Вторжение. Книга 1. Второй шанс

Василий Маханенко
Вторжение. Книга 1. Второй шанс

© Маханенко Василий

© ИДДК

Глава 1

Ничего личного, просто реальность.

Юридический отдел «Барлионы»

Каждый раз, когда у человека случаются неприятности вселенского масштаба, он обращается к высшей силе. Формулируют все по-разному, но общий посыл одинаков: «Почему я? Неужели заболеть, умереть, лишиться чего-то важного не мог кто-то другой?!»

Глупые и бессмысленные вопросы, но редкий человек не задает их себе в час беды. Чтобы удержаться, надо быть либо до чертиков циничным, либо глубоко религиозным, либо занимать пост руководителя проектов, где прогноз и принятие рисков – рутинная работа. Я относился к третьей категории и потому, получив известие о сокращении, не мучился вопросом своей исключительности. Рано или поздно это должно было случиться. Мой просчет оказался в другом – в сроках. Занятый в двухгодичном госпроекте, я считал себя трудоустроенным, по крайней мере, до его завершения. За это время я планировал развить несколько бизнес-идей, чтобы потом с уверенностью смотреть в завтрашний день из панорамного окна собственного дорогущего офиса. Не сложилось.

В мире, где Имитаторы, или роботизированные системы с ограниченным искусственным интеллектом, захватывали все больше видов деятельности, простому люду скоро не будет места. Сейчас никто и не вспомнит, как восторженно встречал народ первые прототипы Имитаторов, предназначенных для опасных производств. Затем по-тихому, уже без ярких освещений в СМИ и интернете, роботы укрепились в образовании, медицине, промышленности и прочем, и прочем, и прочем… Имитаторы не уставали, не требовали зарплаты, выполняли задачи точно и в срок. Идеальные работники. Все опомнились только после массовых сокращений. Власть имущие признали эксперимент по замещению успешным, и людей толпами вышвыривали с работы на социальные пособия. Начались пикеты и акции протеста, но время было упущено. Все, кто обладал в нашем мире властью и деньгами, понимали, что пользы от замещения гораздо больше, чем недостатков. Последний, по сути, был один: общая социальная напряженность и, как следствие, постоянно растущая криминогенная обстановка. Правительство, заручившись поддержкой заинтересованных лиц, нашло весьма оригинальное спасение – виртуальный мир «Барлиона».

Лишенные работы и целей в жизни люди помимо еды и жилища нуждались в новой идеологии. Игра с полным погружением была представлена как единственное спасение от отчаяния и серости бытия. Правительство работало агрессивно, продвигая нового виртуального мессию в массы. Повсюду пестрели призывные рекламные изображения, составлялись рейтинги игровых достижений, с медийных экранов улыбались новые виртуальные знаменитости. «Барлиона» была прекрасной, притягательной и беззаботной. Но главная изюминка состояла в том, что, соглашаясь на новую жизнь в «Барлионе», люди переводились на полное государственное обеспечение.

В отдаленных районах строились социальные общежития – бетонные клетушки два на три метра без окон, кухонь, спален, туалетов, зато оборудованные капсулами длительного погружения с учетом всех потребностей. Граждане, попавшие под сокращение и не имевшие возможности обеспечивать себя, заключали договор с муниципалитетом, получая в собственность такое жилье и пожизненно оплаченный аккаунт. Человек обязывался проводить в игре не меньше двадцати часов в сутки, включая сон. На реальный мир ему щедро дарилось все остальное время.

Идея выстрелила. Первым ринулось в «Барлиону» инфантильное стадо, с облегчением скинув с себя повседневные заботы. Под его радостные возгласы договоры о добровольном изгнании стали заключать прибывающие безработные, освобождая место на Земле тем, у кого были деньги на реальную жизнь. В народе всех ушедших в «Барлиону» по социалке стали звать «бомжами», и никого это не обижало.

Старые спальные районы сносились, освобождая место для новых парковых зон, спортивных, развлекательных комплексов, красочных коттеджных поселков. Мир менял облик, подчиняясь активной воле богатых людей при молчаливом неодобрении остальных. Так обычно работал естественный отбор.

– Что делать будешь?

Я вздохнул, чтобы погасить раздражение. Последнюю неделю этим вопросом меня не донимал только ленивый. Родители, бывшие коллеги, друзья – как мнимые, так и настоящие. Если родители искренне переживали, то остальная часть порой не скрывала счастливого выражения лица. Еще бы! Те, кто умудрился сохранить свое место, чувствовали свое превосходство, а те, кто уже числился в армии безработных, вздыхали с облегчением, что они не одни такие. Но абсолютно все жаждали услышать, как я планировал сохранить свою платежеспособность. Вдруг изобрел нечто оригинальное.

– Так что делать-то будешь? – Матвей разлил еще по одной и терпеливо ждал. Этот не злорадствовал. Он был тем другом детства, что, считай, семья.

– Сначала порадуюсь, что развелся и детей не завел, – шутка так себе, но сегодня был не тот вечер, когда стоит говорить серьезно. Матвея я не видел лет пять и просто радовался нашей встрече.

– Это-то понятно, хоть и спорно, – усмехнулся друган, хмурясь.

– Ага. Ты всегда был подкаблучником. Расслабься, жены здесь нет, – заржал я, вспоминая супругу Матвея. Если кому и грех было жаловаться на семейную жизнь, так это точно моему другу детства. Тот редкий случай, когда люди жили душа в душу и счастливо воспитывали двоих детей. По крайней мере, пять лет назад.

Первая пара рюмок смыла напряжение последних дней. Я смотрел на друга и радовался нашей встрече, отгоняя подальше проблемы. Хмель невольно заставил нас поностальгировать.

Мы познакомились на линейке в первом классе. Ни я, ни он не разделяли всеобщего волнения по поводу поступления в школу. Пример старшей сестры наглядно показал, что беззаботные игры во дворе сменятся уроками и домашкой. Матвей так вообще ненавидел все эти садики и школы. Мы стояли рядом, пыхтя от тяжести то ли бытия, то ли рюкзаков, и отмахивались от чужих букетов. Общие беды сплачивают людей, а скучные уроки, стабильные нагоняи и злобная классуха сделали из нас почти братьев. Мы были вместе всю школу. Дрались, дразнили девчонок, получали звездюлей от отцов, когда мамки уставали грозить ремнем. Тогда казалось, что так будет всегда. Друг за друга горой, потому что мы – банда!

Но после школы наши пути разошлись. Матвею учеба в школе давалась с трудом, поэтому о вышке речи не шло. Зато руки у него были золотые. С моей помощью он поступил в колледж на автослесаря и сразу устроился в мастерскую по соседству. Все наши мужики очень скоро его зауважали. Потом друг встретил Светку, быстренько на ней женился и завел детей. Ушел с головой в быт, но выглядел при этом счастливым. Странное дело, вот кто должен был в первую очередь волноваться о потере работы, так это автослесарь, но друг тогда заверял, что у него надежная база. Как говаривал один из его постоянных клиентов про переход к Имитаторам-механикам: «Это все равно, что свою женщину ублажать вибратором, имея горячие руки, рабочий орган и башку на плечах».

Меня ждала иная судьба. Высшее образование, второе высшее, престижная стажировка, а потом и постоянная работа в невероятно крутой корпорации. Начинал я ассистентом менеджера и вот уже тринадцать лет был ведущим руководителем проектов внедрения информационных систем класса ERP. Звучало страшно, но по факту я следил, чтобы подчиненные вовремя и качественно выполняли свои функции. Самостоятельно работать руками я отвык быстро.

Вначале мы стыковались с Матвеем каждую неделю, обсуждали проблемы, делились новостями. Затем встречи становились все реже и реже. Раз в месяц, раз в год, а последние пять лет мы даже не перезванивались. Хреновый из меня оказался друг. Иногда я вспоминал о Матюхе и клялся себе, что вот завтра закончу работать пораньше и обязательно позвоню, узнаю, как он, или забегу к ним в гости, но так ни разу и не собрался. Сложно это сделать, когда пашешь на износ по четырнадцать часов в сутки. Собственно, из-за этого моя бывшая и ушла. Ей надоело засыпать и встречать утро в одиночестве.

Неделю назад меня сократили, и вот тут-то Матвей и объявился. Оказалось, что он хоть и не звонил, но всегда был в курсе моих успехов, просматривая заметки и фото в социальных сетях. Просто стеснялся лезть со своей дружбой к «большому боссу». Было смешно за него и стыдно за себя. Время раскидало нас по разным ступеням социальной лестницы, но человеком остался только мой друг.

– Ты не ответил. – Матвей был настойчив.

– Матюха, что ты заладил? Ну, хорошо же сидим! Что ты все портишь? – Я сам не заметил, как раздражение вылезло наружу. А чуть успокоившись, добавил: – Что-нибудь да найду, Имитаторы не всех могут заменить. Они не вездесущи.

– Вам повторить? – словно в опровержение моих слов рядом появился Имитатор-официант. Его услужливая физиономия раздражала, но отказаться от повторного заказа нельзя, иначе мы должны будем покинуть заведение. Хозяева тщательно следили за тем, чтобы гости не отвлекались от траты денег. – Напоминаю, что получить скидку можно, указав ваш логин в «Барлионе». Скидка зависит от уровня персонажа.

– Очнись, Рома, эти твари повсюду! – зло прошипел Матвей, не стесняясь робота. – Знаешь, где их нет? У военных. Потому что живыми солдатиками воевать интереснее – то героизм в жопе заиграет, то шпион заведется. Сплошная интрига, хер ли! РПГ в реале с бонусом в виде «груза 200». Ну и эти, на всю голову творческие! Все!

– Ты-то чего всполошился? У тебя же все в порядке было? – Эмоциональность друга меня задела. Вроде проблемы у меня, а трясло его.

– В порядке?! Да что ты знаешь?! Пять лет назад было хорошо, да кончилось все.

Матвей разом сник и помрачнел. Рюмка водки в его руке опустела.

– Автомастерская закрылась года три назад. Почти все клиенты свалили к Имитаторам. Быстро, качественно, бесплатно. Такая тебе пожизненная гарантия от производителей автомобилей. Что мы могли предложить против такого? То-то же и оно, что ничего! Хотя изгалялись как могли. Повесили на входе огромный стенд с семейными фотками! С детьми, женами, родителями, собаками! Понимаешь, Ром, фотки из семейного альбома про счастье! Чтобы клиент, забирая свою «ласточку», понимал, кого кормит, и обязательно вернулся!

 

Я проглотил комок, пораженный новостью.

– А почему мне не позвонил?

– Зачем? Сказать: «Привет, друган! Как ты там, на своем олимпе? Все строишь нам адские котлы?» Ты же приюты строил? Верно?

– Верно, – подтвердил я. До текущего момента это была просто работа по установке и настройке серверов для социальных приютов. Госзаказ. Очередной проект без привязки к конкретным людям и целям.

Мы помолчали, думая каждый о своем.

– Света ушла. Денег не стало, а детей надо было кормить. За ней еще со школы Витька Навортов увивался. Может, помнишь его? В общем, он сейчас в люди выбился, переехал в район для обеспеченных, ну и предложил ей полный пансион. Малые с ней, у них теперь куча игрушек, кружки, спорт… Вижу их раз в неделю. Вот такое у меня «в порядке», – все это Матвей проговорил нехотя и так тихо, как будто боялся сказанного.

На душе стало еще гаже от мысли, что все это я мог узнать и сам, если бы интересовался жизнью друга. Я мог бы оказаться рядом и поддержать. Для Матвея семья была всем.

– Я последний мудак, потому что ни разу не позвонил тебе и не спросил, как вы? Вроде молчишь, значит, без новостей. Все хорошо.

– Проехали. Я на Свету не в обиде. Что я сейчас им могу предложить, кроме приюта?.. Кстати, а ничего так хоромы. Ты молодец! – хмыкнул Матвей.

– Не начинай. Самому теперь тошно, – попросил я, рассматривая бетонный муравейник с капсулой как жилье моего лучшего друга. – Если не найду работу, то перееду к тебе, буду жить по соседству.

– Ром, ты меня знаешь, я не за жалостью тебя позвал, – стряхнул с себя хандру Матвей. – У меня к тебе предложение. Ты как с «Барлионой»?

– Никак. Пару раз начинал и забросил в итоге. С моей работой в капсуле не посидишь, да и не мое это. Так ты меня в игру агитировать собрался? Акция «Приведи друга и получи бонус»? – догадался я.

– Типа того, – не обиделся Матвей. – Послушай меня! Я в игре уже три года, неплохо для «бомжа» прокачался. Деньга появилась, связи. Но глаза у меня не на задницу натянуты. Сам вижу – офицеры клана забирают большую часть лута, а нам крохи достаются. Сейчас в «Барлионе» «бомжей» тьма. Кланы за нас не сильно держатся. Если чем недоволен – пошел на хрен. Другое дело коммерческий пассажир. Смотри, что я придумал. Деньги в «Барлионе» заработать сложно, но можно! Нужен, во-первых, свой клан! Пока у тебя есть деньги, ты можешь оформить коммерческую подписку, создать персонажа и организовать свое дело! Вспомни школу: я работаю руками, ты головой! Ты за столько лет только и научился, что управлять, Рома! Плюс, как коммерческому пассажиру, тебе кругом почет и бонусы!

Справочная информация
Типы аккаунтов

Социальный единый – аккаунт без абонентской платы для лиц, проживающих в социальных приютах и тюрьмах, с обязательным отчислением в 30 % от всей добычи в пользу государства. В игре у игроков этого типа имеется отличительный знак под именем в виде красного подчеркивания (скрыть невозможно).

Коммерческий начальный – аккаунт с ежемесячной абонентской платой в 11 кредитов без бонусов. Наиболее популярен у учащихся и студентов.

Коммерческий базовый – аккаунт с ежемесячной абонентской платой в 525 кредитов. Бонусы: +1 к росту Опыта, +2 к получаемой Репутации.

Коммерческий премиум – аккаунт с ежемесячной абонентской платой в 2100 кредитов. Бонусы: +3 к росту Опыта, +5 к получаемой Репутации. Выгодные условия и предложения от игрового Банка. Возможность стать членом Высших закрытых игровых клубов.

– Предлагаешь мне сразу просрать в «Барлионе» время и деньги, чтобы быстрее оказаться в приюте? И это вместо того, чтобы искать работу? И коммерческий аккаунт сменится на «бомжатский». Ну-ну! – Скептик во мне бушевал. – Если бы все было так просто, Матюх, то каждый второй был бы Маханом. Это сказки!

– А черт его знает! Может, и сказки. Но надо же верить во что-то. Вот и я верю, что из тебя выйдет зачетный глава клана. Найдем добытчиков. Замок купим. Я творчеством заниматься буду. Заработаем много бабла, и жизнь наладится… – Его прервал электронный сигнал, исходящий от устройства на запястье.

К нам тут же подскочил Имитатор:

– Матвей Лоров, лимит времени в реальности истекает через полчаса. Такси ожидает вас у входа, оплата будет списана с вашего счета.

Матвей закатал рукав и потряс металлическим браслетом. Такие украшения выдавали всем, находящимся на социальном договоре, для контроля местонахождения, учета времени, состояния здоровья и других важных примочек.

– Чертовски удобная штука, – подмигнул он. – В общем, если передумаешь – звони. Ну, и удачи в поисках работы.

Друг детства встал из-за стола, подумал и опрокинул в себя еще одну стопку.

– Все равно капсула прочистит, так хоть в дороге расслаблюсь, – пояснил он и махнул мне рукой на прощанье. – Веди, бездушнина!

– Вам повторить, или желаете перейти в зал важных персон? – Имитатор проводил Матвея и вернулся обратно. Машина прекрасно видела состояние моего счета и делала все, чтобы он уменьшился. Зал для важных персон подразумевал удвоенный ценник и живой обслуживающий персонал, в остальном ничем не отличался от общего.

– Спасибо, не нужно. Оплату спишите с моего счета.

– Счет уже оплачен вашим спутником. – Имитатор проводил меня до двери. – Желаете воспользоваться услугой «трезвый водитель»?

– У меня автопилот, – отказался я, влезая в дорогой автомобиль. Работа руководителем проектов приносила мне не только головную боль и недостаток времени, но и неплохой доход. Машина миновала готовящиеся к сносу кварталы. Алкоголь и разговор с Матвеем навеяли мысли о социальном неравенстве. Многоэтажки сносят, чтобы построить на их месте новые коттеджи. Такие, как мой. Большой, уютный и дорогой. Раньше я как-то не задумывался над тем, куда деваются люди, жившие здесь. Целый район с сотней двадцатиэтажных зданий. В каждом по тысяче квартир. В каждой квартире по семье. Неужели все они теперь в «Барлионе»? Наверное, сейчас не лучшее время думать об этом…

Утро следующего дня выдалось солнечным и приятным, в отличие от моего самочувствия. Давно я так не пил. Голова нещадно болела, а тело просилось обратно в положение «горизонт». И только противный электронный сигнал входящей корреспонденции не давал мне спокойно умереть. Звук шел из модуля управления «Умного Дома» и указывал на письмо от управляющей компании. Сделав пару нетвердых шагов, я признал, что без автомедика не обойдусь, и поплелся на кухню снимать похмельный синдром.

«Уважаемый Роман Владимирович, управляющая компания “Все для настоящего будущего” напоминает, что оплаченная вами годовая аренда коттеджа во втором секторе по адресу Вторая улица, дом 43 заканчивается через четыре месяца. Текущее состояние вашего финансового счета позволяет произвести оплату двухгодичной аренды с включенной предоплатой коммунальных платежей.

Учитывая отсутствие еженедельного пополнения вашего финансового счета, управляющая компания рада предложить удобные квартиры в пятом секторе по приемлемым для вас ценам. По представленной ниже ссылке вы можете ознакомиться со всеми вариантами. В стоимость годовой аренды входят: двухкомнатная квартира со стандартными удобствами, прямое подключение к «Барлионе», охраняемая парковка. Управляющая компания изучила уровень вашего социального и интеллектуального развития и подобрала наиболее комфортных для вас соседей.

Продлить аренду или создать заявку на смену жилья можно через главное меню в разделе “Личный кабинет”.

Рады быть полезными для своих клиентов и делать их будущее комфортным настоящим!»

Пошли вон со своей радостной заботливостью, я всего только неделю как безработный!

Пятый сектор – это многоэтажки на окраине города. Средоточие людского отчаяния, всякого рода болезней и рассадник преступности. В этот район даже полиция ленилась соваться. Зачем? Пусть отбросы сами себя сожрут. Меньше людей – меньше проблем. Оттуда одна дорога – в капсулу долговременного пребывания. Нет, я не готов так быстро отказаться от места под солнцем, причем в прямом смысле. Повинуясь сиюминутной злости, я сложил трехпалую неприличную комбинацию и, демонстрируя ее ни в чем не повинному модулю управления, продлил аренду моего комфортного и дорогого жилья еще на год.

Весь день я провел в постоянных проверках электронной почты, отправках резюме в наиболее известные компании и звонках по рабочим контактам в телефоне. Безрезультатно. Из двадцати компаний ответили только семь. Все отказали. Руководителей проектов заменили Имитаторами нового поколения. Просмотр сайтов с вакансиями вызвал глубокую печаль. На каждое предложение работодателя было огромное количество откликов, будь то официант в заведения для важных персон или специалист по микроэлектронике. Работники умственного труда никому не были нужны. Чтение форумов, звонки знакомым и обед с одним влиятельным человеком тоже не дали повода для радости.

К концу дня я был готов всерьез обдумать предложение Матвея. Люди на форумах соглашались в одном – «Барлиона» сейчас являлась едва ли не единственным местом, где можно хоть что-то заработать. За неимением лучшего я решил покопать в эту сторону, фильтруя рекламу. На жесткий анализ доступной информации у меня ушло два часа. Выводы указывали, что предложение Матвея не выход. Игра создавалась, чтобы люди тратили в ней деньги, а не зарабатывали. То, что «бомжи» называли заработком, было копейками по сравнению с моим привычным доходом. Мало того, даже эти деньги люди копили, отказывая себе во всем, и тряслись над тем, чтобы никто не отобрал. За комфорт и безопасность личного имущества нужно было платить. Любой чих стоил денег, начиная от пользования Банком, заканчивая Свитками полетов и расширенным инвентарем. Все это убедило меня, что «Барлиона» призвана лишать игроков денег, времени и разума, но никак не дарить безбедную старость.

Мигнуло оповещение о входящем письме. Почту я открыл на автопилоте. От усталости и напряжения голова совсем не работала.

«Доброго времени суток, Роман Владимирович. Мы ознакомились с вашим резюме и хотели бы пригласить на собеседование в нашу компанию на позицию руководителя проектов. Собеседование состоится…»

– Да! – радостно закричал я, не вчитываясь в детали. Организм искал любую возможность, чтобы восполнить дефицит гормона счастья. В этот момент я впервые пожалел, что не завел ни с кем близких отношений. Хотелось поделиться маленькой, ни к чему не обязывающей радостью.

Компания, пригласившая меня на собеседование, не была гигантом на каком-нибудь рынке, да и вообще в интернете упоминалась всего пару раз. Никаких сплетен, прорывов и участий в тендерных конкурсах. Странное дело, но все, что я смог узнать о моем потенциальном работодателе, находилось на их официальном сайте. Поставщик сетевого оборудования, имел свой консультативный и пуско-наладочный отделы. Это была моя тема. За годы управления проектами я изучил всю эту кухню так подробно, что мог выступать и управленцем, и архитектором, и проектировщиком. Дали бы возможность себя показать.

Ответ я написал быстро и лаконично.

«Предложение интересно, о компании наслышан, обязательно буду». Уведомление о прочтении прилетело почти сразу, а через несколько секунд в мессенджер моего почтового клиента постучался новый контакт:

«Контакт hrs@rightdecision.com просит добавить его в ваш контактный лист…»

Что за фигня? Там что, реальный сотрудник сидит? Системные часы показывали первый час ночи. Я нажал кнопку «Принять сообщение».

Служба подбора персонала:

– Доброй ночи, Роман Владимирович. Прошу прощения за беспокойство в столь поздний час. Я увидела ваше письмо и решила написать.

Балабанов Роман:

– Доброй ночи! Ничего, я все равно не сплю.

Служба подбора персонала:

– Мы назначили с вами собеседование на завтра на середину дня, но, к сожалению, руководитель отдела улетает в десять утра. Вы можете дождаться его возвращения или пройти собеседование завтра в 8:00.

Балабанов Роман:

– Давайте в 8:00. Спасибо, что предупредили.

Служба подбора персонала:

—;) Рада помочь. Ждем вас завтра к 7:50. Пропуск я закажу.

 

С ума сойти! Смайлик от живого сотрудника по подбору персонала! И живое собеседование! Это шутка? В наше время рабочие встречи давно стали виртуальными. Последнее живое совещание у меня было лет так десять назад. Иначе как пустой тратой драгоценного времени я назвать его не мог. Может, это такая проверка? Ценю ли я свое и их время?

Балабанов Роман:

– То есть мне нужно к вам приехать? Почему не воспользоваться конференцсвязью, тем более руководитель отдела улетает.

Служба подбора персонала:

– Не пугайтесь так, вам ничего не угрожает J. Живое общение на работе – обязательное корпоративное правило. Штат наших сотрудников состоит только из людей.

Балабанов Роман:

– Почему?

Служба подбора персонала:

– Этот вопрос не ко мне)) Приходите к нам, и все узнаете. До свидания!

Балабанов Роман:

– Доброй ночи!

Сказать, что я был заинтригован – это ничего не сказать. Как же, доброй ночи! Я гуглил ООО «Верное решение» с удвоенным усердием и ничего нового не находил. Старые ссылки по благотворительным делам и их сайт. Все! В интернете вообще не было никакой информации о компаниях, отказавшихся от услуг Имитаторов. Какая-то контора, полная противоречий. Как можно было заниматься обеспечением сетевого оборудования, связанного с Имитаторами, и не пользоваться ими?!

Контакт hrs@rightdecision.com все еще был онлайн. Тишина пустого дома угнетала, и мне захотелось продолжить беседу, тем более любопытство никуда не девалось.

Балабанов Роман:

– Можно вопрос?

Служба подбора персонала:

– Только если один, и он будет не о работе.))

Балабанов Роман:

– Почему вы мне написали сюда? Можно было завтра позвонить или письмом уведомить.

Служба подбора персонала:

– Увидела статус «прочтено» и подумала, что вам очень нужна работа.))

Балабанов Роман:

– То есть пожалели?

Служба подбора персонала:

– Это был второй вопрос.)) До завтра.

Вот и пообщались. Чашка ромашкового чая согрела изнутри не хуже несостоявшейся дружеской беседы, и я отправился спать.

Собеседование с руководителем офиса управления проектами прошло без проблем. Меня погоняли на предмет знаний в профессиональной области, уточнили детали из успешно завершенных проектов, стандартно попросили прокомментировать проблемные ситуации и сообщили, что в целом я отвечаю заявленным требованиям. Условия работы меня устраивали, как и предложенная заработная плата. Руководитель офиса отмахнулся от моих вопросов по проекту и сказал, что я все узнаю, если пройду главного «босса». Пожелав мне удачи, мужчина отбыл на выставку новых прототипов Имитаторов на другой материк. Чтоб я так жил.

– Здравствуйте. Заполните, пожалуйста, эти формы, и я провожу вас в приемную к Дмитрию Николаевичу, – в конференц-зал вошла сотрудница.

Я молча взял протянутые бумаги из рук вчерашней школьницы, иначе и не скажешь. Девчушка села напротив, стараясь выглядеть важно, но наспех собранные волосы и испачканные чернилами руки портили образ деловой леди.

Еще один анахронизм в копилку странностей компании. Бумажные формы и шариковая ручка. Давно я не держал реальные документы в руках, даже забыл, насколько приятное ощущение может дарить качественная бумага.

– Меня зовут Ирина. Я ваш персональный менеджер из службы по подбору персонала. Если будут вопросы, задавайте.

– Здравствуйте, Ирина. Это с вами я сегодня общался?

– Сегодня? – Девчушка нахмурилась и потерла грязными пальцами лоб, оставляя на нем чернила. – Нет, вчера … Ой, ну да. То есть сегодня…

Так вот кому я был обязан удачно перенесенным собеседованием. Юному домашнему созданию, только поступившему на работу. Это многое объясняло, особенно смайлики. В таком возрасте чувство сопереживания еще не атрофировалось, а желание показать себя било через край. Ничего, со временем это у всех проходит. Как хорошо, что общение у нас не задалось, иначе сейчас я бы чувствовал неловкость.

– Ирина, спасибо за организованное собеседование. Вы очень ответственный сотрудник. – Я дружелюбно улыбнулся девочке, желая поблагодарить за заботу. – Ваша старательность прямо-таки написана на лбу.

Я демонстративно потер свой лоб, не зная, как намекнуть на грязь и не обидеть. Ирина сначала нахмурилась и зеркально повторила мой жест, потом понимающе ойкнула.

– Я опять испачкалась, да? Никак не могу привыкнуть, что эта штука маркая. Со стилусом таких проблем нет. – Я еще раз вежливо улыбнулся и погрузился в заполнение стандартных анкет для кадровой службы, пока Ирина приводила себя в порядок салфетками.

Спустя двадцать минут милая, но очень юная сотрудница кадровой службы отвела меня в приемную и сдала на руки настоящей офисной акуле. Это сквозило во всем: от уложенной макушки до кончиков шпилек. Секретарша высочайшего уровня перекладывала документы с таким достоинством и сосредоточенностью, что даже конец света мерк перед важностью этой работы. Все, чего я удостоился, это короткий взгляд безупречно подведенных строгих глаз, указавший мне на стул для посетителей. И ни единого слова. Да что там! Слова бы испортили всю магию этого немого, но выразительного кино.

Было забавно смотреть на живого секретаря. Усилиями жен руководителей они оказались заменены Имитаторами одними из первых, дабы не доставлять головной боли честным женщинам. Может быть, осознавая собственную уникальность, я бы себя тоже так вел.

На столе зазвенел внутренний телефон.

– Да, Дмитрий Николаевич… Хорошо. – У секретарши оказался на редкость приятный голос. Она положила трубку и, посмотрев на меня холодным взглядом, кивнула на дверь кабинета. – Можете пройти.

В комнате царил полумрак, разбавленный включенным проектором. На небольшом экране я увидел первый слайд своего резюме. Бражников Дмитрий Николаевич сидел за столом и неторопливо вчитывался в текст. Он оказался интересной личностью: дорогой костюм, галстук, маникюр, цепкий взгляд и никакой пластической хирургии, чтобы скрыть возраст. На сайте компании я прочел, что владельцу компании «Верное решение» более девяноста лет, и для этого возраста он выглядел просто отлично. В комментариях упоминали, что он принципиально не пользуется медицинской капсулой, имея в штате обычного врача, такого же древнего, как и он сам. Глядя на морщинистое лицо, в это легко было поверить. Старческие пигментные пятна не придавали Бражникову привлекательности, но никоим образом не сказывались на работоспособности. Мозг оставался все таким же живым и пытливым.

– Присаживайтесь. – Слова давались Дмитрию Николаевичу с трудом. Сиплый и прокуренный голос больше подходил капитану дальнего плавания, чем бизнесмену. На экране менялись слайды. Фото, характеристики с прежних мест работы, личная информация. Последний слайд был мне незнаком и содержал информацию от службы безопасности. Там не могло быть ничего такого, чего бы я стыдился. Карьера в престижной компании обязывала заботиться о деловой и личной репутации. Досмотрев презентацию до конца, владелец спросил:

– Роман, какие у вас отношения с Богом?

Только сейчас я заметил Библию на столе руководителя и большое распятие на стене. Обе вещи выглядели очень дорого, а в книге торчали закладки из кусочков бумаги, оторванных вручную.

Не знаю, что у меня отразилось на лице, но в башке всплыли давно забытые матерные конструкции. Твою мать! Предупреждать заранее надо о подобной корпоративной политике. Нет, атеистом я не был. Но с Богом предпочитал отношений не иметь. Вообще. Никаких. Меня можно было назвать агностиком – верил, что что-то где-то есть, но в нашу жизнь оно не лезло и молитв не просило. В части веры мне этого было достаточно. Но что сказать, когда на кону единственный источник дохода? Я отчаянно искал правильный ответ.

– Я крещен. Так решили мои родители, но в церковь не хожу…

– Вы не поняли. Я не спрашивал вас об отношении к институту веры. Я спросил о вашем отношении к Богу.

– Это очень личный вопрос. Дмитрий Николаевич, мне нужна работа, и что вам ответить, чтобы ее получить, я не знаю.

Старик рассмеялся.

– Роман, здесь нет правильных ответов. Мне интересно знать, кто хочет у меня работать.

– Думаю, мне правильнее назваться агностиком.

– Спасибо за честность. Сейчас вера уходит из жизни людей. Прискорбно, но обоснованно. Управлять народом можно и через «Барлиону». Верно? Хе-хе-хе.

Я не знал, что ответить и пожал плечами. Мне хотелось, чтобы это поскорее закончилось какой-нибудь определенностью. Хреновая практика – философствовать на тему методов управления народом при приеме на работу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru