Вторжение. Книга 1. Второй шанс

Василий Маханенко
Вторжение. Книга 1. Второй шанс

– А скажите, Роман, чем хороша вера? Почему люди верят в Бога?

– Так легче пережить трудности. У кого-то не хватает собственных сил, и тогда вера поддерживает, учит смирению. Как элемент психотерапии.

– Хорошо. Мне нравится ваш ответ. Вы, наверное, заметили некоторые особенности в компании. Я поясню. Это связано с моей верой, а это, как вы правильно выразились, очень личное. Считайте все, что не укладывается для вас в привычные рамки, блажью набожного старика. Какая разница, в конце концов, если я даю вам возможность оплачивать коттедж во втором секторе и при этом не требую разделять мои чувства. Верно?

Старик снова рассмеялся. Парой нетривиальных вопросов он проверил мою выдержку в стрессовой ситуации и обозначил границы дозволенного. Чем бы ни были обоснованы его методы организации бизнеса, он признавал право работников на свободное вероисповедание, но и от них требовал того же. В таком деле нелишне напомнить, кто кому платит и за что.

– Теперь перейдем к основному. Расскажите о себе. – Я выдохнул, услышав привычную фразу.

Учитывая тот факт, что недавно на экране мелькнула вся моя биография, просьба была с подвохом. Классическая проверка на внимательность. Нужно было, не пересекаясь с уже представленной информацией, дополнить резюме. Все бы ничего, но факты требовалось отбирать тщательно – иначе получится, что служба безопасности плохо сработала. Знание подобных тонкостей позволяло не портить с порога отношения с безопасниками. На такой случай у меня была домашняя заготовка.

– Балабанов Роман, тридцать пять лет. Разведен. Стаж работы руководителем проектов более тринадцати лет. Успешно завершил три крупных и двадцать пять мелких проектов. Предпочитаю пользоваться диаграммами «Ганта» и выполнять проекты по методологии PMI. Считаю другие методологии избыточными или недостаточными. В качестве инструментария для диаграмм «Ганта» использую…

– Достаточно, – прервал меня Дмитрий Николаевич, нервно дернув пальцами. Кому-кому, но владельцу компании выслушивать бредни потенциального руководителя среднего звена совершенно неинтересно. На этом мой расчет и строился. – Вам рассказали о проекте?

– Нет. Но я готов взяться за любое законное дело. Опыт позволяет мне руководить проектами построения сетевой инфраструктуры любого масштаба. Поэтому я здесь.

Бражников некоторое время молчал, сосредоточившись на вновь запустившейся презентации. Потерев красные глаза, Дмитрий Николаевич трясущейся рукой нажал кнопку на столе и произнес:

– Вы приняты, но есть условия. Идите, вам объяснят.

В кабинет вошла секретарь и встала у дверей, оставив их открытыми. Я простился с Бражниковым и вышел. Женщина проследовала за мной, села за свой стол и деловито протянула папку с документами:

– Роман Владимирович, это решение кадровой службы по вашей кандидатуре. Директор его уже завизировал.

В папке были знакомые мне слайды, распечатанные на офисной бумаге. Добравшись до страницы «Выводы», я изумленно произнес:

– Избегает прочных социальных связей нерабочего характера? Серьезно?

Заключение местных психологов в категоричной форме говорило, что у меня проблемы в коммуникации с другими людьми вне работы. Когда я мог общаться и заводить эти «прочные» связи, если с восьми утра до десяти вечера был на работе?!

Я уставился на секретаря, требуя пояснения, как это связано с их компанией. Женщина забрала у меня папку и пролистала ее.

– Заключение делали на основе анализа последних четырех лет вашей жизни, – начала секретарь. – У вас нет семьи, друзей, увлечений. Вы даже в «Барлионе» представлены персонажем десятого уровня. Вся ваша жизнь – это работа. Вы в группе риска.

– Какой? – очумело спросил я, все еще не врубаясь, что мне хотели донести. В голове не укладывался весь сюрреализм ситуации. Секретарь захлопнула папку.

– Компания не заинтересована в сотрудниках, у которых есть риск развития депрессий или неврозов от одиночества. Если вы заметили, мы уделяем много внимания общению, особенно живому. У нас даже электронный документооборот сведен к минимуму. Роман, вас кто-нибудь заставлял работать по тринадцать часов?

– Нет, но работы должны сдаваться в срок… – Похоже, мы жили с этой женщиной в разных реальностях. В моей любой босс был счастлив, если человек жил на работе и ради работы.

– Угу. Вы хороший руководитель проектов, но рассчитать свое рабочее время не в силах. Так? Или боялись уйти со службы раньше начальства? – Секретарша насмешливо подняла бровь. Умеет же играть фактами с-с-секретарь! – Надо девочкам сказать, чтобы записали вас на курсы по управлению временем. Не волнуйтесь, сейчас у многих эта проблема. Директор считает, что нужно напомнить сотрудникам о важности личного времени, общения и других радостей.

– То есть, чтобы попасть к вам, я должен жениться? Или сексуальных отношений с постоянным партнером будет достаточно? – разозлившись, что посторонние люди учат меня жизни, я не удержался от сарказма.

– Если секс вам предоставят на договорной основе, то не считается, – без всякого смущения ответила секретарь. – Роман, вам нужна работа?

Я угрюмо кивнул. Женщина почти по-человечески мне улыбнулась.

– Тогда давайте без этих попыток меня задеть. Сейчас идет набор команды. Проект стартует через десять месяцев. Ваши профессиональные качества впечатляют. Личностные же вызывают опасения. Второе для нашей компании в приоритете, но первое позволяет дать вам шанс. Посетите наши тренинги. Они, конечно, не совсем то, что вам нужно, но надо же с чего-то начинать.

– И как вы поймете, что я больше не вызываю опасений у этих ваших психологов и кадровиков? – спросил я.

– Это для них не проблема. Пока будете посещать курсы, они присмотрятся и предложат индивидуальный подход к решению проблемы.

– Например? – Я уже не знал, чего ждать от этих людей.

– Да что угодно! Вы и сами можете придумать. Встречайтесь с друзьями, интересуйтесь их жизнью. Чаще обедайте с родителями. Если у вас появятся стабильные отношения, то это будет только в плюс. Или же вступите в клан в «Барлионе». Будете общаться там. Главное, чтобы это было просто так, а не для достижения какой-то рабочей цели. Понимаете?

– Понимаю, – ответил я без энтузиазма. Было неприятно, что люди взвесили меня и теперь выдают свои рецепты нормальности.

– Нам важно оценить ваше умение общаться с людьми вне работы. На это время Дмитрий Николаевич готов вас официально трудоустроить в качестве стажера с оплатой в двадцать пять процентов от полного оклада руководителя проектов. Если согласны, подпишите последний лист. Ручка на стойке.

В нашем государстве биометрия давно заменила личные документы и рукописная подпись потеряла свое значение. Сетчатка глаз и отпечатки пальцев всегда были с собой и, прикладывая их к сканеру, мы не боялись подделок.

Устав от странностей и лишних вопросов, я просто написал свою фамилию. Не было у меня особой закорючки для таких случаев, потому что случаев таких не было. Разберусь со всем по ходу дела, раз иного выхода нет. Мне нужна любая работа, потому что я хочу свой дом, реальный кусок мяса и настоящее солнце.

– Добро пожаловать в компанию, Роман. Занятие на курсе начнется через час. Ирина вас проводит. – Секретарша аккуратно сложила подписанные мной бумаги и убрала их.

– Хорошо… эмм, – я замялся, осознав, что до сих пор не знаю имени секретаря. – Как я могу к вам обращаться?

– Виктория.

– Виктория, мне так ничего и не сказали о проекте, – напомнил я о главной цели своего визита.

– Вся информация после завершения стажировки. Ирина, проводите Романа на курсы.

Курсами оказался стандартный тренинг по общению, коих я видал в своей жизни великое множество. Не то что видел, раньше я их стабильно проводил сам. Битых полчаса мне и еще семи несчастным пытались донести прописные истины о важности общения и живого контакта с сотрудниками. Только делалось это неверными методами и не тем человеком. Маленькая Ира, стоя у доски, прилежно рисовала графики адаптации, приводила умные цитаты, даже зачитывала краткий курс истории Имитаторов и ни черта в этом не разбиралась сама. Было видно, что методичку она освоила хорошо, но никогда не была на подобных мероприятиях. В итоге получался отличный мастер-класс по тому, как не нужно проводить тренинги. Имея и опыт, и необходимые знания, я из сострадания к девчонке мягко перехватил инициативу и организовал бизнес-кейс «Броуновское движение». Один из лучших способов познакомить людей между собой, разрядить атмосферу и показать необходимость невербального общения. Забавно было смотреть, как привыкшие к исключительно цифровому диалогу люди краснели и тушевались, пытаясь выдумать новый способ приветствия другого человека. Вначале тактильно и молча, затем тактильно и словесно и под конец просто словесно. Привыкнув за два раза касаться другого человека, людям было тяжело перестроиться и поприветствовать его только словами. Следом я запустил стандартный кейс «Найди пять положительных черт соседа», заставляя людей вступать в диалоги, общаться и делать выводы о человеке на основе общения. Ирина совершенно забыла о своей роли и активно включилась в игру. В конце тренинга атмосфера в нашей компании была если не дружеской, то точно теплой. Наконец настал тот момент, о котором я мечтал с самого начала занятий – нас отпустили домой. У выхода из зала меня перехватила суровая женщина, оказавшаяся начальницей Ирины и по совместительству главой кадровой службы.

– Роман, на минуту.

Я зашел обратно. Ира в наушниках приводила в порядок аудиторию, потряхивая растрепанной головой в такт музыке. Увидев в дверях начальницу, девчонка быстро убрала все лишнее и попыталась придать себе серьезный вид. Вышло смешно. Как в школе, честное слово.

– Роман, эти курсы вам не подходят, – с ходу заявила кадровик. – Когда посещали аналогичные?

– Посещал… еще на заре юности мятежной, а потом часто проводил сам.

 

– Это видно. Вы мне очень помогли, – встрял на свою голову «цветочек».

– Помогли, – передразнила начальница Ирину. – Сделали за тебя работу! Мне теперь ему твою зарплату выдать? Стыдно.

Распекали ее по-доброму, но на глазах девушки заблестели слезы. Начальница, как и я, сделала вид, что ничего не видит. Поощрять сопли и слюни на работе – это верх непрофессионализма. В этом мы были солидарны.

– Курсы для вас бесполезны, – кадровик вернулась к теме нашего разговора. – Вы в них как рыба в воде. Необходимо выбить вас из зоны комфорта, и у нас есть несколько решений. Ознакомьтесь, пожалуйста.

Перед глазами замерцала проекция экрана. Наконец хоть какая-то автоматизация, говорящая о том, что я пришел в ИТ-компанию.

– Посещение с сотрудниками выставки современного искусства… Соревнование по рыбной ловле… Свидания вслепую… Прокачка персонажа в «Барлионе»… Так, давайте возвращать все взад! Я согласен на курсы! – А я-то решил, что с идиотизмом на сегодня закончили.

– Роман! Следите за мыслью – выбить вас из зоны комфорта! – Дама была непреклонна.

– У меня встречное предложение. Мы же с вами деловые люди? – Просто так сдаваться я не собирался. – Вам все равно нужно проводить курсы адаптации для оставшихся. Я могу помочь Ирине, обучить ее. За это мы оставляем… прокачку в «Барлионе» и забываем о моей личной жизни.

Начальница не воодушевилась предложением, вперившись в меня тяжелым взглядом. Я не уступал. Помощь пришла внезапно и с той стороны, откуда не ждали. От Ирины.

– Ну, ба, соглашайся. Роман Владимирович мне поможет с курсами, а я ему с прокачкой. И со своими ребятами познакомлю.

Суровость начальницы как ветром сдуло. Она повернулась к внученьке:

– Ира, здесь нет «ба»! Сколько можно повторять? Здесь я Мария Семеновна! – Вздохнув, «бабуля» повернулась ко мне. – Ладно, «Барлиона». Для вашей цели подходит. У вас не очень запущенный случай, я смотрю. С такой хваткой, Роман Владимирович, вам надо строить карьеру через дружеские связи.

– Так и сделаю, – хмыкнул я в ответ и выразительно посмотрел сначала на нее, а потом на Ирину. – Что там с «Барлионой»?

– У нас есть перечень показателей и для такой адаптации. За полгода должны справиться.

Проекция показала список задач из десяти позиций.

– Помимо этого, полгода вы ведете курсы, занимаетесь обучением Ирины, и я согласую вашу социализацию, – огласила приговор кадровик.

– Только играть буду дома, – предупредил я.

– Да хоть в преисподней… Прости, Господи. – Эта женщина мне нравилась все больше и больше. – Но в компании проводите каждый день по два часа. Следить буду лично! Теперь ступайте, жду вас завтра.

Домой я ехал через ближайший офис «Барлионы». Новая капсула со стандартным набором примочек была мне нужна как воздух. Из устройств подключения к игре дома пылились лишь древний шлем да перчатки, от которых все давно отказались.

По частоте расположения своих точек «Барлиона» могла бы поспорить с KFC или Маками. Каждый офис имел свой уникальный фэнтезийный дизайн, стилизованный под реальный объект игры: средневековый замок, земляную гоблинскую нору, избушку ведьмы. Человек, придумавший это, был гением, тут тебе и реклама, и погружение в мир, и мимо офиса не промахнешься.

Мне попался сельский трактир. Все было настолько реальным, что я даже слышал скрип потертых ступеней под ногами, а аромат еды дразнил пустой желудок. Внутри отделка и декор тоже соответствовали средневековому интерьеру. За дубовой стойкой, как полагалось, хозяйничал Имитатор-трактирщик. Несколько «посетителей» – залихватского вида пираты или разбойники – пили пиво, играли в кости и подшучивали над подавальщицей. Самыми активными и шумными были Имитаторы, остальная массовка создавалась голограммами. Среди работников людей в офисе не было совсем.

– День добрый, сударь. Чего желаете? Я вижу, вы у нас впервые. – На стойку легло электронное меню.

_____________________________

Новый клиент – любимый клиент!

Чтобы стать нашим клиентом, выберите тип капсулы:

• Общая капсула длительного погружения (ОДП). Предоставляются бесплатно. Имеет стандартную комплектацию: медицинский блок, санитарный блок, защита от пролежней и массажер, датчики импульсов удовольствия/боли, зонд для питания.

• Профессиональная капсула длительного погружения (ПДП). Приобретается за отдельную плату. В дополнение к стандартной комплектации имеет расширения: блок полных тактильных ощущений, центр обоняния, фитнес-модуль, позволяющий улучшать реальные показатели физического тела (ловкость, силу, выносливость) в ходе игры.

• Профессиональная капсула кратковременного погружения (ПКП). Приобретается за отдельную плату. Имеет те же расширения, что и профессиональная капсула, но в комплектацию не входят медицинский и санитарные блоки, защита от пролежней, зонд для питания. Существует ограничение по непрерывному подключению к игре – не более трех часов. Интервал между подключениями составляет один час.

Ознакомьтесь с условиями договора и пользовательского соглашения.

_____________________________

Появился многостраничный текст, который я по роду своей деятельности привык читать полностью и вдумчиво, хотя схалтурить не получилось бы в любом случае. Система отслеживала положение глаз, листая текст по мере чтения. Нельзя было просто докрутить договор и соглашение до конца и приложить палец к сканеру, подтверждая, что со всем согласен и предупрежден. Собственно, нового я ничего не узнал – привычное перекладывание всей ответственности с администрации на игроков. Я сам такие же документы готовил и знал все их нюансы. Здесь не к чему придраться – если я умру или обнищаю, то виноват в этом буду сам.

Система удостоверилась, что я пробежался глазами по тексту, и выдала новое окно:

_____________________________

Приложите любой палец к экрану сканера.

Поздравляем! Вы наш новый, а значит, любимый клиент!

Выберите тип капсулы и пройдите тест для определения порога ваших тактильных ощущений

ОДП | ПДП | ПКП

ТЕСТ

_____________________________

Капсулу я выбирал с сомнениями. С одной стороны, общая была бесплатной – значит, сэкономлю, но, черт, неприятно ощущать в себе катетеры для питания, мочеприемник и прочее. С другой стороны, масса моего тела, дошедшая до трехзначной цифры, давно намекала на занятия спортом. Домашний автомедик постоянно жаловался, что у меня проблемы с давлением, сахаром, холестерином, предлагал диету и план тренировок, но я отказывался. То цейтнот на работе, то настроения нет, то выход нового эпизода «Звездных войн», то не понедельник на календаре. В итоге выбирать пришлось только между профессиональными кратковременной и длительной капсулами. В пользу длительной аргументы были весомее: так я быстрее справлюсь с заданиями по социализации, встроенный медблок проследит, чтобы я правильно худел и, что немаловажно, через полгода будет возможность задарить капсулу Матвею. Сделаю человеку приятное, тем более я до сих пор чувствовал себя виноватым перед ним. Ради таких целей можно и раскошелиться.

Как только я подписал договор, бригада наладчиков отправилась ко мне домой устанавливать капсулу, не дожидаясь окончания тестирования. Капсулы передавали пользователю весь набор тактильных ощущений, что максимально приближало игровой процесс к реальности, но порог чувствительности был у каждого свой. Чтобы пользователь случайно не сошел с ума от удовольствия или боли, перед настройкой проводили контрольные замеры. Мои показатели остановились примерно на 30 % болевого порога, и на 80 % порога удовольствия. С большими значениями параметров сознание начинало путаться или совсем отключалось. В этом плане я был среднестатистическим человеком – затрахать меня до смерти было сложнее, чем забить.

– Желаете открыть внутриигровой банковский счет? Если вы сделаете это в день заключения договора, мы предоставим скидку, – Имитатор начал «втюхивать» мне дополнительные услуги, как и полагалось хорошему работнику.

Про Банк и внутриигровые счета я начитался еще вчера вечером и знал, что это такой же «доп», как и капсула погружения. При перерождении персонажа половина нала, что была при себе в момент смерти, оставалась на месте гибели в качестве трофея. Начинающим игрокам терять, конечно, нечего, но с ростом уровней росли и доходы, и мысль об их потере начинала мучить всех прокачивающихся. Банк предлагал автоматический перевод денег на игровой счет, минуя карманы. Нет наличности – нет ее потери. Отказывались только «бомжи». Для них потерять половину наличных было не страшнее комиссии за открытие и ведение виртуального счета.

– И что за условия предлагаете?

– Пятьдесят три кредита за открытие счета. Ежегодная абонентская плата за обслуживание сто пятьдесят восемь кредитов. Комиссия за операции со счетом составляет два процента от суммы операции.

– Надеюсь, это без учета скидки? – Я отлично понимал «бомжей».

– Скидка распространяется только на открытие счета. Без нее стоимость составляет семьдесят кредитов. Так же можно объединить реальный и игровой счета.

– Нет, игровой счет пусть будет отдельно.

– У нас сейчас проходит акция. Если вы пополните счет суммой от одной тысячи до десяти тысяч кредитов, получите дополнительные двадцать процентов от «Барлионы». Есть небольшое ограничение – вы не сможете вывести эти деньги обратно в течение трех месяцев.

Кто бы сомневался! Последние бесплатные подарки я получал в детстве от Деда Мороза. Да и то покупал мне их папа. Состояние моего счета не было секретом для Имитаторов, и они старались по максимуму развести на перевод реальных денег в игровые строго в соответствии с задачами своего существования. Потому что, чем меньше денег у клиента в реальности, тем меньше желания в эту самую реальность возвращаться.

– Переведите пятнадцать тысяч кредитов на мой игровой счет. – Как ни крути, но предложение было заманчивым.

– Желаете открыть доступ к почтовому ящику? – Имитатор продолжил перечислять возможные услуги.

– Спасибо, на этом все, – закончил я разговор. Все остальное, как умный человек, я решил приобрести после чтения форумов, гайдов и общения с персональным экспертом Матюхой.

Когда я вернулся домой, меня «обрадовали», что установка и настройка капсулы затянется до позднего вечера. Я набрал Матвея.

– Здорово, друган! Можешь говорить?

– Привет, Ром. Для тебя всегда могу. Погоди пять сек, только «вынырну».

Кто может назвать современные технологии злом, это только не я. Дозвониться до человека можно было, даже если он находился в капсуле. Главное – знать нужный номер.

– Случилось чего?

– Нет, я за консультацией. Мне тут капсулу устанавливают. Посоветуй, как лучше стартовать. Я старого «перса» совсем закрыл.

– Все-таки решился?! – обрадовался друг. Мне не хотелось вдаваться в подробности по телефону, поэтому я промолчал в ответ. Матвей и не ждал ничего другого. – Круто! Вот это ты меня порадовал!

– Ага. Ты говорил, что уже все продумал. Давай встретимся. Расскажешь, кем мне играть и где начинать?

– Так, погоди! – Восторг Матвея был неподдельным. – Давай через два часа? Мне нужно закончить квест с таймером, мужики сейчас ждут, а потом все обсудим… Ромка, блин! Друг! Да мы таких дел наворотим!.. «Барлиону» порвем однозначно!

Собеседник отключился, я же набрал следующий номер. Нужно готовиться к занятию на курсах.

– Вадим, приветствую, это Роман Балабанов. Спасибо, все хорошо. О, уже знаешь? Почти нашел, поэтому и звоню. Сам как? Вот и отлично. Слушай, помнишь, лет сто назад мы курсы проводили по коммуникации? У тебя план обучения и подготовки преподавателей остался? Должны валяться на сервере в архиве. Да, вместе с курсами. Хочу попробовать себя в этой сфере. Да знаю я, что все устарело. Кинь на электронку, будь добр. Спасибо! Буду должен.

До встречи с Матвеем у меня как раз оставалось время зажарить огромный стейк из мраморной говядины. Пока есть деньги, красиво и вкусно поесть мне не запретишь!

Встретиться мы договорились в парковой зоне сразу за городом. В любое другое место Матвею было бы тяжело добраться. Социальные приюты строились в полутора часах езды до окраины города, и тому были весьма веские причины. Во-первых, свести к минимуму время пребывания социальных граждан среди Свободных. Чем меньше «бомж» видел нормальную сытую жизнь, тем меньше неправильных мыслей у него появлялось, а если и появлялись, то на их реализацию оставалось всего ничего – час, а то и меньше. Во-вторых, чтобы не портить бесконечными бетонными муравейниками зеленую красоту, в которую превратились города.

Парковые зоны разбивались сразу за городом специально для того, чтобы «бомжам» было где погулять. За ними находилась зона отчуждения, куда пускали только общественный транспорт. Государство милостиво оплачивало доставку обладателей железных браслетов от приютов до парковых зон и обратно. Добраться же до города можно было только на такси и за свой счет.

 

Я сидел на лавочке и держал на коленях сверток с еще теплой едой, рядом стояла упаковка нашего с Матвеем любимого пива. Хотя был уже вечер, но сумерки в это время года сгущались лишь к ночи, поэтому долговязую фигуру Матвея, бегущего трусцой, я увидел издали.

– Привет! Круто, что ты приехал. – Друг запыхался, но это не мешало ему радоваться небольшой физнагрузке и нашей встрече. Мы обнялись, и он плюхнулся рядом.

– О, второй день шикую! Нормальная еда. – Матвей взял предназначенный для него сверток и с наслаждением вгрызся в шаурму. – Кишечник на радостях опять революцию устроит.

– Чем вас там кормят? Знал бы, захватил бы что посущественнее, – посетовал я, открывая нам по баночке пенного. Я уже и забыл, как легко с Матвеем разговаривать о простых земных вещах. На работе все привыкли пользоваться канцелярским языком, даже если речь шла о новом блюде в меню бизнес-ланча.

– Баландой порошковой. Как пупсов. Удовольствия от этого мало… так, чисто трубы пробить, чтоб не слиплись. Давай рассказывай, а то времени в обрез! – Матвей успевал и жевать, и болтать в перерывах.

Я отхлебнул пива и выложил все, как на исповеди.

– Да-а-а, попал ты, – впечатлился друг. – А ты точно хочешь к ним на работу? По мне, так в «Барлионе» люди понормальнее будут, чем там.

– Матвей, они мне предлагают то, чего в «Барлионе» нет и никогда не будет – реальность. Извини, но жить я хочу здесь.

– Да понял я. Не оправдывайся. Через полгода совсем сольешься?

– Нет, мне нравится идея с кланом. Будем пробовать. Полгода на становление и развитие, затем нужна будет мощная рекламная компания. Потом передам управление тебе, а сам только на пару часов нырять буду.

– О как. А на хрена нам реклама? – опешил Матвей.

– Ты не обижайся, но клан из одних «бомжей» даже гений управления в топ не выведет. Нужны прокачанные игроки со шмотом и деньгами. Хорошо бы найти благотворителей или меценатов. «Фениксы» с «Легендами» тоже сначала себе имя сделали, и только потом к ним народ косяками потянулся. Теперь у них всегда есть из кого выбрать. Продуманная реклама – половина успеха. Так что, Матвей, создаем клан, выстраиваем связи, налаживаем сбор и переработку материалов, делаем квесты, заключаем договора с NPC, и все – мы победители по жизни. Осталось начать и кончить.

– Это ты уже план набросал? – уважительно произнес Матвей.

– Ага, только что, – честно признался я. – Мне еще капсулу ставят, я вообще не в теме. Собственно, потому и звонил. Давай, у нас, кажется, полчаса всего осталось.

– Точно, все никак привыкнуть не могу! – Матвей вернулся из грез о счастливом будущем к настоящему и зло посмотрел на браслет. – Снять бы этот чертов поводок! Так, слушай сюда. Только что появился новый материк…

Справочная информация
Материки «Барлионы»

Аструм – континент для игроков Северной Америки

Кальтуа – континент для игроков Африки

Кальрагон – континент для игроков Европы

Поднебесная – континент для игроков Азии

Ратрандия – континент для игроков Южной Америки и Австралии

Стивала – континент, представленный в последнем обновлении «Барлионы», без географической привязки игроков

За оставшиеся тридцать минут Матвей рассказал самое важное, не отвлекаясь на детали. Идея у него действительно была. Занимаясь Кузнечным и Инженерным делами, он заполучил редкое задание, связанное с материалами Стивалы. После первых заселений новых земель игроки начали добывать ресурсы и продавать их на аукционе. Цены на демоническую руду кусались, тем не менее она улетала за секунды, не хуже горячих пирожков. Матвей напрягся и тоже купил немного руды и других ингредиентов, и тут, едва ли не впервые за всю игру, ему улыбнулась удача. При создании очередного изделия система предложила уникальное ремесленное задание, но оно требовало немалых ресурсов и собственных средств. Ни тем ни другим друг похвастаться не мог, но будь у него надежный клан, все могло бы получиться. В этот момент он узнал, что я остался без работы, и у него появилась надежда.

Собственно, я должен был создать персонажа на новом материке. Прокачать себе Горное дело и Лесоруба, вкалывать сам и заставлять работать других, требуя 10 % в пользу клана. Построить замок на новом материке, где будут основные склады, и дождаться прихода Матвея. Последний совет друга касался обязательных трат для комфортной игры: счет в игровом Банке, почтовый ящик и Амулет связи с игровым номером, но об этом я и сам знал. Как-то так выглядел Гениальный План по заколачиванию Нереальных Деньжищ.

Оставшиеся детали я хотел обсудить по телефону, но Матвей категорично отказался. Капсулы и телефоны де прослушивались, а суперидеи воровались без зазрения совести. Мы расстались на доброй ноте и без высказывания вслух с моей стороны всего, что я думал о Плане. На первый взгляд он казался утопическим. Как и на второй. И третий. Но что я знал об игровой экономике? Ничего. Пока сам не копнешь тему, говорить о реалистичности или нереалистичности любого плана глупо. Чего критиковать, если альтернативу предложить не могу?

Добравшись до дома, я залил в себя первую из череды чашек кофе за эту ночь и принялся копать. Три часа я шерстил все доступное вплоть до рекламных описаний, гайдов и официальной справки, пока в голове все окончательно не смешалось. Самое грустное, что прочитанное мало чего стоило. Актуальная информация по новому континенту размещалась только на платных ресурсах. Игровые особенности, фишки, бонусы, советы по прохождению, видеоклипы, все стоило денег и порой немалых. Это оказалось связано с заявлением администрации «Барлионы», что теперь люди не будут влиять на механику игры. Последние крупные дела о взяточничестве вынудили Корпорацию пойти на крайние меры – полную замену команды разработки и поддержки Имитаторами. Без работы остались разработчики, сценаристы, дизайнеры, картографы, проектировщики и тестировщики. Теперь никто не мог «слить» информацию на сторону. Рынок отреагировал мгновенно – цены взлетели. По старому контенту слабо, зато на продаже нового можно было легко заработать приличные деньги.

Пользоваться услугами продавцов я не стал, предпочитая собственный опыт. Самое ценное, что я нашел на официальном сайте для старта игры – это информация о бонусе для коммерческих аккаунтов. Если игрок создавал нового персонажа и оставлял на усмотрение игры выбор расы, класса и места появления в мире, ему полагался бонус. Так как у меня не было никаких мыслей на этот счет, да и Матвею желал видеть только правильный материк, то я порадовался возможности случайной генерации и дополнительному бонусу за свою безынициативность. Лишь бы бонус был полезным.

Когда я закончил теоретическую подготовку к погружению в «Барлиону», часы показывали, что до работы осталось всего три часа плюс дорога. Ложиться спать было поздно, и я решил осмотреть капсулу.

Давным-давно я мечтал об огромном рояле посреди гостиной. Мечта, с поправками на время, почти исполнилась. Посреди – но не гостиной, огромный – но не рояль. Профессиональная капсула длительного погружения в виртуальную реальность игрового мира «Барлиона» своими габаритами была сопоставима с несбывшейся мечтой. Может, потом как-нибудь запишусь на курсы и буду залезать сюда, чтобы сыграть Вивальди или Шопена.

Потыкав кнопочки и внимательно изучив обновку, я застыл в нерешительности. Лезть или не лезть?

А, была не была! Суперсовременный гроб был продуман до мелочей. Мне не требовалось влезать в него, как в фильмах о вампирах. Капсула принимала почти вертикальное положение для загрузки и выгрузки пассажира.

Внутри, к моему удивлению, не оказалось никаких страшных зондов, трубок для отходов жизнедеятельности и прочих вещей. Вернее, они были, но появлялись и устанавливались в момент возвращения капсулы в горизонтальное положение, чтобы игрок не чувствовал страха или дискомфорта. Я даже не увидел, как закрывается крышка. Просто встал на выехавшую платформу спиной вперед, она вернулась на место, вкладывая меня в выемку в нижней части капсулы, и в этот момент на голову опустился обруч, перехватывающий управление мозгом на себя. Никакой тебе клаустрофобии или ощущения, что находишься в гробу и тебя заживо хоронят. Круто!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru