Сердце повелителя демонов

Ясмина Сапфир
Сердце повелителя демонов

Внутри сразу потеплело, глупая улыбка напросилась на губы. Демон оценил, хмыкнул, но ничего не сказал.

Ребята, по всей видимости, считали по магическим датчикам, что я не одна и уж точно смекнули, что с демоном я вернулась бы в последнюю очередь. Вот и всполошились. Защитники мои.

Я опять улыбнулась, а рогатый издал новый смешок. Вот же придурок! Тебе, конечно же, не понять – каково это гордиться своими детьми. Отродье рогатое!

В руках сыновей блеснули пузыри с магическим огнем – мы держали их на случай непредвиденного. Залезут воры – немедленно вспыхнут факелом. Нынче, если ты без разрешения проник на чужую территорию, закон о превышении самообороны на тебя не распространяется. Сам, дорогой, сам. Не выжил – сам виноват, выжил – сам молодец.

Я думала, рогатый выпустит меня из машины первой, чтобы не схлопотать ненароком магическим огнем в лоб. Эндер выживет, но приятного мало.

Однако демон вылез прежде, чем я успела привстать с кресла. Расправил широкие плечи и приказал сыновьям так, словно он здесь – повелитель, а не в какой-то там Гойе.

– Не отпускайте больше маму невесть куда в одиночестве! Завтра пришлю пожирателей за вашей сестрой и матерью. Мы так договорились о лечении Маргариты. Остальное узнаете у мамы.

Демон создал портал и ушел, не прощаясь… О как! Вроде рогатым требовалось добраться до территории междумирья? Впервые вижу, чтобы демоны перемещались с Земли в свой Дергошт из точки, очень далекой от стыка измерений. Впрочем, я ведь и повелителей вижу впервые. Наверное, у них и силы особенные.

Не мудрено, если рогатый уверен, что излечит мою Марго. Ей ведь уже давали сыворотки из крови и даже ауры демонов. Простых. В основном, раргоев и пожирателей. Иногда черняков – демонов, что питались непосредственно энергетикой.

Значит, и магия у этого рогатого не в пример сильнее, чем у остальных.

Не успела докрутить в голове эту мысль, как Дени открыл дверцу, а Клим предложил:

– Мама, выходи. Он ушел. Мы заварили чай, сварганили макароны с сыром и ждем тебя на ужин.

Мальчики мои! Как прожить без вас целых три месяца?!!

Я вышла из машины и обняла ребят. Крепко-крепко. Потрепала по макушкам.

И мы втроем отправились в дом, который мне предстояло покинуть на целых девяносто дней. Бесконечных дней в разлуке с любимыми.

Такси беззвучно скрылось за воротами и те снова укрыли нас от всего мира, на время отрезав от его суеты, жестокости и бед…

Глава 3

Аскольд

Давно его так не выводили из себя. Ведьма дразнила, подпускала ближе и швыряла в лицо собственное презрение. Почему это так его задевало? Аскольд мог за секунду заставить Велену стонать под собой, просить еще и еще! Играть на эрогенных зонах этой женщины как умелый пианист на рояле!

Так чего же он хочет? Аскольд уже попробовал возбудить ее ласками… Ничем таким уж особенным Велена не отличалась ни от демониц, ни от других человеческих женщин.

Все те же кнопочки и та же знакомая реакция.

Но почему-то она не удовлетворяла эндера, напротив – злила так, что темнело в глазах. А еще это желание… Мучительно приятное и почему-то непроходящее. Аскольд никогда не испытывал ничего даже похожего. Хотеть интима не ради удовлетворения похоти, снятия напряжения, развлечения, наконец. Хотеть женщину. Совершенно конкретную – вот эту и только ее. До такой степени зациклиться на ней, что остальные словно и вовсе переставали существовать. Бродили вокруг бесцветными призраками, и, если флиртовали, пытались привлечь внимание – не притягивали, а только раздражали. Бесили лишь тем, что они – не Велена. Что не она заинтересована в Аскольде, а какая-то другая. Ненужная, неинтересная, непривлекательная. Даже если бы днем раньше эндер посчитал бы ее сладкой и соблазнительной.

Аскольд жаждал, чтобы Велена не только отдалась, но и сама пришла к нему. Со всей силой страстной натуры демона желал ее доверия, в том числе и в сексе…

Придет она, как же!

Аскольд стиснул зубы.

Зона поселения междумирья пестрела самыми разными постройками. Высокими домами людей-беспредельщиков, всяких преступных боссов и мафиози, которым терять уже, в общем-то, нечего. Да и охраны у них полно, в том числе, и демонов.

Ну а что? Должны же рогатые зарабатывать? На легальное пропитание хотя бы.

Во всяком случае, эти нелюди хорошо знали свое место. К демонам не совались и вершить свои дела рогатым соседям не препятствовали. Сородичи Аскольда не любили селиться в этом месте. Только если работали здесь же, как пожиратель-бармен или охранник-раргой.

Но уж если и обосновывались в междумирье, то непременно с шиком. Готические замки возвышались рядом с добротными коттеджами и убогими дворцами людей, у которых совсем нет вкуса. Изобилие завитушек, колонн, витражей, барельефов, шпилей и башен просто било по глазам. Намекало на то, что, если собрать конструктор из бабочек, алмазов, пиццы, тортов и шикарных платьев, ничего кроме испачканных тряпок и дохлых насекомых из этого не получится.

Аскольд очень хорошо знал дорогу. Но злость, что закипала внутри, и нерастраченная энергия требовали выхода. Поэтому он приостановился возле взорванного коттеджа какого-то нувориша. Нашли парня те, кого он обул и тоже обули… в белые тапочки для гроба.

Эндер зарычал, одним ударом пробил сквозную брешь в трехметровом заборе из монолитного камня, вторым – сделал еще одну, чуть побольше. Вошел на территорию и принялся крушить постройки.

Замок, подсобки, гаражи… Демон не разбирал.

Стены вздрагивали и оседали, осыпая Аскольда строительной пылью и пеплом. В воздухе зависла серая дымка, противный запах каменного крошева и цемента щекотал ноздри. Эндер продолжал, пока от зданий оставалось еще хоть что-то чуть больше человеческого роста. Все, что меньше, он равнял с землей пинками.

Не особенно полегчало, но хоть что-то. Потом эндер порвет на части тех, кто изнасиловал Наталию Берестову. Голыми руками. Медленно. Чтобы ощущали, как рвется каждая нить мускулов, каждая лента связки… Прочувствовали как гнутся, трескаются и окончательно ломаются кости… Как сминаются в кашу внутренние органы…

Велена ведь поэтому так ненавидит весь вид Аскольда. И презирает тоже. Сцена в «Сальвинии» только подчеркнула все то, что презирала ведьма в демонах.

Аскольд зарычал и принялся разрушать стену. Кусок за куском. Каменные глыбы валились на плечи, падали на темечко. Демон встряхивался и продолжал. Пока и от забора не осталась лишь жалкая груда камней.

Отряхнулся, стер ладонью пыль с лица и двинулся дальше – к Гейгерре.

Что ж… Сегодня на ее улице праздник. Получит то, о чем так мечтала…

Пыталась купить, выторговать, выменять…

Завладеть всеми правдами и неправдами.

Эндер не задавался вопросом – зачем. А зря…

Впрочем, знай он все и предвидь миг расплаты, все равно поступил бы также. Не раздумывая и не сомневаясь.

Почему? Да Ррасхет его знает!

Аскольд брезгливо перешагнул охранные маячки знахарки и заклятья, что охраняли ее дом как цепные псы. Гейгерра жила на широкую ногу, на улице полукровок: не людей и не демонов.

Вместо ограды ее дом защищали вековые железные деревья из Затолии – одной из дальних провинций Гойи.

Этот живой забор Аскольду пришлось бы крушить куда дольше предыдущего. Возможно, с применением магии.

Маячки замигали, сообщая хозяйке, что у нее посетители. Вероятно, даже сигнализируя о личности гостя.

Завеса мглы, что окутывала дом знахарки, вдруг развеялась – из тьмы показалась брусчатка и высокий аккуратный двухэтажный особняк из розоватого камня. Вполне себе достойный. Не то, что предыдущие вычурные убожества.

Аскольд поднялся по широким каменным ступеням и вошел в ярко освещенный холл с колоннами у стен и диванами, рассчитанными на целую толпу демонов. Толпами к Гейгерре ходили тоже. Так что она не преувеличивала собственную значимость.

– Ба! Какие гости! – на лестнице со второго этажа с изящной балюстрадой перил появилась и сама хозяйка.

Высокая, фигуристая, статная. С крупными чертами лица, рыжая и скуластая. Густая огненная шевелюра рассыпалась по плечам Гейгерры.

Она демонстративно поддернула короткий халатик в цветочек и зевнула.

– Чего тебе понадобилось в такое время суток? Не спится? Не нашел с кем развлечься? Перевелись в Дергоште шикарные демоницы, а на Земле – достойные бабы? Беда-а-а…

Вот это нормальное общение! Говорить то, что думаешь. Этого эндер и добивался от ведьмы. А та еще какое-то время не верила, переживала, что Аскольд откажется от слова. И это бесило еще сильнее. Взвинчивало до прежде неведомой ярости, какой демон даже в бою не испытывал. Как и отношение Велены. Эндер бесился, когда ведьма прятала ненависть за крепко сомкнутыми губами и обманно спокойным взглядом. Маскировала в камуфляж нейтральных фраз и бесцветных интонаций.

И буквально сатанел, когда та выражала свое истинное отношение к демонам. Парадоксально, но факт. Ни то, ни другое не устраивало повелителя Гойи.

Аскольд дождался пока Гейгерра спустится и произнес:

– Даю свою плоть и кровь за зелье, излечивающее от запущенной стадии рака.

Гейгерра прищурилась, оценила ауру Аскольда и тот заковал энергетику в невидимый купол. Обойдется. Нечего знахарке выведывать лишнее.

– Ладно. Скрываешься, – усмехнулась ведьма. – Значит что-то важное. Все равно узнаю. Так или иначе. Раз речь о таком зелье, значит, пациент – человек?

– Человеческая женщина.

– Оу! Повелителю не все равно, что умрет одна землянка? Это что-то новенькое! Она тебя так зацепила? Захотелось вкусненького? Интересненького настолько, что великий Аскольд, покоритель земель Тамрии вдруг решил питаться в онкодиспансере? От тех, кому уже терять нечего? У них особенно вкусная энергетика отношений. Сладкая, как сахар на дне чашки с кофе, с пикантной горчинкой последних радостей? Особенно сильные взаимные эмоции? Любовь, замешанная на боли и боль, завязанная на любви? Все так остро и ново?

 

Почему Аскольд вспылил в эту минуту, он и сам бы не объяснил. Только перед глазами встало лицо Велены, когда та говорила о дочке. Слезы в глазах, тепло. Такое, что ухх… Аскольд многое бы отдал, чтобы она так на него посмотрела…

– Заткнись! – приказал эндер. – Не то пожалеешь.

Гейгерра знала правила. Пока повелитель разрешает – самовыражайся, запретил – умолкай. Ведьма сглотнула остаток длинной тирады и вопросительно кивнула.

– Готов платить?

– Да.

– И помнишь цену?

– Да.

Гейгерра взмахом руки вызвала из пола высокий стол и стеллаж со склянками: большими и маленькими, заткнутыми пробками и открытыми.

Из кармана ведьма достала нож – маленький, как иголка, он мгновенно обрел размер хорошего такого тесака.

Магическая раскладушка. Ерундовый фокус. Гейгерра показала еще один, достойный ее финт ушами – провела над столом рукой – и невидимая доска проявилась. Разделочная доска недюжинного размера, хоть кабана освежуй.

Аскольд положил руку на доску, Гейгерра рубанула тесаком и осталась довольна.

– Указательный палец повелителя эндера, высшего демона. Эта штука имеет огромную силу.

– Избавь меня от пояснений, – прорычал Аскольд, подавляя боль. Гейгерра собиралась сделать ему перевязку, но эндер предупредительно отмахнулся – само заживет. Месяца два потребуется. Но ничего, рана уже затягивалась.

– И еще немного для нашего волшебного зелья.

Гейгерра полоснула по запястью Аскольда, срезав кусок кожи и повредив вену. Ловко бросила палец в одну склянку, кусок кожи – в другую и набрала крови – в третью.

– Завтра зелье должно быть доставлено в мой замок.

Гейгерра подняла густые рыжие брови.

Аскольд шикнул на нее и вопрос не прозвучал.

– Все сделаю. С тобой невероятно приятно работать, повелитель. Еще заходи.

– Мне нужна полная инструкция как пользоваться зельем. Сколько займет лечение?

– Все будет в лучшем виде. Даже не сомневайся. Я же всегда прилагаю инструкцию.

– Сколько времени займет лечение? – рявкнул Аскольд.

– Неделю, может меньше. Но точно не больше. И твоя подопечная здорова и счастлива. Плюс к тому магический дар. Она смертная?

– Практически.

– Тем более.

– Жду! – Аскольд развернулся и двинулся в сторону портала. Надо предупредить всех в Гойе, что в его замке поселится ведьма и она – личная гостья повелителя.

А это значит – ее слово закон. Захочет наведаться к кому-то в гости – примут как дорогого родственника. Пожелает, чтобы кто-то не питался от человека – пусть завяжет аппетит в узелок и ищет демона или животное по вкусу. Потребует одежду, еду, выпивку – нужно лишь спросить в каком количестве.

Надо задействовать связи в полиции, чтобы нашли тех мразей, которые изнасиловали Наталию и притащили Аскольду. С ними он сам разберется. Лично. Голыми руками. И даже отсутствие пальца не помешает.

Неудовлетворенность лишь подогревала эндера, рисуя в его голове варианты расправы. Выдранные глаза, ноздри, сломанные по одной фаланге пальцы, кости, вырванные суставы.

Они умолять станут о смерти! Мечтать о ней как о высшей, божественной милости!

Плотность магии в Гойе не позволяла задействовать один лишь портал из междумирья. Аскольд вышел в просторном поле, поросшим высокой травой и кустарниками и шагнул снова. Вот, теперь замок.

Ночь только перевалила за экватор. Черное небо родины напоминало демону полотнище с выдранными кусками – белесыми звездами.

На душе бушевали такие эмоции, что казнить кого-нибудь хотелось срочно, а обидчиков Наталии еще даже не доставили. Аскольд сжал кулаки. Он демон и повелитель, имеет право без причины покарать любого. Просто вызвать к себе и оторвать голову, чтобы успокоиться. Но эндер всегда считал подобное поведение недостойным того, кто у власти. Даже если подчиненные – те еще ангелы. Готовы загрызть, если заплатят побольше или найдется кто посильнее. Впрочем, Аскольд понимал, что и демонам не чужда верность. Просто те уважают не за обернутые в красивые фантики элегантных фраз пустые обещания, а за поведение истинного правителя – жесткого, но справедливого. А тех, кто вымещает злобу и неудовлетворенность на подданных, уважать перестают быстро. Остается лишь животный страх перед высшими демонами, самыми мощными и непредсказуемыми. Но страх – очень плохой советчик. Маленькая псина в ужасе перед человеком готова укусить его и сломанной игрушкой рухнуть на землю.

Замок проснулся, едва повелитель пересек сад, оставив за спиной синеватые силуэты вековых деревьев и клумбы, усеянные пестрыми коврами цветов.

Здесь пахло кисло-сладким нектаром, и Аскольду это нравилось. Он терпеть не мог приторные ароматы.

Свирепый степной ветер прорывался на равнины Гойи и временами шевелил волосы на голове повелителя. Уже вблизи замка – большого, с остроконечными башнями и витражами, Аскольда встретили слуги, охранники и двое помощников – демонов среднего уровня. Здоровенный черняк Кассий первым шагнул к повелителю, худощавый и жилистый пожиратель Таннай – вторым, но поравнялись они с Аскольдом почти одновременно.

– Братья уже вернулись? – уточнил эндер.

Кассий принялся чеканно докладывать и на его простом, открытом лице так и читался энтузиазм. Тонкие черты Танная с удлиненным черепом и узким подбородком чуть скривились – такое подобострастие он не приветствовал. Впрочем, оба прошли с Аскольдом огонь, воду и войну с соседними государствами.

Так что эндер доверял обоим, как бы по-разному они не вели себя. Знал, что ни один не подведет, оправдает доверие оставаться глазами, ушами и, если потребуется, карающей дланью повелителя, пока тот в отлучке.

– Господин Дементрий прибыл раньше вас. Господин Назаврий еще отсутствует. А господин Готрик отправился на охоту.

Аскольд вскинул бровь:

– Куда?

Младший брат – вечная головная боль повелителя. Заноза в заднице. То ведет себя, как и подобает высшему демону, а то выкидывает такие фортели, что хоть самолично его на ломтики режь. Как-то раз питался в каком-то смертном клубе феминисток. Разумеется, они ни документы не подписывали, ни согласия не давали. А после недельной оргии вызвали полицию и настрочили сорок три жалобы. Аскольд постарался замять инцидент как мог. Принес извинение от правящего дома Гойи, выплатил всем компенсации, привлек лучших гинекологов, чтобы женщин осмотрели и при необходимости оказали помощь. Конечно, вензаболеваниями демоны не страдали и переносчиками не являлись – все сжигала их особенная энергетика. Но вот от физических травм жертвы необузданного эндера не застрахованы. Разрывы, трещины где надо и где не надо – вполне возможны, если брат потерял контроль. Что не мудрено при его возрасте и безоответственности.

Впрочем, если что Дементрий и Назаврий помогут привести парня в чувство.

Да и в последние годы Готрик немного утихомирился. Меньше безумствовал и больше вел себя более-менее в рамках. Он встретил женщину. Ведьму с Земли. Аскольд никогда не спрашивал, а Готрик никогда не рассказывал. Но судя по тому, что брат «остепенился», он действительно заинтересован в новой пассии.

Повелитель Гойи вдруг подумал о совпадении. Ведьма с земли изменила младшенького из клана Энберских… Велена, ее соотечественница, изменила представления старшего о человеческих женщинах… Даже не так – перевернула их с ног на голову.

Повлияет ли Велена на самого Аскольда также как зазноба Готрика на младшенького? Хороший вопрос.

Во всяком случае, эндер и представить не мог, что отдаст палец за кого угодно, кроме родителей и братьев…

Тем более, Гейгерре, которая наверняка использует полученный артефакт для новых магических фокусов. Ходили слухи о разделе территории в междумирье. Каждый, кто там селился, считал себя царем горы. Хозяином и властелином собственной территории. В отсутствие общего правительства – правило работало.

С пальцем самого могущественного высшего демона Гейгерра могла решиться изменить существующий порядок. Но Аскольда это почему-то нисколько не заботило. Хотя раньше он сотни раз отмерил бы и просчитал все возможные риски. Сегодня же повелителем Гойи двигало лишь одно – желание завладеть Веленой.

Странное, иррациональное и совершенно незнакомое чувство, что не в силах отказаться от этой женщины. Легче отречься от денег, власти и другой конечности…

Парадокс, но факт. А повелитель Гойи привык всегда прямо смотреть в лицо фактам.

Аскольд сразу же поднялся в свой кабинет, заставленной мебелью из желтого дерева – единственного в своем роде, растущего исключительно в междумирье.

У дверей эндер дал знак главе охраны – пожирателю Хортону – оставаться снаружи. Гигант даже для демонов, под два с половиной метра ростом, поклонился и приказал остальным охранникам рассредоточиться, оберегая повелителя.

Всего лишь необходимая мера, а скорее так, способ пригрозить возможным диверсантам, в том числе и людям с их новомодными игрушками, типа гранат и прочего.

Аскольд и сам справился бы почти с любым нападением. Высшего может победить только высший, причем исключительно такой же магической силы. А равных братьям эндерам из Гойи пока не нашлось.

Тяжелый стол, гигантский шкаф с документами, компьютер с виртуальным монитором и мышкой – надо же пользоваться достижениями людей, раз уж теперь они с демонами близкие соседи.

Аскольд опустился в свое черное кожаное кресло, а помощники замерли у его стола.

– Что там в Онесси? Снова бунтуют? Раргои все еще отстаивают свое право пить людей, когда и сколько захочется? Или дюжина голов бунтарей на кольях убедили их, что я шутить не намерен?

– Вроде притихли, – отозвался Таннай. По части слежки за братьями Аскольда и придворными Кассий мастер и его имидж рубахи-парня только на руку. Никто не подумает, что этот амбал, который предпочитает демонические ткани и одежду обычным человеческим футболкам с брюками, может так мастерски каждого отслеживать. И вовремя докладывать повелителю. Что же касается политики и казней, тут лучше Танная не найти во всем Дергоште.

Когда-то Аскольд с ним лично раскатывал по степи последних бойцов Лавирнии и отрывал головы еще живым воинам.

– Но есть другие неприятные новости? – вскинул бровь Аскольд – всем своим видом Таннай показывал, что еще не закончил с докладом.

– Демонофобы… Очистители, как они себя называют. Проклятые мощи! Как достали эти тупые человечишки! – оскалился пожиратель. – Устроили очередную резню на границе междумирья. И… диверсию в Костроле.

О как! Кострол – один из немногих городов демонов на Земле. Закрытый, со всех сторон защищенный. Не только земными техноигрушками – магией и далеко не самой простой.

– Значит теперь к ним присоединились и колдуны? – процедил Аскольд. – И? Мы чем-то ответили?

– Повелитель Лавирнии отправил людям протест и потребовал дать разрешение на расправу над террористами. Повелитель Мейтта выслал раргоев в штаб Очистителей. Была бойня, резня, и все такое. Всех повязали. Демонов, я имею в виду. Людей в живых не осталось.

– Пошли Алексею Суфрову и мои требования внять повелителю Лавирнии. Будем надеяться у президента Земли хватит мозгов пойти на наши условия. В остальное вмешиваться не стану. Сами заварили, пусть сами и расхлебывают.

Наши не пострадали?

– Нет. У наших в Костроле слишком хорошая защита, да и теракт случился в другой части поселка.

– Тогда тем более не вмешиваться. Ждем реакции земных властей и там решим. Расправиться с виновными надо. Методами людей или нашими… решим позже. Главное прийти к консенсусу.

Политика, что б ее! Аскольд оторвал бы этим взрывателям руки и ноги, пусть чурками доживают оставшиеся годы.

Но теперь все иначе. От людей слишком много пользы: технические достижения, бесплатная кормежка, развлечения, оружие, медикомагические ноу-хау. Вроде восстановления колдовского потенциала после комы.

Раньше демоны после такого утрачивали силы и становились смертными.

И все бы даже ничего, но питаться они больше не могли и просто погибали от голода.

– Все? – Аскольд обвел взглядом помощников. Те закивали.

– Тогда так! Пошлите самых смышленых и ориентированных в мире людей пожирателей завтра, в три часа дня по адресу: Земля, Эйвилл, Зеленая тридцать пять У. Там они должны забрать двух женщин: Велену и Маргариту Мерешниковых. Если последняя не сможет идти – пусть несут. О приезде следует сообщить Велене еще утром. Если что-то изменится доложить мне лично в любое время.

Помощники закивали. На лицах промелькнуло любопытство, Кассий даже подумывал было задать вопрос, но Аскольд резким жестом пресек попытку.

– Жителей Гойи нужно предупредить, что с завтрашнего дня в моем замке живут гостьи. Вернее, одна в замке, другая в лечебнице. Ни в чем им не перечить и не отказывать. Любые расходы и прочее компенсирую.

 

Помощники закивали снова и любопытство их явно разрасталось по мере того как Аскольд отдавал распоряжения. Впрочем, после реакции повелителя лишних вопросов не задавал ни один.

– В лечебнице приготовить лучшую палату. Пусть весь персонал ходит вокруг Маргариты на цыпочках. Любые капризы ее должны исполняться. Лечение вести по рецепту Гейгерры. Каждый пункт должен выполняться неукоснительно. Через неделю о результатах лечения доложить лично мне.

Аскольд положил руки на стол, и помощники только теперь заметили отсутствие пальца.

– Повелитель… – Кассий искренне расстроился, а Таннай заметно напрягся, готовый отомстить за боевого товарища.

– Ничего не нужно! – рявкнул на них Аскольд. Злость вспыхнула внезапно. Стоило лишь вспомнить – как реагировала на него та, ради которой эндер лишился пальца.

Захотелось прогуляться по замку и поотрубать пальцы всем, что под руку подвернется. Снова Аскольд думал не так как обычно. Рассуждал, как те безголовые правители, что отыгрывались на подданных за собственные проблемы и неудачи.

Проклятые мощи! Что сотворила с ним эта ведьма?

– Свяжитесь с полицией. Вам нужно дело некоей Натальи Берестовой. Десять лет назад в Эйвилле ее изнасиловали несколько демонов. Питались, издевались, истязали.

Кассий сглотнул, Таннай покачал головой. Такое поведение сейчас не поощрялось – именно оно и восстанавливало честных граждан столицы Земли против рогатых соседей. Питаться – питайся, но и меру знать надо. Сейчас не дикие времена, когда демоны хозяйничали на Земле как пожелают. А люди защищались в лучшем случае стрелами и копьями, в худшем – вилами и факелами. Сейчас у них ядерные бомбы и радиация. Убить не убьют, но уничтожат природу края демонов. Выживать в пустоши никому не хотелось. К тому же, средние и низшие демоны частично черпали ауру и магию именно из природы Дергошта. Так что гибель Родины грозила смертью и им тоже. Не сразу, но в конце концов – однозначно.

Высшие и самые сильные средние смогли бы существовать и в мертвой радиактивной пустыне. Но для чего? Ради какой цели? Зачем? Когда питаться, поддерживая собственную магию и силу можно без убийств, не вызывая людей на агрессивные действия? Даже больше того, получая от них технологии и ранее неведомые знания!

– Я хочу, чтобы вы нашли виновников и притащили ко мне. Чем быстрее, тем лучше. Если справитесь до утра, награжу. Протянете пару дней… – Аскольд остановил на помощниках тяжелый взгляд… Парни сглотнули. Все знали, что повелитель Гойи умеет награждать за хорошую службу и наказывать умеет тоже, как никто другой.

Аскольд позволил демонам осознать всю важность поручения и те суматошно закивали в ответ. Только тогда эндер продолжил:

– Также мне нужны все выкладки наших лекарей на тему «живой комы» и вся информация о ней от человеческих медиков.

– Сделаем! – горячо пообещал Кассий. Таннай кивнул в знак подтверждения.

– Как только земные ведьмы прибудут в замок, сообщить мне! – отдал последний приказ Аскольд.

Помощники послушно закивали.

– Свободны! – скомандовал эндер.

Демоны скрылись за дверью, а Аскольд связался с Лавирнией при помощи магических волн кристалла манкорлия – аналога человеческих сотовых. Спасибо, подсказали. Прежде на подобные сеансы уходила масса энергии, даже у высших. Они открывали нечто вроде псевдопорталов. А вот теперь сил тратилось мизерное количество, а картинка и звук не уступали прежним ни капли.

Манталь, повелитель Лавирнии, тоже из первородных, как и семья Аскольда – принял вызов немедленно. Демон из рода змеев, что питались гормонами агрессии и ужаса, худощавый, с узким хищным лицом и черными вертикальными зрачками, он никогда не вызывал у Аскольда доверия. Впрочем, повелители демонов редко доверяли друг другу, скорее терпели и заключали выгодные союзы.

– Тебе ответили по поводу Кострола? – с равным себе эндер мог не церемониться.

– Пока нет. Но я жду и готовлю ответный удар, – сквозь зубы процедил Манталь и его жилистые руки сжались в кулаки. – Погибло много моих. Ваших – нет. Но, думаю, присоединитесь? – он приподнял светлую бровь.

– Разумеется, – подтвердил Аскольд. Все же Манталь и его демоны бились как звери, когда войско Гойи штурмовало Лавирнию. И это стоило уважать. Аскольд отвоевал у Манталя пару провинций, но решил остановить нашествие. Просто потому, что не хотел расширять границы Гойи до такой степени. Следить за новыми провинциями – лишняя головная боль. Одной Онесси хватало с лихвой! А в Лавирнии свои восстания и свои недовольные.

– Я думал, может послать плотоядных пощекотать Чеколлу? Приграничные земли, леса и все такое… Никто ничего не докажет. Но люди поймут, что с нами шутить не стоит…

– Плохая идея! – отрезал Аскольд. – Чиновничий город, конечно, легкая добыча. Но вызовем очередную смуту и демонстрации против демонов. Надо действовать более тонко и скрытно.

Манталь сплюнул.

– Надоело вошкаться с этими людишками. Ведьм и прочих еще можно как-то терпеть. Но претензии смертных!

Он вскинул руки с ясно проступающей сеткой вен.

– Остынь, – осадил Аскольд. Имеет право – он ведь откусил часть Лавирнии, когда захотел. Может и еще понадкусывать вотчину Манталя, пока та не ослабнет и не станет легкой добычей для прочих соседей. – Подождем, что скажет нам Алексей. Он не дурак и к тому же маг.

– А его помощник – этот самодовольный индюк Диего Гомес – человек! – возмутился Манталь. Ну да, этот ненавидит смертных за ограничения в питании. Такие, как Аскольд или пожиратели, да, в принципе все, кроме раргоев, змеев и плотоядных могли питаться скрытно, даже не ставя жертву в известность. Но высосанный адреналин в крови после встречи с демоном определялся сразу.

– Давай подождем до завтра, – с нажимом произнес Аскольд. Ослушается, получит по первое число. Повелитель Гойи не любил, когда ему перечили. Змей прищурился, помедлил и выдавил из себя:

– Твоя взяла! Но Аскольд! Твоего разрешения ждать не стану! Если Алексей не примет меры, мы начнем действовать сами. И никому мало не покажется…

Ну да, прежде всего Лавирнии…

Аскольд сделал вид, что верит, даже очень и с усмешкой отключился.

С Ортаном, чергоем из рода высших, повелителем Мейтта, Аскольд связываться не стал. Этот мясник, пожиратель чужой магии, уже и так надоел до смерти. Нажрется энергии в какой-нибудь магической аномалии и чудит как обдолбанный смертный.

Сколько можно! У повелителя демонической империи, пускай и небольшой, как следует порезанной соседями, должна же работать башка!

С властелинами мелких княжеств Дергошта эндер не видел смысла созваниваться. С этими микроцарьками даже люди не особенно контактировали. Все равно сколько бы те ни пыжились, пока не объединятся толку не будет. А до этого им еще ой как далеко, если верить разведовательным данным повелителя Гойи. Аскольд отслеживал малейшие поползновения княжеств на объединение, но пока все потерпели фиаско. Слишком уж властелины одной горы и половины поля, как выражались некоторые, ценили крохи власти, чтобы посмотреть на ситуацию трезво. Они слабы, и любой повелитель, пожелавший захватить их земли, получит все, что захочет.

Аскольд презрительно сплюнул и подключил манкорлий. Голубой кристалл замерцал, задействовав сеть таких же, раскиданных по всей Гойе и даже в соседних королевствах. Так эндер ловил аурные следы тех, кого требовалось, и связывался с ними немедленно, как люди с помощью мобильников. Сейчас Аскольд искал Готрика…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru