Вторжение. Книга 1. Второй шанс

Василий Маханенко
Вторжение. Книга 1. Второй шанс

Глава 2

Хороший демон – мертвый демон. Или суккуб.

Из записок неизвестного гвардейца

Нога никак не попадала в штанину, пока трясущийся я прыгал по комнате и пытался одеться. Блин, почему так холодно? Было ощущение, что следующий ледниковый период решил начаться у меня дома. В конце концов, справившись с одеждой и отстукивая зубами морзянку, я бодро потрусил на кухню за чем-нибудь согревающим. Странно, но комнатный термометр показывал привычные двадцать три градуса по Цельсию.

Закутавшись по уши в плед и вооружившись чашкой кофе с каплей коньяка, я полез в интернет искать ответ на извечный вопрос: «Какого черта?» Коньяк был принят в малых дозах и исключительно в терапевтических целях – согреться и успокоиться. Помогло.

Бывалые игроки на форуме уверяли, что холод, который я испытывал, вполне обычное дело после первых погружений. Что-то сродни фантомной боли, когда тело продолжало ощущать то, что недавно пережило в капсуле. Со временем мозг привыкал к виртуальности и правильно реагировал на изменяющиеся условия.

Потом на очереди исследований были тифлинги. Кто такие, и с чем их едят. Ха-ха. Честно признаться, я не понял, в чем заключался бонус, ради которого все затевал. Чем больше я читал справку по расе Квалена на официальном сайте «Барлионы», тем больше у меня появлялось вопросов к разработчикам.

Справочная информация
Тифлинг

Закрытая раса. Полудемон, рожденный от огненного демона и существа иной расы. Внешность зависит от демона-родителя, все представители имеют рога, хвост, копыта на нижних конечностях, глаза сплошного черного цвета. В силу необходимости адаптации к жизни в «Барлионе» тифлинги потеряли демоническую силу, невосприимчивость к огню и повышенную живучесть. Демоническое происхождение негативно влияет на отношение жителей «Барлионы» к полудемонам.

Расовые способности огненных тифлингов

• Увеличены базовые значения Ловкости (+3 каждые 10 уровней) и Интеллекта (+3 каждые 10 уровней)

• Повышенная сопротивляемость огню (+50 %)

• Усиленная магия демонов (+30 %)

• Повышенная сопротивляемость к магии демонов (+50 %)

• Способность видеть в полной темноте

Расовые слабости огненных тифлингов

• Уменьшены базовые значения Силы (-3 каждые 10 уровней) и Выносливости (-3 каждые 10 уровней)

• Увеличенный урон от магии «Барлионы» (+30 %)

• Неспособность изучить магию «Барлионы»

• Слабое воздействие лечебных заклинаний магии «Барлионы» (-50 % к лечению)

• Скорость роста Привлекательности с NPC так же уменьшена на 50 %

Поиск по термину «Закрытая раса» озадачил. Если верить гайдам, то игроки не могли сами выбрать себе расы, классы и прочее с пометкой «закрытые», но помимо меня в лаве плавал еще один. И этот игрок был на социальном договоре. Интересный момент.

Снова и снова я перечитывал справку и прикидывал перспективы. Я был категорически не согласен с разработчиками, что козел в качестве персонажа – это классный «бонус», но поделать ничего не мог. По правилам случайной генерации бегать парнокопытным мне нужно месяц, а то и больше. Нехороший вариант вырисовывался. Мало того, что NPC будут отрицательно относиться ко мне из-за демонической родословной, так еще и игроки насядут.

Что делать дальше – тоже вопрос. Ибо если снести аккаунт и создать новый, то уже вложенные деньги я смогу забрать только через три месяца. Да и схемы возврата средств были прописаны неявно. Рисковать собственными накоплениями я не собирался, поэтому написал официальный запрос в службу поддержки по поводу возврата денег и создания тифлинга. Никакой самодеятельности.

– Матвей, привет! Не спишь? – Закончив с письмом, я позвонил другу и только потом глянул на часы.

– Привет, – хрипло ответил Матвей и широко зевнул в микрофон. – Сплю.

Сон в «Барлионе» нельзя было назвать «здоровым», но у социальных игроков не было выбора. Отдыхать в другом месте им негде и некогда.

– Черт, не подумал.

– Ром, звони, когда удобно, – перебил меня Матвей. – Отосплюсь еще.

Понимая, как глупо прозвучит причина, из-за которой разбудил друга в половине седьмого утра, я замялся.

– Хотел у тебя спросить… Я тут персонажа себе создал.

– О! – Матвей замолчал. То ли тупил спросонья, то ли удивился прыти, с которой я полез в «Барлиону». – Здорово. Как назвал? Рост? Вес? Пятки обмывать будем?

– Скорее копыта. Кваленом назвали. Ты про тифлингов слышал?

– Полудемоны? Что-то читал в новостях. Уже не помню. Ты что, тифлинга себе сделал?! Они же хардкорные!

– Это не я, – пришлось признаваться в том, какой я молодец и нашел такой классный сценарий случайной генерации. – Вот сижу и думаю, радоваться мне этому козлоногому бонусу или через месяц удалять.

– А, так ты поэтому звонишь? – Матвей облегченно выдохнул. – Я уже напрягся, вдруг случилось чего. Удаляй нафиг и делай нового. Конечно, односоставное имя круто, но не стоит геморроя – Демонов нигде не любят. Одни проблемы будут. Даже на Демонологов начали косо смотреть. Так себе бонус!

– Сразу удалить не получится, только через месяц. И что делать? Блин, целый месяц в задницу! Все заново начинать.

– Ну… Давай сегодня встретимся, обсудим стратегию. Я подумаю, чем тебе этот месяц занять.

– Да чего встречаться? Я приеду после работы и наберу тебя. – Мне пришло в голову, что друг каждый раз просил о встрече.

– Не. Давай пивка попьем, – заупрямился Матвей, но добавил: – Или ты занят? Тогда можно завтра встретиться.

– Не занят. Просто тебе ехать почти полтора часа. На хрена? Только не рассказывай, что злобные недруги прослушивают телефоны и воруют идеи.

В трубке послышалось глубокое сопение, знакомое с детства. Матвей думу думал.

– Ну? Долго молчать будешь?

– А че говорить? – пробурчал Матвей. – Еще чуть-чуть, и я не вернусь, Ромыч. Там я друид с уникальным заданием, а тут «бомж», от которого ушла жена с детьми. В нашем блоке почти все ушли. Живут в «Барлионе». Остальные выходят злые, замкнутые. Ни поговорить с ними, ни выпить. Чувствую, сам скоро мозгами поплыву и там останусь. Мне уже сейчас незачем каждый день вылезать из капсулы. С детьми вижусь раз в неделю и то по часу, на большее времени не остается.

В груди кольнуло. Я не знал, что сказать, всегда испытывал неловкость, когда следовало проявить сочувствие и поддержку.

– Я тебя понял. Сейчас с работой разберусь, пивком затарюсь – и к тебе. Жди звонка.

– Отказываться не буду. Жду, – согласился друг. Я уже хотел разорвать связь, как Матвей меня окликнул. – Погоди! Только в голову пришло про твоего тифлинга. Про них же никто ничего не знает. И про Охотников на демонов. Новая раса, новый класс, новый континент! Слышишь, как деньгой хорошей запахло?! Ты не спеши выходить с полигона. Ходи, смотри, делай видео, рисуй карту. За месяц неплохо наторговать можно, а еще связи с ведущими гильдиями заиметь. Чем не идея? Тогда и удалять перса не надо будет.

– Согласен. Надо думать, – ответил я.

Как ни крути, Матвей был прав. Расценки на информацию по новому материку я видел. При правильном подходе мой козел имел хороший шанс стать золотой антилопой.

– Матвей, у меня к тебе просьба. Я местами не догоняю очевидных вещей, просто потому, что не думаю о них. Ты мне в следующий раз говори прямо, без всякой там шпионской паранойи. Сам же слышал, что я социально-ущербный. У меня и справка от психолога есть.

– Иди в… на работу, социально-ущербный. Харэ рефлексировать. Я спать.

Ситуация с Матвеем меня все больше напрягала. Друг я или где? Его определенно нужно было вытаскивать из приюта. В очередной раз я пошел бороздить просторы интернета, пытаясь понять, как вернуть Матвея в нормальное общество. Полистав парочку справочно-правовых систем, понял, что отлично разобрался в процессе превращения граждан в «бомжей» и ни черта не смыслю в обратном. Всего моего опыта не хватало для того, чтобы дать однозначную трактовку нормативно-правовым документам. Сделали это намеренно. Государству выгодно, чтобы люди сидели в «Барлионе» и не обостряли своей ненужностью ситуацию в мире. С мыслью, что мне нужна консультация хорошего юриста, я захлопнул ноут и отправился на работу.

Все современное обучение давно перенесли в виртуальность. Народ укладывался в капсулы и общался с педагогами, другими учениками и программами-симуляторами, добиваясь отличных результатов за короткие сроки и с минимальными затратами. Но в ООО «Верное решение» не искали легких путей, и я по долгу совести решил им соответствовать.

В пустой аудитории меня ждала Ирина, готовая впитывать мудрость моего опыта. Как и сто-пятьсот лет назад вместо планшета перед ней лежали тетрадка в клеточку и шариковая ручка. И где она только умудрилась такую найти? Еще бы чернильницу приволокла, старательная моя. Вместо ожидаемой лекции я вывалил перед ней кипу распечатанных листов.

– Значит, так! Не будем тратить время друг друга попусту. Вот это учишь до понедельника. Знать все, вплоть до запятых! Выучишь раньше – позвонишь, начнем на практике отрабатывать. Нет – значит, в понедельник накажу.

– Как? – Ирина ошалело переводила взгляд с листов на меня и обратно.

– Еще не придумал, – нахмурился я и возмутился: – Ирина, тебе не о наказании думать надо! Настраивайся на плодотворную работу.

– Я не про наказание спрашиваю! – повысила голос студентка. – Как вот это учить?! У вас что, в электронном виде нет? Я бы в эмулятор закинула и начитку сделала в капсуле.

– Не-е-ет, девочка моя! Это не корпоративно – пользоваться благами цивилизации. Ты вот кем бегаешь в «Барлионе»?

– Палом.

 

– Во-о-от! Значит, любишь трудности встречать лицом. Первый листик открыла, про себя прочитала. Не поняла – еще раз прочитала. По памяти воспроизвела. Ошиблась? Значит, еще раз прочитала. И повторяем цикл до условия «пока я на фиг все не выучила». В процессе разрешаю использовать матерные слова в мой адрес – чтобы обучение проходило легче.

– Я… Я бабушке расскажу! Это хрень абсолютнейшая! – воскликнула девушка.

– А я тогда и ее накажу. Методы обучения выбираю я. Конечно, если бабушка не согласна, то все обсуждаемо, – спокойно ответил я, выделив слово «бабушка».

– Гхм-гхм, – из динамика раздалось дипломатичное покашливание начальника HR-службы. – Мария Семеновна не видит необходимости вмешиваться и пересматривать условия вашей социализации. Старые методы обучения такие же действенные, как и новые.

Я расплылся в широкой улыбке:

– Как пожелаете!

– У нас запрещено тратить личное время на работу! Забыли? – продолжала упрямиться девушка.

– Сегодня до конца рабочего дня все выучишь, – припечатала Мария Семеновна.

– Но здесь двести тридцать шесть страниц десятым шрифтом! Я сдохну раньше, чем выучу вашими дедовскими методами!

– Ирина! Что за детский сад? Перед тобой задача поставлена?! – гаркнула Мария Семеновна таким тоном, что даже меня проняло.

– Да, – тихо ответила девушка. Бабуля прекрасно умела превращаться в строгую начальницу отдела, когда это было нужно. Поникшая Ирина забрала бумаги и направилась к двери.

– Ира, ну что ж ты бестолковая такая? Сканер-то никто не отбирал, – проворчала любимая бабушка вслед. Ирина запнулась на секунду и с криком «спасибо, ба» улетела реализовывать задачу.

– Мария Семеновна, мне бы юриста, – попросил я, пока дама не отключилась. – Проконсультироваться по личному вопросу хочу. Так можно?

– Можно. В приемной вам помогут. После зайдите ко мне. И, Роман, не кошмарьте мне девочку, иначе матерными словами буду пользоваться уже я. Оно вам надо? – послышалось в ответ, и селекторная связь оборвалась.

Можно было поспорить с Марией Семеновной относительно воспитания молодых кадров, но оно мне и вправду было не надо. Расквитавшись по-быстрому с Ириной, как и планировал, я направил стопы в приемную, где увидел Викторию, лениво перелистывающую страницы на планшете. Я подошел поближе и вытянул шею, намереваясь подсмотреть, чем развлекает себя помощница руководителя, оставаясь наедине с собой. Наверняка читает какие-нибудь «ценные советы» из глупых женских журнальчиков. Заметив мой интерес, женщина быстро выключила экран, не дав мне удостовериться в своей правоте.

– Доброе утро, Роман. Чем могу помочь? – Правая бровь Виктории высоко взлетела, демонстрируя несоответствие между вежливым тоном и искренними чувствами по поводу моего раннего визита. Вот оно, проявление настоящего профессионализма.

– Доброе утро, Виктория! Я могу обратиться к юристу компании по личному вопросу?

– Какому?

– Личному.

– Роман, по какому профилю юрист вас интересует? – Женщина демонстративно закатила глаза. Я почувствовал себя глупо.

– По гражданско-правовым делам.

– Можете обратиться ко мне.

– Вы юрист по гражданским делам? – не поверил я.

– Вас что-то смущает? – Виктория отлично умела играть бровями.

– Нет, что вы, – пожал я плечами. Не удивлюсь, если она после работы и уборщицей здесь подрабатывает. Мало ли. – Мне нужна консультация по договору социального обеспечения граждан.

– Роман, давайте чуть больше конкретики и меньше пустых слов. – Виктория внешне выглядела все такой же расслабленной, но я видел еле заметную перемену в позе.

– У меня есть друг детства. Недавно я узнал, что он на социальном договоре. Как можно его расторгнуть?

– Хотите социализироваться за счет друга? – Голос Виктории стал ледяным. – Плохая идея, Роман.

– Нет, просто хочу ему помочь. И давайте без нотаций. – Я подался вперед. Виктория сморщила нос.

– Вы пили с утра?!

Твою мать! Это каким же обонянием надо обладать, чтобы учуять глоток коньяка!

– Только кофе. – Нужно срочно реабилитироваться и продемонстрировать смущение. – Вчера поздно установили капсулу, и я решил попробовать полное погружение. В общем, поспать мне не удалось, и с утра перепутал бутылку с сиропом для кофе и коньяк. Бывает.

Виктория недоверчиво прищурилась:

– Вы сами понимаете, как это глупо звучит?

– Понимаю, – растянул я улыбку пошире. – Но это чистая правда! Вы же видели мое резюме. Никаких проблем с алкоголем. Так что там с консультацией?

– Будет вам консультация. Сначала ответьте, зачем вам возвращать того, кто уже раз сдался и ушел в «Барлиону»? – Секретарь выглядела человеком, уверенным в своем праве требовать ответы. Я напрягся.

– Он мой единственный друг.

– Хорошо, вытащили вы своего друга. Дальше что? – Женщина недобро прищурила глаза и тоже наклонилась ко мне. – Если вы не справитесь, осознаете, что друг сгорит? С совестью договоритесь?

От того, в какую сторону повернул наш разговор, мне стало не по себе. Виктория вела допрос жестко, но я нутром чуял, что нужно не выёживаться, а спокойно убедить ее в серьезности своих намерений.

«Выгорание» было реальной угрозой для тех, кто повторно возвращался в приют. Не для всех, конечно, процентов для десяти, но и этого было достаточно, чтобы о проблеме заговорили. Что-то в людях ломалось, лишая их самосознания. Оставалось только тело, способное есть, спать, дышать и испражняться. Для всего остального человек умирал. Интересно то, что светила науки не могли найти повреждений в мозге ни на физическом, ни на духовном уровне. И здесь надо было подумать, что хуже: навсегда уйти в «Барлиону» или выгореть.

– Мне не о чем будет договариваться. Я запишу друга на переподготовку. В приюте сделать этого нельзя – социальные капсулы подключены только к серверам «Барлионы». Друг пройдет сертификацию, потом подберем ему работу. Имитаторы не вездесущи.

– Повторяйте это себе почаще. – Женщина отвела взгляд, и дальше мне отвечал обычный юрист. – Граждане на социальном договоре могут его расторгнуть, только имея доказательства финансового обеспечения. Это может быть трудовой договор. В реальном или виртуальном мире – неважно, главное, не краткосрочный. Или если гражданин будет находиться на иждивении в соответствии с семейным законодательством. Но это не ваш случай. Вы же не родственники?

– Нет. Требования к постоянному доходу есть?

– Он должен быть равен или больше минимальной оплаты труда. К должности требований никаких. Хоть генеральным директором, хоть дворником. Главное – официально. Можно еще зарегистрировать отношения. Так и быть, мы зачтем это как показатель вашей социализации. – Ни тени улыбки в глазах женщины не было. Интересно, она всегда такая, или все дело в вопросе, с которым я обратился?

– Нет, спасибо. Мы как-нибудь по старинке. На период обучения возьму его шофером или личным помощником. Видел таких у соседей, вопросов возникнуть не должно.

– Не возникнет. Роман, повторяю, если у вас не получится найти другу работу, то после возвращения в приют он может выгореть полностью. И друзей у вас больше не будет. – Что-то мелькнуло в голосе Виктории помимо человеческого участия. – Подумайте, прежде чем оформлять договор и регистрировать его в муниципалитете. И будет лучше, если ваш друг сам решит, надо ему это или нет.

Это было жестокое, но справедливое замечание, хотя никто в целом мире не смог бы меня убедить, что у нас ничего не получится. Поблагодарив Викторию и попрощавшись, я пошел к Марии Семеновне. Курсов сегодня не предвиделось, и я хотел побыстрее решить вопрос с Матвеем.

– Роман, Дмитрию Николаевичу очень понравилось, как вы включились в работу. Он считает, что на период стажировки вы можете вести курсы для всех соискателей.

– Зачем для всех? Можно же работать только с теми, кого примут на работу.

– Наша компания может себе позволить работать со всеми. Даже если мы соискателю откажем, такие курсы пойдут ему во благо. Не забывайте, люди потеряли работу. Живое общение их поддержит и поможет определиться с будущим.

– Понял. Что я должен буду делать?

– Разработаете пятидневные курсы. Соискателей будут отправлять к вам группами по пять-семь человек каждую неделю. Заканчиваете, в пятницу пишете мне короткий отчет. Вы, как бывший руководитель, сразу увидите, кто хорошо работает в команде, а кто лучше правит в одноместной лодке. Оцениваете только профессиональные качества, могут подстроиться или нет. Ирина будет вам во всем помогать и одновременно учиться. Потом сама этим займется.

– Хорошо. К понедельнику у меня все будет готово.

– Я так и думала. – Мария Семеновна удовлетворенно кивнула и вздохнула. – Роман, прекратите заниматься ерундой. Чем вас не устроила капсула?! Быстрое и эффективное средство для обучения. Отказываться от благ цивилизации нужно в определенных целях, а не из вредности!

– Так и было, Мария Семеновна! – Я сделал вид, что не понимаю, о чем она. – Во-первых, Ирина должна уметь решать проблемные ситуации. Во-вторых, если бы она не догадалась воспользоваться сканером, то научилась бы спокойно заниматься рутиной. Понимаю ваши родственные чувства, но молодежь нужно воспитывать.

– Ну-ну, молодежь. Я приму к сведению вашу позицию. Хороших выходных.

Проблем с оформлением трудового договора не возникло. Имитаторы муниципалитета заблокировали часть моих средств как обеспечение полугодовой зарплаты, получили от меня расписку, что я предоставлю работнику постоянную жилплощадь, и дали добро на расторжение социального договора. Теперь оставалось уговорить друга.

– Хорошо-то как, – протянул Матвей, делая большой глоток пенного. Я растянулся рядом и молчал, давая ему выговориться. – Просто сидеть, смотреть и не думать, что за спиной какой-нибудь Разбойник собирается тебя на бабло пустить. Не прятаться, не озираться. Чувствовать то, что жрешь. Слышишь, как пузо заурчало? Музыка! Последний год совсем тяжко пришлось. Иной раз вылезу из капсулы и садану кулаком об стену, так, чтоб до крови. Не, ты не подумай там чего, нормальный я. В капсуле быстро забываешь, как это – ощущать. А так саданул – и сразу понимаешь, что здесь все по-настоящему! Кровь, боль, дружба, любовь. Не зря вылез в реал. Понимаешь?

– Понимаю, Матюх. Собственно, у меня к тебе предложение. – Момент показался мне идеальным. – Перебирайся ко мне.

– Ага, сейчас кандалы скину и слетаю за вещичками. – Матвей усмехнулся и потряс браслетом. – Бомжам здесь не место.

– Без шуток, – ответил я, вытаскивая планшет и показывая документы. – Это решение муниципалитета. Я могу нанять на работу личного помощника, обеспечив его жильем и окладом в тысячу кредитов в месяц. Официальное трудоустройство со всеми вытекающими. Они уже дали добро на расторжение твоего социального договора. Если ты согласен, конечно.

– Ромыч… – Голос у Матвея сел.

– Матюх, давай без соплей. Мне не помощник, мне друг нужен! Живой и здоровый. И детям своим ты нужен. Я тебя не развлекаться к себе зову, не надейся. Будешь пахать, как папа Карло. За полгода ты должен пройти курсы и получить сертификацию. В приюте оставаться не вариант. Сам знаешь – ваши капсулы подключаются только к игре. Технари всегда будут нужны, а с сертификатами работу найдешь быстро!

– Не на что мне обучаться, – помрачнел Матвей. – С «приютской» историей банки кредит не дадут.

– Я не банк, и я дам. Вернешь, когда работу найдешь. – Я щелкнул по экрану, показывая список вакансий технарей. – Смотри. Вот сколько работы есть. Обучись, сертифицируйся – и вперед. «Барлиона» никуда не убежит, успеем мы в нее еще наиграться. Чего молчишь?

– Думаю, – глухо пробурчал Матвей. Я дал ему минуту.

– Все?

– Что все?

– Подумал?

– Нет.

– Про выгорание думаешь?

– Да какое к черту выгорание?! Тут что в «Барлиону» уйти, что выгореть – одна хрень! На шею тебе лезть неохота.

– Хватит. Палец прижми к сканеру, и поехали. О шее не беспокойся, выдержит.

– Что, вот так просто? – недоверчиво спросил друг. Я кивнул.

– Гонишь! – пробормотал Матвей и прижал палец. Раздался металлический щелчок. Браслет раскрылся и упал ему на колени. Освобождение получилось символичным – оковы сброшены, но не исчезли, напоминая о времени и заканчивающихся деньгах. Есть всего полгода, чтобы встать на ноги.

Мы сразу заехали в муниципалитет, где сдали рабский реквизит и официально подтвердили статус Матвея. Потом двинули в офис за новой капсулой. Друг наотрез отказался принимать от меня профессиональную, ограничившись стандартной, а я не стал настаивать, понимая, что он чувствует. Вспомнил я и о себе – снизил уровень боли до десяти процентов, купил Почтовый ящик и Амулет связи. Оба предмета обошлись мне почти в триста двадцать кредитов. Немалая сумма для обычных игровых средств связи. Домой мы приехали вместе с монтажниками. После установки профессионалки стандартная капсула монтировалась за каких-то полчаса.

 

– Очуметь! На хрена тебе такие хоромы? – впечатлился Матвей, зайдя в дом.

– Лера хотела жить во втором секторе, я и снял, как только зарплата позволила. Потом она ушла, а мне неохота было переезжать. Привык.

– Звездец, ты олигарх! Да у тебя минигольф на заднем дворе!

– Ага, и винный погреб в подвале. – Было забавно смотреть на радостного Матвея. Я к этому привык так давно, что перестал замечать.

– Где, говоришь, у тебя погреб? – заинтересовался Матвей. – Экскурсию проведешь?

Я настаивал на полноценной экскурсии, но друг и слушать не хотел. В итоге мы засели прямо в подвале на ступеньках, откупоривая бутылку за бутылкой. В этот день Матвей так и не узнал, что у меня есть еще бильярдная и небольшой бассейн. Ничего, еще успеется, всему свое время. Сегодня ему надо было отпраздновать возвращение. Да и не существовало людей с железными нервами. Матвей расслаблялся по полной, я же составлял ему формальную компанию, а как только друг отрубился, дотащил Матвея до комнаты и сгрузил на кровать. Пусть проспится и вспомнит, что такое похмелье. Без автомедика. Протрезветь самостоятельно будет полезно для его здоровья. Кто там жаловался на отсутствие чувств?

Побродив по дому и привыкнув к ощущению, что теперь живу не один, я вместо ужина полез в капсулу. Все потом. Сейчас хочу разобраться с тифлингами и Охотниками на демонов, так как вся информация в интернете по ним оказалась платной. Пара минут инициации – и мои копыта заблестели под тусклыми лучами солнца «Барлионы». И снова здравствуйте. Квален, в знакомых мне холщовых штанах и рубахе без всякой защиты, возродился посреди небольшого песчаного капища, огороженного гладкими валунами. Впереди, метрах в двухстах, виднелись похожие на старые бараки деревянные строения. Оттуда доносились звон, крики и неприятный запах. Нет, не запах. Нечто неуловимое, не имеющее четких характеристик, но вызывающее неприятное чувство и озноб. Вокруг росли деревья, и, как я ни старался разглядеть что-нибудь за ними, ничего не видел. Только всплывающие таблички со свойствами, загораживающие и без того малый обзор. «Клен обыкновенный», «Дуб трухлявый», «Кустарник вересковый», «Лимонник китайский». Несколько мысленных приказов – и все стало появляться только по запросу. Зато теперь появилась возможность рассмотреть горную гряду, скрывшую линию горизонта. Снежные шапки я рассмотрел даже без бинокля. Локация, в которой я оказался, была живописной и довольно большой.

– И долго любоваться будешь? – от исследования пейзажа меня отвлек неприятный голос. Рядом материализовался NPC с пометкой «Вне уровней». Человек по имени Тарлин оказался таким же Охотником на демонов, как и я. Его лицо было изуродовано шрамами, будто пострадало от когтей медведя. Правое ухо отсутствовало полностью, а вместо левой кисти стоял протез. Но все это не мешало NPC тренировать новобранцев. Тарлина был сержантом-инструктором тренировочного полигона.

– Не знаю, – ответил я. Опыт предыдущего посещения «Барлионы» подсказывал, что зазря ссориться с NPC себе дороже.

– Так я тебе подскажу. – Тарлин был «сама любезность». – Барак видишь? У тебя ровно тридцать секунд, чтобы до него добраться. Не успеешь – пеняй на себя! Нырок в Бездну вне очереди тебе обеспечен. Что стоишь? Вперед, бегом марш!

Я не помню, когда бегал в последний раз, поэтому и сейчас решил сразу себя противопоставить этому сержанту. Медленно, сохраняя спокойствие и достоинство, я покинул капище и двинулся к указанному бараку. Генералы не бегают, они степенно передислоцируются. Если хоть раз сорвешься с места, как савраска, так обязательно кто-нибудь оседлает или впряжет в повозку. Делать мне больше нечего, кроме как бегать.

– Вот, значит, как? – понимающе произнес Тарлин, и внезапно земля ушла из-под моих копыт. Спина с ягодицами начали гореть огнем, а пространство перед глазами закружилось с огромной скоростью. Я не сразу сообразил, что инструктор схватил меня за хвост и начал раскручивать, словно молот. И точно так же, как молот, метнул меня в сторону барака. Дыхание перехватило сначала от полета, а потом от ощущения свободного падения. Оно не входило в разряд опасных и потому не блокировалось системой. В паху неприятно защекотало – я ненавидел аттракционы во всех их проявлениях, даже лыжи с коньками переносил с трудом и тошнотой.

Как ни старался выровняться в полете, маневрируя руками аки орел, ничего не получилось – в землю я вошел рогами вперед. Удар вышиб весь боевой настрой, несмотря на ограничение в десять процентов боли.

_____________________________

Получен урон!

Уровень Жизни снизился на 99: 1500 (Падение на землю) – 0 (Физическая защита)

Остаток Жизни: 1 из 100

_____________________________

Я успел только один раз судорожно выдохнуть, как Тарлин оказался рядом и повторил бросок, сокращая дистанцию между мной и бараками. Потом еще раз. И еще. Больше урона не было – Жизнь застыла на отметке «1» и не желала падать в ноль, лишая меня возможности уклониться от легкоатлетических соревнований в качестве снаряда. В Яслях, а тренировочный полигон не мог быть ничем иным, уничтожить игрока невозможно.

– Выход здесь. Свой гонор показывай в открытом мире! – очередным движением Тарлин добросил меня до мерцающей сферы, похожей на полутораметровую шаровую молнию. По поверхности портала забегали электрические разряды, стоило мне приземлиться. Рядом истуканом застыл мелкий демон. Его безвольная морда и полное отсутствие разума в глазах показывали, что от демона осталась только оболочка. Светлые выжгли его сущность, оставив единственную функцию – управление порталом.

Справочная информация
Порталы в «Барлионе»

Стационарные: соединяют две точки пространства. Оснащены порабощенными демонами, необходимыми для управления. Портал недоступен игрокам для приобретения в личное пользование, располагается в крупных городах или ключевых точках «Барлионы».

Замковые: имеют стационарную точку отправления и динамическую точку поступления. Для управления стационарной точкой необходим порабощенный демон. Уровень портального демона должен превосходить уровень замка более чем в пять раз. Энергию портал берет из замка напрямую. Портального демона нельзя купить, можно только поработить, выжечь сущность и привязать к порталу.

Создаваемые: создаются тремя Магами и позволяют переноситься в любую точку материка. Стоимость поддержания: 30 % Энергии в минуту, в процессе поддержания можно пользоваться зельями Энергии.

Свитки телепортации

Производятся магами как NPC, так и игроками. Позволяют перенестись из любой точки материка в конкретную, указанную в свитке. Стоимость использования свитка всегда устанавливается по пятой зоне.

Шкалы расстояний и стоимости

Из всех типов порталов и свитков взимается плата в пользу «Барлионы». Игроки могут устанавливать надбавку для получения прибыли, обычно 10–20 % от стоимости перехода.

• Зона 1. 0–50 км. Стоимость: 11 золотых

• Зона 2. 51–100 км. Стоимость: 32 золотых

• Зона 3. 101–200 км. Стоимость: 84 золотых

• Зона 4. 201–300 км. Стоимость: 137 золотых

• Зона 5. 301 + N км. Стоимость: 210 золотых

После создания персонажа любой игрок мог покинуть Ясли без обучения, если, конечно, видел в себе силы «нагибать» всех и каждого. Все способности можно легко получить автоматически, без всяких учителей. Сделано это было для тех нетерпеливых, кто считал открытый мир привлекательнее Яслей. Я к таковым себя не относил, мне и на тренировочном полигоне было чем заняться.

Тарлин посчитал мое молчаливое бездействие за знак смирения и, перехватив удобнее за хвост, поволок обратно к точке возрождения – инструктор жаждал увидеть мой бег. Пару раз мелькнули заинтересованные лица Охотников на демонов, среди которых я выделил человека, орка, пару эльфов и ни одного тифлинга. Игроки ухмылялись мне вслед. Видимо, не каждый день им приходилось видеть укрощение строптивых полудемонов.

Инструктор дотащил меня до точки и рывком поставил на ноги. В голове заиграли барабаны с флейтами от резкой смены положения, и немного затошнило. Видимо, мой вестибулярный аппарат еще не приспособился к новым реалиям. Тарлин достал бутыль, разжал мне рот и влил ее содержимое мне внутрь. Пришлось глотать, иначе я рисковал захлебнуться. Тошнота сразу прошла, а уровень Жизни скакнул на максимум.

– Бараки! Тридцать секунд! Вперед, бегом марш! – отчеканил Тарлин, не скрывая неприязни.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru