а? Вдвоем хорошо, а если один натянет обоих – это унижение. Ну, Ри-ик, – Брато состроил капризно-просительную гримасу, но глаза его уже полыхали багрянцем в предвкушении развлечения. – И потом, – Егор сменил тактику, – если полковник узнает, что ты нарушил данное слово, он будет… огорчен.

Саттор поджал губы. Брато ударил в цель. Огорчен – мало сказано! Гневной отповеди не будет – Георг просто начнет игнорировать сына, а это было похлеще, чем назидательная речь, приправленная острыми словечками и оплеухой. Молчание отца означало не просто его недовольство – это было то, чего Рик боялся больше всего – разочарование. За все годы, что существовало их маленькое семейство, младший Саттор только однажды нарвался на подобное наказание.

Ему тогда было четырнадцать, гормоны уже вовсю кружили дурную юную голову, и из-за какой-то мелкой обиды Рик распсиховался и наговорил отцу гадостей. Но всё это было ерундой, потому что на слова Георга:

– Рик, я – твой отец и хочу для тебя…

– Ты мне не отец! Мой отец умер! – выкрикнул тогда мальчишка и застыл с открытым ртом, осознав, что только что выпалил. – Пап… – дрогнувшим голосом позвал Рик, но полковник молча развернулся и ушел к себе.

Дверь в его комнату закрылась, и сколько бы сын ни стучался, коммандер его не слышал. Только вечером полковник вышел в коридор, увидел парнишку, сидевшего на полу у противоположной стены, и произнес подчеркнуто прохладным тоном:

– Ложись спать, Рик, уже поздно. Может, я и оказался плохим отцом, но надеюсь, что хотя бы опекун из меня сносный. И как твой опекун, я прошу тебя соблюдать режим.

– Ты самый лучший отец, – ответил мальчик, стерев одинокую слезу кулаком, и ушел к себе. Но у двери обернулся и увидел, что Георг смотрит ему вслед. – Я люблю тебя, пап. Прости.

Ночью Рик не спал, вертелся с боку на бок и злился на себя. Однако когда отец вошел к нему, закрыл глаза и затих, опасаясь выдать, что не спит. Полковник постоял некоторое время рядом с кроватью сына, поправил одеяло и вышел, так ничего и не сказав. Но утром он встретил Рика привычным:

– Доброе утро, сын.

– Доброе утро, пап, – кивнул младший Саттор, воровато взглянул на отца, однако тот сидел расслабленный и, заметив испытующий взгляд парнишки, вопросительно приподнял брови. Рик облегченно вздохнул, сообразив, что он прощен. Ни он, ни Георг о том случае больше не говорили, словно его не было.

Но Рик помнил, и еще долго не мог простить себя за злые слова, брошенные в лицо отцу по сиюминутной дурости. Повторять этот урок младшему Саттору не хотелось.

– Все-таки ты гад, – усмехнулся Рик. – Наверное, скоро я успокоюсь, и ты не будешь уже так сильно бесить меня. А пока свали с глаз.

– То есть – да?

– Да, – кивнул Саттор. – Только потому, что я уважаю своего отца… и придурков действительно нужно проучить. Но если…

– Выиграю, – серьезно кивнул Егор, и они ударили по рукам, после чего Брато исполнил просьбу друга и растворился среди других курсантов.

Рик задержался. Он задумчиво побарабанил пальцами по перилам, после поджал губы, несильно ударил кулаком и отправился искать курсанта Свенссон. Ее обида была парню непонятна. Вроде вчера не ругались, и перед построением улыбалась, когда проходила мимо. Что могло произойти между началом построения и началом лекции? Что привело Ларису в воинственное состояние?

– Ерунда какая-то, – пробормотал Саттор.

Он спустился к Сим-залу, где стояли симуляторы. Курсантам остались последние подготовительные часы перед тем, как они пересядут на учебные машины. Рик ждал настоящих полетов, как и все ребята с его курса. Флайдеры были уже практически у всех, на них гоняли, часто летали во втором эшелоне, но разве сравнится транспортник с боевой машиной? Каждый раз, проходя мимо летного поля, Саттор задерживал дыхание, ощущая священный трепет восторга перед каплеобразными самолетами, на которых учились подниматься в воздух. Позже, на четвертом курсе, они пересядут на учебные истребители, штурмовики, катера, чтобы выйти в космос и опробовать полет за пределами планеты, а сейчас хватило бы и настоящего полета на огромной высоте, когда облака останутся под днищем машины. А пока… Пока оставалось ждать, мечтать и любоваться издали на стальных красавцев, вокруг которых деловито сновал обслуживающий персонал.

– Лара.

Она стояла у дверей закрытого пока зала, хмуро глядя себе под ноги. При приближении Рика девушка подняла голову, независимо передернула плечами и сделала несколько шагов вперед.

– Да постой ты, – парень удержал Свенссон за плечо.

Лариса дернулась, попытавшись освободиться от хватки, но Рик рывком развернул к себе девушку, сжал плечи и заглянул в глаза.

– Что случилось? – спросил он.

– Ничего, – буркнула Лара.

– Я вижу, – усмехнулся Рик, однако сразу стер кривоватую ухмылку с лица. – Ты обиделась. Я хочу понять – на что? Вчера…

– А ты не понимаешь? – перебила его курсант Свенссон, перестав уворачиваться. – Иди у Марьям спроси – тебе же нравится с ней разговаривать.

Брови парня поползли вверх. Он попытался уловить нить рассуждений Лары, но так до конца и не понял, чем так разозлил девушку его короткий разговор с Марьям. Рик нахмурился.

– Не понимаю, – наконец, сознался Саттор.

– Ты меня даже не заметил! – выпалила Лариса. – Я, как дура, жду тебя, а ты…

– Э-э… хм, – протянул Рик и вдруг догадался. – Ты ревнуешь?

– Глупость какая, – она снова передернула плечами.

– Глупость? – на губах парня появилась улыбка. – Правда, глупость?

Девушка что-то фыркнула, отбила его руки, развернулась на каблуках форменных ботинок и хотела уже уйти, но Рик, поддавшись шальному задору, охватившему его в момент неожиданного открытия, поймал ее за руку, снова развернул и рывком прижал к себе. Короткое мгновение смотрел в ошалелые глаза Ларисы и поцеловал. Неловко, еще неумело, почти по-детски. Но когда руки Лары легли ему на плечи, он стал смелей, уверенней, больше не стесняясь и не желая утаивать первое сильное чувство.

– Рик… – выдохнула Лара, когда Саттор оторвался от ее губ.

– Пойдешь со мной вечером на представление? – спросил он, широко улыбнувшись. – Должно быть весело.

– Д-да, – чуть запнувшись, ответила девушка. – А куда?

– Здесь рядом. Тебе понравится.

– Хорошо, – Лариса кивнула, но вдруг снова нахмурилась: – А Антелава…

– Хочешь, чтобы я пригласил и ее? – в синих глазах Рика сверкнуло лукавство.

– Нет, – отрезала курсант Свенссон. – Но если ты, конечно, хочешь…

И он вновь поцеловал ее, наслаждаясь ответным порывом Ларисы, ее ревностью и своим счастьем.

– Кхм…

Лара охнула и вывернулась из объятий Рика. Он стремительно обернулся и встретился с насмешливым взглядом генерала Романова.

– Я всё еще в Третьей Космической Академии? – спросил Алекс, а Лосев погрозил из-за его спины кулаком своему воспитаннику.

– Так точно, господин генерал! – гаркнул Рик, изо всех сил пытаясь сдержать улыбку, то и дело кривившую губы.

Романов прищурился, вглядываясь в курсанта. За последние несколько лет Саттор заметно возмужал, раздался в плечах, и все-таки они виделись не так давно, чтобы генерал не узнал сына старшего коммандера.

– Рикьярд Саттор, – уверенно произнес он.

– Так точно, господин генерал.

– Хм… Мне показалось…

– Вам показалось, господин генерал, – и все-таки шальная мальчишеская улыбка заиграла на губах вечно серьезного курсанта.

– То есть вы не…

– Мы отрабатывали технику искусственного дыхания, господин генерал.

– Стоя?

– Опасаюсь, что если бы мы легли, нас могли неверно понять.

– И не поспоришь, – усмехнулся Романов. – Действительно, это выглядело бы странно. Значит, искусственное дыхание?

 

– Так точно, господин генерал.

– Ну-ну, – Алекс бросил взгляд на Ларису, выглядывавшую из-за плеча Саттора. – Полагаю, эту технику лучше отрабатывать вне стен военного учебного заведения и не в учебное время.

– Вы совершенно правы, господин генерал.

– Как отец, Рик? – вопрос оказался неожиданным, и парень все-таки смутился.

– Полковник Саттор в добром здравии, господин генерал, – ответил он без прежнего задора.

– Передавай ему привет.

Романов снова посмотрел на Лару, усмехнулся и покачал головой. Он прошел дальше, и в нос Рику ткнулся кулак ректора.

– Плац твой, курсант, – негромко пообещал Лосев.

– Есть, – вытянул руки по швам Саттор.

Ректор поджал губы, смерил парня пристальным взглядом и поспешил за генералом, уже успевшим удалиться от них. Но стоило нынешнему и будущему руководителям Академии отойти, как на губах Рика вновь заиграла улыбка. Он развернулся к Ларисе, коротко чмокнул ее в кончик носа и напомнил:

– Вечером идем развлекаться.

– Как неловко вышло, – сокрушенно вздохнула девушка, глядя вслед Романову и Лосеву.

– А мне всё понравилось, – хмыкнул Саттор и, скользнув тыльной стороной ладони по лицу Ларисы, направился в противоположную от ректоров сторону.

– Ты куда?

– Объявлю Брато об амнистии, – ответил со смешком Рик.

Но искать приятеля не пришлось. Он обнаружился через несколько метров с каменным выражением на физиономии. Рик, зная своего друга, понял, что тот видел и поцелуй, и разговор с Романовым. Поэтому прежде, чем Егор успел раскрыть рот, Саттор произнес:

– Нос сверну.

– А я что? – округлил глаза Брато, но веселый блеск Рик уловить успел. – Я вообще молчу.

– Вот и молчи, – проворчал Саттор.

– И молчу. Молчу и восхищаюсь, как ты ее, а потом его. Искусственное дыхание стоя – это же уника…

Окончание фразы утонуло в веселом хохоте Егора, отскочившего в сторону за долю секунды до того, как кулак приятеля мелькнул рядом с его лицом.

– Всё! – воскликнул Брато, отбегая подальше. – Правда, всё, Рик! Не злись!

– А я не злюсь, – усмехнулся Саттор. – Тебе сегодня спасать нашу честь и финансы, так что до вечера дотянешь.

– А после?

– Возможно, – уклончиво ответил Рик.

К вечеру Брато разжился флайдером. Искать особо не пришлось. Курсанты, уже знавшие о том, что из-за аварии, произошедшей вчера, могут сорваться гонки, с готовностью предложили свои машины, стоило только заикнуться об этом. Егор с Риком, походив между транспортниками, без долгих споров выбрали один-единственный и пожали друг другу руки.

– А второй? – с интересом спросил курсант Спичка – парень с третьего курса, чей флайдер приглянулся Рику и Егору.

– На одном обоих обставим, – подмигнул Брато.

– Кто поведет?

– Он, – кивнул Саттор в сторону друга.

– Лишь бы машина выжила, – усмехнулся Спичка.

– Чья? – хмыкнул Егор. – До флайдеров двух заносчивых придурков мне дела нет, а твоему грозит только одно.

– Что? – заметно напрягся третьекурсник.

– Слава, – ответил с усмешкой Рик и хлопнул парня по плечу.

– Ну, и пять процентов от выигрыша, как договорились, – добавил Брато.

На том и разошлись. А вечером, когда наступило свободное время, курсанты, знавшие о намечавшемся развлечении, потянулись к старому учебному аэродрому, который не использовали последние лет тридцать. Летное поле было пустым, если не считать тот хлам, который скопился за некоторое время. Аэродром пока не застраивали, периодически наводя тут порядок, но пользовались новым, а этот потихоньку ветшал, ожидая окончательного решения своей участи. Паутины трещин, украшавших покрытие летного поля, разрастались с каждым годом, становясь шире и длинней. Для учебных машин аэродром сейчас было малопригодным, но для гонки на флайдерах вполне подходил.

Передвижение на транспортниках по территории Академии было запрещено, но старый аэродром находился за пределами нынешней учебной территории, и подъехать к нему с внешней стороны было можно. К назначенному времени зрители уже заняли свои места и ожидали только появления участников. Среди курсантов сидели и девушки, оставшиеся после занятий, чтобы поглазеть на обещанные гонки. Незаметно подошли несколько человек из обслуживающего персонала, случайно услышавшие о затее подопечных. Мелькнули даже пара воспитателей из кадетского корпуса.

– Теперь дядя точно узнает, – задумчиво произнес Егор, глядя на собравшийся народ.

– Еще бы, столько разговоров и пафоса, – хмыкнул Рик.

– Мы трепались меньше, – не согласился Брато. – Это Бэнь. Он красовался перед первокурсницами.

– Угу, – Саттор скосил глаза на приятеля. – А ты совсем ни перед кем не красовался.

– Да упомянул вскользь пару раз, не больше. Так не красуются, – ответил Егор, глядя на Рика честным взглядом. – О, идут наши оппоненты.

Саттор обернулся в сторону парней, приближавшихся к ним, окинул высокомерным взглядом и отвернулся. Противники ответили не менее надменными взглядами. Брато оглядел однокурсников и присвистнул:

– И кто это у нас тут спешит упасть в грязь лицом?

– Зови нас своим кошмаром, малыш, – насмешливо ответил Бэнь.

– Можешь проще, – встрял Ник, – Ночные дьяволы.

– То есть вы решили придумать название своей как бы команде? – Егор потер подбородок. – А что, мне нравится. Тогда называйте меня… Ураган. Нет! Метеор… Нет! Яростный жеребец…

– Не стучи копытами, – хохотнул Саттор.

Брато широко улыбнулся, но вновь предался размышлениям.

– Да, черт, не то. Слишком пафосно. Нужно что-то проще, но в цель…

– Эй, вы там еще долго? – попробовал возмутиться Кузнецов, но Брато отмахнулся, занятый неожиданной идеей.

– Орел? – предложил Спичка, стоявший рядом со своим флайдером.

– Гепард… – несмело выдвинула идею Лара. – Он самый быстрый.

– Хм, – Рик и Егор переглянулись, и Брато поморщился: – Рядом, но не то. Орел как-то…

– Гепард вообще по земле бегает. А мы же в небе, как соколы… – произнес Рик, замолчал и поглядел на друга. Тот ответил восторженным взглядом округлившихся глаз.

– Ястреб! Вот оно! – воскликнул Егор. – То, что нужно! Ястреб.

– Да, – согласился Саттор. – Мне нравится.

– И мне, – дружно кивнули Спичка и Лариса.

– Ну и отлично, – Брато потер руки и осклабился, глядя на Бэня и Кузнецова: – Ну, что, чертенята, выклевать вам мозг? А-а, точно, вы же без мозгов, вам клевать нечего. Покайтесь и ползите обратно в ад.

– Ой, сколько гонора, – усмехнулся Бэнь. – Я смотрю, у вас только одна машина. Как бы перья не посыпались.

– Вторую не дали, – хмыкнул Ник. – Саттор и Брато вместе на трассе – конец флайдерам.

Егор открыл было рот, но Рик остановил его и указал взглядом на небо. Брато счастливо осклабился и кивнул. Полковник Саттор всегда говорил, что только хорошая драка может показать, кто на что годен. Время пустого трепа закончилось, и лучше было надрать зад противнику в деле, чем упражняться в том, кто укусит больней. Егор подмигнул своим противникам:

– Всё еще не передумали, девочки? Готовы опозориться?

– Еще поглядим, кто опозорится, – ответил Ник.

– Время, – коротко бросил Рик. – По машинам.

– Есть, господин будущий генерал, – козырнул Егор и направился к флайдеру.

Бэнь и Кузнецов спорить не стали. Они еще раз обменялись многообещающими взглядами с Саттором и сели в свои транспортники. Рик взял за руку Ларису, и они поспешили к стадиону. Спичка, поджав губы, посмотрел на свой флайдер, но приставать с поучениями к Брато не стал. Он махнул Егору и догнал Саттора с его подружкой. Флайдеры неспешно поползли к месту гонок.

И когда их острые покатые носы показались на въезде на летное поле, зрители взорвались приветственными воплями. Мимо Рика проехал флайдер Спички. Егор весело подмигнул другу, но уже через секунду отвернулся, и лицо его стало сосредоточенным. Приятель Бэня и Кузнецова – курсант Хон вышел вперед и прокричал:

– Уважаемая публика, сегодня вы увидите то, чего никогда не видели! Ночные дьяволы надерут зад Егору Брато…

– Вот урод, – беззлобно хмыкнул Рик и, улыбнувшись Ларисе, шагнул к Хону. – Уважаемая публика, вас ввели в заблуждение! Сегодня вы увидите, как гордый Ястреб оставляет двух маленьких и милых дьяволов без рогов и копыт! Не пропустите это душераздирающее зрелище! Того, кто болеет за Ястреба, благословит Вселенная… – зрители слушали с интересом. Выдержав эффектную паузу, Рик закончил: – Вечеринка за счет победителя! – народ отозвался вспышкой энтузиазма.

– Ночные дьяволы…

– Ястреб! – взревел Саттор, взмахнув руками. – Ястреб! Ястреб!

– Ястреб! – подхватило несколько человек.

– Ястреб! – гул нарастал.

– Дьяволы! – проорал Хон.

– Дьяволы! – ответили зрители, болевшие за Бэня и Кузнецова.

– Ястреб! Ястреб!

– Время, – негромко произнес Рик.

– Угу, – кивнул Хон и запустил визуализатор.

Перед тремя флайдерами появились голографические цифры, отсчет пошел. Четыре, три, два, один, а следом разлетелся фейерверком ноль, и флайдеры сорвались с места. Оговоренная гоночная трасса проходила по летному полю. Парни должны были сделать пять кругов. Если финиша достигала одна из машин противоборствующих команд, гонка считалась выигранной. Второй флайдер мог уже не спешить. В изначальном плане Рик и Егор поделили соперников, теперь же они оба достались Брато, и позволить обойти себя хоть одному из «Дьяволов» Ястреб уже не мог.

– Справится, – сам себе сказал Саттор, глядя вслед удаляющимся машинам.

– Брато знает, куда ты уже решил потратить ваш выигрыш? – полюбопытствовал Спичка.

– Сюрприз будет, – невозмутимо ответил Рик.

– Сюрприз… ну, тоже хорошо… приятно, – кивнул Спичка и, не сдержавшись, хохотнул.

– Ох, – рядом судорожно вздохнула Лариса, прижавшись к Саттору.

Рик обнял ее за плечи и на разговоры больше не отвлекался, следя за тем, что творится на летном поле. Флайдеры, дружно сорвавшиеся с места, всё также дружно продолжали ехать, не ломая линию. Бэнь и Кузнецов, вставшие по старте по обе стороны от Брато, зажали его и не выпускали из клещей. Любая попытка Егора вырваться тут же блокировалась.

– Они так и собираются ехать всю дистанцию? – возмутился Спичка. – Где азарт?

– Подожди, – отмахнулся Саттор. – Эти уроды пользуются тем, что на Брато ответственность за чужую машину. Рассчитывают, что дергаться сильно не будет. Их тоже ждет сюрприз.

– А машина?

– Выживет.

Зрители притихли, с интересом наблюдая за развитием событий. Где-то за спиной спорили о том, кто же все-таки будет победителем. Рик не прислушивался. Он прикидывал в голове варианты, как вырваться из захвата. Усмехнулся, глядя, как машины добираются до первого поворота, и сцедил сквозь зубы:

– Сейчас.

И, словно услышав его, Брато резко остановился. Ник и Бэнь ушли в поворот, сами освобождая флайдер Егора из тисков.

– А теперь погнали, – осклабился Рик.

– Воу, – охнул Спичка, когда его транспортник, не беря разгона, стремительно ушел наверх, перекрывая «Дьяволам» возможность оторваться от земли. – Мой флайдер так может?

Саттор не ответил, не желая волновать третьекурсника тем, что ушлый Ястреб успел перенастроить бортовую систему, пока готовился к старту. Все-таки не зря он полночи сидел, исправляя допущенные прежде ошибки. Оставалось надеяться, что новых Брато не допустил. Однако на этот счет Рик особо не волновался: машины были страстью его приятеля, и в них он разбирался на порядок лучше, чем Саттор.

– Бэнь прорывается, – Спичка подался вперед.

– Лишь бы из штанов не выпрыгнул, – усмехнулся Рик.

Больше не было линии, началась настоящая гонка. Бэнь, дав Нику вырваться вперед, почти повторил маневр Брато. Оставшись без контроля сверху, он поднял флайдер в воздух, поднялся выше, намереваясь накрыть Егора сверху и вновь зажать, теперь вертикально.

– Вот это пирожок получится, – хмыкнул Хон, стоявший позади Рика.

– Подавятся, – машинально отмахнулся Саттор.

Бэнь продолжал снижаться, закрывая капкан. Казалось, еще немного, и Брато будет вынужден сесть на крышу флайдера Ника. Снова охнула Лара, сильней сжав руку Рика, но он не обратил внимания.

– Ну, давай же, – тихо произнес он, – давай…

Но Егор медлил. Он словно решил идти на поводу у «Дьяволов». Бэнь давил, Ястреб велся, позволяя загнать себя в ловушку. Кто-то из зрителей разочарованно махнул рукой.

– Ну, вот и погуляли, – усмехнулся Спичка.

– Угу, – вздохнула Лариса, а Рик вдруг понял, что будет дальше.

Саттор заметно расслабился, и на губах его мелькнула кривоватая ухмылка. Ястреб, уже почти лежавший днищем на крыше чужого транспортника, выскользнул из «бутерброда» задним ходом, и Бэнь, не ожидавший этого, попал в собственную ловушку – плюхнулся на крышу флайдера Кузнецова. Спичка захохотал, но вдруг оборвал смех.

 

– Черт, – выдохнула Лариса. – Ник…

– Живой, – отмахнулся Саттор. – Не крейсер сверху проехался.

И в доказательство его слов Кузнецов рванул вдогонку за приятелем и Ястребом. Бэнь, чиркнув флайдер Ника по крыше, уже умчался догонять Брато, который успел заметно вырваться вперед. Зрители, только что притихшие, взорвались ликующим ревом, всё больше наполняясь азартом и жаждой зрелища.

Все три флайдера перешли на воздушный режим, но состязались только Бэнь и Егор. Ник, потеряв время, не мог уже догнать их, а вскоре пришла мысль, что он облетает поле только потому, что уже не может сойти с дистанции. Судьбу своей свежеиспеченной команды Кузнецов отдал в руки приятеля.

– Вот теперь всё честно, – хмыкнул Спичка.

– Нет, не честно, – отрицательно покачал головой Рик.

– Почему? – спросила Лара, с интересом глядя на парня.

– Брато и Бэнь скоро поравняются с Кузнецовым. Он отстает, но помешать Егору всё еще может.

– Вот черт, точно, – шлепнул себя по лбу третьекурсник. – Ник сознательно сбросил скорость. Дожидается.

– Угу, – промычал Саттор и активировал сендер. – Егор, Кузнецов ждет тебя.

– Знаю, – весело отозвался Брато. – Прорвусь.

– Я в тебя верю, мой мальчик, – хмыкнул Рик и замолчал, не отключая переговорник.

Два флайдера неумолимо приближались к третьему. Ник летел быстро, но не настолько, чтобы тягаться с Брато и Бэнем. Последний отставал от лидера на целый корпус. Сколько он ни пытался обойти Ястреба, у него ничего не выходило. Егор будто видел насквозь своего соперника, успевая перекрыть ему возможность хотя бы поравняться. И в какой-то момент Бэнь перестал дергаться. Он мчал позади Брато, не предпринимая никаких маневров.

Но вот флайдеры приблизились к Нику, и картина начала меняться. Бэнь сдвинулся правей, выбираясь из-за флайдера Брато.

– Ник тебя подрежет, – уверенно произнес Рик.

– Угу, – промычал Брато.

То, что произошло дальше, зрители даже сначала не поняли. Ник рванул вверх, закрывая путь Егору, Бэнь вильнул резко вправо, обходя противника… И флайдер Ястреба рухнул вниз, промчался под днищем машины Кузнецова, почти коснулся потрескавшегося полотна летного поля и опять взлетел вверх под острым углом, вынырнув перед Бэнем. Тот вильнул, избегая столкновения. Флайдер крутануло, и он ухнул вниз, сойдя с трассы. Всё произошло так стремительно, что над старым аэродромом на несколько томительно долгих секунд повисла гнетущая тишина.

– Да-а! – заорал Саттор. – Воу! Ястреб!

И аэродром взорвался ревом:

– Ястреб! Ястреб! Ястреб!

– Мы еще бултыхаемся, – проворчал позади Хон.

– Вы глотаете пыль! – захохотал Саттор.

Бэнь вновь поднял флайдер в воздух, но драгоценное время было упущено, и Брато с каждой секундой всё больше увеличивал разрыв. Кузнецов перевел машину на наземный режим, и теперь катил по летному полю. К финишу Егор значительно скинул скорость, опустился на землю и, будто издеваясь над своими соперниками, неспешно подъехал к линии, остановился и помахал из открытого окна зрителям рукой. И когда Бэнь был уже близко, Брато пересек финиш у того перед носом.

Из машины Егор выбирался с царственной вальяжностью. Обвел ликующих зрителей высокомерным взглядом, повернулся к Рику, и на лице его появилась широкая улыбка, разом уничтожая напускную надменность.

– А-а-а! – заорал Брато и прыгнул на спешившего к нему друга. – Да-а! Как тебе, а? А?!

– Ты – бог! – захохотал Рик, приподняв Егора над землей.

Брато обернулся к зрителям, прижал ладонь к уху и выкрикнул:

– Не слышу!

– Ястреб!!! – понесся ему в ответ восторженный рев. – Ястреб!

– Да, мать вашу, Ястреб! – вскинув руки к небу, воскликнул Егор.

– Когда дойдет дело до сюрприза? – полюбопытствовал Спичка, украдкой оглядывая свою машину.

– Пусть еще немного полетает, – ответил Рик, и парни дружно хохотнули.

Саттор посмотрел на друга. В глаза Егора бушевал багрянец, полностью скрыв обычный карий цвет. Брато был на взводе, и, наверное, если бы он оказался обложен сухой соломой, та уже пылала бы пожарищем. И когда к нему подбежала бывшая подружка, парень впился ей в губы под свист и улюлюканье «трибун». Рик усмехнулся, повернулся к Ларисе, и она сама потянулась к его губам. В глазах девушки светился отголосок всеобщего ликования. Саттор судорожно вздохнул, ответил на поцелуй, но увлечься ему не позволил Ник Кузнецов.

Он постучал Рика по плечу. Парень обернулся, встретился с хмурым взглядом Ника и подставил ладонь, куда тут же опустилась карта с означенной суммой. Саттор деловито убрал в карман выигрыш и подмигнул:

– Ждем на вечеринке в честь нашей победы.

– Ну, хоть напьемся, – усмехнулся Бэнь, стоявший рядом с приятелем. Он поискал кого-то взглядом, а затем вновь обернулся к Рику: – Где Брато?

Саттор тоже поискал его взглядом. Егор обнаружился уже на выходе с аэродрома. Бывшая подружка, словно добыча, была прижата к крепкому боку курсанта, но, кажется, против ничего не имела. Перед Ястребом стоял курсант Чижик – однокурсник Спички, и что-то втолковывал ошалелому победителю. Рик увидел, как Брато нетерпеливо отмахнулся, но вдруг заинтересовался тем, что ему говорил Чижик, кивнул, и третьекурсник отошел, освобождая дорогу Егору.

– Пошел сбрасывать пар, – усмехнулся Бэнь.

«Дьяволы» отошли, обсуждая гонку, Рик хотел было тоже уйти, но его остановил Спичка. Отозвал в сторону и негромко произнес:

– Там Чижик подходил к Брато. Ты узнай, чего хотел.

– Что не так? – тут же насторожился Саттор.

– Да друзья у Чижика… не очень. Подпольными гонками занимаются, а Ястреб показал, на что способен – мало ли что. На черта это нужно? Ректор меняется, уже не дядя. Если впишется, еще из академии отчислят.

– Понял, – кивнул Рик, не сводя взгляда с Чижика.

Но тот уже удалялся от аэродрома, не заметив, что стал объектом чужого внимания.

– Надо найти Егора, – сам себе сказал Саттор, но, почувствовав, как пальцы Лары сплелись с его пальцами, улыбнулся: – Но это можно сделать и попозже. Ему есть чем заняться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru