полная версияТайна Горячего моря

Вольдемар Хомко
Тайна Горячего моря

И вот, идет красавица Сицзюнь, смотрит по сторонам, а в душе у нее нескончаемый праздник. Скоро должна она увидеть своего возлюбленного, очень скоро обнимет он ее, а потом, согласно всем древним обычаям, сыграют они свадьбу. И никто не сможет помешать им.

– Здравствуй, прекрасная Сицзюнь! – Краем глаза Табалды-бек уже заприметил молодую девушку и хочет привлечь первого покупателя в такой ранний час.

– Здравствуйте, Табалды-бек! Как поживаете?

– Спасибо, хорошо! Вот посмотри, у меня появились новые металлические гребни для твоих роскошных волос! Такие есть только в моей лавке! И отдам недорого! Заходи посмотреть!

– Спасибо, уважаемый бек. На гребни у меня нет денег. Я ищу краску для волос цвета вороненого крыла.

– Ты как раз по адресу! У меня есть в запасе мешочек. Оставил специально для тебя. Заходи!

Девушка заходит в лавку к беку и начинает рассматривать товар, выставленный на продажу. Её привлекает много вещей из тех, что продается в лавке у дельца, но позволить она может очень немногое – ее отец, старый башмачник, зарабатывает копейки, починка обуви не приносит прибыли, и девушка старается не смотреть на такие привлекательные бусы из блестящего аравийского жемчуга, подвески в форме дивных птиц из серебра и кулон из хризолита, в котором будто бы расположилась вся необъятная Вселенная.

Хитрый бек сразу подмечает, что горящие глаза девушки разбегаются по всему товару. Он знает, куда направить русло разговора:

– Нравится мой товар, красавица?!

– Очень, уважаемый бек!

– Ну тогда ты можешь взять кое-что для себя в долг. А потом отдашь. Я могу подождать несколько дней. Ну, выбирай, что угодно твоей прекрасной душе.

– Даже и не знаю, уважаемый Табалды-бек. Боюсь, что моему отцу это не понравится.

– А мы и не будем ему об этом говорить. Просто, когда у тебя появятся таньга, ты принесешь мне долг, и мы будем в расчете.

– А так точно можно?

– Для тебя все что угодно! – Бек прячет хитрые масляные глазки и плотоядно потирая потные ладони, помогает красавице выбрать безделушки, которые ей понравились.

Провожая ее из лавки, он смотрит Сицзюнь вслед и что-то бормочет себе под нос.

Глава 5. Стена в глубине

Аквалангисты вынырнули из воды и один за другим начали подниматься наверх. Болот с нетерпением ждал, какие же находки принесут водолазы в этот раз. Уж больно хотелось открыть что-нибудь новое и неизведанное. Да и остальные члены отряда с нетерпением ждали, что же покажется из холщовых мешков мастеров подводного поиска.

– Ну показывайте, что там у вас! – Сарымсаков помог начальнику маленького подводного отряда, Петру Рапору аккуратно выложить все что было внутри мешка. В принципе, ничего особенного, но все равно есть над чем поработать. Несколько керамических черепков с незамысловатой росписью, один металлический штырь, сильно напоминавший элемент конской сбруи и кусок, судя по всему, каменной зернотерки. Были еще и другие куски, непонятного предназначения.

– Это все, ребята?! – Болот Торекулович посмотрел на аквалангистов.

– В том то и дело, что ни все! – Глаза Рапора горели огнем, который можно заметить только у поисковиков, действительно напавших на что-то реально стоящее.

– Ну что, что?! Говорите! – Болот уже и сам заразился этой искрой, передавшийся от только что вылезших из моря подводников.

– Болот Торекулович! Мы видели очень длинный кусок стены! Но это еще не все! Судя по всему, на этом месте был рынок или базар. Возможно, поиски приведут нас к лавкам торговцев, а там, вы же должны понимать, там может быть все, что угодно: и товары локального значения, и предметы, прибывшие караванами из далеких стран, например, Индии!

Но Болот и сам это все сразу понял и поэтому не колеблясь спросил ребят:

– Когда вы сможете погрузиться снова?

– Ну, нужно или зарядить баллоны сжатым воздухом, или поменять на новые. У нас только четыре баллона, так что придется пару часов подождать.

Глава отряда заскрипел зубами от досады, но тут уже ничего нельзя было сделать. Придется ждать. А пока можно было заняться новыми находками.

Пока водолазы отдыхали и приходили в себя, все члены экспедиции начали работать с новоприбывшими трофеями. Тут хватило работы всем: студентов поставили на участок грубой очистки артефактов, когда можно было особо не беспокоиться за сохранность скованного водными отложениями древнего предмета. Бесенов, штатный трасолог, по еле заметным следам на предметах пытался прямо на месте определить, для чего именно использовалась данная находка, а Венера Сабирова бегло осматривала куски древностей и размышляла, были ли они орудиями труда или нет.

– Болот Торекулович! – Один из студентов, Азамат устал сидеть на корточках и решил поговорить с начальником отряда. – Скажите, а почему вы так обрадовались, узнав, что аквалангисты нашли стену?

– Видишь ли, Азамат. – Сарымсаков стряхнул с ладоней кусочки прилипшей мокрой глины. – Если Петр Петрович и Геннадий Иванович действительно нашли базарную площадь, а я им крепко доверяю, значит где-то недалеко может быть и дворец самого правителя. Гуньмо. У усуней он так назывался. А во дворце, как ты сам уже должен понимать, можно найти очень много всего интересного. Ну и к тому же этот факт подтвердит давнюю гипотезу о том, что в районе Тюпского залива действительно находился город Чигу или Чугу-Чэн. С китайского можно перевести как город Красной долины. Здесь, в районе села Покровка или по-кыргызски, Кызыл-Суу происходили приемы важных послов из других государств и велись переговоры о заключении союзов или начале войн. Моя мечта, друзья мои, найти этот город, а также подтверждения тому, что он реально существовал, поэтому я с нетерпением жду каждое лето, чтобы вновь заняться подводными поисками. А теперь вернемся к работе. Помните, время не ждет. Погода может ухудшиться в любой момент, а наши гости из России кроме нас имеют кучу другой работы.

Все вернулись к поднятым древностям, а аквалангисты, отдохнув, начали закачивать в алюминиевые баллоны кислородно-азотную смесь с помощью специального бензинового компрессора. Закончив все приготовления, они снова одели костюмы, нацепили снаряжение и потихоньку погрузились в бирюзово-голубые воды теплого моря. Погода была ясная, солнце жарило во всю и не было никаких причин беспокоится о том, что налетит гроза или шторм. Аккуратно вернувшись к тому же месту, где они увидели стену, водолазы начали потихоньку пробираться вдоль нее, по пути замечая всякие неровности и прочие мелочи. Сами стены были из кирпича и камня. Местами на них был такой слой ила и глины, что было невозможно разглядеть, какая именно это стена.

Начали попадаться деревянные настилы, каменные вымостки, напоминающие улицы или полы зданий. Все чаще стали попадаться фрагменты керамической посуды, куски бронзовых ножей, каменные орудия труда. Рапор и Тюшев потихоньку пробирались вдоль так удачно открытой ими стены, стараясь по максимуму охватить всю площадь вокруг древних строительных сооружений. Стараясь не касаться ничего вокруг, аквалангисты проплыли почти сто метров, когда уперлись в непонятное сооружение, напоминающее дверь в лавку торговца. Заплыв внутрь, мастера начали тщательно прочесывать дно своими руками, поскольку боевые ножи не могли принести никакой пользы. С помощью них пловцы не «чувствовали» предметы и поэтому все приходилось делать только с помощью своих ладоней. Внезапно под руками Петра Рапора оказался кусок кинжала с отломанным концом, но было видно, что самые важные его части сохранились. В прозрачной воде можно было разглядеть фигурное навершие, бабочковидное перекрестие, двулезвийный реберный клинок. На ручке кинжала располагались по три вертикальных гофра с каждой стороны. Но самым ценным было то, что навершие клинка было отображено в виде голов двух тигров в зеркальном отображении. Они как бы соприкасались затылками.

Кроме него в руках аквалангистов оказались бронзовый ритуальный котелок со сферическим корпусом и толстыми стенами. Венчик котелка слегка выступал вперед, под ним можно было обнаружить хорошо сохранившийся носик-слив. Геннадий Иванович Тюшев также нащупал большой бронзовый гребень с несколькими отломанными зубцами. Рядом с ним лежал и небольшой разбитый сосуд, у которого хорошо сохранилось донцо и венчик. В общем, улов был богатым.

Собрав все находки в мешки, подводные пловцы поспешили наверх поскольку хотели сделать еще как минимум несколько спусков. У края борта их уже с нетерпением ждал Сарымсаков, который с радостью принял у водолазов все бесценные древние находки. Судя по всему, его надежды начали потихоньку сбываться. Все указывало на то, что в этом месте Тюпского залива действительно находился город, и именно здесь располагался базар – уж больно много всего указывало на это. Теперь добраться до дворца гуньмо уже было делом техники. Сегодня конечно же это было невозможно, но вот до конца сезона… Болот Торекулович страстно желал увидеть покои правителей государства усуней и поэтому так торопился успеть все сделать до сентября и начала штормов и непогоды на озере.

Следующий заныр оказался для аквалангистов не столь удачным. Пройдя «лавку торговца», как они теперь называли место удачно добытых артефактов, пловцы пошли дальше по дну. Но теперь им попадалось только пустынное, ровное, илистое дно. Изредка выступали похожие на туф известковые образования, достигающие иногда метровой высоты и занимающие площадь до десяти-пятнадцати квадратных метров. Попадались островки чахлых зарослей. В этот раз мастера захватили с собой прибор дистанционного зондирования. Он мог чувствовать железо и бронзу как под землей, так и под водой, на глубине примерно до полутра метров. Прибор иногда барахлил, но все равно с помощью него можно было работать более продуктивно, отыскивая глубоко зарытые в песок или ил древние ценности.

Дворец, который так искал Сарымсаков все не появлялся и поэтому совместным решением аквалангисты прекратили поиски, оставив неисследованную часть на следующий день.

 
Рейтинг@Mail.ru