Сердце повелителя демонов

Ясмина Сапфир
Сердце повелителя демонов

Глава 7

Велена

Он странный. Это первое, что приходило на ум во время общения с Аскольдом. Он – диктатор, не привыкший просить и совершенно не приученный к отказам. Это второе, что я усвоила за наши недолгие встречи. И еще… Он почему-то все время делал мне поблажки.

Поначалу я подумала, что только сегодня. Потому что вчерашнее наше общение воспринималось мной как скрежет пенопласта по стеклу.

Бррр… Так и хотелось передернуться.

Но заметив, как ведут себя с Аскольдом охранники, что следовали за нами тенями, как реагируют слуги, улавливая малейшее изменение настроения и желание хозяина, я поняла, что и вчера тоже.

Вчера чудилось, что рогатый – просто придурок. Вот правда! Высокомерный придурок, с манией величия.

Сегодня я ощущала величие демона каждой своей клеточкой. Окружающие трепетали при виде Аскольда и по малейшему его жесту делали все, что от них требовалось.

Короткий тяжелый взгляд – и охранники отстали. Продолжили двигаться за нами с эндером, но уже держались на почтительном расстоянии. Могу предположить, что так они не слышали наш разговор.

Небрежный взмах рукой – и садовники, что суетились вокруг деревьев и клумб, поливая, пропалывая, окучивая, резко устремились прочь, прихватив лопатки с секаторами.

Еще один быстрый взгляд – и пара слуг, что высунулась в окно полюбопытствовать, в мгновение ока скрылась из виду.

И Аскольду стоило лишь изогнуть бровь, чтобы садовник, который замешкался, все решал – вернуться за забытыми граблями или же нет, понесся прочь на скорости антилопы.

Уверена, мои «выкрутасы» для этого демона нечто вроде шока, первого опыта. И впервые я оценила, что он старался. Приказывал, а потом отступал. И принимался говорить, словно ничего не случилось.

Вчера все складывалось значительно хуже. Угрозы узнать все при помощи магии, повторные распоряжения и нетерпимость. Казалось – я солдат на плацу и встретилась, как минимум, с генералом.

За ночь что-то такое случилось с этим рогатым. Пока для меня совершенно необъяснимое. Непохоже, чтобы хозяина местных просторов заботило мнение окружающих. Тем более, таких как я. Простых землянок, пусть даже и ведьм.

А еще временами мне чудилось, что он смотрит на меня не так как раньше. Тот взгляд хищника, готового вот прямо сейчас поймать и обездвижить добычу, забыть сложно. Сегодня что-то неуловимо изменилось. Равно как и в интонациях низкого бархатистого голоса Аскольда, когда он со мной разговаривал.

Сад повелителя Гойи быстро обойти не получилось бы. Угодья Аскольда простирались очень далеко и соединялись с садом лечебницы узким перешейком черной мощеной дорожки.

К нему меня и привел рогатый.

– Как только лекари сообщат, что обследование и процедуры закончены – отсюда прямиком пройдешь к дочери.

Я прищурилась и сосредоточилась на лице демона.

– Могу я сходить туда одна?

Аскольд усмехнулся. Интересно, он вообще умеет улыбаться? Ну так, чтобы показать зубы?

– Если тебя интересует отпущу ли – да, отпущу, – кажется, эндеру не слишком нравилось это говорить. – Но охранники все равно будут следовать за тобой по пятам. Это необходимая мера. В мире демонов все куда жестче, чем в мире людей…

Я пожала плечами и уточнила:

– То есть… Эм… Кому я нужна? Я же обычная ведьма! Из человеческого мира. Кто может на меня позариться…

На последних словах эндер облизал губы, сглотнул, оскалился и произнес с раздражением:

– Ты рисуешься или, правда, ничего не понимаешь?

Я развела руками. Я никогда не рисуюсь. Не мой стиль и не моя игра.

– Знал. Что не рисуешься.

Аскольд нахмурился и после короткой паузы обвел пространство сада внимательным взглядом. Охранники отошли еще дальше.

Демон приблизился вплотную, сгорбился и я ощутила на своем лице жар его сбивчивого дыхания.

– Я – повелитель самого могущественного, плодородного и большого края Дергошта.

Новая пауза – и повисшая тишина показалась нарочитой, напряженной, неестественной… Я напряглась тоже. Аскольд заметил, странно мотнул головой и вдруг взял меня за руку. Сжал ладонь горячими пальцами и сразу же выпустил.

– Я правлю здесь многие столетия. Тебе и не представить – как долго.

Кажется, он пытался что-то объяснить. Донести до меня. Искал те самые слова, которые лучше проиллюстрируют.

– И за все это время в моем замке не жила ни одна посторонняя женщина, – вдруг закончил Аскольд и почти пригвоздил взглядом. Я аж вздрогнула.

Мы еще немного помолчали, демон явно ожидал какой-то реакции от меня, а я не знала, что и сказать.

– Спрашивай! – распорядился Аскольд. Я воспользовалась ситуацией.

– Ну и что? Я ведь обычная землянка, даже не демоница и не полукровка! И, честно говоря, я не совсем понимаю, что означает положение женщины-гостьи в вашем поместье…

Демон опять оскалился, издал слабое рычание и помотал головой. Я ожидала гневной реплики, но Аскольд растянул губы в кривой ухмылке и сказал ровно, почти спокойно:

– Стать моей гостьей – очень большая честь. Честь, которой не удостаивался никто за всю мою длинную жизнь. Ни одна женщина, я имею в виду.

– А мужчины удостаивались?

– Только высшие демоны и исключительно в политических целях.

– И это значит…

– Это значит, что ты очень ценна. И каждый демон в Гойе, каждый демон в соседних странах понимает это гораздо лучше тебя самой.

Сказал, как отрезал, поджал чувственные губы и покачал головой.

Словно сам себе удивлялся.

– Пф… Вот уж не думал, что скажу это человеку. Женщине вашего вида.

Сегодня название моей расы не звучало из уст Аскольда почти как ругательство. И я решила не заострять внимание на некоторой пренебрежительности тона демона. Повелитель! Что с него взять? Кроме приказов, шантажа и сделок?

И пока я медлила, не зная, как ответить и стоит ли вообще что-то говорить, Аскольд нахмурился и махнул рукой.

– Пойдем. Покажу тебе замок. Думаю, стол тебе уже накрыли. Но стоит объяснить слугам – в какое время ты предпочитаешь трапезничать. Совместно с дочкой или же без нее… Потому что не угодить моей гостье, все равно что не угодить мне…

Договаривать он не стал – я и так поняла, что оставленная мной без внимания пища доставит слугам немало хлопот. Что ж, разберемся.

Аскольд довел меня до дверей и открыл их. Я заметила, что слуга – черняк, который метнулся это сделать – аж вздрогнул от жеста повелителя. Посмотрел виновато. Мол, не успел…

Аскольд покосился на меня и отмахнулся, словно прощал черняку его оплошность. За нашими спинами послышался шумный выдох. Мда… Весело тут у них. Дворцовой обслуге ордена выдавать надо, молоко за вредность и валерьянку для нервов.

Впрочем, я с удивлением заметила, что на лицах слуг читается не столько панический страх, сколько бесконечное уважение. Вряд ли Аскольд зря их наказывал. Не знаю почему вдруг так подумала. Но по какой-то неведомой причине я ни минуты не сомневалась в собственном выводе.

Я полагала, что стол накрыли на первом этаже. В огромном холле, с колоннами и диванами, с гигантским манкорлием по самому центру, высотой, наверное, с подростка-человека. Уверена, кристалл принимал сигналы со всех концов измерений: из Дергошта и с Земли тоже.

В холле накрытого стола не обнаружилось, но и на лестницу с массивными перилами мы не отправились. Миновали все помещение и вышли на веранду.

Ух! Здесь все выглядело просто сказочно! Нет, правда! По-настоящему фантастически!

Веранду со всех сторон оплетали вьюны, усыпанные огромными голубыми и фиолетовыми цветами. Такие же полностью скрывали материал высоких колонн, спускались с крыши и создавали нечто вроде природной ширмы между нами и садом.

Большой овальный деревянный стол, заставленный вазами с фруктами и итальянской едой – моей любимой – так и приковывал взгляд. На пицце еще шкворчили кусочки ветчины и охотничьи сосиски в золотистой корочке. Глянцевые помидорки черри поблескивали красными бочками.

В большом блюде дымились спагетти с морепродуктами. Сытными кольцами кальмара, пухлыми королевскими креветками, ломтиками гребешков и жирными мидиями.

В хрустальных вазах со сложным геометрическим узором теснились прозрачные от спелости зеленые яблоки, сочные груши, с капельками сахарного сока на ножках и грозди черного винограда с крупными, блестящими ягодами.

Напротив одного из кресел оказалась тарелка с горой поджаристых мясных квадратиков. Думаю, для хозяина. Рядом притулилась розетка с мелко нашинкованной зеленью. Такая же обнаружилась и возле места напротив, рядом с высокой граненой вазочкой с мелконатертым пармезаном.

Вилками, ложками и ножами стол не сервировали. Приборы столпились в узком металлическом стакане с изящной гравировкой. Видимо, демоны не всегда ими пользовались.

Несколько слуг в черных рубашках и брюках: два грузных плотоядных, три долговязых пожирателя и три коренастых черняка застыли неподалеку, вытянув руки по швам.

Аскольд остановился и чего-то ждал. Я тоже. Слуги замерли каменным истуканами. Кажется, только мы с повелителем еще помнили здесь – как дышать. Я покосилась на Аскольда.

– М? Мы чего-то ждем? Или кого-то?

Демон усмехнулся.

– Слуги ожидают твоего одобрения или же НЕодобрения, – на последнем слове в голосе эндера отчетливо прорезались металлические нотки. Ого! Все так серьезно?

Я оглянулась на слуг и улыбнулась им, стараясь приободрить. Демоны даже не шелохнулись и продолжали неотрывно смотреть на меня, как на того, кто казнит или милует.

– Мне все очень нравится. Люблю итальянскую кухню, как вы уже, видимо знаете, – разрядила я обстановку.

– Вас устраивает пармезан? К морепродуктам есть какие-то особенные пожелания? – деловито уточнил один из плотоядных – ну просто гора, а не демон. Видимо, повар. – Как мне сообщили, у вас нет аллергии на морепродукты. Но на всякий случай уточняю.

 

– Все отлично.

Аскольд отодвинул мне кресло. Слуги следили за жестом повелителя с таким видом, словно тот вдруг нацепил драные джинсы, футболку с потешным лозунгом, типа «отрывайся» и принялся забивать хип хоп. Я села, эндер разместился напротив, но прислуга не уходила.

– Они ждут распоряжений на следующие приемы пищи. Приблизительное время и меню, – напомнил мне Аскольд.

А-а-а… Ой… Это ж надо еще сообразить!

– Могу я сказать время, а меню только на следующий прием пищи? Немного подумаю и сообщу.

– Им говори! – распорядился Аскольд, надо признать, уже мягче прежнего, и указал ладонью на слуг.

Я повернулась к демонам.

– Я бы хотела полдник с дочкой. Теплое какао и какие-нибудь кексы самое то. А на ужин греческий салат и фаршированные перцы.

Все тот же горообразный плотоядный сделал еще шаг в мою сторону и деловито уточнил:

– Какао крепкий или типа Несквика? Сахар, мед или маршмеллоу добавить? Кексы шоколадные? Бисквитные? Маффины? С изюмом, ягодами, орешками или с чем-то еще? Перцы острые или пряные?

Ого! Как все серьезно!

Аскольд молча принялся жевать свое мясо и лишь косился на нас с поваром.

– Какао без сахара, типа Несквика, на молоке. Ничего не класть. Кексы, если возможно, с черникой. Перцы не острые.

– Все будет как скажете, – поклонился повар и слуги двинулись прочь.

Мы с Аскольдом остались наедине. Демон налил мне большую чашку крепкого черного чая с жасмином. Мм… Я обожала этот напиток, хотя обычно жасмин добавляли в зеленый чай.

Демон кивнул в сторону бутылки вина – красного и какого-то очень дорогого. Века эдак 12-го. Я такие только в музеях и видела.

– Нет, спасибо. Я почти не употребляю алкоголь.

Аскольд кивнул, взял тарелку, положил мне спагетти и указал в сторону пиццы: мол, возьмешь сколько захочешь.

Я только кивнула.

Некоторое время мы ели в полной тишине, только птичьи трели и шепот ветра в листве нарушали нарочитое беззвучие.

Аскольд сосредоточился на тарелке и время от времени поднимал на меня такой взгляд… что хотелось то ли спрятаться, то ли раздеться.

Впрочем, восхищение на лице демона граничило почти со злостью. На нем застыло странное выражение. Будто Аскольд сердится на себя за реакцию, которую я у него вызываю. М? Что-то новенькое.

– Я могу посмотреть зверинец? – наконец не выдержала я – тишина угнетала, а взгляды эндера окончательно сбивали с панталыки.

Демон отложил вилку.

– Да. Я сам покажу. Лучше, чтобы в этом месте тебя хорошо охраняли.

– Я думала, у повелителя Гойи лучшая охрана в Дергоште или даже в обоих измерениях…

– Лучше меня нет никого. Я самый сильный демон этого мира. Я и мои братья.

Ответ прозвучал совершенно спокойно и буднично, без единого признака высокомерия, хвастовства или самодовольства.

Впрочем, Дени говорил о том же. Повелитель Гойи – самый могущественный и, вероятно, самый сильный магически. Иначе не стал бы самым могущественным.

На мое кольцо-компьютер поступило сообщение из лечебницы. Марго сделали все процедуры, анализы и что там еще планировалось.

Я подскочила на месте и вопросительно покосилась на Аскольда.

– Ты… здесь… не пленница! – с нажимом произнес демон. – Запей только еду, чтобы не поперхнуться.

Я залпом осушила чашку чая и рванула в сторону лечебницы, спиной ощущая взгляд Аскольда. Прожигающий, раздевающий, он больше не вызывал неприятных эмоций. Даже не понимаю почему.

И уже только на мощеной дорожке между замковым садом и газонами лечебницы до меня дошло, что Аскольд проявил заботу. По поводу «не поперхнуться».

А я даже не поблагодарила…

Пересекая лужайку лечебницы, я поняла, что так и не спросила эндера о случившемся с его пальцем. Впрочем, может это и к лучшему? Вдруг, подобные вопросы только разозлят демона?

Аскольд ведь самый сильный, по его же собственным словам и, если верить Дени – самый могущественный. А такие существа не любят признаваться в своих слабостях.

В дверях меня встретила знакомая уже черняйка – мускулистая демоница, похожая на пловчиху с лихо скрученными винтом рогами.

Простые черты лица главного врача лечебницы, слегка приплюснутые, как и у всех демонов ее вида, располагали. Если честно, вблизи демоны уже не казались такими отвратительными, какими виделись мне прежде. Вот Жельва улыбалась почти по-человечески.

Две медсестры из плотоядных, как и мужчины этой же расы, казались просто горами мышц. Рядом с ними юркие пожирательницы с вытянутыми узкими лицами напоминали березки рядом с секвойями.

Меня встречали целой делегацией.

Впереди Жельва, за ней группа медсестер.

За стеклянными дверями лечебницы располагался просторный синий холл. Весь такой глянцевый, словно его собрали из детского пластикового конструктора. Извилистые коридоры, вероятно, вели в рабочие помещения и палаты разного назначения. Вероятно. Потому что видела я только одну. Ту, где и оставила Марго.

Я считала, что туда-то мы и направляемся. Но вместо этого Жельва свернула в соседний коридор и толкнула голубую дверь.

Марго сидела на большой белой деревянной кровати, совсем непохожей на больничную. Это мне здесь и понравилось. После семи лет в разных диспансерах здесь мы с дочкой ощущали себя словно в санатории.

Марго выглядела значительно лучше прежнего. Щеки налились румянцем, синяки под глазами полностью исчезли. Но самое главное – дочка стремительно встала и рванула навстречу, совсем как прежде. Я уже и забыла, когда она так делала. Не вставала, опираясь о спинку кровати, не поднималась медленно, осторожно, словно боялась потерять равновесие. Не делала паузу до первого шага, точно набиралась сил и переводила дыхание. Сейчас, здесь меня встретила моя прежняя Марго.

Моя девочка, моя принцесса!

И сама не знаю почему, но я вдруг бросилась на постель и разрыдалась. Я не должна была, просто не имела права, на глазах у дочки, посреди незнакомых демонов. Но меня заколотила истерика. Я плакала, вздрагивала и плакала. Теплые ладошки дочки гладили по спине, по голове и словно издалека, из другого мира, доносился звонкий, совсем не надтреснутый, как прежде, голос Марго:

– Мамочка. Ну чего ты? Ну все же хорошо? Ну мамочка…

Когда я смогла наконец-то справиться с эмоциями, то обнаружила, что в палате кроме нас появился еще один демон – Аскольд. Он внимательно очерчивал взглядом помещение, а врачи и медсестры выглядели так, словно ждали немедленного расстрела. Без суда, следствия и права на помилование.

– Что здесь случилось? – рявкнул на них демон. – Почему моя гостья плачет? Что вы ей сказали? Что сделали? – столько льда в голосе эндера было только когда он общался с насильниками Наташи…

Медсестры ошарашенно попятились. Жельва, напротив, вышла вперед и осторожно пояснила:

– Мы ничего не успели сказать или сделать, повелитель. Я как раз шла доложить госпоже Велене, что лечение идет лучше, чем мы полагали. Сканирование выявило полное уничтожение метастаз через пятнадцать минут после приема зелья. И что хорошо – видимо, в микстуру входят сильные поддерживающие компоненты. Потому что разрушенные клетки выводятся без вреда для организма пациентки.

– Скажите маме! Ну пожа-алуйста! – попросила Марго и лицо ее озарила такая улыбка, что мои слезы немедленно высохли.

Я перевела взгляд на Жельву, бледную и неподвижную.

Та посмотрела на Аскольда, и он приказал:

– Делайте, что говорят! Что я велел вам передать? Приказы этих женщин равноценны моим собственным! Если моего приказа не поступало, вы подчиняетесь им беспрекословно!

Жельва кивнула и отчеканила:

– Но самая большая и хорошая новость в том, что раковые опухоли умерли через двадцать минут после приема зелья. Отдельные раковые клетки в организме пациентки еще наблюдаются. Но, думаю, что через несколько дней мы уничтожим их окончательно. Онкомаркеры в крови Маргариты в пределах нормы. Даже ниже, чем у многих здоровых землянок.

– Да ладно? – вырвалось у меня.

Жельва сделала знак рукой, и медсестра из плотоядных метнулась куда-то в сторону, а уже спустя несколько минут принесла снимки, результаты узи и анализы. Я просмотрела и поразилась. А ведь и правда!

– Почему вы не можете вылечить пациентку прямо сегодня? Если опухоли уже умерли? – жестко спросил у Жельвы Аскольд. Впрочем, главврач на сей раз выглядела успокоенной. Видимо такой тон для эндера вполне обычный и уже не предвещающий никаких гроз.

– Опухолевые клетки нужно выводить из организма постепенно. Лекарство действует очень интересно. Пока мертвые опухоли находятся в организме девушки в замороженном виде. Словно их положили в морозилку. По мере приема микстуры, как я полагаю, они начнут размораживаться частями и выводиться.

– А нельзя вырезать опухоли? – вскинул бровь Аскольд. – Это же быстрее.

– Повелитель. Пациентка – человек. Вернее, ведьма с невыраженным даром. Демон после такой операции восстановится в течение пары дней, человек – в течение пары месяцев. Предложенная схема лечения гораздо более удачная, быстрая и менее травматичная. Хотя… если пациентка пожелает…

Похоже, Жельва отлично поняла – кому она теперь подчиняется. Остановила на мне вопросительный взгляд и застыла соляным столбом.

– Я думаю, хорошее лечение! – выдохнула я.

Впервые, за последние семь лет у меня появилась твердая почва под ногами. Я знала, что вокруг – демоны и вряд ли они воспримут мои действия естественно. Но вместо того, чтобы сдерживаться, прижала дочку к груди и снова заплакала…

– Ей просто нужно успокоиться. Это результат долгих тяжелых эмоций и ожидания самого худшего, – думаю, Жельва объясняла это Аскольду. Ответа эндера я не услышала.

Но спустя пару секунд над ухом раздался его голос.

– Я должен отлучиться по политическим делам. С вашим президентом, в том числе. Если захочешь лично встретиться с Алексеем Суфровым, я договорюсь. Распоряжайся здесь, как у себя дома, Велена.

Я не слышала его шагов, но почему-то знала, что Аскольд ушел. И-их! Как у себя дома. Дома я никем не командую.

Наверное, мне следовало выразить благодарность. Но эта мысль пришла слишком поздно. Хотя… По крайней мере, этого заслуживают врачи.

Я отстранилась от дочки, вытерла слезы и произнесла в сторону демонического персонала клиники – почти все медсестры, врачи и санитары столпились у дверей нашей палаты.

– Спасибо.

Кажется, они удивились. Складывалось впечатление, что Аскольд никогда не благодарил служащих за работу. Поэтому я сочла своим долгом повторить:

– Большое всем вам спасибо.

– Вам нужно благодарить повелителя, – вдруг ответила Жельва, жестом приказывая подчиненным заняться своими служебными обязанностями.

Рогатые медики мгновенно рассыпались по коридорам.

Я полагала, последует объяснение, что это – личная клиника Аскольда и все работают на повелителя Гойи. Но продолжение тирады врача удивило так, что я не смогла и слова вымолвить.

– Повелитель отдал знахарке Гейгерре свой указательный палец в оплату микстуры. И сама микстура сделана на основе крови и плоти нашего повелителя.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru