Мертвые боги. Книга 3

Владимир Леонидович Шорохов
Мертвые боги. Книга 3

Серия «Жертва»

1 книга «Оракул»

2 книга «Проклятые»

3 книга «Мертвые боги»

1. Погребальный костер


Дэрин ушёл, он должен выполнить поручение оракулы и узнать, что происходит в лагере врага. Это опасно. Возможно, он уже не вернётся, но ослушаться не имел права. Прижимаясь к земле, слушал её гудение, всматривался во мрак и пляшущие огни костров, что растянулись вдоль горизонта. Что-то было не так: врагов мало, даже дозорные ему встретились всего несколько раз. Но обойдя их стороной, углубился в сторону лагеря и там затерялся.

Шаграт остался за пределами частокола армии силекациров, он слышал вопли, рёв, крики, проклятья и стоны, доносившиеся со всех сторон. «Они там что, сошли с ума?» – это была первая мысль, которая пришла ему в голову. Разведчик спрятался среди больших камней, что были приготовлены для катапульт, и стал ждать возвращения следопыта. Но прошёл уже не один час, а тот не появлялся. скоро рассвет, надо уходить, а его друга нет. И тут со стороны лагеря послышался вой трубы, подняли тревогу. Шаграт, не поднимая головы, только повёл глазами из стороны в сторону, ожидая, что сейчас в его сторону ринутся серы. Но, как ни странно, никто не бежал.

Начался шум, крики. Пролетело несколько стрел, разведчик присмотрелся и увидел, как в темноте, хромая, стараясь не упасть, бежал Дэрин, а его, словно тень, не отставая, преследовало несколько серых. Как только мимо пробежал следопыт, Шаграт выскочил и резким движением вонзил клинок в чью-то плоть. Послышался писк, и захлебываясь в крови, тело упало, тут же появился второй, но к этому разведчик был готов, ему опять повезло. Через минуту все трое преследователей лежали на земле, – они уже не увидят рассвета.

– Я тут, – прошептал Дэрин.

– Уходим, они сейчас пустят погоню.

– Да, идём, я только…

Небо стало розоветь. Разведчик смог разглядеть, что нога друга была вся в крови.

– Похоже тебя задели. Бежать сможешь?

– Постараюсь.

Дэрин встал, чуть присел, похоже рана была серьёзной, посмотрел назад, боялся, что сейчас из темноты появятся силекациры. Но в их сторону никто не бежал, даже стрелы, и те не пускали.

– Странно, – прошептал он и, хромая, стал удаляться от лагеря.

Шаграт понимал, что до восхода им не вернуться в город, а оставаться на открытой местности смертельно опасно. Поэтому, найдя среди выступов скал небольшое углубление, потянул туда следопыта.

– Отсидимся тут, надеюсь, нюхачи нас не обнаружат, сейчас замаскируюсь.

Шаграт умел это делать, ведь ему приходилось часами, а порой и сутками, не сходя с места, наблюдать за врагом. Минут через десять всё было готово, теперь если даже серый подойдёт вплотную и захочет помочиться, не обнаружит их логова.

– Что выяснил? – спросил Шаграт, разрезая штанину на ноге Дэрина.

– Они прокляты, боги спустились и забирают их жизни.

– Поясни, это как? Там ходит бог?

– Силу богов не увидеть, так сказал Кяг. Но они корчатся, падают, их выворачивает, появляется жар и судороги. Видел мёртвых. Их очень много. Они повсюду..

– На них кто-то напал? Их убили? Но кто?

– Боги…

– Знаешь, я, конечно же, верю в богов, но ни разу их не видел, это духи?

– Нет. Сасип, их называют проклятыми, я к ним ходил, говорили про силу богов, что пророчество сбудется. Значит настал момент.

Шаграт быстро промыл рану, достал из сумки иглу с ниткой, ткнул остриём и начал накладывать швы.

– Всё, что мог, сделал, – рана была неглубокой, но длинной. – Надо сообщить в город.

– Нет, нам нельзя. Гага принёс записку, в ней сказано, что если смерть в лагере, то возвращаться туда не нужно.

– Почему? Они ведь тогда не узнают, что там.

– Это уже не важно, наступления не будет, некому штурмовать.

– Тихо… – прошептал Шаграт и присмотрелся, как мимо скал прошла вереница силекациров.

Их походка была уставшей, некоторые даже пошатывались. Было видно, что многие с трудом поднимали свои щиты. «Что с ними? Это боги их так покарали?» – думал разведчик, стараясь как можно тише дышать. День среди камней прошёл тяжело. Стояла жара, вода кончалась, к вечеру те, кто ушёл на передовую, не вернулись. Шаграт не слышал боя барабанов, только со стороны лагеря доносился вой умирающих. «Что там происходит?» – ему и самому стало страшно, но вечно сидеть среди камней они не могли.

Опустилась ночь, выскользнув из укрытия, он убежал, а через полчаса вернулся с флягой.

– Пей.

– Что там? – поинтересовался Дэрин.

– Не знаю, но я не встретил ни одного дозорного, они даже трупы с полей не убрали, многие были ещё живы и ползли в сторону лагеря. Что происходит?

– Боги.

– Вот заладил, боги.

– Относись к ним с уважением, если надо, придут и за нами.

Они вышли из своего укрытия. Возвращаться в город и оставаться на вражеской территории они не могли. Оставался один выход – уйти в сторону гор и надеяться, что им повезёт дожить до следующего утра.

Шли медленно. Дэрин хромал, но, стиснув зубы, двигался дальше, и вдруг из темноты появился проклятый сасип. Шаграт замер, в их сторону шла тень, словно это была сама смерть.

– Живой? – в голосе Кяг было удивление.

– Да, а вы как тут оказались?

– Похоже тебе нужна помощь.

– Ничего страшного, то ли ещё будет, – Дэрин присел на перевёрнутую телегу. – Вы из города.

Кяг резко повернул голову. Шаграт даже не успел увидеть, как длинные руки достали стрелу и натянули тетиву, та тут же улетела в темноту. Послышался хлопок, затем вой. Дальше наступила тишина.

– В город идти нельзя, сиди смирно, – сасип опустился на колени, но даже сейчас он был в два раза выше Дэрина. – Это тебе поможет, – что-то, будто оса-убийца, кольнуло в руку, в темноте следопыт не разглядел, что делает Кяг, но его присутствие придало уверенность. – Побудьте здесь, ходить опасно, утром приду.

Сасип поднялся и растворился в темноте.

– Нельзя оставаться, – еле слышно прошептал Шаграт. – Мы тут, как на ладони, нужно уходить.

– Подождём, он неспроста это сказал, обещал прийти.

– Если только доживём.

Дэрин чувствовал, что нога начала гореть, складывалось ощущение, что на рану постоянно лили сперва тёплую, а теперь уже и горячую воду. На горизонте появилась розовая полоса. Разведчик забеспокоился, он посматривал на скалы, откуда они ушли, уже думал предложить вернуться, но тут в десяти метрах увидел мёртвое тело, из которого торчала длинная стрела. Небо стало светлеть, тени растворились, разведчик поднялся во весь рост.

– Что, что не так? – Дэрин тоже встал и замер.

Куда бы они ни смотрели, видели только тела умерших вчера и ночью силекациров.

– Жатва богов, – прошептал следопыт.

Шаграт вздрогнул, ему стало не по себе. Он не слышал ночью ударов мечей, не было боя, но всё поле было усеяно мёртвыми телами. Он подошёл к одному из них и попятился, словно увидел призрака.

– Они прокляты!

Дэрин и так уже видел, что кожа серых покрылась чёрными пятнами, их глаза побелели. Переступая через трупы, пошёл в сторону лагеря силекациров, где заметил длинные силуэты сасип.

– Идём.

Какое-то время они ещё опасались, что на них нападут, но спустя час стало ясно, что нападать некому, а кто ещё и был живой, то похоже ненадолго. Тела ползли по земле. Они ничего не видели, но знали, что где-то там остался лагерь и маги, которые поднимали даже мёртвых.

Дэрин осторожно ступал на ногу, она всё ещё горела, но уже не так сильно, как ночью. Ему бы бежать в горы, эта жатва богов не нравилась, боялся попасть в её жернова и также корчиться на земле.

– Живой, – в голосе Кяг прозвучали радостные нотки.

– Спасибо, ты что-то сделал со мной?

– Сядь, на тебе печать смерти.

– Как? Что? – закрутил головой Шаграт.

– Оракул просил присмотреть за тобой. Это, – он достал маленькую трубку с тонкой иглой, – дар предков, они запечатают смерть, что уже проникла в тебя.

– Какая ещё смерть? – не унимался Шаграт, видя вокруг только мёртвые тела.

– Твоя кожа стала сереть, – тут разведчик вытянул руку и увидел на коже пятна.

– Вот чёрт! – выругался Шаграт и сел на каменные ядра, что были разбросаны по полю.

– Я помогу, – Кяг опустился, взял руку Дэрина и уколол иглой. – Предки смогли запечатывать смерть в этом маленьком сосуде, в ней капли жизни, что смогут победить слёзы богов.

– А что такое слёзы богов? – поинтересовался Дэрин, наблюдая за тем, как длинные пальцы сасип осторожно нажимали на трубочку.

Кяг вынул иглу, достал новую трубочку и повернулся к Шаграт, тот вздохнул и молча протянул руку.

– Это поможет?

– Должно, – ответил Кяг. Закончив дело, он встал. – Идёмте, тут уже делать нечего.

– Но зачем нам идти туда? – поинтересовался Дэрин. – Какой в этом смысл, если боги их покарали?

– Покарали, но не всех, те, кто ещё может идти, теперь бегут, но на них проклятье, если встретят кого-то на своём пути, то передадут печать смерти ему, и так до бесконечности. Надо это остановить. Жертва принята. Она предназначена только для армии силекациров. Вы мне поможете! – Кяг не попросил, а приказал.

– Что надо делать? – поинтересовался Шаграт.

– Убивать всех, кто идёт, – тут он взял лук, натянул его, и его стрела улетела куда-то вдаль. Дэрин проследил её полет – она безошибочно вонзилась в воина, что брёл по дороге. – Убить всех!

– Да это мы мигом, – Шаграт вынул клинок, теперь он понимал, что армии силекациров уже нет, а те, кто ещё был жив, от страха бежали как можно дальше.

 

– Нам надо найти принцессу, идём.

Кяг взял в руки длинное копьё и, если видел, что по пути кто-то шевелится, протыкал им несчастного. Военный лагерь силекациров был огромен, он тянулся от горизонта до горизонта. Но и тут им мало кто встретился, большинство умерли, но были и те, кто собирал вещи, готовясь вернуться в леса Межап. Несколько раз на них нападали, но стычки были короткими. Силы серых истощились, они с трудом поднимали мечи и размахивали ими, как слепые.

Шли в центр, туда, где виднелись шатры знати, генералов и военного штаба. Здесь было не лучше, чуть в стороне погребальные костры, жертвенные алтари. Появились мародёры, они обыскивали трупы, снимали украшения и, набив мешки драгоценностями, пытались убежать. Дэрин переступил через рюкзак, он был настолько тяжёлым, что серый, даже умирая, не выпустил его из рук. «Жатва, – думал он, не понимая, как боги смогли покарать врагов. – Они все умирают, а мы? Он сказал, что запечатал смерть, но как?» Разведчик мало что знал о технологии предков, только видел металлических охранников вуг, они были неживыми и в то же время живыми. Даже спустя много лет, как стал служить оракулу, они его продолжали пугать.

Сасип подошёл к комплексу огромных шатров из позолоченной ткани, стражи не было., Всё ещё дымились ароматизирующие свечи, что перебивали запах гниющего мяса. Кяг нагнулся и вошёл в шатёр, за ним последовали Дэрин и Шаграт. Кругом богатства, которое было награблено в городах, карты, знамёна, оружие. И ни одной живой души.

Следопыт, не опасаясь нападения, устремился обследовать другие шатры. Он почти час ходил по ним и все жё нашёл, что искал. На ложе лежала принцесса, её с трудом можно было узнать: волосы выпали, кожа приобрела зеленоватый оттенок. Рядом лежал её двоюродный брат Таклинн, его они также схватили на той самой дороге, где ранили Дэрина. Чуть в стороне, в глубоком кресле покоился плачущий эльф Цаллыбон, его голова опустилась. Складывалось впечатление, что он и правда заплакал.

– Пророчества сбылись, – в шатёр зашёл Кяг, он разжал пальцы принцессы, она всё ещё сжимала тот самый кулон, в котором была скрыта капсула со слезами богов. Но капсулы на месте не было. – Она исполнила свой долг, стала жертвой.

– Почему она?

Дэрин только один раз видел принцессу, когда приходил с докладом к её матери Ульрикке. Она сидела в стороне и что-то вышивала, но глазами следила за ним.

– Я приготовлю жертвенный костер, она этого достойна.

– Мы тоже умрём, как она? – подошёл Шаграт и встал на колени перед тем, кто должен стать её имперским величеством.

– Возможно, но у нас свой путь, поэтому давайте не будем терять время, приготовьте принцессу.

Сасип вышел, а вместе с ним и Шаграт. Дэрин подошел поближе, увидел браслет на тонкой руке Диес. Он был сильно похож на тот, что у его друга. Пальцы дотронулись до браслета, его явно изготовили предки. Осторожно отстегнул его, ведь теперь тело принцессы будет предано огню, а браслет должен вернуться к королеве, а после – дальше по женской линии.

В шатер, толкая одноосную телегу, вошёл Шаграт. Он снял со стола покрывало, постелил на грубые доски, а после они вместе с Дэрином положили уже разваливающееся тело принцессы на телегу.

– Думаю, их тоже надо предать огню, – следопыт посмотрел на плачущего эльфа и на рыцаря, что сопровождал принцессу.

– Сделаем, – Шаграт выкатил телегу из шатра.

Ближе к вечеру всё было готово. Три тела лежали на брёвнах. Кяг, а к этому моменту к ним присоединились ещё двое сасип, встали на колени, тем самым отдав последние почести тому, кто стал жертвой. Дэрин и Шаграт молчали, лишь когда загорелся костер, они поднялись с колен.

– Держи, – следопыт достал из кармана браслет принцессы. – Он очень похож на твой. Если вернёшься в столицу, отдай его королеве. Думаю, это очень важно.

Шаграт взял в руки браслет, покрутил его: на нём были те же символы, что и на его браслете. Разведчик расстегнул замок и надел на запястье.

– Постой, – Дэрин присмотрелся, после снял браслет и, перевернув его, опять надел. – Кажется, это единое целое, – пальцы с силой нажали, раздался щелчок, и два браслета соединились, а между ними был тот самый медальон, что нашли в катакомбах.

– Похоже ты прав, – согласился Шаграт, он намотал поверх платок, чтобы скрыть от любопытных глаз. – Я его верну.

Пламя гудело, поднимая в небо искры последнего погребального костра. Скоро в лагере невозможно будет находиться: гниющие тела отравят воздух. Разведчик со следопытом никуда не ушли. Они и сами не знали, доживут ли до следующего вечера или тоже умрут.

2. Гарра


Ночь они пробыли в лагере. Тут больше делать нечего. Кто мог, покинул гиблое место, а кто ещё был жив, то это ненадолго. Шаграт смотрел на свою кожу: на ней всё ещё были пятна – предвестники смерти. Он не боялся умереть, давно ускользал от косы, что обрывает нить жизни. Рано или поздно удача отвернётся, и что потом будет, его уже не интересовало.

С рассветом, как только небо стало розоветь, подошёл сасип Кяг, присел рядом, опустил клюв и пропел понятную только ему песню.

– Нам пора, необходимо догнать всех беженцев, что покинули лагерь. Они несут на себе печать смерти, и к кому прикоснутся, – передадут эстафету дальше.

– И что делать? – поинтересовался Дэрин.

– Убивать! – прошипел Шаграт.

– Но мы ведь не можем всех убить, их там, наверно, десятки тысяч, – следопыт видел, как от лагеря тянулась вереница дезертиров.

– Многие уже умерли, но кто-то будет цепляться за жизнь, нам надо её оборвать.

– Я готов, – разведчик встал, проверил свой клинок. – Идёмте, иначе нам придётся бежать до реки Сагмак.

– Как твоя нога? – длинные пальцы Кяга провели по ране, которая уже стала заживать.

– Идти смогу.

Двое сасип остались в лагере. Они методично обходили палатки, вскрывали их и протыкали копьями каждого воина. Их длинные тела напоминали призраки, что ходят в лесу-топи. Если встретишься с ним, просто молись, поскольку исход только один – смерть.

Шаграт словно взбесился, он догонял силекацира, что отстал от своих, наносил удар в спину и бежал дальше. Он ненавидел их по многим причинам и теперь вымещал свою злобу на уже обречённых воинах. Иногда серые объединялись в небольшой отряд и старались защититься, но стрелы Кяг делали в их обороне брешь, и тогда Дэрин с разведчиком бросались напролом. Чаще всего бой был коротким: враг уже не мог нормально сопротивляться, руки были тяжёлыми, а глаза почти ничего не видели. Иногда бой затягивался на час. Каждый раз после себя их небольшая команда оставляла только мёртвые тела.

Дэрин удивлялся, с какой ловкостью прыгал сасип, в его теле было так много энергии, что он, наверно, мог бы бежать не один день, так и не присев, чтобы отдышаться. Но и ему порой приходилось несладко, силекациры, видя, что их преследуют, устраивали засаду, обстреливали из луков. Несколько стрел всё же попали в него, потекла синяя кровь, следопыт впервые увидел, чтобы кровь была некрасной. Он помог перевязать рану. Немного отдохнув, они тронулись в путь. Чем дальше шли, тем больше встречали мёртвых тел.

– Печать смерти настигла, – Кяг встал во весь рост, и без того огромное тело стало ещё выше. – Дорога раздваивается. Это очень плохо.

Шаграт уже и сам понимал, что плохо. К чему прикасались силекациры – всё заражали. Ему пришлось убить несколько заполов, их полумеханические тела также умирали. Следопыт перерезал горло расбас, его четыре глаза умоляли это сделать, поскольку по своей вере они не могли себя убить.

– Дорога, что идёт вправо, ведёт в сторону ущелья Гадив, влево – к крепости Врул, – сделал свой вывод Шаграт. Он уже ходил по этой дороге до города Чеит, когда надо было доставить послание герцогине Дарифф.

– Там поселение, – Кяг указал копьём в сторону холмов. – Идёмте, надо закончить.

– Легко сказать закончить, – Шаграт посмотрел на мозоли, что появились на его ладони, он весь день держал в руке клинок, и теперь пальцы с трудом разжимались.

Уже темнело, поэтому они не рискнули заходить в дома, устроились в лесу и стали наблюдать. Где-то горел свет, явно готовили еду, поднимался дым, слышались вопли умирающих. Иногда до них доносился шум боя: кто с кем бился было непонятно, но как только наступал новый день, они встали и тронулись дальше.

– Всех! – угрожающе произнёс сасип.

– Что всех? – переспросил Шаграт.

– Убить, – выбежал старик запол, и в него тут же попала стрела.

– Ты что делаешь? – возмутился Дэрин.

– Всех!

– Но он же не серый?

– Всех! – ещё раз повторил Кяг. – На них печать смерти, что передали силекациры. Всех!

– Но…

Из дома, согнувшись, словно у неё болел живот, вышла женщина, и новая стрела пронзила её тело. Шаграт понимал, что надо уничтожать, но чтобы вот так, безоружных сельчан, которые даже мухи не обидят. Он прекрасно знал заполов: они мирные, только и делают, что ковыряются в земле. Любят детей, свои поля, и теперь он должен их убивать.

– Всех!!! – взревел Кяг и вонзил копьё в серого, что пытался поднять меч.

– Идём, – безжизненным голосом сказал Шаграт и помог следопыту подняться.

Они зашли в первый дом. Там весь пол был завален мёртвыми силекацирами. Обследовав ближайшие постройки, несколько раз вступали в бой, который быстро заканчивался. Дэрину это не нравилось, он словно слуга смерти обрывал жизни. Увидел среди коров мальчика-забол, тот стоял и плакал над телом своего отца, что похоже ещё вчера скончался. Следопыт поднял клинок, задумался над тем, что сейчас делает. На секунду закрыл глаза, надеясь, что малыш убежит. Послышался свист, резко открыл глаза, в теле мальчика торчала стрела, выпущенная Кяг.

– Зачем ты это сделал?! – взревел Дэрин.

– Он болеет, – сасип подошёл и ткнул луком в грудь мальчика, у которого кожа уже покрылась серыми пятнами. – Нельзя жалеть, надо всех убить.

– Но мы же не палачи! А вдруг есть те, на кого не ляжет печать богов? А?!

– Таких нет.

– А если? – не унимался следопыт, вынув стрелу из мёртвого тела.

– Тогда кожа будет чистой, но я таких не видел.

Сасип прислушался, резко повернулся и с проворством гепарда побежал в конец селения, где доносился лязг металла. Шаграт бился с десятком силекациров, что выползли из сарая и теперь хотели идти дальше. Кяг ворвался в гущу боя и, протыкая тела серых, стал наступать.

Разведчик ещё раз посмотрел на мальчика, он соглашался с сасип, что так надо: ведь именно они хранители, и их слезы богов остановили войну. Обходя стороной селение, он несколько раз нападал на серых, но те уже почти не сопротивлялись, ползли к воде, падали в неё и, захлебнувшись, их тела уносило по течению.

«Всех! Всех! Всех!» – твердил про себя Шаграт и, словно потеряв рассудок, бросался на врага. Ему казалось, что с ним силы богов, он мог сокрушить двух, трёх, десять серых, и те, словно сделанные из воска, оседали на землю и уже больше никогда не поднимались. Разведчик двигался вперёд, оставляя за собой кровавый след.

Следопыт по привычке обходил стороной селение, просматривал кусты, овраги, даже поднимал голову вверх, чтобы убедиться, что на дереве никто не спрятался. Его привлёк лязг металла. «Кто-то ещё бьется?» – промелькнула мысль и, прижимаясь к земле, короткими перебежками достиг дома. Выглянул и замер. Невысокая девушка билась сразу с шестью серыми. Они на неё наступали, падали, но, как псы, лаяли и бросались вперёд. Дэрин выскочил со стороны, девушка подумала, что её окружают и уже приготовилась бежать. Клинок следопыта сверкнул и вонзился в первого силекацира, за ним упал второй. Девушка поняла, что это подмога, и присоединилась к битве.

Лишь когда упал последний серый, Дэрин резко толкнул девушку и направил острие клинка ей в горло.

– Добей её! – закричал Шаграт.

Следопыт внимательно смотрел на девушку. В ней что-то было не так, пальцами вцепился в её ворот рубахи и с силой рванул руку на себя. Послышался треск рвущейся ткани, обнажилась грудь, девушка дёрнулась, но клинок, что упирался ей в горло, заставил успокоиться.

– Дай я!

Разведчик был весь в крови, только она была не его, а врага. Глаза сверкали: он похоже в пылу боя потерял рассудок. Уже замахнулся, чтобы отрубить голову девушки, как Дэрин преградил ему путь.

– Нет!

– Нет?! – клинок Шаграта чуть было не ударил следопыта.

– У неё нет печати смерти!

– Как нет? – разведчик затряс головой.

Воспользовавшись моментом, девушка пнула Дэрина и, ловко выскользнув из-под клинка, бросилась бежать.

– Держи!

Через мгновение её окружили. Она понимала, что против двоих ей не уйти, присела и приготовилась обороняться.

– Опусти оружие, мы тебе ничего не сделаем, – постарался успокоить её Дэрин.

 

– Только убьём и всё, – добавил Шаграт.

– Нет, не убьём. Ты без печати смерти, ты…

Девушка подняла голову и как можно громче закричала. Следопыт резко повернулся, увидел, как в их сторону идет окровавлённый сасип. С его клинка ручьём текла кровь. «Такое увидишь и точно умрёшь», – Дэрин убрал свой клинок.

– Не бойся, он с нами, – но девушка продолжала орать, словно с неё сдирали кожу.

Шаграт метнулся вперёд, но лезвие девушки рассекло воздух и чуть было не вспороло живот разведчику. И всё же ему удалось сбить её с ног, тут же подоспел Дэрин и они уже вдвоём скрутили её.

– Убей! – сухо приказал Кяг.

– Нет! – крикнул следопыт. – Ты говорил, что если нет печати смерти, то он может жить.

– Печать богов не сразу увидишь, требуется время. Раздень её! – приказал сасип Шаграту, и тот стал срывать с девушки одежду.

Она не сопротивлялась. Уже попрощалась с жизнью, теперь только и могла молиться. Её поставили, Кяг обошёл, внимательно посмотрел на спину, шею.

– На ней нет пятен, – постарался заступиться Дэрин. – Значит печать смерти её не коснулась.

– Удивительно, раньше такого я не видел, – он поднял её руку, посмотрел на ладони, живот. Но кожа была чистой, без намека на те самые пятна, что покрывали тела силекациров. – Пойдёшь с нами.

– Одевайся, – Шаграт протянул ей одежду, девушка пришла в себя и, словно кошка, прыгнула на мужчину.

– Вот бестия, – отбросив её, он отполз в сторону.

– Как тебя зовут? – следопыт подошёл к девушке и подал разорванную рубаху, в ответ она зашипела. – Меня Дэрин, это Шаграт, – разведчик, ругаясь, поднялся и поднял свой клинок. – Он сасип Кяг. А как тебя зовут?

– Гарра.

– Собирайся, нам пора.

– Я никуда не пойду, – заявила девушка, затягивая пояс.

– Пойдёшь, тебе сохранили жизнь, поэтому… А может её все же лучше убить? – поинтересовался Шаграт и посмотрел, как сасип вернулся в селение. – Ладно, ты сам с ней разбирайся, – он развернулся и пошёл за Кяг.

– Гарра, тебе нельзя сейчас одной оставаться, могут прийти другие и убить тебя. Повезло, что я был рядом, они хоть и умирают, но всё же это воины, – следопыт посмотрел на мёртвые тела серых, что были разбросаны по всему полю. На них печать смерти.

– Что за печать?

– Вот, видишь? – он ткнул клинком на руку силекацира, которая была покрыта тёмными пятнами. – Это печать смерти, её наложили боги. Все, с кем они вступают в контакт, передают печать.

– Но ты, – она указала пальцем на грудь Дэрина, где тоже были пятна, пусть и не такие тёмные.

– Сасип запечатал смерть, поэтому я пока не умер.

– Пока?

– Может умру, может нет. Они, – он кивнул в сторону силуэта сасип, – хранители слёз богов, которые помогли исполниться пророчеству. Серые умирают, а наша задача – их добить, чтобы им не удалось передать печать смерти другим. Иначе всё, что нас окружает, будет мёртвым.

Девушка посмотрела на свои руки, ноги, нагнулась к серому и стала внимательно их изучать.

– Откуда ты? Похоже умеешь драться, и у тебя символ воина.

Она встала, прикрыла плечо, на котором виднелся рисунок птицы.

– Это брат сделал, он был воином, всегда меня защищал, даже когда над ним смеялись, не давал в обиду.

– И где он?

– Убили эти, – девушка пнула тело, что лежало на земле. – Я из каронцев, меня ещё в детстве приписали к храму, где воспитывали тагтан, но в первую же ночь чуть было я не убила мужчину. Меня наказали и сослали на кухню, а брат выкупил мои грехи. После я работала в небольшом гарнизоне. Там и научилась владеть клинком. Женщин воинов не бывает, но я не хуже его, – тут она посмотрела на удаляющего Шаграта, – могу воевать.

– Не надо недооценивать его тощее тело, он хороший боец, сам с ним бился на стенах Бранд, а до этого он спас меня в лесах-топи.

– И всё равно я умею драться. Зачем мне с вами идти?

– Ты мстишь за смерть брата? – девушка кивнула. – Тогда присоединяйся к нам, мы идём в сторону ущелья Патнак.

– Я знаю проход через горы.

– Нет, нам нужно по дороге, наша цель – убивать каждого, на ком есть печать смерти. Ты это понимаешь?

– Хорошо, но если он ещё раз на меня набросится, – девушка зарычала, – я его сама прикончу.

– Думаю вы поладите, идём.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru